Светлая и Темный

Глава 11. Накануне

Две кошки стоят одного медведя
Арабская поговорка.
Вернувшаяся через минуту Ноэль, увидев меня возле камина с подсвечником в руке, прямо с порога осторожно спросила:
— Ты что делаешь?
Будучи не в самом хорошем расположении духа после общения с мужем и глубоко в своих мыслях, наверняка отражавшихся на лице, я выпалила:
— Да вот, думаю, чем бы прибить этого наглого, самоуверенного, самовлюбленного деспота, тирана и эксплуататора… моего почти мужа! А, ладно, подсвечник тоже пойдет, тяжелый… Хрясь по темечку — и нет проблем с очередным замужеством, привет, свобода выбора, жизнь и…
Я чуть не выронила подсвечник: сестра, испуганно охнув, ринулась ко мне. Бухнулась на колени, обняла мои ноги и отчаянно запричитала:
— Сафира, умоляю тебя, не надо! Не надо на них нападать. Они сильнее, разве ты с ними справишься?! И за воротами точно расположился его отряд. Мы же только — только жить собрались. Ты же обещала, что никогда не станешь прежней, Сафи… — ее голос звучал тихо, но оглушающе эмоционально, выдавая чувства, которые драка весь вечер пыталась спрятать от чужаков. — А как же я? Что будет со мной, если тебя убьют? Ты обещала, обнадежила… а сама…
Истерика Ноэль пробирала до костей, вместе со сквозняком, гулявшим по невысохшей рубашке. Поглощенная собственными чувствами, я не заметила, что и у нее нервы давно уже на пределе были. Понадобился лишь малюсенький повод, которым стала дурацкая, не смешная шутка измотанной попаданки. Попробовала отцепить бедняжку от своих коленей и поднять на ноги, но не тут-то было. Она продолжала безудержно рыдать, причем, едва слышно, содрогаясь худеньким телом. И от того, к моему стыду, картина выглядела еще более удручающей, болью отдаваясь в душе.
После второй попытки поднять плачущую девушку, сама опустилась на пол, обняла ее и начала уговаривать:
— Прости, прости меня глупую, пошутила неудачно. Ноэль, миленькая, не плачь, просто я разозлилась на Керо, вот и несла всякую чушь. Не собираюсь я никого убивать, ты что?! — потрясла сестру за плечи, и глядя в переполненные слезами несчастные голубые глаза, заискивающе зашептала. — Ну не надо, сестренка, успокойся. Все будет хорошо. Завтра выйду замуж, и все устроится. Сэбиан не даст нас с тобой в обиду, вот увидишь!
— Ты так легко назвала его по имени, будто вы уже лет десять в браке живете… — хлюпая носом, неуверенно заметила она.
— Стоило один раз помыть мужчину — и такое чувство, что всю его подноготную узнала.
— Да — а-а? — недоверчиво откликнулась драка.
Я помогла ей встать с пола и, обняв, повела к кровати, продолжая увещевать:
— Мы с ним уже столько всего прошли вдвоем: и свадьбу, и проклятье, покушение на убийство и самоубийство, и почти развод, сейчас, вот, помывку совместную. А завтра опять свадьба… Так что, думаю, вполне можем общаться по — семейному, без лишних формальностей. Сафира и Сэбиан — как хорошо наши имена вместе звучат, что диву даешься, отчего я раньше противилась нашему браку…
Мы переглянулись и захихикали.
— Слава Триединому, ты снова шутишь и улыбаешься, значит, точно не изменилась!
— Ага, слава ему! — весело согласилась я, залезая под одеяло, но вспомнив о Данкеро, ворчливо уточнила: — лорд не приставал?
— Нет, как можно? Он же клятву дал…
— Если бы всем обещаниям мужчин можно было верить… — тяжело вздохнула я.
Ноэль покачала головой и с жаром зашептала, словно боялась, что кто-то услышит:
— Всем известно, что темные крайне редко дают клятвы. И только тогда, когда точно знают, что выполнят!
— Ого, неужели порядочные? — удивилась я.
Девушка усмехнулась и с придыханием, как страшилку, поведала:
— Нет, просто, говорят, что в противном случае драканы получают откат их же темной магией. И чем серьезнее клятва, тем сильнее последствия. Поэтому не нарушают своих обещаний. Правда не больно ими разбрасываются!
Фу — ух, устала сегодня, будто мешки ворочала. Но одно «но» не давало мне уснуть:
— Ноэль?
— Да, Сафи?
— Скажи честно, ты сможешь выйти замуж за дракана? И жить там?
Девушка завозилась под одеялом, наверное, не решаясь ответить как на духу. Я легонько толкнула ее локтем и пристально посмотрела прямо в глаза.
Кузина вздохнула, отрицательно качая головой:
— Я слабая… Даже если привязать кровью дракана, не проживу у них долго. Но это же лучше, чем ничего, правда?
Я потрясенно уставилась на хорошенькую шестнадцатилетнюю драку, которой в Хемвиле пришлось едва ли лучше, чем отдавшей богу душу старшей родственнице. Которая не знает, сколько ей осталось жить, но живет как может именно сейчас, особо не надеясь на чудо…
— Выходит, ехать со мной на темные земли — для тебя подобно самоубийству, только медленному? — уточнила я.
— Ну… — протянула она.
Не дожидаясь положительного ответа — и так ясно, сообщила:
— Сэбиан сказал, что Хасин умер…
— Что? — оборвала меня на полуслове Ноэль.
— Да! Из-за ранения в плечо — зараза попала — почил неделю назад.
— Вот так новость! — Взволнованная нежданным известием кузина села в кровати. — Представляю, какая драка за Хемвиль сейчас начнется.
— И кто будет претендовать? По — твоему? — заинтересовалась я.
— Гранту Керо он не нужен. Это любому драку и человеку понятно. Я вторая наследница после тебя, но женщине в одиночку не удержать поместье.
— Ну, а кроме тебя? — поторопила я.
— Кроме меня, другие Револейские… А еще со стороны твоей матери ее двоюродный брат, Гленир Сандерский — молодой и родовитый, но безземельный. Младший сын бедного рода. Вряд ли ему удастся без поддержки захватить власть в Хемвиле.
Глаза Ноэль потеплели и заблестели, а в голосе появилась… нежность, когда она упомянула некого мужчину, невольно выдав, что испытывает к нему симпатию.
— Он тебе нравится? Холостой?
Девушка покраснела, опустила голову и призналась:
— Просто он пару раз защищал нас с тобой от твоего отца и покойного супруга, пока служил в Хемвиле. За что даже не успел принести присягу лорду Калему.
— Где он сейчас?
— Не знаю. Когда мы уезжали, его не было в замке.
— А если бы у него было законное право, он смог бы удержать Хемвиль в своих руках?
— Да! — грустно кивнула Ноэль. — Гленир сильный, умный и честью дорожит. Такой прикроет спину в бою и не обманет, но в том кошмаре, что у нас творился, он не смог находиться.
— Милая кузина, я кое-что придумала!
— Что? — оптимизма не уловила.
— Любыми путями уговорить Сэбиана, чтобы помог выдать тебя замуж за этого Гленира Сандерского и оставить вас управляющими, а в дальнейшем сделать собственниками Хемвиля. Как ты правильно отметила, дракану замок ни к чему, и мне, видимо, тоже. Разумнее всего, чтобы он остался в семье Дернейских по твоей линии. И… Амалия ради него погибла, так что, может быть ее двоюродный брат там счастливым станет… мама была бы рада.
Моя подопечная снова расплакалась, уткнувшись мне в плечо, только теперь от счастья, вернее, надеясь его обрести. Конечно, мы не были уверены, что получится, как нам хочется. А сколько времени займут поиски Гленира? Но обе непременно должны попытаться наладить жизнь. Главное — уговорить мужа помочь в этом нелегком деле. Ведь по закону замок его…
Ноэль боялась поверить в свою личную счастливую сказку: вдруг Гленира скоро не найдем, а Керо не захочет долго искать, а может и вообще — вмешиваться в бабские дела. Или, того хуже, вдруг тот уже женился ненароком… От моего возражения «на что он семью кормить будет» она отмахнулась, потому что «такого белокурого зеленоглазого красавца — драка любая человеческая богатая наследница с руками и ногами заберет».
Таким образом, утомленные и возбужденные донельзя, заснули мы с трудом, как и встали утром, уже по привычке с первыми петухами.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. дина
    Прочмтала с удовольствием.