Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Часть третья
Дальше: Глава 30

Глава 29

Венеция, Италия
5:00
Джейк предположил, что должен чувствовать себя очень везучим, так как остался в живых после событий прошлой ночи. Однако вместо этого он был несчастен. Баттиста и Карло убежали с Франческой и детьми в заложниках. По данным полиции, после бегства из дворца на скоростной моторной лодке они покинули страну на частном самолете Баттисты.
Исчезли в неизвестном направлении.
Мертвые и раненые после бала-маскарада были доставлены в больницу. Последний из уцелевших гостей дал показания и поковылял домой, выдохшийся после долгой ночи. Полиция осталась внизу, ползая по месту преступления в танцевальном зале.
Старший инспектор был старым другом Марио. Он сопроводил гондольера и его немыслимую компанию американских друзей в маскарадных костюмах наверх, в офис Лучано, где они могли избежать давки репортеров и фотографов, припарковавшихся возле каждого из выходов. Они, как предполагалось, затаились там в ожидании прибытия элитного антитеррористического подразделения итальянской государственной полиции.
Маршалл и Лэйси сидели в дальней части стола Баттисты. Левая рука Маршалла была плотно перевязана от запястья до локтя и просунута в петлю повязки на плече, правая – забинтована от большого пальца до запястья. Наверное, после стычки с ублюдком Карло все могло быть намного хуже. По настоянию старшего инспектора Маршалл и Лэйси были выпущены из больницы после того, как врачи отделения неотложной помощи зашили его раны. Двадцать четыре стежка. Все это пройдет, но Маршалл не сможет работать на клавиатуре в ближайшее время. Лэйси сидела около него перед компьютером Баттисты и печатала под диктовку, орудуя только указательными пальцами.
Стеклянные глаза Маршалла сказали Джейку, что он под кайфом от обезболивающих. Криво усмехнувшись, друг Бронсона подтолкнул Лэйси.
– Бог дал тебе десять пальцев. Почему бы не пустить вход их все?
Девушка подняла руку вверх, вытянув только средний палец.
– Иногда нам нужен только один, чтобы убедительно изложить свою точку зрения. Заткнись и говори, что делать дальше.
Джейк расслабленно наблюдал за этим обменом любезностями. Маршалл поправится. А милая маленькая Лэйси? Судя по тому, что рассказал Тони, она была цементом, который скрепил команду, – свободно говорила по-итальянски, чем помогла наладить отношения с гондольерами, доставала костюмы и в конце концов спасла Маршалла, пинком выбив все дерьмо из Карло. Тони был прав: эта девочка не так проста. Так что Джейк не удивился, когда заметил, что Маршалл смотрит на нее совсем другими глазами. Они вдвоем взломали компьютерные базы института, ища подсказку, куда Баттиста мог увезти Франческу и детей.
Тони находился в смежной комнате и пытался разгадать смысл необычных надписей, покрывавших стены кабинета Лучано. Бронсон же сидел на маленькой кожаной кушетке в главном офисе рядом с совершенно обезумевшим Марио.
– Сэр, я не могу даже выразить свое горе от того, что произошло с вашей дочерью. Я отдал бы свою жизнь, чтобы ее спасти, – срывающимся голосом сказал Джейк.
Старый Феллини положил руку на его колено, глядя на него красными опухшими глазами.
– Синьор Бронсон, вы не виноваты. Вы – такая же жертва этого монстра, как и она. Если бы только я начал действовать раньше…
Джейк взял руки Марио в свои.
– Синьор Феллини, клянусь жизнью, я возвращу ее. И не постою за ценой.
Он сосредоточился и мысленно послал потрясенному старику волну спокойствия, надеясь хотя бы на время утешить его горе.
Нижняя губа Марио задрожала, но он сдержал слезы.
– Вы – прекрасный человек. Моя дочь рассказывала мне о вас, когда вернулась из поездки в Калифорнию. Ее глаза сияли от восторга и изумления, когда она о вас говорила. – Феллини еще крепче сжал руку Джейка. – Она пыталась сердиться на вас, но глубоко внутри себя не могла скрыть правду о своих чувствах. Но меня не проведешь. Вы ей понравились, это было видно. И если моя Франческа испытывала к вам такие чувства, тогда это все, что мне нужно знать о вас. На все воля Божья, и я буду молиться ему о наставлении и помощи. и я верю, что вы отыщете и ее, и детей и вернете их домой.
В дверь коротко позвонили, и в офис вошел старший инспектор, ведя за руку плачущего Ахмеда, завернутого в одеяло поверх мокрой пижамы.
– Ахмед! – бросился к ребенку Джейк.
Рыдая, мальчик кинулся в его объятия. Его маленькое тельце дрожало.
– Мне страшно, Джейк, – произнес он на дари.
– Когда мы его нашли, он прятался у лодочных мостков, лопотал что-то на языке дари и все ваше имя твердил, – пояснил инспектор. – Мы-то ни слова из того, что он говорит, понять не можем.
Бронсон кивнул и мягко сказал на дари:
– Мужайся. Мы справимся.
– Спросите его, как он убежал от них, – перебил его полицейский. – И что с другими? Маленькая девочка тоже прячется?
От града этих вопросов Ахмед стиснул Джейка еще сильнее – и это мальчик, который всего два дня назад страдал фобией прикосновений! Бронсон жестом указал инспектору, что нужно подождать.
Ахмед владел итальянским и английским языками так же хорошо, как и своим родным, но, видимо, решил вести разговор секретно, продолжая говорить на дари. Он указал на старшего инспектора.
– Мне он не нравится. За руку меня хватал!
– Понятно. Он больше так не будет. Я обещаю. – Джейк еще немного поприжимал ребенка. Тело мальчика было напряжено, и Бронсон прошептал: – Вам делали больно?
Ахмед покачал головой.
– Нет. Просто… холодно.
Джейк уставился на полицейского.
– Да принесите же парню одежду!
Старший инспектор оставался невозмутим.
– Терпение, мистер Бронсон. Они будут здесь с минуты на минуту.
Американец завернул Ахмеда в одеяло в два слоя, потирая его трясущиеся руки и дрожащую спину.
– Давай согревайся, приятель. Может, расскажешь, что случилось?
В кабинет вернулся Тони. Он стал внимательно слушать разговор на дари.
– Они увезли Сарафину в лодке с Франческой. Я сбежал, – рассказал Ахмед.
Появившийся в дверях полицейский в форме вручил Джейку охапку одежды и пару маленьких теннисных туфель.
– Это из комнаты мальчика, сэр.
Бронсон отдал ребенку сухую одежду, после чего снял с его плеч одеяло и загородил им его, как занавесом, чтобы он смог натянуть джинсы и толстовку.
– Если вы можете дать нам пару минут, я уверен, что смогу успокоить его и получить кое-какие ответы, – сказал Джейк по-английски старшему инспектору, а потом наклонился и помог Ахмеду надеть носки и обувь.
Инспектор, очевидно, понял, что их действительно стоит оставить ненадолго одних. Он кивнул, и они с другим полицейским покинули комнату.
После мягких уговоров Бронсона Ахмед подробно рассказал, как их протащили через задние залы палаццо к частной швартовке лодки Баттисты, как он выпрыгнул в канал, когда они попытались запихнуть его в лодку, и как задерживал дыхание под водой, пока они не уплыли. Позже мальчик скрывался в сарае, пока его не обнаружила полиция.
– Я не хотел, чтобы меня нашли. Но я так замерз… – Разговаривая, Ахмед крутил маленькую металлическую пепельницу на журнальном столике.
Джейк подозревал, что ему было что еще рассказать, но не хотел давить на него. За прошедшие полдня бедный ребенок прошел через ад. Бронсон сжал его плечи, но, почувствовав, что мышцы Ахмеда напряглись от его прикосновения, отпустил его. Мальчик все еще очень плохо переносил физический контакт.
– Ты очень смелый. Я тобой горжусь, – сказал Джейк.
Затем, посадив Ахмеда на диван рядом с Марио, он остановился вместе с Тони в дверях кабинета.
– Ну как тебе это все?
– Ты говорил на дари – ну и дела! – изумился его друг. – Как это так, парень?
– А вот так. Я и это теперь тоже умею.
– Иди-ка сюда и погляди на это, – указал Тони на небольшой кабинет позади себя.
Там друг Джейка показал ему фотографию в рамке. На ней были изображены отец и сын, выходцы с Ближнего Востока, на фоне небольшой горной деревушки.
– Определенно напоминает Афганистан. Думаешь, здесь есть связь? – спросил Тони.
Ахмед тоже пришел к ним в кабинет и потянул Бронсона за штанину.
– Это моя деревня.
Тони опустил фотографию ниже, чтобы ребенок мог лучше ее видеть.
– Твоя деревня?
Ахмед указал на мальчика, стоящего рядом с Баттистой на фотографии, и заговорил по-английски:
– Да. Его сын был моим лучшим другом. До несчастного случая.
Джейк уставился на ребенка. Мальчик, несомненно, говорил правду.
– Ахмед, как давно ты знаешь синьора Баттисту?
– Всю жизнь. Это наш вождь, наш шейх.
Бронсон даже подскочил от таких новостей. А потом он присел на широкий стул – так, чтобы его глаза оказались вровень с глазами мальчика.
– Ахмед, нам нужно поговорить.
И ребенок охотно стал рассказывать. Очень он это любил. Он говорил без умолку, рассказывая американцам о своей деревне, расположенной высоко в горах Афганистана, о своих друзьях, которые смеялись над ним, потому что он был не такой, как они. Смеялись все, кроме Рашида, сына Баттисты. Рашид защищал Ахмеда от других мальчиков, беря его под свое крыло почти так, будто это была его священная обязанность как наследника титула племенного вождя. Они стали неразлучными друзьями, пока Рашида не забрали. Друг и защитник Ахмеда улетел на вертолете в Кандагар и больше не вернулся. Позже Баттиста объявил, что его сын проведет остаток своих дней в специальной больнице.
На все воля Аллаха.
Ахмед немного помолчал и продолжил свой рассказ. Он указал на стену с надписями и сказал:
– Это – секретная пещера. Никому из детей нельзя было сюда входить. Это святое.
Теперь мальчик машинально щелкал большим и указательным пальцами правой руки, вертя в воздухе воображаемую вещь.
– Но Рашид знал выходы, – добавил он. – И он брал туда меня. Там меня уже не могли дразнить другие мальчики. Они слишком боялись, что их поймают. Но мы с Рашидом играли там все время, прятались от солдат.
Джейк и Тони взволнованно переглянулись.
– Солдаты? – переспросил Бронсон.
– Воины Аллаха. Их много. Они живут там. В тоннелях.
Из другого кабинета послышался крик Маршалла:
– Нашел!
Джейк, Тони и Ахмед поспешили к нему и окружили стол Баттисты.
– Маршалл хотел сказать, мы нашли, – заявила Лэйси.
– В любом случае, – Маршалл досадливо пожал плечами, – есть еще много зашифрованных файлов, в которые мы пока не залезли, но, отслеживая закупки института, мы нашли длинный список вещей, которые отправлялись в течение последних нескольких лет в распределитель в городе Мазар-и-Шариф в северо-восточном Афганистане. Оттуда их забирает грузовик. Мы пока не идентифицировали заключительное местоположение.
Джейк повернулся к Ахмеду.
– Можешь показать нам на карте, где находится твоя деревня?
Ребенок нахмурился.
– Восемь часов езды от Мазари-Шарифа грузовиком. Дорога – сплошные ямы.
Маршалл улыбнулся.
– Ну, тогда одной проблемой меньше. – Он попросил Лэйси прокрутить выведенный на экран список вниз. Там оказалось несколько страниц. – Речь идет о большом количестве вещей – компьютеры, строительные материалы, куча высококачественного лабораторного оборудования, кровати, еда, лекарства, не говоря уже об оружии. У них всего здесь достаточно, чтобы снабдить оборудованием обширную рентген-диагностическую лабораторию, хорошо укомплектованную медицинскую клинику и небольшую армию.
Джейк потер кулаками глаза. За каждым поворотом, казалось, была еще дюжина препятствий. Он покачал головой и посмотрел на Марио, угрюмо сгорбившегося на диване. Старик думал о Франческе с Сарафиной, напуганных и запертых в тысячах миль от дома. Сдаваться нельзя было ни в коем случае. Но что они могли сделать?
Бронсон посмотрел на каждого из своих друзей. Маршалл весь перебинтованный и в ранах, но все еще готовый двигаться вперед. Лэйси с ним рядом, старательная и компетентная в таких вещах, о которых Джейк и подумать не мог. И Тони, надежный и решительный. Каждый из них готов следовать за ним.
– Если вы думаете о том же, о чем и я, то нам нужна большая подмога. Пора обращаться в полицию, – сказал Маршалл, наблюдая за Бронсоном.
– Но кого именно мы можем позвать? – спросил Джейк, обращаясь к Тони.
Тот поскреб щетину на подбородке.
– Местное отделение полиции не занимается делами о похищениях, а итальянская федеральная полиция утопит нас в такой куче бумаг, что пройдут месяцы, прежде чем они начнут какую-либо спасательную операцию.
Бронсон понимающе взглянул на своего друга-полицейского.
– А что, если кого-нибудь нанять?
Тони задумался.
– Тогда нам нужна будет высококвалифицированная команда для штурма. Небольшая группа для быстрого удара и захвата. Не всякий там сброд. Это должны быть закаленные профи, самые жесткие бойцы. Мы должны начать и закончить прежде, чем кто-либо поймет, что происходит. Это означает, что нам нужны люди с интеллектом выше среднего, богатым воображением и наблюдательностью, а кроме того, нужно современное оборудование. Не говоря уже о едином плане действий, черт бы это все побрал.
Джейк положил руку на голову мальчика.
– Интеллект выше среднего у нас прямо здесь имеется. Ахмед, ты ведь можешь нам описать расположение пещер?
Ребенок кивнул:
– Легко.
– Тони, где нам взять такую команду, о которой ты говоришь? – вновь повернулся Бронсон к своему другу.
– Ерунда это, парни, – отрезал Маршалл. – Такая операция стоила бы целое состояние.
Но Джейк отмахнулся от его беспокойства, ожидая, что скажет Тони.
– Забудь о деньгах. Тони, ты бы мог собрать свою команду воедино?
Тони никогда много не рассказывал о своей прошлой службе в спецподразделениях, причем в основном высококлассных. После двенадцати лет службы в секретных частях он побывал в нескольких отрядах, подобных тем, что имел в виду его друг, и Бронсон знал, что он все еще был связан с тем миром.
– Ну, чтобы что-то такое провернуть, нужно только одно, – сказал Тони.
– Что? – спросил Джейк.
– Не что, а кто, – поправил его друг. – Один знакомый парень, скажем так. Он мог создать отряд и наладить оборудование, и в целом он – универсальный мастер погромов, если вы понимаете, о чем я. Но Маршалл прав, денег это будет стоить огромных – пять или шесть миллионов евро как минимум. Черт, а вообще обычно это стоит вдвое больше – нанять таких крутых парней. Где нам взять столько наличных?
– Да и будь у нас эти деньги, основная проблема никуда не делась, – добавил Маршалл, указав на один пункт на мониторе. – Видите вот это? Это – система безопасности последнего поколения «Зодар». Разработана консорциумом некоторых главных хакеров мира, и взломать ее практически невозможно. Я знаю одного из парней в команде, которая построила его, и поверьте, нет никакого способа проникнуть через нее с внешней стороны. Единственная возможность зайти в эту систему – это выйти из одного из внутренних терминалов.
Беглый взгляд на Ахмеда – и у Джейка родился план. План был сволочной, никто не спорит. Но было ли это вообще возможно? Если только с его новыми способностями…
– Предположим, я доберусь до одного из терминалов, – сказал Бронсон. – Вы объясните мне, что сделать, чтобы обойти систему?
Маршалл внимательно посмотрел на Джейка.
– Знаешь что, спроси ты меня что-то такое неделю назад, я бы долго ржал, как конь, и пивом бы запивал. Но теперь-то у тебя промеж ушей прямо новый процессор! Да, я думаю, что смогу. Я должен буду создать особым образом подготовленный жесткий диск, который ты подсоединишь к терминалу. И там уже все будет сделано мигом, особенно если мы тут подучим тебя быстро печатать – все это дело можно взломать за пару минут. После этого ты можешь уйти, и пока жесткий диск будет включен, у меня будет полный доступ к системе безопасности от внешнего терминала.
– Когда ты говоришь «полный доступ», что это значит? – поинтересовался Тони.
– Процессы. Я вижу то же, что видят они: видеонаблюдение, сигнализация, пожарная сигнализация, радиооповещение – все.
Марио присоединился к их сплоченному кругу, и в его глазах появился проблеск надежды.
Тони насел на Маршалла.
– А что-нибудь еще, кроме как наблюдать, мы сможем? Например, управлять чем-нибудь, выключать тревожную сигнализацию периметра или видеокамеры?
– Однозначно. Но вот это-то как раз сложнее всего. Пока я просто наблюдаю, нет никаких проблем. Но как только я начинаю изменять параметры, они смогут узнать, что что-то произошло. Им понадобится какое-то время, чтобы выяснить, где расположено устройство слежения, но как только его найдут, нас отключат.
– Как только мы что-то сделаем, сколько времени им понадобится, чтобы найти диск?
– Десять минут, не больше.
Тони задумался.
– Может быть, этого и достаточно. – Он посмотрел на Джейка с Ахмедом. – Если у нас есть интеллект выше среднего…
Бронсон похлопал мальчика по плечу.
– Нет проблем.
– Но, Джейк, шести миллионов евро у нас нет, – напомнила ему Лэйси. – Так какой смысл?..
– Она права, – отметил Тони. – И у нас есть еще одна проблема посерьезнее, чем деньги.
– Какая? – не понял Бронсон.
– Ну, мы, скорее всего, нарушили вчера вечером кучу законов, когда взяли дело в свои руки и штурмовали дворец во всеоружии. Среди людей есть жертвы.
«Черт возьми! – подумал Джейк. – И федеральная полиция скоро будет здесь!»
– Надо уносить ноги, – сказал он вслух.
– Ты думаешь? – спросил Тони. – Но первый этаж кишит полицейскими.
Бронсон повернулся к Марио, но тот разговаривал по сотовому и поднял вверх указательный палец, прося секунду подождать. Попросив что-то шепотом по-итальянски, он захлопнул телефон.
– Лодка будет ждать у черного входа через пять минут, – сообщил старый гондольер.
Джейк принялся раздавать инструкции.
– Лэйси, отключи компьютер Баттисты. Мы берем его с собой. Тони, возьми на себя охрану по ту сторону двери. Я собираюсь сделать увеличенные снимки надписей на стенах в том кабинете. – Что-то подсказывало ему, что расшифровка их значений была очень важна.
Несмотря на то что указания Бронсона требовалось исполнить сию минуту, никто не двинулся с места. Все переглядывались друг с другом, будто задаваясь вопросом, не упустил ли Джейк чего из виду.
– А деньги? – спросила наконец Лэйси.
Бронсон хлопнул в ладоши, чтобы разбудить своих друзей. В тот же самый момент он мигнул, глядя на кипу бумаг на столе, схватил их силой мысли и швырнул в воздух – их словно унес порыв ветра. Затем Джейк сосредоточился на выключателе и через секунду выключил свет.
– Вперед! – скомандовал он. – По дороге объясню.
И они вышли из комнаты. Очень быстро.
Назад: Часть третья
Дальше: Глава 30
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий