Сила мысли

Книга: Сила мысли
Назад: Глава 18
Дальше: Глава 20

Глава 19

Венеция, Италия

 

Тони улыбался, наблюдая, как Лэйси и Маршалл общались друг с другом. Они сидели через проход от него в салоне «Боинга 767». Полет подходил к концу, и самолет заходил в международный аэропорт Марко Поло в Венеции, поэтому Лэйси не могла оторвать глаз от окна. В одной руке путеводитель, другой рукой дергает за рукав Маршалла – вылитый ребенок в Диснейленде.
Она говорила довольно громко, так что и Маршалл, и Тони заражались ее приподнятым настроением.
– Весь город построен аккурат посреди лагуны. – Ее голос был полон удивления. – Ни одного автомобиля не видно, потому что вместо улиц здесь – каналы, так что единственный способ куда-либо добраться – плыть на лодке. В городе сто пятьдесят каналов, и их соединяют более четырехсот мостов.
Маршалл уткнулся в айфон, изучая пешеходную карту города. Не поднимая лица, он отозвался:
– Думается мне, цены на газ их здесь не особо волнуют.
Лэйси прижала указательный палец к стеклу иллюминатора.
– Вот это площадь Святого Марка, кажется. Вы представляете, что за удивительные события здесь происходили? А сколько было известных людей, которые там жили, вроде Марко Поло или Казановы? И Вероники Франко!
Девушка перевела взгляд на Маршалла, и актриса взяла в ней верх. Ее детский энтузиазм сменился знойной улыбкой – от такой вполне может перегореть кардиостимулятор. Она не делала тайны из своего интереса к Маршаллу, как ясно видел Тони. Лэйси любила заигрывать с ним, будто чувствуя, что вот-вот пробьет оборону. И несмотря на притворное равнодушие его друга, Тони подозревал, что она была недалека от истины.
Лэйси призывно скользнула ладонью по руке Маршалла.
– Вероника Франко была самой известной куртизанкой Венеции в шестнадцатом веке. Говорят, она была настолько умелой, что однажды спасла республику от господства Церкви, потому что имела власть над самим королем Франции в своих покоях. Как вам это?
Маршалл мягко вытащил руку обратно, все еще весь погруженный в свой айфон. Прелести Лэйси, казалось, совершенно не трогали его, но Тони уловил на лице своего приятеля намек на улыбку.
Лэйси посмотрела на Тони, ища моральной поддержки, после чего поджала нижнюю губу и делано надулась.
Тони поднял ладони кверху, показывая, что он пас. Ему не хотелось оказаться в эпицентре этого спора.
* * *
Тони оставил своих спутников у оживленной стойки регистрации маленькой гостиницы, а сам в это время зашел за угол запруженного толпами людей железнодорожного вокзала. Прокладывая себе дорогу через полчища туристов, он направился в мужской туалет на северном конце путей, где заперся в последней кабинке и пошарил рукой в керамическом бачке унитаза. К задней стенке липкой лентой был приклеен маленький ключик от ячейки. Везде иметь преданных товарищей по службе в спецподразделениях – это дорогого стоит. Ур-р-ра!
Из ячейки мужчина достал компактный, но тяжелый рюкзак. Быстрый осмотр его отделений подтвердил, что все на месте и уложено как нужно. Перекинув этот рюкзак через плечо, Тони повстречал Маршалла и Лэйси на пешеходном мосту Понте Скальци, ведущем от вокзала – одном из тех трех мостов, что пересекают серпантин Гранд-канала.
По настоянию Лэйси Маршалл был одет наряднее обычного – в бежевые льняные штаны, мокасины и легкий кашемировый свитер. Сама же девушка была разодета так, что люди просто сворачивали головы – яркий сарафан, широкополая шляпа, большие дизайнерские солнечные очки и пара симпатичных, как она говорила, потрескавшихся лакированных босоножек. Оба они выглядели как европейские модели, которые собрались на фотосессию.
Тони же, напротив, ни за кого другого, кроме как за туриста, было не принять – на нем были свободные джинсы, черные теннисные туфли, темная толстовка и бейсболка с надписью «Янки». Удобно и движения не сковывает.
В рядах магазинов и ресторанов по обе стороны двухполосного моста царило оживление от утреннего наплыва туристов, наслаждающихся необычно теплой погодой. Подростки с набитыми рюкзаками за плечами, а также сотовыми телефонами и плеерами последнего поколения сбивались в стайки, собираясь совершить набег на этот город. Гид с табличкой над головой пас группу японских туристов, гулявших по мосту, и сделал остановку, пока они щелкали на фотоаппараты вапоретто, скользящую под ними.
Голуби порхали и планировали в небе, ища новых любителей их покормить. Живот Тони ворчал, чуя густой аромат свежеиспеченной пиццы, плывший от маленькой траттории.
Сегодня был первый день карнавала. Время еще было раннее, но кое-где уже встречались пары в искусно выполненных костюмах, которые стекались к площади Сан-Марко, чтобы принять участие в начале празднества.
Вооружившись пешеходной картой на айфоне Маршалла, трое американцев пересекли канал и по лабиринту извилистых улочек и выгнутых мостов направились по адресу Франчески в район Сан-Поло. С ее визитной карточкой для Маршалла не составляло труда взломать базы данных отдела кадров института, чтобы выяснить ее домашний адрес.
После десятиминутной прогулки они остановились при входе в мощенный булыжником переулок.
– Нам сюда, – объявил Маршалл, указывая на полукруглую деревянную дверь в каменной стене высотой в пятнадцать футов в тупике узкой улицы.
Перед этим Тони немного задержал своих товарищей за углом. Он вставил себе в ухо маленький беспроводной наушник и закрепил подвесной микрофон. Таким же устройством он экипировал Маршалла, после чего набрал его номер, занесенный в память.
– Как меня слышно?
– Прекрасно, – ответил Маршалл.
Тони посмотрел на базарную площадь позади них. Толпа здесь была пореже. Дети кидали мячик о стену церкви, компания стариков играла в карты в тени зонтика с надписью «Cinzano» возле небольшого кафе.
– Слушайте, – начал Тони. – Похоже, та дверь ведет в небольшой внутренний двор. Мне нужно приблизительно пятнадцать минут, чтобы осмотреться и добраться до места назначения. Я вам позвоню, когда буду на месте. Не отключайтесь, чтобы я мог контролировать то, что будет происходить, когда вы позвоните в дверь. Помните, если что-то пойдет не так, быстро бегите отсюда, и встречаемся в отеле. – Он испытующе посмотрел на Лэйси. – Ты уверена, что готова к такому?
– Абсолютно! – без колебаний ответила девушка.
Тони восхитила ее уверенность.
– Так что берите столик в кафе и ждите моего звонка.
С этими словами он пошел по тротуару, свернул направо в переулок и исчез за углом.
Пятнадцать минут спустя Тони присел позади кирпичной стены высотой ему по пояс между небольшой уличной мастерской в лодочном гараже и внутренним двором дома, где жила Франческа. Позади него качалась непришвартованная гондола. Он был насквозь мокрым, и у его ног натекла небольшая лужа. Рядом стоял открытый рюкзак. Это была единственная вещь, которую он смог не замочить, когда быстро переплывал, гребя одной рукой, мутные зеленые воды канала. Опыт не из приятных. Вода здесь никогда не прошла бы санитарную проверку.
Когда Тони заново собрал из частей свою полуавтоматическую винтовку «Хеклер энд Кох», ему стало значительно спокойнее. День назад, выбирая оружие, он взял ее с собой, как старого друга.
Небольшой внутренний двор был огорожен стенами из оштукатуренного красного кирпича высотой в три этажа. Душистые побеги жасмина бежали по ним вверх, достигая окон верхнего этажа и окружая их со всех сторон. Большинство окон были открыты – их темно-зеленые деревянные ставни прижимались к стене по обе стороны от них. Цветочные горшки под некоторыми подоконниками играли всеми красками, а белье на веревке, натянутой между двумя окнами, трепетало на слабом ветру.
Если все пойдет как запланировано, то никто никогда не узнает, что Тони был здесь. Маршалл и Лэйси придут поговорить с той женщиной, Франческой, и выяснят, что она знает. После того как они уйдут, Тони останется наблюдать, чтобы видеть, как Франческа будет реагировать. И хотелось бы надеяться, что им повезет и она приведет их к Джейку. Что угодно могло пойти не так, как надо, но это был их наилучший вариант. Чтобы не привлекать полицию и не упустить любой шанс поймать эту женщину и ее внештатных охранников.
Тони набрал номер Маршалла. Тот ответил после второго гудка:
– Тони?
– Я на месте. Вас слышу, – отозвался его друг. – Не отключайтесь.
– Все понял. Мы идем.
Тони было слышно через наушник эхо шагов Маршалла и Лэйси, когда они шли по переулку. Когда они приблизились к воротам, сигнал стал прерываться.
– Мы… Стоим ря… – шептал Маршалл в наушнике Тони, и тот проверил экран своего телефона. На индикаторе уровня сигнала мерцала только одна палочка.
– Марш, держитесь, – прошептал Тони. – Ты меня слышишь?
Ответа не было.
Тони услышал, как наверху прозвенел звонок. Маршалл и Лэйси должны были еще быть за воротами.
На верхней площадке узкой каменной лестницы, которая окружала здание, открылась дверь. Из тени лодочной мастерской Тони видел, как коренастый старик выходит и смотрит на стену, чтобы рассмотреть, кто звонил. Лицо его было загорелым и обветренным от долгих лет пребывания на солнце. Мимические морщины вокруг его рта и глаз противоречили тем подозрениям, что сложились у Тони.
На предплечье старика покоилась старинная двустволка. Тони насторожился. Он встряхнул сотовый телефон и быстро прошептал в микрофон: «Марш, стоп!»
Ничего.
Снова послышался звонок.
Бормоча что-то в портативную радиостанцию, старик прислонил ружье к балюстраде – там его легко было заметить и оно было под рукой.
Открылась еще одна дверь, на этот раз перед площадкой, прямо напротив места, где прятался Тони.
Он отступил в тень и снял винтовку с предохранителя.
Из двери выбежали двое мужчин, которые заняли позиции для прикрытия в пределах внутреннего двора. Один из них, едва достигший совершеннолетия, присел позади гигантской римской вазы всего в десяти футах от места, где прятался Тони. Он был одет в полосатую рубашку гондольера с намотанным на шею красным шарфом, и его дрожащие руки сжимали маленькую девятимиллиметровую «беретту».
Второй мужчина был намного старше. Его густые волосы смотрелись красиво вместе с широкими седыми усами. Голубые глаза бдительно следили за присходящим. Он держал немецкий пистолет «шмайссер». Этот мужчина напоминал постаревшего, но не утратившего сноровки ветерана Сопротивления Второй мировой. Он остался стоять в дверях, незаметный со стороны входа во внутренний двор.
Как и старик наверху лестницы, эти двое имели обветренные лица, но на профессионалов определенно похожи не были. Значит, они могли начать палить без разбору.
В дверь позвонили в третий раз, и теперь она открылась, и в нее вошли, держась за руки, Маршалл и Лэйси. Тони попросил их, чтобы они выглядели безопасно для троих вооруженных мужчин, что они и сделали.
Ситуация была накалена до предела. Тони оценил степень опасности каждой угрозы. Сначала стоит вырубить возбужденного юнца.
Теперь и без наушника было слышно, как Маршалл обратился Лэйси:
– Помни, говорить буду я.
Девушка скорчила недовольную мину.
– Да, дорогой. Все как ты скажешь.
Они оба так и подскочили, когда старик сердито крикнул им сверху что-то по-итальянски. Тони понятия не имел, что он сказал, но его тон и резкие взмахи рукой не оставляли сомнений, что он гонит их прочь.
Вместо этого Маршалл продолжил идти вперед.
Нервный молодой гондольер, стоявший перед Тони, выскочил на незваного гостя с пистолетом.
– Fermati!
Маршалл и Лэйси дернулись, обернувшись на него.
Тони сменил прицел.
Пожилой человек тоже выпрыгнул из тени. Он кричал по-итальянски, ругая, кажется, своего молодого напарника.
Юный гондольер опустил оружие
Чем и спас себе жизнь.
Тони снял палец со спускового крючка винтовки, но продолжил держать местных жителей на мушке и, успевая контролировать правым глазом вид сбоку, выпрыгнул во двор позади мужчин.
– Стоять! – Рык у него получился угрожающим.
Головы у всех дернулись в его направлении. Тони быстро навел свое оружие по очереди на каждого из вооруженных мужчин и на старика, стоящего на лестнице, очертив дулом треугольник, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, что при необходимости он вполне может уложить их всех разом. Он не знал, говорил ли кто-либо из местных жителей по-английски, но был вполне уверен, что они поняли, когда он сказал:
– Очень медленно опустите ваше оружие.
Пожилой человек слева от него немедленно опустил пистолет.
А вот его молодой друг все еще раздумывал.
Тони выпустил из винтовки три пули, аккуратно вбив их в пол с правой стороны у ног юнца. Они влетели в цемент со звуком приглушенного взрыва, и светлые осколки присыпали штаны гондольера, отчего он застыл как вкопанный. Его пистолет с грохотом полетел на землю, а трясущиеся руки взлетели над головой.
Старик наверху кричал что-то по-итальянски, и глаза его метали молнии. Потом он поднял винтовку в воздух.
Лэйси выступила вперед, похлопывая ладонями в воздухе.
– Per favore, signore, aspettate!
Тень сомнения на мгновение легла на лицо старика. Он изучал девушку, а она продолжала свою пламенную речь на итальянском языке. Маршалл смотрел на Лэйси, как будто видел ее впервые в жизни. Тони понимал, что она говорила, немногим лучше своего друга, но ему удалось разобрать, что она упомянула Джейка и Франческу.
Ружье опустилось еще немного вниз, и старик сказал по-английски:
– Имя Джейк я уже слышал.
Лэйси переключилась на английский язык и объяснила, зачем они пришли. Лицо старика смягчилось, и напряженные плечи начали постепенно расслабляться. Он совсем опустил ружье и жестом показал на затемненное окно на уровне своей головы. Из тени выглянул, одновременно снимая с предохранителя винтовку «M1», еще один человек.
Винтовку, нацеленную прямо в затылок Тони.
Черт. Как близко!
– Пожалуйста, – попросил старик. – Ваше грозное оружие здесь ни к чему. Вы среди друзей. Вашего друга Джейка здесь нет, но я вполне уверен, что знаю, где он может быть. Боюсь, что и он, и Франческа находятся в серьезной опасности. Позвольте представиться. Я – Марио Феллини, отец Франчески.
* * *
Небольшой дом был очарователен в своей простоте. Терраса, большой камин, стены цвета французского багета и потолок, перекрытый массивными балками, – все вместе создавало атмосферу манящего тепла.
В маленьком жилище царил порядок, и лишь на диван был брошен целый ворох ярких костюмов и масок.
Все семеро собрались вокруг обеденного стола. Марио заставил каждого представиться, настаивая, чтобы все называли друг друга по имени, как было принято в его доме. Голубоглазого пожилого человека с внутреннего двора звали Винченцо, и это был единственный брат Марио. В нем чувствовалась холодная ярость, и Тони это нравилось. Они обменялись крепким рукопожатием. Самый младший из них был сыном Винченцо по имени Альберто. Он все время улыбался и не мог отвести взгляд от Лэйси. Темноволосого человека с карабином звали Лоренцо, и это был давний друг семьи. Все – гондольеры.
Марио объяснил, что Франческа упоминала о необычном американце, с которым познакомилась в Калифорнии. И хотя ее встреча с ним прошла неудачно, старый Феллини видел, что дочь была заинтересована, когда она рассказывала о нем утром после возвращения из поездки. А еще она говорила, что ее босс, синьор Баттиста, решительно намеревался встретиться с ним.
От упоминания о Лучано Баттисте зеленые глаза Марио зажглись недобрым огнем. Это имя он просто выплюнул.
– Люди Баттисты вашего друга, вернее всего, и похитили, – добавил он.
И все-таки кое-что Тони что-то не мог понять до конца.
– Но для чего оружие? – начал расспрашивать он венецианцев. – Кого вы ждали? И почему ваша дочь работает на человека, которого вы так открыто ненавидите?
Старик заколебался, и его глаза увлажнились. Он встал из-за стола, сходил на кухню и принес целую бутылку шведского односолодового виски. Поставив бутылку на стол, он, сгорбившись, подождал, пока Винченцо доставал из буфета позади него семь низких стаканов, а затем налил в каждый из них темного напитка на два пальца.
Маршалл, Лэйси и Тони молча ждали в тишине, пока старик будет рассказывать дальше, обмениваясь мрачными взглядами.
Поднимая свой стакан, хозяин дома жестом указал остальным сделать то же самое, и когда он залпом осушил свой стакан, во взгляде его было очень много боли. Все за столом последовали его примеру, включая и Лэйси, хотя от двойной порции она вся скривилась.
Твердо поставив пустой стакан на стол, Марио продолжил рассказывать ужасную историю о том, как месяц назад ему довелось столкнуться с Баттистой и его людьми в этой самой комнате.
Лэйси сидела не дыша. Ее лицо побледнело, когда Феллини стал описывать зверское убийство, и Маршалл взял ее за руку, чтобы успокоить.
– Я уверен, что те же самые люди и схватили вашего друга Джейка, – закончил Марио.
Разъяренный Тони почувствовал, что кровь приливает к его лицу. Он хотел достать этого персонажа Баттисту как можно скорее.
– Где его можно найти? – спросил он.
Феллини твердо положил руку ему на плечо.
– Терпение, мой друг. Мы пойдем все вместе. Сегодня же. – Он оглядел Тони с ног до головы. – Но сначала нам надо удостовериться, что вы одеты как нужно. Сегодня вечером вы должны слиться с венецианцами.
Старик взял бутылку и щедро долил всем сидящим за столом виски, после чего начал объяснять, что он и его команда гондольеров запланировали.
Назад: Глава 18
Дальше: Глава 20
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий