Светлая и Темный

Глава 12. Бракосочетание

Муж и жена — одна сатана
— Сафи, простынешь. Платье теплое, но ты еще слаба после болезни… — мягко попеняла Ноэль, накрывая мои плечи плащом, подбитым мехом наподобие кроличьего.
Обернулась к подруге и благодарно улыбнулась, объяснив, почему захотела постоять у открытого окна:
— Сегодня особое событие: замуж выхожу. Обычно в этот праздничный день девушкам полагается испытывать волнение, восторг, а… я — смятение и неуверенность в будущем. И все! Хоть красивым восходом полюбуюсь!
— В прошлый раз ты испытывала страх и ненависть, а сейчас — всего-то неуверенность, — с печальной улыбкой заметила Ноэль, присоединяясь ко мне.
Я не могла не оценить поддержку и хихикнула:
— Да уж, жизнь налаживается! — В очередной раз осмотрела свое красное традиционное платье и мрачно констатировала: — Наверное ни одна драка Приграничья не наряжалась в свадебное платье чаще, чем Сафира Дернейская. Глядишь, так дело пойдет — заношу до дыр…
Девушка не выдержала и прыснула от смеха.
— И не надейся, дорогая! Ты в последний раз надела его. Я непременно постараюсь дожить до глубокой старости, — раздался за спиной не менее мрачный, чем мой, голос Керо.
Сразу стушевавшись под потемневшим взглядом внезапно явившегося «жениха», через несколько секунд я опомнилась: с чего бы, ничего «такого» не сказала… вроде, и точно не имела в виду. А подслушивать не приветствуется в любом обществе.
— Как вам будет угодно, милорд! — позволила себе чуточку язвительный тон, потом, увидев входящего следом за Сэбианом Ройвана, вежливо поклонилась и добавила. — Чудное утро, милорды!
— Леди Сафира, вы невероятно прекрасны сегодня, впрочем, как всегда… и не смотря ни на что, — похвалил меня последний с таким же поклоном, затем посмотрел на Ноэль, склонившуюся в реверансе, и, мягко улыбнувшись, обратился к ней: — А вы, госпожа Лояну, сегодня, словно бутон арисы, нежная и восхитительная.
Выслушав Данкеро, драка покраснела, я, наверное, тоже, потому что почувствовала, как тепло прилило к щекам, к сожалению, продемонстрировав драканам нашу полнейшую наивность и неискушенность по части комплиментов.
Мужчины задумчиво уставились на нас.
— Мы идем? — нервно поторопила я, чтобы избавиться от неловкости.
— Занятно, миледи! — усмехнулся Керо, скривив уголок рта. — В первый раз вы не спешили стать моей женой.
Вспомнив, что надо было поблагодарить за комплимент, как положено настоящей леди, чему, в конце концов, Ирина в той жизни учила, а не молча краснеть. С досады я чуть слышно буркнула:
— Остается опять порадоваться за вас, милорд!
Данкеро не сдержал смешка, но промолчал. А Сэбиан, взяв меня за руку, повел к двери.
По настоянию гранта обряд проводили во дворе. Не сложно догадаться почему: снова расходовать половину своего магического резерва темный не захотел, а может и больше, из-за того что на сей раз бракосочетание происходило в светлой обители.
Сначала нас обвенчала абаниса Эйра. И если я, несмотря на обстоятельства, испытывала душевный подъем и внутреннее благоговение во время святого таинства, то дракану пришлось тяжко. Ощутив как дрожит мужская рука в моей по окончании священнодействия, я почувствовала жалость к мужу, и неожиданно — уважение и благодарность. Ведь он знал, каково ему будет, но пошел на это ради меня.
Твердо решив ответить тем же, я уверенно смотрела Сэбиану в глаза, когда он начал проводить второй обряд согласно традициям темных. Даже когда полоснул по моей ладони ритуальным кинжалом, поморщилась, но не пыталась убрать дрогнувшую руку и слезы вытерла рукавом другой.
Но стоило нашей крови смешаться, а Керо — запеть, со мной начало твориться что-то непонятное. Однозначно — не то, что происходило с Сафирой. От места соприкосновения наших окровавленных ладоней растекалась волна холода, пробирая меня до костей.
Я застонала и зажмурилась, захотелось обнять себя и сжаться в комочек. Попыталась выдернуть свою руку из когтистой ручищи, но маг крепко держал.
Неожиданно холодный поток словно загустел, превратившись в нечто живое, темное и жутковатое по ощущению и восприятию. Это что-то зашевелилось у меня под кожей, устраиваясь, обживаясь. И, кажется, делясь целым сонмом едва различимых эмоций…
В ужасе открыв глаза, хотела заорать, но в этот момент посмотрела на Сэбиана, и крик застрял в горле. Мужчина посерел, на щеках выступил лихорадочный румянец, что обычно бывает, когда во время болезни температура поднимается, или обгораешь на солнце. В сумеречных глазах мага появилось смятение и удивление: он явно не ожидал того, что происходило с нами сейчас. И одновременно продолжал хрипло монотонно петь. Пришлось мне, сжав зубы, терпеть боль и страх, держась за его ладонь, как утопающий за спасательный круг.
Брачный браслет снова обжег кожу на месте, где намертво врос, послав волну озноба по всему телу. Затем я почувствовала на запястье холод, облегчивший страдания, и все — больше никаких неприятных ощущений. Если бы не эмоциональный откат!..
Керо замолчал, по — прежнему удивленно глядя на меня. А я не выдержала и, вырвав, наконец, свою ладонь, чуть не плача, пожаловалась:
— Ты не предупредил, что во второй раз будет настолько больно и жутко!
Сэбиан резко шагнул ко мне, сграбастал и прижал лапищей мою голову к своей груди. Однозначно, с намерением заткнуть рот. А я — что? Все поймала на лету. Обиженно зыркнула на него и замолчала, подчиняясь безмолвному приказу не ляпнуть лишнего при посторонних.
Как ни странно, в объятиях иномирца, более того, темного мага, ставшего моим мужем, я ощутила спокойствие, которого так не хватало в последнее время. Доверчиво положила ему на грудь раненную ладонь и сама, все еще вздрагивая, уткнулась в кафтан. Пару раз всхлипнув, затихла, наконец.
Муж бережно погладил меня между лопаток, затем наклонился к моему уху поближе и выдохнул:
— Тебе станет легче, если я признаюсь, что сам не ожидал образования полной связи?
Шмыгнув носом, я подняла лицо и, посмотрев в темно — серые глаза, спросила:
— А что это означает?
Здоровенная тяжелая ладонь, переместившаяся на талию, замерла, потом последовал лаконичный ответ:
— Я тебе скоро расскажу и даже дам почувствовать.
Уловив подтекст, опять шмыгнув носом, я с подозрением взглянула на мужа, заставив его усмехнуться.
— Вещи миледи погрузили, мы готовы в путь! — нарушил странный волнующий момент Данкеро.
От вкрадчивых мягких ноток в его голосе не осталось и следа, насторожив меня, хотя взгляд оставался прежним — доброжелательно — изучающим.
А вот абаниса Эйра кротко улыбалась, но тревожно посматривала по сторонам. Разумеется, ей бы поскорее проводить загостившихся чужаков за ворота и забыть о нас, как неприятный докучливый сон.
— Неужели мы прямо сейчас в дорогу? — удивилась я спешному отправлению в «свадебное путешествие».
— Святая обитель людей — не то место, где дракан чувствует себя хорошо… — прозрачно намекнул Данкеро, продолжая внимательно разглядывать меня.
Я понуро кивнула, нашла взглядом взволнованную бледную «свидетельницу». Взяв ее за ледяную ладошку, на подрагивающих после темного обряда ногах повела к воротам за лордами. Те шли впереди, позволяя лишний раз оценить мощь их фигур и ширину плеч. Синий бархатный кафтан лорда Данкеро поблескивал золотой вышивкой; рубаха, мелькавшая в боковых разрезах, тоже была украшена затейливым шитьем. Пожалуй, друг жениха выглядел празднично, будто на самом деле собирался на свадьбу. А вот жених, вернее уже муж…
Сэбиан, в отличие от нарядного друга, выглядел чересчур строго и чопорно в черном бархатном кафтане. Солнечные лучи играли на украшенном золотыми заклепками и накладками поясе и колечке, закреплявшем хвост на макушке. Я невольно засмотрелась на его бритые виски, затылок, крепкую шею, которую подчеркивал высокий воротник нижнего платья и шалеобразный верхнего.
Суровый, властный и вместе с тем харизматичный облик темного гранта внушал уважение. Такому мужчине побрякушки да украшения ни к чему, он и без них сразу выделяется среди окружающих.
Снова тяжко вздохнула и заинтересованно посмотрела на пятую точку моего дракана. Правда, сколько я ни сверлила его зад, хвост так и не появился.
А еще муж заметно покачивался, вне всякого сомнения, от слабости. Казалось, вот — вот ступит и запутается в длинных полах кафтана, даже при свете дня напоминавшего клубящийся черный дым. Меня так и подмывало подставить ему плечо. Но вряд ли Сэбиан хотел, чтобы кто-то заметил, что с ним неладно, и я молча наблюдала за его скованными движениями.
Вчера, когда настаивала на брачном обряде по законам людей и драков, отчаянно надеялась на потерю новобрачным «трудоспособности» с целью получить отсрочку исполнения супружеского долга. А сейчас, собственными глазами увидев, насколько физически сильному мужчине тяжело далось повторное освящение семейной жизни, неожиданно расстроилась и почувствовала себя виноватой.
Пришлось шагать за мужем по каменной дорожке к высоким дубовым воротам, испытывая муки совести и уговаривая себя, что он сам виноват. В конце концов, я Его Темность силком в постель тащить не собиралась, в отличие от него.
Сэбиан несколько раз оборачивался, окидывая меня странным задумчивым взглядом. Я уже было обеспокоилась повышенным вниманием, но мы подошли к воротам. Старая привратница открыла одну створку и напряженно следила, как слишком обременительные гости покидали обитель. Грохот воротин и лязг закрывающегося засова отозвались в душе страхом перед неизвестностью, как бывает, когда теряешь стабильность, пусть в данном случае относительную, но тем не менее. А вот что грядет? Ненавижу неопределенность всеми фибрами души! Когда знаешь, что предстоит или грозит, с проблемами легче справиться, либо преодолеть трудности. А тут…
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. дина
    Прочмтала с удовольствием.