Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Глава 19
Дальше: Глава 21

Глава 20

Венеция, Италия

 

Джейк открыл глаза и увидел смотрящего на него ангела, вьющиеся волосы которого были убраны со лба двумя розовыми заколочками. Большие карие глаза Сарафины горели тревогой: она старалась понять по его лицу, все ли с ним хорошо.
Последним, что помнил Бронсон, был полет головой вниз в серую гладь канала. Три этажа – расстояние немалое, даже если прыгать в воду. От удара можно было заполучить вывих или даже сломать кости, если не войти в толщу воды правильно. Беглец приложил все усилия, чтобы лететь ногами вперед и быть готовым сразу же грести руками и сворачиваться в воде, чтобы не нырнуть слишком глубоко. Но от прыжка его закрутило, и он обо что-то сильно ударился головой. Люди Баттисты, должно быть, выловили его из воды.
Но почему его возвратили в комнату пансионата с детьми? Лучано сказал, что они получили все, что им требовалось, в ходе обследования его мозга: почему тогда его просто не убить – и дело с концом?
Джейк попытался сесть, за что был наказан ударом боли в голове, где-то сбоку. От накатившего волной головокружения ему показалось, будто комната поворачивается на четверть оборота каждый раз, когда он моргает. К горлу подступала булькающая тошнота, от которой он вот-вот должен был захлебнуться. Мужчина пощупал голову и с трудом подавил крик страха, когда понял, что значительная часть его черепа скрыта толстым слоем бинта.
Что они сделали на этот раз?
Сарафина накрыла его руку своей, и ее сочувствие тронуло его. Стараясь сидеть ровно, Бронсон слабо улыбнулся ей:
– Привет, милая.
Девочка засмеялась, обняла его своими маленькими ручками и стиснула еще крепче, чем своего плюшевого мишку. Ее сострадание пролилось на него как прохладная ключевая вода в жаркий летний день. Потом она отвела глаза – ей все же трудно было поддерживать зрительный контакт. Покусывая нижнюю губу передними зубами, она сказала по-английски с акцентом:
– Джейк… пожалуйста, выздоравливай.
Бронсон не смог скрыть удивления.
– Сарафина! Ты говоришь по-английски?
Лицо малышки раздулось от гордости.
– Si – да. Ахмед научил. Хорошо?
– Это замечательно, крошка. – Мужчина похлопал по ножке кровати, и Сарафина подползла к нему и села на краешек его постели. – Милая, я не хочу, чтобы ты волновалась. Все будет хорошо. Понимаешь?
Девочка покачала головой, и Джейк уловил неуверенность в выражении ее лица. Он взял ее за руки, сосредотачиваясь. «Я знаю, что ты боишься, но ведь я защищу тебя. Обещаю».
Ее лицо просияло, и Бронсон почувствовал ее облегчение. Теперь она как будто была уверена, что все будет как нужно. Сарафина сжала руки Джейка, отскочила от кровати и побежала к фортепьяно в соседней комнате. Успокаивающая мелодия, которая за этим последовала, отразила чистоту ее духа. Инструмент был явным источником радости и мира в ее жизни.
Его трусы все еще были влажными. Мокрая одежда – та самая, что он забрал у охранника – лежала сырой кучей на полу у его кровати. Синий спортивный костюм, в который работники института первоначально одели его, висел на одной штанине на подсвечнике из граненого стекла возле его кровати. Должно быть, кто-то из охранников его туда закинул. Можно представить, какую они получили из-за него выволочку. Одного убил, остальных выставил перед их боссом дураками. Джейк захватил спортивный костюм и надел его, двигаясь все быстрее по мере того, как приходило в норму его чувство равновесия.
Ахмед терпеливо ждал, стоя в углу комнаты и вертя на комоде маленький радужный волчок. Когда Бронсон наконец заметил его, маленький мальчик сказал:
– Они хотят знать, как вы это сделали.
– Что именно, Ахмед? – уточнил мужчина.
– Выключили свет и сделали так, что у Карло заболела голова.
Джейк сосредоточился на этих словах, вспоминая свой побег из комнаты.
– Я слышал, как они это говорили, – добавил Ахмед. – Они не думали, что я слушаю, но я заметил. В любом случае вы здесь именно поэтому. И они могут выяснить, как вы это сделали. – Ахмед коснулся шрама у себя на затылке и понизил голос, как будто пересказывая жуткую сцену из фильма ужасов. – Они хотят посмотреть на ваш мозг, когда вы все чувствуете!
Неделю назад Бронсон посмеялся бы над такими словами. Но не теперь.
– Но им теперь приходится ждать, – продолжал ребенок, – потому что вы повредили голову, когда прыгали в воду. И вообще, они сейчас слишком заняты подготовкой к костюмированному балу сегодня вечером.
Джейк вспомнил, как Франческа рассказывала про тщательно продуманное празднование карнавала, в котором каждый год принимал участие весь город. Большой бал-маскарад был значимым событием, которое проходило в огромном внутреннем дворе древнего палаццо, где размещался институт.
– А вы правда выключили свет силой мысли? – поинтересовался Ахмед. – Может, и меня научите?
– Обязательно, приятель. Когда-нибудь, – ответил Джейк, похлопав мальчика по плечу. Тот тревожно поежился от прикосновения.
«Тогда понятно, почему я все еще жив», – подумал Бронсон. Они, должно быть, просмотрели записи камер наблюдения и увидели, как он одолел двоих охранников. Завтра его снова доставят в комнату для допросов, и охранников на этот раз добавят. Тут ему и конец. И детям, и Франческе.
Но пока что он – важный источник знаний, и это сохраняет ему жизнь. Это и можно использовать в собственных интересах. Мужчина вспомнил о комнате с кучей костюмов, о которые он споткнулся, когда бежал по коридорам, и у него начал вырисовываться план.
Баттиста, должно быть, и разбитые мониторы наблюдения уже заменил. Джейк должен был помнить, что каждое его движение отслеживалось.
Он прошел в следующую комнату вместе с мальчиком.
– Ахмед, давай снова учить дари.
* * *
После нескольких долгих часов скорочтения и словесного повторения Джейк усвоил структуру и слова родного языка Ахмеда и теперь работал над точной настройкой интонации и акцента. Несмотря на свои травмы, он был поражен замечательными изменениями, которые продолжали происходить с его головой. Новый язык за пару дней?
Невероятно.
Когда они начали заниматься, еще днем, Бронсон бродил по большой комнате, повторяя фразы, заданные ему мальчиком. Передвигаясь, он тщательно изучал стены и крепления, пока не смог сказать с уверенностью, что идентифицировал местоположение каждого глазка скрытой камеры.
Удовлетворенный, Джейк сел за компьютерный терминал рядом с Ахмедом, непринужденно отвернув монитор в сторону от камер и от большого зеркала наблюдения в конце комнаты. Затем, в то время как внимание мальчика было сосредоточено на его собственном компьютере, где он искал фразы для обучения Джейка, сам Джейк быстро поискал жесткий диск. Он знал, что у этого компьютера нет доступа в Интернет, но так как это устройство считалось инструментом для развития детей с продвинутыми умственными способностями, он надеялся, что его база данных включала намного больше, чем просто языковые уроки.
То, что Бронсон нашел, было настоящей золотой жилой. Бескрайнее собрание материалов с универсальной тематикой и библиотека справочного материала и статей. Джейк зарылся в файлы и начал исследование, которое должно было стать краеугольным камнем его плана спасения.
Дело продвигалось медленно и трудно, потому что он был вынужден уменьшать окно каждый раз, когда Ахмед вставал, чтобы пробежаться через какое-нибудь уникальное выражение в их уроках языка дари. Но постепенно Джейк выяснил все, что ему было нужно.
День шел своим чередом, и напряжение от интенсивной концентрации внимания не прошло даром. Отек на голове Бронсона стал пульсировать, и ему становилось все труднее и труднее изучать сложные технологии и одновременно разговаривать на дари с Ахмедом. Это задавало другой темп обычной многозадачности.
После обеда Сарафина прикорнула на маленьком диване, и Джейк отнес ее в комнату пансионата и уложил на кровать. Он поцеловал ее в лоб. Сладких снов, крошка.
Затем, уверенный, что готов как никогда, мужчина возвратился в другую комнату, закрыл компьютер и продолжил разговор с Ахмедом на дари.
– Так как вы оцениваете мои успехи, профессор? – поинтересовался Джейк.
– Чудеса! Вы говорите так, будто вы из моей родной деревни, – ответил мальчик.
– А где это? – уточнил Бронсон.
Ахмед изменился в лице – на мгновение, но сильно, как будто его броня вдруг изменила ему и он должен был снова взять себя в руки. Он резко крутанул свою игрушку. Волчок врезался в клавиатуру и побежал вдоль ее края, а потом спрыгнул со стола, но ребенок, казалось, и не заметил этого.
– Мой дом – был – в деревне за пределами Эр-Рияда… в Саудовской Аравии, – сказал мальчик.
Джейк понял, что он лжет, даже по его тону, и задался вопросом, для чего он это делает.
– Ахмед, ты можешь сказать мне правду. Ты же знаешь. Я – твой друг, – заверил он ребенка.
Мальчик немножко заерзал на своем стуле, и его пристальный взгляд, казалось, на какую-то долю секунды задержался на большом зеркале на стене, после чего он опять беспокойно взглянул на Джейка.
– Вы знаете, когда я лгу?
Бронсон посмотрел ему прямо в лицо.
– Да.
Ахмед внимательно уставился на Джейка, будто вычисляя, как ответить в свете этой новой информации. Наконец он сказал:
– Я из деревни в горах Афганистана. Моя семья была очень бедна.
Мужчина почувствовал, что теперь его юный друг говорит правду. Мальчик, должно быть, стесняется своего скромного происхождения. Не стоит придавать этому значения.
Время настало.
Джейк встал и направился к большому зеркалу. Он потянулся, широко зевнул, и внезапно его лицо скорчилось от боли, и он вскинул руки к своей перевязанной голове, застонав низким голосом. Его глаза закатились, и он рухнул на пол.
Ахмед завопил.
Назад: Глава 19
Дальше: Глава 21
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий