Светлая и Темный

Глава 27. Земляночка

Настоящие мужчины дерутся в двух случаях. За землю и за любимую женщину. Во всех остальных случаях дерутся петухи.
Расул Гамзатов
В воздухе пахло весной: нагретой солнцем за день землей, зеленой травой, молодой листвой и прелой прошлогодней, и чем-то еще, наверное, ароматом вечнозеленых деревьев, принесенным ветром со склона горы, покрытой лесом. Что-то вокруг нас изменилось, или мне только казалось, потому что я была счастлива лежать здесь, в саду, среди деревьев, под голубым небом, ощущая приятную тяжесть мужчины на себе. Любоваться снежными пиками гор, начавшими окрашиваться цветами заката, и чувствовать, как легкие пузырьки радости разбегаются по телу.
— Не подмерзла? — заботливо спросил муж, перемещаясь набок.
И тут же прохлада коснулась моих обнаженных ног и бедер, забираясь выше, под платье.
— Нет. Вроде, — рассеянно ответила я, медленно приходя в себя.
Невольно потянулась за любимым, прижимаясь щекой к его груди, купаясь в блаженстве. Быть с ним, разделять такие невероятные мгновения близости, радуясь, что он открыл мне свои чувства — разве это не прекрасно.
— Мне жаль, но надо вставать, боюсь, после ранения ты еще не окрепла и можешь заболеть… — нахмурился Сэбиан, усаживаясь на кафтане сам и устраивая меня на коленях. — Выскочила раздетая совсем. Вечер наступает, и в горах ветер поднимается, а с ним лучше не шутить и…
— Ты мой самый лучший целитель! — я поспешила прекратить его ворчание. Привстала, поправила подол платья, прикрывая ноги, и обняла мужа за шею.
— Да? Мне приятно, конечно, это слышать, а почему ты так думаешь? — приподняв брови, встопорщив серые чешуйки, поинтересовался довольный комплементом маг другой специализации.
— Потому что! Даже сегодня… все было настолько плохо, что жить не хотелось. И вообще, я последние две недели чувствовала себя подавленной, угнетенной. А рядом с тобой оживала.
Пока поясняла, грант помрачнел и нахмурился, затем проворчал:
— Это Бетина к тебе присасывалась. Пиявка! Пока ты рядом со мной была, я блокировал твою силу, но ты же как дверь нараспашку. И все раздаешь налево — направо…
— Ты хочешь сказать, что мне тяжело было, потому что… — расстроилась я снова, но договорить не смогла.
Жители Земли двадцать первого века в курсе существования энергетических вампиров, но столкнуться с таким невероятным по силе и последствиям явлении лично — совершенно другое дело.
— Да. Я блокировал тебя, используя каждую возможность, но стоило тебе активировать свой Свет, моя Тьма слетала как осенние листья на ветру. Мы же с Данкеро тебя постоянно предупреждали: будь осторожнее, закрывайся, не касайся других. Таким образом из тебя оттягивать силу проще простого, а ты всем руки пожимаешь…
— У нас так принято, это рефлекторно выходит. — Я отстранилась от мужа и виновато посмотрела на него.
— Тогда свяжу тебе руки для вырабатывания других привычек! — рыкнул снова начавший злиться Керо. — Я помню, что ты просила не мешать тебе добиваться расположения моих ранатов самой. Но, прости, милая, мне надоела эта самостоятельность. Она может привести к весьма плачевным последствиям.
Муж вместе со мной поднялся на ноги, отряхнул от прошлогодней листвы кафтан и надел мне на плечи. Я в широченном длиннющем одеянии почти утонула. А он закончил «программную» речь:
— Сегодня разом решу все наши проблемы с расположением. — И пригрозил. — Только посмей мне помешать хоть словом!
Закусив губу, посмотрела на Сэбиана, сделала шаг к нему, виновато уткнулась в грудь и попыталась оправдаться:
— Прости. Я хотела прийтись ко двору. А в итоге меня никто не любит, сегодня вот такое случилось и… я одна… и…
Он взялся за воротник своего кафтана, слегка вздернул его вверх, отчего я почти повисла, спеленатая как куколка. Строго посмотрел на меня и настоятельно заявил:
— Ты не одна, ясно. Тебя люблю я, тебя любит мой дом, и в конце концов, обернись вокруг: тебя любит моя земля. Ты можешь любить нас троих — это уже не мало…
Я скосила взгляд вниз, вверх, огляделась и — от удивления дыхание сперло. Вокруг нас зеленели деревья! Я точно помню: были голые сухие ветки, когда прибежала сюда. А теперь на яблонях появились маленькие смолянистые листики!
— Ничего себе… мы дали! — потрясенно отозвалась я.
Сэбиан стиснул меня в объятьях и ласково выдохнул на ушко:
— Вот где ты можешь полностью раскрываться, никого не боясь. Ни пиявок, ни предательства, не лживых улыбок. Мы трое тебя никогда не оставим и любить будем искренне и до последнего вздоха.
— Я вас тоже люблю и буду любить до последнего вздоха.
— Вот это да! Темный… — раздался потрясенный счастливый знакомый голос.
А спустя пару мгновений среди деревьев появился Негой.
— Нет, вы только посмотрите, я хотел вырубить деревья на этом участке. Они еще прошлой зимой померзли и зачахли совсем, а ту — ут…
От взгляда ушлого фермера конечно же не укрылись ни листва в моих волосах, ни растрепавшийся хвост гранта.
— Ну да, ну да, дело молодое… — задумчиво произнес он, наверняка сделав правильные выводы.
Керо снова подхватил меня на руки и уже повернулся, чтобы уйти. Но его остановил вкрадчивый вопрос Негоя:
— Грант, миледи, извините, вы же много здесь разных мест потаенных видали?.. В садах, там. В огороде у меня… вам, вроде, понравилось? Да?
— Говори быстрее, что хочешь узнать? — нахмурившись, потребовал Сэбиан.
Негой помялся, потеребил кончик длинной косы узловатыми, натруженными, потрескавшимися от постоянной работы на земле пальцами, и, блеснув хитрыми темными глазами, предложил:
— Ну, может, вы мне укажите понравившееся местечко, так я расстарался бы, беседочку поставил. Чтобы, значит, приятнее и комфортнее удобря… питание землицы-то шло.
Мы переглянулись с мужем: я — полыхая от смущения и стыда, а Его Темнейшество — опешив от такого беззастенчивого использования главы клана в качестве «удобрителя» огородов. Я легко и беззаботно рассмеялась. Уткнулась лбом в шею Сэбиану и, содрогаясь всем телом, хохотала от души. Ну темные, ну предприниматели…
— Хорошо, мы подумаем. — В глухом голосе мужа явственно слышался смех. — Заранее благодарны.
— Да что я, — воскликнул Негой. — Вы-то, вы-то, милорд, как придумали расчудесно с нашей Земляночкой.
Я замерла, похолодев от страха, и выглянула из-за плеча Керо. Неужели моя тайна раскрыта? Но как? Лорды рассказали кому-то? Но ведь и они не знают, как называется мой прежний мир… Неужели маги покопались у меня в мозгах…
— Земляночка? Наша? — переспросил грант, почувствовав мой страх, и напрягся сам.
Скуластое, чешуйчатое лицо фермера расплылось в довольной улыбке — еще бы, такое имя мне придумал, и хозяева улыбаются.
— Как же иначе, милорд? Вы — хозяин, она — хозяйка, значит — наша. А Земляночка… Так ведь она же влияет на землю, питает…
После этого искреннего и безыскусного объяснения я испытала невероятное облегчение. А все мои глупые страхи! Руки Керо снова ощущались не стальными, а надежными, сильными.
— Спасибо, уважаемый Негой, — счастливо поблагодарила я.
— За что?
— За то что приняли… как свою, — неуверенно улыбнулась смутившемуся дракану.
— Передай остальным ранатам — земледельцам, что все вопросы, связанные с арендой и урожаем, будет решать леди Сафира. Пусть к ней идут с жалобами, просьбами и, — Сэбиан сардонически усмехнулся, добавив, — подарками.
Негой откинул за спину черную косу, потер нос пальцами, и снова не сдержался:
— Только вы ко мне почаще тогда уж заходите, а то со дня на день остальные прознают, вы про меня и забудете.
— Господин Негой, вы для меня первым другом в клане Керо стали, про вас я никогда не забуду, — уверенно и чуть — чуть покровительственно улыбнулась ему, как лучшему студенту.
* * *
В общем, с «фермером» мы расстались на весьма позитивной ноте. Пока возвращались в замок, я осторожно спросила мужа:
— Ты уверен?
— В чем, Сафи?
— Что доверяешь земледелие… мне. Ведь для меня это совершенно незнакомое дело. — В ожидании ответа даже дыхание затаила.
Керо поставил меня на ноги, взял за руку, и мы неторопливо продолжили путь. Полы кафтана я пыталась придерживать, чтобы не тащились за мной по земле.
— Без достойного занятия тебе в голову лезет слишком много лишних мыслей… — Я фыркнула. — …а так ты при деле, которое мне сложно доверить кому-либо другому. У меня много других проблем: шахты, торговля, охрана территории и границ клана, подготовка воинов. С соседями вопросы решать и на Совет бархатников ездить. Мне нужна твоя помощь, понимаешь? — Сэбиан притормозил и внимательно посмотрел мне в глаза. Затем, улыбнувшись, добавил. — И ведь Негой, по сути, прав. Ты земляночка. Так раньше, в старину, первых смесков драков с людьми называли. Это из-за них земли с той стороны Великой реки благодатными стали, но наши предки в то время не оценили щедрого подарка богов.
— И ты хочешь сказать…
— Я хочу сказать, что лучше не придумаешь. Тебя приняла наша земля, Керодан. Как только земледельцы клана пронюхают, на что способна твоя магия, ты легко и быстро найдешь с ними общий язык. Сможешь на что-то влиять, заботиться. Твоего расположения и внимания будут добиваться и искать. Тебя не просто примут в наше общество. Ты станешь нужна не только мне, но и многим другим. Ведь ты этого добивалась две недели?
Теперь я остановилась, пытливо заглядывая в глаза мужу. И всеми фибрами души в этот момент ощущала его нежность. И еще — волнение в ожидании моего ответа. Я прижалась к нему, обняла за торс обеими руками, задрав голову, выдохнула:
— Я благодарю судьбу за то, что она подарила мне тебя. И клянусь, постараюсь узнать как можно больше о возделывании земли в вашем климате, о почвах и температурных режимах и… — отметив удивление на лице Сэбиана, быстро перевела тему. — У нас библиотека шикарная, большая… В общем, я стану самым ответственным и рачительным земледельцем.
Керо кивнул головой, снисходительно улыбнувшись, и ласково возразил, пожимая мои пальчики:
— Не надо быть самой, просто будь собой. Мне важно, чтобы тебе здесь, со мной, было хорошо.
Дальше мы шли молча, обмениваясь эмоциями, чувствуя себя спокойно и умиротворенно. И зеленая упругая поросль под ногами добавляла желания свернуть горы.
Правда, стоило перейти ров и подойти к главному зданию, я замешкалась, удивленно глядя на толпу народа, зачем-то собравшегося во дворе, внимательно, настороженно следившего… скорее за Керо, чем за мной.
Сэбиан помог мне подняться по ступеням на крыльцо, затем, прижав к боку рукой, в тишине, нарушаемой только шелестом ветра, громоподобно заявил:
— Запомните все! На моей земле это закон. Моя жена — Сафира Керо — неприкосновенна. Я убью любого, причинившего ей вред. Она рождена только для двух вещей. — Я, как и челядь, напряглась, прислушиваясь, а мой обожаемый маг смерти, удивил нас, закончив речь. — Любить и быть любимой! Всем понятно? — Его угрожающий рык заставил вздрогнуть даже меня.
— Да, грант! — раздался стройный хор голосов.
— Любить меня. Моих детей. Мой Дом. И мою землю. И быть любимой ими.
— Ты забыл про кровных друзей, брат, — рядом появился Данкеро и, мягко улыбаясь, смотрел на меня.
Керо довольно хлопнул друга по мощному плечу и тихо, одному ему, сообщил:
— Грант Мейркан почил пару дней назад, мне сообщили ночью. Наследница — красивая, но слабая девица. Хотел тебе за обедом сказать, но эта тварь Бетина все планы нарушила. Так что, собирайся, я хочу иметь в соседях друга и брата, а не очередного проныру, который всадит нож в спину, не задумываясь.
— Ого, а жизнь-то налаживается, — усмехнулся Ройван, пожал плечо Керо, поклонился мне и направился к конюшням так стремительно, что полы его синего, украшенного вышивкой кафтана летели как крылья.
Сэбиан повернулся к своим уже было успокоившимся подданным и громко продолжил:
— Домашними делами клана Керо теперь занимается моя жена. Земледелие, Керодан… все. А у меня и так дел невпроворот. Вас же мало интересует, что вы завтра есть будете, если шахты опустеют, да? Вы же свою темность светлой являли… Вместо того, чтобы пошевелить мозгами и понять, что она землянка. Ее эмоции, ее счастье и довольство теперь питают вашу землю! Улучшают ваши урожаи и сделают богатым стол долгими зимними вечерами. Ее магия поможет прокормить ваших детей, изменить целый край, озеленить горы…
Я незаметно подергала за рубаху Сэбиана, прерывая, а то разошелся больно. Этот хитрюга подмигнул мне, жестом отпустил ранатов, и мы прошли в дом.
— Ты им столько наобещал? — прошипела я. — Какое озеленение гор? С ума сошел?
Муж расхохотался, подхватил меня на руки и понес в сторону бань.
— Знаешь, я в себе уверен. Я сделаю тебя настолько счастливой, что в Керодане, как и в Хемвиле, виноградники зацветут, оплетая вершины плодоносной зеленью.
— Ну у тебя и самомнение — е-е… — восхищенно выдохнула я.
— Просто я люблю тебя, — с хрипотцой признался он.
— Тогда точно виноград вырастим, — широко улыбнулась. — Ведь я тебя люблю сильнее.
Хотя я точно знала, что таких «темных» словами не убедишь и даже не запугаешь. Бороться за себя и свое место под солнцем придется и дальше. Все же в душе успокоилась, ощутила твердую уверенность — я со всем справлюсь. Со мной теперь любовь Сэбиана Керо — мага смерти и моего мужа. А любовь сильного умного мужчины поможет мне справиться со страхом, неуверенностью и желанием спрятать голову в песок от проблем. Потому что не только я люблю, но и меня любят, значит, обязана бороться за нас обоих. Так гораздо легче жить. Ведь любовь — это сила, это самый сильный мотив для всего на свете, главный стимул жить.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. дина
    Прочмтала с удовольствием.