Светлая и Темный

Глава 13. Поворот

Истинная женщина — это нечто большее, чем просто нормальная, адекватная, «удобная» миру и своему любимому, женщина. Истинная женщина — это космос состояний, это бездна эмоций, это сама история. Хотите стать историей? Тогда нужно быть собой!
Н. Масибут
Мои грустные раздумья оборвали ржание лошадей и перестук копыт. Рядом тяжело вздохнула Ноэль, зябко кутаясь в новый теплый плащ, тот самый — из моего приданого. Но сегодня же не холодно, хоть и раннее утро, тогда почему сестра мерзнет?! Слева мешал забор, справа — Ноэль, я выглянула из-за мужниного плеча и — вцепилась в его руку, потрясенная открывшейся картиной.
Десять грозных, хмурых воинов драканов, обвешанных оружием, восседали — по — другому не сказать — на огромных лошадях, похожих на наших тяжеловозов. Немного осмотревшись, я обратила внимание на детали. У животных ухоженные гривы и хвосты. Седла почти плоские, напоминающие спортивные. Всадники одеты в темные кожаные кафтаны и знакомого вида длинные рубахи. Все как один брюнеты, с косами, собранными на макушках ремешками и спускающимися до пояса. Видимо, «прическу», как у главы клана, им носить не полагается. Их лица… Из десяти воинов, что сейчас пристально разглядывали меня удивленными глазами, по — другому никак не выражая эмоции, трое были в большей степени чешуйчатыми, чем остальные, и таким образом меньше походили на обычных людей, хотя, в данном случае — драков. Бр — р-р… зверолюды, в общем, или ящеролюды — пришло на ум определение этим представителям мира Эсфадос.
— Ну! — рыкнул Темное Сиятельство, прерывая гляделки.
Стоило ему проявить недовольство, один из всадников с невероятной пластичностью спрыгнул с коня и метнулся в хвост отряда. Через несколько секунд к нам подвели двух привычного вида лошадей. Серый в яблоках мерин из моего кошмара, спасенный Сэбианом у обрыва. И гнедая молодая лошадка. Видно, что о животных хорошо заботились — вон как лоснятся.
Керо подошел к мерину, ласково погладил по морде и позвал:
— Сафира, этот твой. Иди сюда, я подсажу…
Ноэль шустро скользнула мимо меня к гнедой, постаравшись, чтобы никто не успел к ней подойти с помощью, и сноровисто села в седло.
А я… я таращилась на коня, которого моя предшественница чуть не убила и, к своему огорчению, видела в его влажных черных глазах страх и неприятие. Уверившись, что мерин, мягко говоря, везти меня не горит желанием, перевела взгляд на Керо и вымученно улыбнулась:
— Милорд, вы же в курсе, что у меня амнезия… э — э-э, отши… потеря памяти?! Дождавшись от него понятливого смешка, смиренно уточнила. — Я не умею… забыла, как ездить верхом. А конь не любит меня…
— Ты его тоже не любила! — возразил муж. — Поэтому, если изменишь к нему отношение, он тоже… полюбит.
Я, кажется уже привычно, тяжело вздохнула:
— А как его зовут?
Оба лорда удивленно приподняли брови, ответил Керо:
— Не знаю! Это же твой конь!
— У него нет имени! — вмешалась Ноэль, на зависть свободно державшаяся в седле. — Ты говорила, что имя привязывает к живому существу. А такой слабости нельзя себе позволить в Хемвиле!
Я осторожно приблизилась к мужу, державшему лошадь под уздцы, взяла его для храбрости за локоть. Затем посмотрела в глаза коню и тихо спросила:
— Давай ты будешь Серегой?
Конь фыркнул, боднув головой Сэбиана и напугав меня.
— Ты против Сереги? Хочешь, я ласково тебя звать буду — Сережкой?
Теперь в отряде послышались недоуменные смешки. А строптивец продолжал напряженно косить на меня глазом и перебирать ногами.
Нет, я не сумасшедшая, чтобы на него садиться. Поэтому, задрав голову, просительно посмотрела в сумеречные глаза мужа:
— Сэбиан, а можно я…
— Пешком? — сухо спросил он. — Нет, нельзя.
И ждать, пока ты наладишь со своим конем отношения, у нас нет времени.
— Я хотела спросить, можно ли мне с тобой? — обиженно буркнула. — Хотя бы немного… чтобы привыкнуть и…
— Ты согласна ехать у меня на коленях? — жестко спросил он, похоже, почти не сомневаясь в отказе.
— Да! — пискнула я в ответ, тоскливо подумав, что если сейчас откажет, то скоро станет вдовцом снова.
Муж свистнул, сначала я услышала топот и радостное ржание, а пото — ом увидела… Монстра! Черного, огромного коня, который мощным плечом оттеснил бедного Серегу в сторону, чуть не затоптав.
Я потрясенно смотрела на чудовище и мысленно потешалась над собой, в той жизни наивно мечтавшей о рыцаре на черном коне. Получи и распишись! Романтическая идиотка! Лучше бы как прагматичные женщины об олигархах на белых мерседесах мечтала… Хотя, чем гранд не олигарх?
Несмотря на слабость, Керо птицей взлетел в седло, затем, подхватив меня за талию, легко поднял к себе на колени. Посмотрела вниз — высоковато! Боженька, если я сверзнусь под копыта этому животному, то могу и не воскреснуть. Только и осталось, клещом вцепившись в пояс мужа обеими руками, истово молиться.
— Жена, в пределах моей досягаемости лучше не упоминать светлых богов. Да еще от всего сердца и с таким жаром…
— Почему? — прохрипела я где-то в области его плеча.
— Совсем ослабну и могу уронить… тебя! — серьезно пояснил он.
Моя хватка, наверное, стальной сделалась. Но любопытство распирало больше:
— Ты действительно ощущаешь ее? Ну, чужие молитвы? Землю?
— Сильнее, чем ты можешь себе представить!
— Да — а-а? А что ты чувствуешь? — я отважилась чуть — чуть отлепиться от него и взглянуть вверх.
— Я — темный маг! Уверен, отголоски моей магии ты, в свою очередь, ощутила во время обряда. Разве тебе приятно было?
Невольно передернулась от отвращения. Но в этот момент конь тронулся с места, и я снова вцепилась в мужа.
— Так и я воспринимаю все, связанное со светлыми: вашу землю, молитвы и особенно святые места.
— А мою магию? Ты же сказал, что она вкусно пахнет?
Сэбиан отпустил поводья и рывком пересадил меня лицом к голове коня. Несмотря на то, что его руки фиксировали меня по бокам, а одной он обнял меня за талию, все равно держалась за его кафтан, намертво сжав ткань в кулаки.
— Да, она очень вкусно пахнет. Особенно теперь, когда наша кровь смешалась. Ты сможешь много дать моей земле. — Отозвался муж спустя минуту, когда я немного успокоилась и поняла, насколько это интимно, так ехать.
— Надеюсь… — едва слышно выдохнула.
— Я рад, учитывая, что было… в прошлый раз…
Мы выехали на пригорок, с которого открылся вид на скромную уединенную обитель Святой Матены на каменистом обрыве. Я наглядно убедилась, что сан монахини не для меня. Хочу жить полной жизнью, любить и быть любимой. Обернулась на Керо. Мой муж! Просто невероятно! Эта мысль никак не могла уложиться в голове. Освоиться! А мне теперь надо начинать строить с ним совместную жизнь, налаживать отношения, если я действительно хочу семью и вообще — жить дальше. С Сэбианом полутонами не обойдешься. Он из категории мужчин, которые берут либо все, либо ничего.
Молчала я недолго, слишком много вопросов накопилось.
— А мы сейчас прямо в Хемвиль? — осторожно поинтересовалась его планами.
— Нет! Сейчас едем в лагерь, который я приказал разбить неподалеку.
— Зачем? Сейчас утро, и мы могли бы…
— Затем! Что свою брачную ночь я хочу получить этим утром! — в его глухом голосе вновь проснулись угрожающие интонации.
Какой-то озабоченный муж мне достался, однако!
Сникнув, я еще минутку помолчала, потом, проверив, что Ноэль в порядке, рискнула обратиться по ее делу:
— Сэбиан, что ты хочешь делать с… моим замком?
Потомившись в ожидании ответа, наконец, услышала:
— Говори прямо, женщина! Чего ты хочешь от меня!
Нервно теребя ткань его кафтана, рискнула пойти ва — банк и рассказала о том, что мы с Ноэль задумали. Закончив, обернулась и умоляюще посмотрела в темно — серые холодные глаза, и попросила:
— Пожалуйста! Помоги нам! — и зачастила. — Ведь Хемвиль тебе совсем не нужен. А Ноэль не выживет на вашей земле. Она Дернейская, значит имеет право, и закон на ее стороне. Надо всего лишь замуж ее выдать, чтобы уберечь от очередного опекунства и… Не губи девочку…
— У вас ничего не выйдет! — устало ответил Керо.
— Почему же? — неприятно удивилась я.
В этот момент мы перевалили через холм, и я увидела пару палаток, лошадей. Лагерь. Керо спешился, положил свои ладони на мои бедра и молчал, словно задумавшись.
— Сэбиан?! — поторопила я.
Он кивнул, снял меня с коня и ответил:
— Пока ты жива, родственники твоего бывшего супруга имеют больше прав на замок, чем Ноэль. Пока она вторая наследница, не больше.
И тут мне в голову пришла сногсшибательная идея:
— А если доказать, что мой первый брак был недействительным? Ведь тогда они вообще никакого права на Хемвиль иметь не будут. Впрочем, как и на любую опеку над наследницами Дернейскими…
— И каким же образом ты собираешься доказать недействительность брака? — нахмурился муж.
За его спиной замаячил Данкеро, но меня присутствие посторонних беспокоило гораздо меньше, чем судьба Ноэль. Я видела цель и напролом шла к ней.
— Если я правильно понимаю, брак, пока не скреплен… физически, не может быть признан законным?! Ведь так?
— И ты сможешь доказать это? — почему-то хрипло переспросил Керо.
— Конечно! — я все-таки смутилась, отвечая на интимный вопрос. Поэтому поясняла уже без азарта и гораздо тише. — Мердок Револейский целых четыре года избивал Сафиру, но так и не притронулся к ее телу! Любая повитуха подтвердит, что я до сих пор невинна.
Через несколько долгих секунд молчания Ройван хлопнул по плечу Сэбиана и оглушительно расхохотался.
Я в недоумении переводила взгляд с хохочущего одного на угрюмого, явно недовольного второго.
— Мне не жена досталась, а наказание за грехи! — со злостью заявил Керо.
— Ты о чем? — уныло спросила я.
— Завтракаем и собираемся! — рявкнул Его Темность своей охране. Затем мне пояснил: — С одной стороны, ты просто сокровище: красивая двухцветная драка, которую теперь можно привязать не только моей кровью к себе, но и кровью твоей невинности к моей земле. Теперь не сбежишь… от меня.
— А с другой стороны? — обреченно поинтересовалась я.
— С другой — брачную ночь, в связи с этим, придется отложить, — ровным голосом, справившись со своими эмоциями, произнес Керо.
Какое облегчение! У меня прямо от сердца отлегло. В тоже время под кожей, там, где поселилось то самое «темное» нечто, царил хаос из различных чувств. Но злость и радость бушевали на равных.
— Так ты поможешь нам… Ноэль? — тихо спросила я, положив ладонь на его руку.
— У нас слишком мало времени, посмотрим, как дело сложится.
Запищав от восторга, я подпрыгнула и захлопала в ладоши. Однако быстро угомонилась, смутившись, потому что все до единого мужчины вокруг пораженно смотрели на меня. И даже сестра.
Неосознанно спрятав руки за спину и опустив глаза долу, я невольно вспомнила свое детство. Ирина, обладавшая замашками английской аристократки, вечно одергивала меня за подобные всплески эмоций, по ее мнению, не подобающих для леди. Тем не менее, все равно они прорываются из меня фонтаном, а ведь не девчонка уже.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. дина
    Прочмтала с удовольствием.