Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Глава 27
Дальше: Часть третья

Глава 28

Венеция, Италия
23:00
Стоя в затенении балкона на первом этаже, Баттиста изо всех сил старался справиться со спазмами гнева, скрутившими все его нутро оттого, что чем дальше, тем меньше он мог контролировать происходящее. Потребовались годы кропотливой работы, чтобы создать это идеальное прикрытие – и теперь все потеряно, вот так разом, и все из-за проклятого американца. Во-первых, Карло сбросили через перила, и он, конечно, мертв. Потом Хассан принял мученическую смерть посреди бала. Что происходит? Хассан, очевидно, пытался достать американца, но делать это таким способом было безумием.
А американец меж тем остался жив.
* * *
Лучано отвлекся, когда из коридора на площадку ввалился Минео. Одной огромной рукой он держал под мышкой раскрасневшуюся Сарафину, а другой захватил маленькую ручку шедшего рядом с ним Ахмеда. Оба ребенка не успели переодеться и снять пижамы. Они во все глаза смотрели на истекающего кровью мушкетера на полу и на склоняющуюся к нему цыганку. Минео присмотрелся, но, кажется, сбросил эту пару со счетов как не представляющую непосредственной угрозы. Он кивнул своему боссу, как послушная сторожевая собака, ожидая команды своего владельца.
Баттиста рассмотрел морщившихся от боли детей. Возможно, еще не все потеряно. Он поднес рацию к губам.
– Подведите лодку к входу в сад и прикажите пилоту подготовить самолет к отправлению. Мы эвакуируемся немедленно. – Затем он переключился на другой канал. – Американец пытается убежать через восточный выход. Все к ружью. Убить его. Убить его немедленно! – С этими словами быстро спустился вниз по большой лестнице и подошел к Минео. – Ведите детей и следуйте за мной.
Джейк бежал позади испуганной толпы, которая стекалась к восточному выходу, укачивая Франческу на руках. Поверх моря голов он увидел пробоину в дверном проеме. Трое из угрюмых охранников Баттисты оставили свой пост и прокладывали себе дорогу против потока.
На переднем краю толпы завопила женщина. Перед Джейком пульсирующая масса тел разделялась надвое, рассеиваясь от идущих охранников, как волны перед плывущим военным кораблем. Их было трое, каждый держал в руках короткий автомат, и они шли за целью – их мишенью был Бронсон.
Джейк сменил направление быстрее, чем футбольный нападающий.
С Франческой, свернувшейся у него на руках, он промчался через зал к южной стене и упал на колени позади одного из массивных каменных столбов, которые поддерживали широкий балкон. Поднимаясь, чтобы перевести дух, он плотно прижал спину к холодному мрамору и притянул Феллини к груди.
Позади него раздался гром орудийного огня, отозвавшись эхом в пустеющем танцевальном зале. Пули ударили в столб у Бронсона за спиной. Автоматная очередь прошила линию мелких кратеров на полу и раскромсала разрушенный десертный стол около беглеца – взорванные пирожные обрызгали заднюю стену. Какой-то частью разума Джейк задавался вопросом, куда делось тело, которое упало с балкона. Под лестницей был маленький дверной проем – Бронсона отделяло от него семь или восемь шагов. Да хоть миля! Американец в отчаянии покачал головой. Следующий столб был ближе.
Оставались считаные секунды. Он должен был двинуться, прежде чем бандиты обогнут угол или Франческу убьют в перекрестном огне.
Бронсон посадил ее у основания столба и прокричал:
– Сиди здесь!
Джейк старался не замечать страха в глазах женщины. Пытаясь увеличить расстояние между ними, он шаркнул об пол ботинками и ринулся к следующему столбу.
Все три бандита открыли огонь – горячий свинец пронизывал пол у него за пятками.
Прежде чем Бронсон совершил третью перебежку, раздался глубокий, резонирующий ружейный залп с другой стороны столба перед ним. Джейк обернулся через плечо, чтобы посмотреть на охранника, и как раз увидел, что тот валится назад, а грудь его полосатой куртки изрешетили алые отверстия.
Два других охранника вскинули автоматы в направлении неожиданной угрозы, и тут отрывистый кашель замолчавшего было автомата слева от Джейка прошил диагональную линию багровых отверстий через их туловища. Они рухнули на пол – от пулевых отверстий в их телах вверх шли короткие струйки дыма.
Бронсон остановился, с подозрением глядя на имеющего дело со смертью мушкетера, нацеливающего оружие на двух побежденных мужчин.
– Тони?
– Здорово, друг. Как дела? – отозвался тот.
Джейк изо всех сил пытался сказать что-нибудь. Адреналин, все еще циркулирующий у него в крови, готовил его для сражения, а не для разговоров.
– Ка… что, черт возьми, вы здесь делаете?!
Тони вышел вперед и схватил его за плечи.
– Ну ты же не думаешь, что мы бы тебе дали отпуск в Италии без нас отгулять, а? – сказал он с широкой улыбкой и поднял бровь, глядя на костюм своего друга. – Классный прикид, одуванчик!
Бронсон остолбенел от шока и изо всех сил попытался осмыслить неожиданный поворот событий.
Он вздрогнул, когда из-за столба перед ним выскочил пожилой человек с двустволкой и побежал к Франческе. Четверо других вооруженных мужчин в карнавальных костюмах поспешили мимо на звук беспорядочных выстрелов в другом конце танцевального зала.
– Не волнуйся. Это наши. Они все – гондольеры, – сказал Тони. – Представляешь? Вот это Марио, папа Франчески.
Старый гондольер в этот миг заключил дочь в крепкие объятия.
Джейк с облегчением поежился.
– Мы не лыком шиты, приятель, – усмехнулся Тони и, достав из скрытой под его плащом кобуры девятимиллиметровую «беретту», передал ее своему другу. – Идем. Надо найти Марша и Лэйси наверху.
– Марша и Лэйси?
– Не спрашивай. Вперед.
Перед тем как пойти за Тони, Джейк быстро взглянул на Франческу. Отец помогал ей подняться на ноги, и она мягко кивнула Джейку. Тот облегченно вздохнул.
Потом Бронсон повернулся к лестнице около Тони… и замер как вкопанный. То, что он увидел перед собой, разорвало на части все его нутро.
Перед ним, улыбаясь, стоял Баттиста. Одной рукой он держал Сарафину на уровне своей груди, а в другой сжимал пистолет. Личико девочки вздрогнуло, когда он ткнул короткий ствол ей под ребра. Рядом маячила неповоротливая туша Минео. В его мясистом кулаке была стиснута тонкая ручка Ахмеда. Другая рука Минео направляла дуло автомата на Джейка.
Из другого угла зала раздались крики и прерывистые автоматные очереди. Эти звуки казались очень далекими, поскольку мир Бронсона сейчас уменьшился до узкого круга людей вокруг него.
Мгновение он не мог пошевелить и пальцем.
Франческа задержала дыхание, не сводя глаз с Сарафины. По розовым щекам маленькой девочки бежали слезы.
Джейк ощутил напряжение Тони. Винтовка его друга была все еще направлена в пол и пока не сдвинулась ни на миллиметр, но его палец лежал на взведенном курке.
Бронсон попытался сообразить, могла ли его скорость дать им какое-то преимущество в этом тупике.
Как будто читая его мысли, Баттиста сильнее надавил дулом пистолета на бок девочки, заставив ее вскрикнуть от боли. Джейк почувствовал эту боль всем своим существом. Теперь он едва сдерживал гнев. Это все плохо кончится.
Умрет кто-то еще.
Лучано ухмыльнулся:
– Ну что, мистер Бронсон, как я погляжу, к вам друзья наведались. Хорошо вам! А вон тому парню наверху плохо. Но когда за границу едешь, риск всегда ведь есть, да?
Ум Джейка начал просыпаться. Лэйси? Маршалл? Что происходит? Он чувствовал, что Тони неодолимо хочется действовать, но инстинктивно знал, что его большой друг ждал, что он начнет первым.
Баттиста навел свое оружие на Бронсона. Пистолет был в дюйме от лица Сарафины, и Джейк сосредоточил свои мысли на ней. Будь храброй, крошка. Представь, что рука синьора – это зрелое яблоко. Ты берешь это большое…
Лучано взвизгнул, потому что Сарафина вонзила зубки в его запястье. Его пальцы невольно выпустили оружие, и оно упало на пол.
Он дернулся вперед, чтобы поймать пистолет, а девочка выкрутилась у него из рук и перебежала в распахнутые объятия Франчески. Обе отступили к маленькой двери под лестницей, чтобы не попасть в переплет.
Марио вышел вперед и поднял свое ружье, чтобы застрелить Баттисту, прежде чем его рука коснется пистолета. Минео дернул голову вправо при первом крике своего шефа. Тони только этого и ждал. В одном непрерывном движении он поднял винтовку от бедра и нажал на курок.
Щелк. Осечка.
Минео подумал, что это его шанс. Он отпустил Ахмеда и наставил винтовку на Джейка с очевидной целью. Тони прыгнул между ними, когда помощник Лучано нажал на курок. Две пули влетели в широкую грудную клетку Тони, и все его двести шестьдесят фунтов рухнули на Минео. Два гиганта упали на пол.
Одним взмахом огромной руки Минео спихнул мягкое тело Тони со своей груди. Он начал садиться, и его вторая рука уже поднимала винтовку, когда Бронсон сбил ее ногой и заблокировал.
Джейк направил «беретту» в лоб итальянца.
– Сдавайся или умрешь.
В какой-то момент казалось, что Минео еще поторгуется – его жизнь за шанс для Бронсона, но когда он увидел, что руки Баттисты поднялись перед направленным на него ружьем Марио, то ослабил хватку. Джейк пнул упавшее на пол оружие и подтолкнул здоровяка, чтобы тот встал и следовал за Лучано со сложенными на затылке руками.
Два гондольера со старинными пистолетами, «шмайссерами», примчались с другой стороны зала, чтобы помочь Марио конвоировать этих двоих.
Звуки борьбы и орудийного огня словно вымерли и сменились стонами раненых, заполнивших все помещение. Вдалеке завыли сирены, объявляя о том, что полиция наконец-то на подходе. Острый запах взрывчатки и пороха заполнил воздух.
Все было кончено.
Джейк опустился на колени перед Тони. Его друг был без сознания, но все еще дышал. Бронсон разорвал ему куртку на груди, чтобы проверить раны, и испустил глубокий вздох облегчения, увидев толщу бронежилета под его рубашкой. Джейк внимательно рассмотрел пулевые отверстия и потрогал расплавленный свинец в каждом из них. Крови не было.
Глаза Тони открылись.
– Вот дерьмо, больно-то как!
– С тобой все нормально!
Поглаживая свой толстый жилет, Тони улыбнулся:
– Никогда не выходи без него из дома. Но это все-таки чертовски больно!
Тони сел. Джейк помог ему стащить плащ, куртку и рубашку, чтобы он мог снять жилет. Через белую футболку на груди его друга были видны ушибы размером с мячик.
Тони морщился с каждым вдохом.
– Возможно, ребро или два сломаны, но это гораздо лучше, чем кое-что другое. У меня все будет хорошо. Пойдите поищите Лэйси и Марша.
Бронсон повернулся к Баттисте. Марио держал ружье в каких-то дюймах от его груди. Судя по всему, никто не собирался мешать ему нажать на спусковой крючок.
– Если эти парни не убьют вас раньше, я вернусь и сделаю это сам.
Лучано заговорил в ответ на удивление спокойно:
– Мистер Бронсон, вы думаете, что победили, но нельзя быть дальше от правды. Благодаря вам сотни наших солдат нового поколения скоро отправятся в поход против Запада. Правоверные, которые легко вплетутся в ткань вашего благородного общества. – Глаза Баттисты потускнели, когда он, казалось, вообразил эту картину. – Они окажутся в ваших торговых центрах, на футбольных полях и в парках развлечений. И пока они будут беспрепятственно проникать всюду и служить вам в ваших церквях и синагогах, их уникальные мозги станут изобретать новые способы уничтожать вас сотнями тысяч, если не миллионами, причем в самое ближайшее время. События одиннадцатого сентября покажутся пикником по сравнению с огненной бурей, которая вот-вот вас накроет. – Он победно сверлил Джейка глазами. – Нет, моя смерть не изменит то, что уже запущено. Моя жизнь – всего лишь крупица в песчаной буре, которую будет скоро глотать Запад. Мир будет возвращен на путь справедливости.
Затем Баттиста повернулся к Марио.
– Мой дорогой друг, вы кажетесь расстроенным. А ведь у меня были такие планы насчет вашей любимой Франчески… Я думал, что мы могли бы даже стать семьей.
Глаза старого Феллини яростно засверкали. Он плюнул Лучано в лицо и пихнул его в грудь стволом ружья.
– Полегче, старик! – прозвучал позади него угрожающий голос.
Джейк завертел винтовкой, глядя по сторонам.
Карло стоял в открытой двери в основании лестницы, очевидно восстав из мертвых. Подбородок у него раздулся и был весь в крови. Он держал перед собой Франческу, пальцами левой руки крепко сдавив ее горло, а правой держа приставленное к нему лезвие своего армейского ножа. Сарафина по-прежнему прижималась к девушке, спрятав голову в складках ее платья.
Ни один из союзников Джейка не двинулся – каждый боялся движения лезвия в руке Карло. Глаза Франчески были заполнены страхом.
Джейк уставился на Карло, воображая серые складки его мозга…
– Даже не думайте об этом, мистер Бронсон, – сказал тот и еще плотнее прижал лезвие к шелковистой коже Франчески, чуть ниже жемчужного ожерелья. Лезвие надрезало кожу, и Карло слегка провел им по горлу женщины уверенным движением, словно хирург. Феллини едва слышно захрипела, но этого было достаточно, чтобы у Джейка остановилось сердце. Несколько ручейков крови побежали вниз по ее шее и, сливаясь, исчезли в ложбинке у нее на груди. Алое пятно расцвело в нижней части корсажа ее белого платья.
В застывшей тишине Баттиста поспешил через дверь мимо Карло, хватая по пути Сарафину. Минео сгреб запястье Ахмеда и последовал за ним.
Никто не пошевелил и пальцем, чтобы остановить их. Карло ускользнул через дверной проем после своих подельников, таща за собой Франческу.
«Джейк?» – уловил Бронсон ее мысленный вопрос.
«Останься в живых, Франческа. Я найду тебя. Обещаю!»
Дверь захлопнулась. Громко щелкнул засов.
Назад: Глава 27
Дальше: Часть третья
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий