Светлая и Темный

Глава 19. Хемвиль. Сандерские

Любой имеет право вернуться домой.
Проект Кей (K Project)
К вечеру моя спина отваливалась, старая рана тоже не оставляла в покое — разнылась как положено и мягкое место, кажется, я все-таки натерла. К издержкам верховой езды добавилась царапина на плече, доставлявшая неудобство. Для полного комплекта к пренеприятным телесным ощущениям плюсом пошли моральные: участие в утреннем столкновении, конечно же, даром для настроения и самочувствия не прошло. И вообще — все было плохо.
Наконец, дорога привела нас на невысокий холм, откуда открылся прекрасный вид на широкую, начавшую зеленеть долину, запомнившуюся по воспоминаниям маленькой Сафиры, простиравшуюся действительно до самого горизонта. В свете клонившегося к закату светила большой замок, обнесенный высокой стеной, похожий на те, что строили в Европе в средние века, смотрелся монументально и незыблемо, словно царствуя над окружающими его полями, лесами, домиками вилланов. Только рва с водой не хватало да перекидного моста для пущей значимости. Бежево — серые стены, башни и башенки, полукруглые оконницы, украшенные фигурной лепниной, темные крыши, лестницы. С высоты пригорка было видно, что на замковой территории, за стеной, множество хозяйственных построек. А ближе к нам расположилось большое поселение; кругом сплошь распаханные нивы и сады.
Вполне пасторальная картина, если бы не странное скопление народа у закрытых ворот замка и мелькающих в бойницах фигур. Кое — где зажигались костры, которые устремлялись искрами в небо. И что-то мне это оживление у стен Хемвиля не понравилось.
— Похоже, лорд Даленский не первый, кто решил именно сейчас проверить своих рыцарей, дороги и боеспособность… — флегматично подтвердил мои опасения Данкеро, останавливая своего коня рядом с Траком.
Услышав его замечание, пристально всматриваясь вдаль, я разглядела и коней, и отблески заходящего солнца на мечах и доспехах рыцарей. Видимо, костры жгут не просто так.
— О, Всемогущий… — простонала Ноэль, так же узрев свой осажденный дом.
Керо зловеще промолчал, тронул пятками бока Трака и начал спускаться в долину.
На подъезде сестра, рассмотрев флаги, — и те, которые реяли над замком и тот, что поставили в лагере за стеной, — потрясенно выдохнула:
— Замок захвачен Револейскими. А осаждает… род леди Амалии — Сандерские.
— Какое облегчение, — процедил Сэбиан за моей спиной, — нам не придется искать жениха для твоей кузины.
Я же его мнения не разделяла, потому что здесь явно затевается очередная свара, а ее еще пережить надо. Пока проезжали мимо жилья вилланов, никого не увидели. Жители, разумеется, попрятались и скотину домашнюю увели. Известный факт — мирное население всегда страдает, пока сильные любого мира отношения выясняют.
Под ошеломленными взглядами осаждающих мы неторопливо подъехали практически к замку. Под защитой ближайших домов был устроен штаб, или как здесь подобное может называться. Возле костра собралось с десяток драков в знакомых боевых доспехах из кожи и металла. И самым выдающимся из них был золотоволосый молодой драк. Видной наружности, надо признать. А уж в сравнении с драканами — так просто красавец писаный. Я даже вздохнула… грустно.
Наш отряд остановился. Грант молча взирал сверху на блондина, а тот таращился на меня.
— Леди Сафира… вы живы? — изумленно выдавил он.
Я невольно обернулась и нашла глазами Ноэль. Она прямо-таки светилась от радости, глядя на этого мужчину, но пыталась держаться в рамках местных приличий. Конечно же, мне не составило труда догадаться, кто этот зеленоглазый воин, еще до того, как сестра подъехала и познакомила нас:
— Милорды, миледи позвольте представить вам господина Гленира Сандерского…
Родственник,
заметно взволнованный, неожиданно смутился, румянец окрасил его светлую кожу на щеках, а, увидев Ноэль, выпрямился и расправил плечи, тепло посмотрев на нее. Так смотрят на женщину, которую рады видеть, чувствовалось, что она ему симпатична.
— Ну и как продвигается осада? — ровным глухим голосом поинтересовался Керо у… моего двоюродного дяди, получается.
— Простите, милорд. До нас дошли слухи, что леди Сафира Дернейская Керо почила в обители Святой Матены. — Гленир заинтересованно посмотрел на меня, а, когда поймал мой ответный прямой взгляд, у него брови поползли вверх.
— И? — поторопил Керо собеседника.
Солидный седовласый драк подошел к нам, положил ладонь на плечо молодого и представился, внимательно рассматривая на меня:
— Меня зовут Мадеус Сандерский. Я дед миледи со стороны матери. — Затем перевел взор на моего мужа и продолжил: — милорд Керо, как только мы об этом узнали, приехали сюда. Но замок заняли Револейские и теперь настаивают на владении Хемвилем по праву опеки Хасином леди Сафиры.
— А как же госпожа Лояну? — вкрадчиво произнес Данкеро, спрыгнув с коня. — Ведь она вторая прямая наследница Дернейских…
Мадеус пожал плечами, но пояснил свои намерения:
— Первым делом мы решили занять Хемвиль, а после Гленир отправился бы в обитель за девушкой… или к вам, милорд.
— На темные земли? — усмехнулся Сэбиан, но в его голосе слышалось уважение.
Молодой драк запальчиво произнес:
— Ей там не место, вы сами об этом знаете.
— Мы-то знаем, но долго же вы… собирались ее забирать, — ядовито процедил Данкеро.
Гленир поник, опустил плечи и искоса виновато взглянул на Ноэль. Девушка же, невооруженным глазом видно, его ни в чем не обвиняла, наоборот, едва скрывала счастливую улыбку.
— Мы только две недели назад узнали о вашей неожиданной свадьбе… и гибели… и смерти Хасина, — признался он мрачно. Потом, в качестве оправдания — наверное, перед Ноэль — добавил: — Пока я собирал отряд и добирался сюда…
Ройван потрепал по холке своего коня и заинтересованно спросил:
— И что теперь будете делать?
Мои родственники озабоченно переглянулись. Еще бы, теперь задуманная ими кампания по взятию замка вообще потеряла смысл — я-то живая. А еще любопытно, каким образом они сотню наемников набрали для осады замка. Ведь кузина рассказывала, что Гленир безземельный и бедный, а сие означает: воинов наняли под будущие дивиденды с моего наследства.
Дедуля подтвердил мои умозаключения:
— Миледи жива, и теперь… это сложный вопрос.
— Я так устала, можно спешиться, а? — потеребив за воротник мужа, шепнула, заставив его чуть наклониться ко мне.
Оба драка, старый и молодой, задумчиво посмотрели на нас. Кажется, я опять сделала что-то не то…
Керо глубоко вздохнул, затем флегматично выдал:
— Давайте поговорим внутри замка. Женщины устали, хотят поесть и отдохнуть.
Мадеус, понимающе усмехнувшись, осторожно — заискивающе предупредил:
— Боюсь, Револейские не откроют ворота даже вам…
— Вы думаете? — бесстрастно спросил Керо.
Гленир пояснил, неохотно отводя глаза от Ноэль:
— Миледи жива, значит родичи Хасина будут настаивать перед государем о переходе права опеки к ним… как своеобразного наследства.
— Они вообще ни на что права не имеют! — зло возразила я. — Потому что брак с Мердоком не был…
— Сафи, девочка моя, я решу этот вопрос сам. — Оборвал меня на полуслове ледяной голос Сэбиана.
— Но… — попыталась сказать, что это самый простой путь подтвердить незаконность брака.
— Я! Сказал! Сам! — предупреждающе рыкнул грант.
Обиженно пожав плечами и надув губы, сложила руки на груди и замолчала. Правда, краем глаза снова поймала изумленные переглядывания родственников. Да и остальные смотрели на нас не менее шокировано.
Старший Сандерский неожиданно признался:
— Позвольте отметить, миледи, что вы очень изменились… с момента вашего второго замужества… и в гораздо лучшую сторону.
Я смущенно улыбнулась, мысленно отметая былые обиды. Потом и вовсе решила пошутить:
— При хорошем муже и жена станет че… э — э-э… приветливой дракой.
Дед с дядей поморгали, и, тем не менее, согласно хмыкнули.
Керо, отдав дань вежливости Сандерским, обратился к ближайшему наемнику:
— Щит мне… пожалуйста…
Затем, прикрыв меня щитом, двинул Трака к высокой каменной стене Хемвиля. Там, увидев меня, многие тоже удивились несказанно. Ворота открывать отказались. По — видимому, даже тот факт, что подопечная жива, не перевесил ее скверного нрава. Минут пять, пока выясняли кто и зачем, я смотрела на выглядывавшего из-за бойницы толстого кругломордого драка, вступившего с нами в переговоры, чем-то смахивающего на сову.
Эх, Сафиры на него нет! Потому что мой бедный зад болел немилосердно. Ноги затекли так, что я их уже не чувствовала, а конца — края Хемвильскому мирному процессу не было видно.
Разозлившись, не выдержав, заорала во всю глотку:
— Открывай ворота, иначе сейчас к земле обращусь и…
— И что? — истерично, но с вызовом проорал очередной Револейский.
— А то, стену снесу на фиг, — рявкнула в ответ.
Одновременно сняла внутренние щиты и заставила землю дрогнуть, от чего по стене побежала трещина и посыпались мелкие камешки.
Обрюзгшая, с двойным подбородком, физиономия драка, который смотрел на нас сверху, неожиданно вытянулась, а глаза округлились от ужаса — вылитая сова. Хм — м, оказывается, я ого — го — о, какая сильная и страшная! Мое самомнение раздулось до размеров прежде невиданных. С гордым видом я развернулась к мужу и торжествующе улыбнулась — пусть знает, что ему жена не тряпка досталась…
За нами восседали на лошадях темные воины. И мне уже не улыбалось, стоило увидеть, что каждый из них замер с поднятой рукой, и вокруг клубилась сама Тьма. Под мягким насмешливым прищуром мужа уныло вздохнула, теша себя надеждой, что выглядела не так жалко, как тот драк на стене, и отвернулась. Устало облокотилась на грудь Сэбиану. Спрашивается, зачем лезла в мужские игры?
Уже через минуту перед нами открыли тяжеленные кованые ворота. Далее старший представитель рода Револейских подписал отказ от всех претензий на опеку Хемвильской наследницы и весьма поспешно убрался с остальными своими родственниками, рыцарями и наемниками из замка.
Мы с Ноэль в это время сидели в зале на первом этаже, и я с небывалым любопытством разглядывала мощные балки, поддерживающие потолки, затейливую лепнину, огромные камины, в которых, похоже, пищу готовили: вон как заляпали жиром и копотью. Каменные полы сложены из тяжелых огромных плит. Где только раздобыли и каким образом уложили — непонятно. Длинные деревянные столы на кованых ножках — лапах и стулья с высокими резными спинками. Вдоль стен стояли длинные лавки, на которых расположились наши спутники и прибывшие с Сандерскими, за исключением занимавшихся лошадьми и несших охрану. С восторгом и искренним любопытством искусствоведа я пыталась соотнести увиденное сейчас, с тем, что было создано у нас… на Земле в подобную эпоху. Схоже и в тоже время отличается значительно.
Отдельный интерес представляла челядь замка: горничные, лакеи, прачки, даже кухарки и прочие любопытствующие, что периодически появлялись и выглядывали из коридоров, перешептываясь. Я устало скользила взглядом по новым лицам, почти не останавливаясь ни на ком. Отметила, что на женщинах рубашки — с широкими рукавами с завязками у кистей, вроде манжет, и со шнуровкой на груди — из беленого и небеленого домотканого полотна, у некоторых украшенного вышивкой. Длинные верхние юбки темных оттенков, из-под которых виднелись при ходьбе замызганные нижние. Мужчины одеты еще проще — в рубашках с воротником под горло, застегивающихся на деревянные пуговицы, подпоясанных плетеными ремнями, и широкие брюки.
Сама же подверглась откровенному любопытству — прислуга разглядывала во все глаза. Кто-то — со страхом, кто-то — с ненавистью, а кто — за компанию и от нечего делать, тем все равно, кто в замке хозяйничать будет. А я в этот момент осознала, как мне повезло. Если бы не Керо, не знаю, что бы случилось дальше в новой жизни. Разница между той Сафирой и мной настолько очевидна, что окружающие были не в силах скрыть изумления.
Например, Гленир, следивший за выдворением Револейских, нет — нет, да задерживал на мне задумчивый изучающий взгляд. Возможно, я бы и приняла такое пристальное внимание за мужской интерес, но в зеленых глазах отражались сомнение, удивление и некоторая подозрительность.
От раздумий меня отвлекла тихонько возмущавшаяся Ноэль:
— Сафира, посмотри! Нет, ты только посмотри, что тот недоделок сотворил с нашим домом. Все загажено, запущено, а челядь и вовсе распустилась… Умудриться за пару месяцев испохабить дом! Только на это Револейские и способны… Даже при твоем отце такого непотребства не было…
— Отсутствие женской ласки сказывается на жизненном укладе, — очень к месту вспомнилась мне фраза из Ильфа и Петрова.
Драка горестно кивнула, со слезами на глазах протянула руку и трепетно коснулась каменной стены. Провела по ней, тяжело, сочувствующе вздыхая, погладила, словно живое существо успокаивала. И даже я, особо не «прислушиваясь», ощутив жалобный, обиженный стон Хемвиля, испуганно вздрогнула. Все-таки я с домами впервые накоротке общаюсь… А тут — целый Замок!
— Бедняжечка, — участливо покачала головой, очень надеюсь, будущая хозяйка.
Я поглядывала на сестру и силилась принять тот факт, что скоро и мне придется «дружить» со своим домом, только в темных землях. И каким он будет? А как встретит? Эх — хе — е…
— Ноэль, мы смогли довести наш план до конца… почти, — улыбнулась я.
Она вскинула на меня сияющий, но еще неуверенный небесно — голубой взгляд. Наверное, от испытываемых сейчас эмоций ее зрачок вытянулся в ниточку, и глаза так необычно смотрелись, что я невольно задумалась, как сейчас мои желтые выглядят. Так же ярко?
Обе оценивающе посмотрели на Гленира, стоявшего с другими мужчинами, несомненно, решавшими кто здесь главный. Он, отметив наш интерес, засмотрелся на Ноэль. Неуверенно улыбнулся, чем невероятно смутил юную драку.
— Может нам пора привести себя в порядок? — тихонько спросила кузина, щеки которой загорелись как маков цвет. — И заняться ужином?
Мысленно застонав от усталости, согласно кивнула, но решила исхитриться и предложила:
— Давай. Только отныне я тут гостья, а ты хозяйка. Поэтому бери бразды правления на себя! — но, увидев, что подруга не на шутку испугалась, добавила. — Не бойся, пока вместе походим, чтобы веса твоим распоряжениям придать.
Как только мы встали и двинулись к выходу из зала, краем глаза я отметила, что Сэбиан кивнул одному из драканов. Тот встал, едва заметно поклонился, приняв приказ, и уверенно направился за нами. Я не сочла это навязанной унизительной слежкой — почувствовала благодарность к мужу, который постоянно думает о моей безопасности, вне зависимости от места и времени. И это было чертовски приятно!
Тщательно подражая абанисе Эйре, мы устроили разнос на кухне, потом сурово попеняли лентяйкам — горничным, запустившим спальни. В общем, оживили это заросшее ряской болото хозяйственной суетой. Мой первый опыт командования оказался довольно тяжелым морально. Не привыкла еще, а ведь придется, учитывая мое положение в новом обществе и на темных землях.
Мы с Ноэль так устали, что отпросились у Керо поужинать в старой спальне, принадлежавшей до недавнего времени Сафире.
После ужина решили помыться с дороги.
— Знаешь… думаю… Сэбиан тоже спать сюда придет, — задумчиво высказалась я. — И помыться захочет…
— А где мне тогда спать? — испугалась Ноэль.
— Сама подумай, какую спальню выберет Гленир для вас? — пришла моя очередь с хитрой улыбкой смотреть на подругу.
— А может он, как многие… захочет две раздельные? — грустно предположила драка.
— Знаешь, милая моя, лишиться мужа просто: надо завести раздельные спальни, поменьше интересоваться его жизнью и делами, а вместо интима, почаще жаловаться на головную боль, — наставительно пробурчала, в точности копируя тон любимой бабушки.
Ноэль хмыкнула, покусала, раздумывая, губы, прижала кулачки к груди и тихонько поделилась страхами:
— Знаешь, служанки говорят, что мужчины часто делают им больно, когда берут… И я боюсь, — она тяжело вздохнула, — очень — очень боюсь… боли. А вдруг я напрошусь на совместную спальню, а потом даже спрятаться будет негде?
Я обняла девушку, погладила ее по спинке и попыталась, себе в том числе, внушить разумные мысли:
— Ты сама сказала, что Гленир терпеть не мог бывших хозяев Хемвиля. Защищал нас от отца и моего бывшего, из-за чего лишился теплого сытного места.
— Ну да, я…
— Я видела, с каким теплом он смотрит на тебя, как мужчина на желанную женщину. Мне кажется, такой вряд ли является скрытым садистом.
— Почему ты так думаешь? — удивилась Ноэль.
— Сама посуди, зачем садисту и моральному уроду было уходить отсюда? Ведь мы с тобой знаем и помним, что здесь творилось… тогда.
Нашу беседу прервали слуги, постучавшие в дверь — принесли воду в лохань. Госпожа Лояну твердым голосом приказала приготовить хозяйскую спальню для нее и остальные комнаты — другим гостям. Работы прислуге мы сегодня навалили своим приездом знатно.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. дина
    Прочмтала с удовольствием.