Светлая и Темный

Глава 10. Разоблачение

Баня лечит, баня парит, баня всё на место ставит.
Русская поговорка.
Когда дверь с неприятным скрипом закрылась за ней, я ощутила себя в ловушке. Сегодня насиловать меня не будут, вроде пообещали уже, но мыть голого незнакомого мужика — это еще то развлечение на ночь. И сразу мысленно дала себе оплеуху, ведь это замечательная возможность поговорить наедине. И хоть немного прояснить его отношение ко мне и получить хотя бы несколько ответов. Осталось помочь ему расслабиться в ванне, размокнуть и выведать побольше!
Правда, когда мы все одновременно встали, и Керо случайно остановился рядом с лоханью, в которой будет расслабляться, я чуть не застонала с досады. Размеры ванны и мужчины оказались несопоставимы. Это как кашалот в тазике. Если вода хотя бы ему до коленей достанет, мне повезло: не сгорю от стыда, разглядывая гениталии муженька раньше времени.
Данкеро жестом позвал Ноэль за собой, а я напряженно посмотрела ей в спину. Увидев, что я беспокоюсь, Ройван напомнил:
— Драканы никогда не нарушают своего слова, а тем более клятв! Просто польет водой и посидит в уголке.
Я выдохнула с облегчением и заставила себя благодарно улыбнуться. Подлая скрипучая дверь опять закрылась, оставляя меня наедине с мужем, которого я пыталась убить недавно, проклинала, ненавидела… Снова вздохнула и, силой воли удерживая на лице доброжелательную улыбку, повернулась к Керо.
Он спокойненько сидел на кровати и уже даже кафтан с поясом снял, оставшись в длинной темной рубахе, пошитой в виде трапеции, которую я сначала платьем назвала. Внизу виднелись клинья, расширяющие подол. Зачем, интересно? Без кафтана дракан выглядел еще менее цивилизованным и еще более угрожающим.
Милорд вытянул ногу и приказал:
— Сапоги сними!
— Что? — Страх перед ним испарился. — Я?
— Да! — он откинулся на ладони и насмешливо изучал меня. — У драканов так принято. Мужа всегда раздевает жена, полностью!
Скрипнув зубами, я подошла поближе, разглядывая покрытые пылью дорог сапоги.
— А ты с меня тоже обувь снимать будешь… грязную? — буркнула я.
— Только когда понесешь от меня и во время вынашивания! — бесстрастно, от того еще более обидно, ответил он.
— А что тогда в твои обязанности входит? — замерла я на полпути к его ногам, собираясь нагнуться.
— Кормить тебя, причем в буквальном и переносном смысле. Защищать и содержать, — прозвучал такой же равнодушный голос.
— Как мне сказали, я одна из самых богатых наследниц Приграничья. Так, наверное, содержать себя я и сама могу… — бросила взгляд, оценить реакцию будущего кормильца и защитника.
И забыла, как дышать. В глазах мужчины, который даже позы не изменил, вновь заштормило.
— Думаю, тебе эта девочка Ноэль рассказала о наследстве? — дождавшись моего кивка, он загадочно усмехнулся и продолжил. — Сафира, по вашим же законам после замужества с драканом твое наследство сразу после брачного обряда переходит в управление ближайшему родственнику. Любой драк в курсе, что драканам по другую сторону Великой реки делать нечего. Собственность, находящаяся здесь, меня не интересует. Соответственно, я больше чем уверен, что доходов с поместья тебе Хасин Револейский лично возить за реку не будет… Так что, содержать тебя придется мне!
Я согласно кивнула. Сама уже поняла, а дракан подтвердил, что знает: практически бесприданницу взял. Разве что несколько сундуков с добром.
Обхватила мужнин сапожище и стянула, затем — второй. Аккуратно поставила рядком возле ножки кровати. Как-то автоматически получилось, чтобы их потом удобно брать было и обувать. Почему-то дракан задержал на сапогах задумчивый взгляд. Может мне их еще и чистить положено?
Отряхнув руки, я отошла к столбику, поддерживающему каркас кровати, и рискнула:
— Я понимаю, что… — о том, что знать не заслужила, язык не повернулся сказать. Затем, тщательно подбирая слова, продолжила. — Скажите, пожалуйста, милорд, зачем я вам нужна? Вы из другого… страны и нравы, думаю, у вас иные. И внешность несколько отличается… Не понимаю, почему именно Саф… я вам понадобилась.
Медленно обернулась, подняла взгляд на дракана и пытливо уставилась ему в глаза.
Опять не хорошо усмехнувшись, причем, как мне показалось, не надо мной, а над собой, он ядовито процедил:
— Захотелось немного света и тепла! Купился на скромный вид, ведь ты не смела взглянуть на нас. При этом не шарахалась, как остальные. — Подошел ко мне вплотную, поднял руку и погладил костяшками пальцев по щеке. — Какая нежная бархатная кожа, светится изнутри, и чешуйки серебристо — золотые, чистые, как отражение солнца в воде. — Намотал на кулак прядь моих волос и полюбовался. — Шелковые, золотистые…
Я вырвалась из его захвата, чуть не оставив скальп в когтистой ручище, и раздраженно выпалила, не сумев себя сдержать:
— Неужели просто захотел? Это же глупо… так жену выбирать. И ваши женщины, думаю, не менее… красивые и желанные и…
— Но не пахнут так вкусно и не обладают сильной магией, ведь они пусты, как мужчины драков! — ледяным тоном перебил он.
Так вот оно что… моя магия!
— И все? — понурилась я, потеряв весь запал.
Эх, лучше бы не спрашивала. Я-то, романтичная душа, думала — любовь с первого взгляда, ну может затмение нашло от неземной красоты Сафиры. А тут…
В серых глазах дракана неожиданно мелькнули удивление и интерес. Он помолчал пару мгновений и неохотно признал:
— Нет, не все! Не обратил внимания на особенности твоего поведения, повелся на магию, соблазнительное тело и…
— И? — мне хотелось лирического продолжения.
— …я слишком сильный темный маг. Мою ауру мало кто из наших женщин может без проблем вынести… долго. Особенно, когда я теряю контроль над собой.
Я прямо-таки поймала себя на том, что уголки моих губ печально опустились и поджались с досады.
— Угу, угу, — покивала и уточнила на всякий случай, — а сильная двухцветная светлая может, да?
Он небрежно пожал мощными плечами.
— Сейчас убедился, что легко!
Сжав кулаки, я сверлила его взглядом, не зная, что сказать в ответ. Хотелось просто прибить. На долю секунды позавидовала Сафире, которая вполне могла зарезать кого-нибудь, правда, в следующую секунду ужаснулась своим чувствам. И даже мысленно трусливо пожаловалась Всевышнему, сославшись на жуткий мир, который на меня не лучшим образом влияет.
Дракан начал расшнуровывать рубаху на шее. А я, справившись с эмоциями, вкрадчиво предложила:
— Наш брак не был подтвержден, может быть, вы, милорд, убедившись, что я не подхожу вам в качестве жены и… Ну, может быть, аннулируем договор, и вы вернете меня в Хемвиль и…
Сначала что-то грохнуло об пол, а в следующую секунду раздался жалобный треск дерева. Я рефлекторно опустила взгляд вниз… на это что-то и потеряла дар речи. Так и застыла, прижав кулачки к груди и ошеломленно разглядывая мощный чешуйчатый хвост, причем не скромный какой-нибудь, кошачий там, нет, этот выглядел прямо как крокодилий. Нет, как у динозавра! Острые короткие шипы на кончике от силы удара вонзились в дубовый столбик кровати, а остальные по внешнему гребню убегали вверх, под подол рубашки.
Я икнула от потрясения и подобно деревенской недотепе брякнула:
— Это че? Твое что ли? А откуда?
— Из задницы! — прозвучал короткий, но емкий ответ. — Никакого аннулирования не будет! Вообще, думаю, все, что ни делается — мне на пользу!
Моему удивлению не было предела и когда я, наконец, смогла оторвать ошеломленный взгляд от хвоста, попросила повторить, на всякий случай, вдруг чего-то не расслышала:
— Прости, что ты сказал?
Керо осторожно поднес согнутый палец к моему лицу и… помог мне закрыть рот, а потом задумчиво произнес:
— Однако все занятнее и занятнее, чем я думал вначале. — Заметив, что я нахмурилась, добавил уже серьезнее. — Теперь в браке меня все устраивает.
Отчасти задетая его покровительственным жестом, отчасти собственной реакцией на «пятую конечность», я встряхнулась и попробовала еще раз:
— Пойми, я не та, кто тебе нужен и… — взвизгнула, потому что проворный хвост коснулся моих лодыжек, после чего исчез, словно и не было.
На губах мужа расцвела мрачная ухмылка, а мое сердце едва не выскочило от страха. Но любопытство меня погубит. Я чуть было не задрала подол дракану, чтобы уточнить, куда именно пропал или спрятался таинственный хвостище. Втянулся, может быть… куда-нибудь. Потом, услышав смешок, пришла в себя с вытянутой рукой. Так стыдно и неловко мне, насколько помню, еще не было!
Но это было только начало «стриптиза», потому что затем Керо поднял руки и как обычный земной мужик со спины начал снимать с себя длинную темную рубаху… Обнажаясь при этом полностью. А я-то в первый момент думала, что у него там штаны, трусы, может быть, ну или набедренная повязка.
В итоге — пунцовая, наверное, потому что щеки горели как никогда — я стояла, зажмурившись, чтобы не пялиться на голого иномирного мужика. Зато теперь точно знаю, что у него чешуйчатая полоска идет от затылка до самого копчика; вдоль позвоночника странные наросты, словно гребень. Такие же, напоминающие шипы, на чешуйчатых локтях и коленях. На ключицах и вдоль грудины тоже чешуйки блестят. Эти драканьи особенности, надо признать, не выглядели отвратительно, но смертельно опасно, жутковато и угрожающе — очень даже! А вот в пах я не смотрела, смелости не хватило. А то мало ли, что я там увижу.
Услышав плеск воды, сообразила, что муж залез в воду, и можно приоткрыть глаза. Повернулась и убедилась, что так и есть — сидит там, как кашалот в тазике. Колени торчат над краем лохани, потому что вытянуть ноги он при всем своем желании в этом «водоеме» не сможет. Вот уж точно, что в бане все равны. Напряжение, незримо витавшее между нами, спало, особенно после того, как Сэбиан, подобно самому обычному усталому человеку, попросил:
— Сафира, мы три дня в пути, почти без сна и отдыха. Помой меня, да спать пойду, а завтра рассмотришь в подробностях, в любых местах.
Я еще больше смутилась, кивнула и поспешила к сундуку, где у нас хранились завернутое в полотно ароматное мыло и тряпки для мытья.
Только хотела присесть рядом с лоханью, муж бросил на меня короткий осуждающий взгляд:
— Халат сними, намокнет.
— Но… — хотела было сказать, что на мне под халатом лишь рубашка тонкая и… с «вырезом» до талии, его собственноручного «покроя». Но сочла лучше промолчать.
Неохотно сняла халат и медленно, чувствуя себя совсем не в своей тарелке, подошла к мужу со спины. Заглянула в лохань и быстро отвела взгляд — все равно стыдно. Чтобы заполнить неловкую тишину, я сперва продолжила:
— А куда вы так спешили? — и быстро добавила, собравшись выяснить более важную для себя информацию. — И зачем вы сюда приехали? Тоже кто-то доложил, что я выжила?
Намылила тряпку и начала осторожно мыть плечи дракана. Он повернул ко мне лицо и, вглядываясь в мои глаза, ответил:
— Мне донесли, что твой родственник Хасин умер! Пришлось срочно ехать на похороны, у меня остался еще один должок там.
— Как умер? — я опешила.
— Сказали, что опекун поссорился с тобой, а ты ударила его кинжалом в плечо. Началось заражение, и он умер неделю назад.
Я испуганно посмотрела на мужа, замерев как кролик перед удавом. На родине людям было бы не важно, чья там душа в теле Сафиры. Посадили бы, недолго думая, за убийство. А что будет со мной здесь?
— Не бойся, тебе ничего не грозит, — неожиданно успокоил Керо. — О своем ранении он не распространялся. Тем более, умер после твоего отъезда. Так что, не переживай. Жене дракана, по сути, владельцу Хемвиля, никто даже не подумал бы предъявлять претензии.
Всхлипнув от облегчения, я начала усиленно намыливать широченную спину Сэбиана.
— А сюда зачем вы… — хрипло от волнения спросила я, надеясь на подробности.
— Мы заехали узнать, почему до сих пор нет известий. Я был уверен, что ты умерла!
— Почему? — снова замерла я. — Из-за болтающегося браслета?
— Да! Этот браслет… для души и болтаться не может.
— Но ведь болтается, — предчувствуя грядущие неприятности, уныло прошептала я.
Мускулистые руки дракана легли на край лохани, невольно привлекая к себе внимание. Дальше он заставил меня забыть обо всем:
— Это значит лишь одно! Одна душа умерла, а вместо нее пришла другая! И подтверждение этому я получил!
Остановив ладонь между лопаток на выступающем чешуйчатом гребне, по всей видимости, дополнительно защищающем позвоночник воина — дракана, я смотрела, как мыльная вода стекала по его смуглой коже. Сперва на край лохани и дальше капала вниз, а отчетливый звук капелек, падавших на мокрый земляной пол, будто отмерял минуты моей жизни. Отстранившись и сев ровно, ошеломленно посмотрела на Керо. Столкнувшись с его равнодушным, изучающим взглядом, судорожно сглотнула от волнения и попыталась отшутиться:
— Ой, — смешок вышел истеричным, — ну скажете тоже, милорд! — даже я услышала фальшь в своем сорвавшемся голосе, что уж говорить про дракана. Эх, актриса из меня даже не доморощенная — никудышная!
Сэбиан зачерпнул воды и плеснул себе в лицо, чем неожиданно привлек внимание к украшению на руке. Далее я будто в трансе наблюдала за свободно двигавшемся туда — сюда браслетом на широком мужском запястье, отличавшемся только размерами от моего, пока владелец циля несколько раз, шумно фыркая, умывался. Кольцо сидело как влитое, опять же, как и мое. Прижав намыленную тряпку к груди, я с трудом сдерживалась, чтобы не впасть в панику и с криком не выбежать за дверь.
В очередной раз отфыркавшись, муж, которого я пыталась провести, заговорил:
— Сафира, за мертвыми глазами не может прятаться жизнь, даже если бы та девушка прошла через смерть, а твои — сияют. У нее внутри жили ненависть и злоба на всех и вся! В тебе же горит огонь. Не может так естественно улыбаться тот, кто не умеет этого делать. Нельзя удивить драка хвостом дракана. Им с детства рассказывают страшные сказки о нас, и каждый знает, как мы выглядим, где наши уязвимые места.
— Просто… меня Триединый обогрел, и…
— Ты имеешь дело с темным магом! И сказки светлых не для меня! — оборвал мой лепет Сэбиан.
— Я не совсем вас понимаю, милорд…
Керо резко, но не больно, обхватил мой затылок здоровенной ручищей и заставил приблизить лицо к нему. Когда он заговорил, теплое дыхание почти касалось моих губ:
— Не надо мне врать, девочка! Я этого не потерплю! Ни от кого! Понимаешь меня?
В наступивший тишине я громко сглотнула и смогла лишь согласно моргнуть.
— Повторяю, я — темный маг! Сафира Дернейская — твое тело, а вот душа в нем — чужая! Сообщать о подмене я никому не собираюсь, ты все же моя жена, но обманывать себя — не позволю!
Я чувствовала, как его большой палец угрожающе давил под левым ухом, а другие — на нижнюю челюсть и затылок с правой стороны, когтями царапая кожу. Этому чрезвычайно сильному мужчине ничего не стоит придушить меня или свернуть шею и усилий не потребуется, и из смешного деревянного тазика вставать тоже. В голове царила неразбериха и нарастала паника. Наверное я сходила с ума, потому что даже мурашки носились по моему телу и отчаянно вопили: «Мы все умрем, мы все умрем»…
Из состояния крайнего замешательства — так мышь, загнанная в угол котом, должно быть, себя чувствует — меня вывел звук треснувшего в камине полена, и вопрос вырвался сам:
— Почему вы так подумали, милорд?
Облокотившись на край лохани, он повернулся вполоборота ко мне, чуть не выплеснув воду и большим пальцем начал рисовать загадочные узоры на моей шее. Странное дело: тепло ручейками разбегалось по телу до самых кончиков пальцев, согревая и успокаивая. Затем он произнес с некоторой ленцой:
— Сафира, циль не только украшение! Этот носитель самой крепкой связи, что может соединить женщину и мужчину, надевают для того, чтобы ты не погибла на моей родине. Мы обменялись кровью, прошли древний обряд. Я половину своего резерва вбухал в него. И что же вижу? Браслет, который просто обязан врасти в кожу и никогда, повторяю, никогда не двигаться с места… болтается.
— А вдруг вы ритуал провели неверно? — не хотела сдаваться я и преданно посмотрела на него.
В темно — серых глазах напротив снова поднялся шторм.
— Девочка, чтобы ты больше глупостей не несла, поясню проще. Этот браслет мог сдвинуться, если бы магия драканов исчезла с лица Эсфадоса… полностью. Либо, если бы ты умерла… и не воскресла. Он завязан на душу, Сафира. Когда та умерла, мой браслет повис на запястье. Таким образом я узнал, что вдовец.
— А ваше кольцо? — прохрипела я.
— Кольцо, завязано на тело… мое. Вот оно меня и беспокоило, потому что удерживало нашу связь…
— Почему такая дискриминация по половому признаку? — возмущенно выпалила я. — Вам — моя душа, а мне — всего лишь ваше тело? Да? Выходит!
— Дискриминация? — черные дуги бровей взлетели на лоб, даже серые чешуйки чуть топорщились.
— Несправедливое ограничение прав части членов общества по определенному признаку.
— Уверен, твоя предшественница даже слова такого не знала. А про столь любопытную теорию — тем более.
Я с досадой на себя — продвинутую экс — гражданку цивилизованного демократического общества — закусила губу.
Уголки чувственных, четко очерченных губ невероятного собеседника дрогнули в ухмылке, затем он продолжил:
— Смешав свою кровь с твоей, я поделился, дал тебе возможность сливаться с нашей землей, смешивать свои потоки. Чужаков она, в отличие рожденных на ней, не приемлет. Побочным эффектом является полная брачная связь с моей стороны. Именно поэтому в обряд вплели привязку души светлого супруга к дракану.
— Понятно! — уныло прошептала я и попыталась кивнуть, но Керо продолжал крепко удерживать мою голову.
— Я! Знаю! Что ты! Не! Она! — прорычал он, четко выделяя слова для полной ясности и угрожающе сверкнув глазами.
Я беспомощно таращилась на темного мага, чувствуя, как его пальцы еще больше сдавили мой затылок и прижали браслет к шее.
— Как тебя звали в другой жизни? — строго спросил он.
С тяжелым вздохом я приняла для себя факт разоблачения и словно в ледяную воду прыгнула:
— Светлана.
— Светлая и к тому же Светлана… Светлячок. Тебе подходит! — заинтересовался он, наконец-то убрав руку от моей головы. Затем равнодушно добавил. — Но, увы, теперь ты Сафира.
Забрал из моей ослабевшей руки импровизированную мочалку, мокнул в воду и начал усиленно тереть свои руки. Я же с трудом сдержала всхлип и с облегчением подумала: «Сафира, так Сафира, главное — живая!» Потерла местечко вокруг раны: постоянно волнуясь, дергаясь, я слишком перенапрягалась, и сейчас вновь вернулись болезненные ощущения.
Он снова намочил тряпку и бесцеремонно сунул мне в руки:
— Займись делом!
Предательски дрожащими руками я быстро намылила мочалку и начала тереть его широкие плечи, спину, шею… Потянулась к бритому затылку и задела кожаный шнурок, на котором болтался кулон. Я попыталась его оттянуть, но Керо запретил:
— Не трогай его!
— Но я только хотела… — неуверенно начала объяснять.
— Не надо трогать амулет, — оборвал он.
— Амулет? — снова невольно коснувшись интригующей вещицы кончиками пальцев, я ощутила тепло и вибрацию. Показалось, что магическую.
— Это магическая защита какая-то? — с придыханием пещерного человека, впервые узревшего огонь, спросила я.
Сэбиан усмехнулся, бросив на меня изучающий взгляд:
— Я на чужой земле. Вдобавок, еще и в святой обители, намоленной тысячами женщин. Естественно, мне нужна защита, экранирующая вашу магию света.
— О — о-о… — протянула я удивленно и занялась мытьем его мощной груди.
Чтобы не перевалиться через борт лохани, пришлось держаться за руку дракана. Кожа у него на ощупь оказалась горячей. После окончания допроса с разоблачением я, испытав немалое облегчение, чувствовала себя обычной женщиной, которую мужчина попросил потереть спинку… но этот по прихоти мироздания оказался мужем. От этой мысли невольно замедлилась и, автоматически двигая мочалкой, скользила взглядом за рукой, изучая, привыкая к нему. И по гладким чешуйкам на ключицах, и вдоль грудины провела, и… задохнулась от неожиданности и стыда, когда непредсказуемый иномирец сунул мою руку под воду и заставил помыть его в паху. Действуя тряпкой, я мало что «прощупала», но там, вроде бы, как у людей. Дракана эта ситуация нисколько не смутила, казалось, он вообще развлекается за мой счет.
Сполоснув тряпку, снова намылила и возмущенно посмотрела на него. В ответ на бортик плюхнулась здоровая, перевитая мускулами лапища… нижняя. Пока мыла ее, свои ноги затекли, пришлось встать и, наклонившись, старательно тереть мужнины ножищи с чешуйчатыми коленями, гладкими, не волосатыми, смуглыми голенями, пальцами с темными когтями.
Сэбиан, всколыхнув воду, резко подался ко мне запустил руку в разорванный вырез совсем промокшей рубахи и обхватил грудь, а я задохнулась от такой наглости…
— Похоже, в кои-то веки совершив невероятный по глупости промах, я даже его повернул себе на пользу, — ровным голосом произнес он, потерев мой сосок между пальцами.
Мокрая тряпка свалилась в воду… Мое тело нежданно — негаданно откликнулось на ласку: грудь отяжелела, а внизу живота… Но вот… допрос, давление и его наглость…
— Вы в святой обители, милорд! — нашлась я.
— Уж поверь, кому как не темному знать об этом! — сухо парировал он. — Голову мне помой, да пора заканчивать. А то чешуя вот — вот облезет.
Мужчина, только что ласкавший меня, поднял руки, от чего рельефные мышцы, двигались, перекатываясь словно ртуть. Из-за впечатляющего, прямо-таки завораживающего зрелища я на несколько мгновений отвлеклась от собственных ощущений. Он что-то убрал с волос, и те шелковым водопадом рассыпались по плечам. Тряхнув головой, Сэбиан посмотрел на меня в ожидании, а я во все глаза рассматривала его. С распущенными волосами он выглядел мягче и симпатичнее. Человечнее, что ли.
Полюбовавшись игрой света от пламени на абсолютно черных блестящих густых волосах, полила из ковша, намылила ему голову и помассировала кожу. Хотела уже убрать руки и смыть мыло, но услышала:
— Еще!
— Кто-то боялся, что чешую смоет… — беззлобно пошутила я.
— Ничего…
Еще пару минут я старательно массировала голову притихшему дракану, потом решительно отстранилась и промыла волосы.
Стремительным плавным движением Сэбиан поднялся из лохани во весь рост, а я, инстинктивно сделав шаг назад, застыла рядом с ведром с чистой водой, обозревая его мускулисто — шипастое — чешуйчатое тело, что называется, во всей красе, особенно «подробности» ниже пояса. Убедившись, что «там» все знакомо, без шипов и чешуи, зажмурилась.
— Поливать тоже с закрытыми глазами будешь? — ровным тоном поинтересовались сверху. И следом с ехидцей: — А в брачную ночь?
— А скромнее нельзя быть, никак? — ядовито парировала я, смывая с него остатки мыла.
Он надменно хмыкнул:
— Лучше шокировать тебя сейчас, чем потом.
Я чуть глаза не закатила, но мою реакцию муж отметил и поинтересовался:
— Кем ты была… до? Какой сущностью?
Хотела было признаться, но в противовес его поведению, на нервной почве, видимо, решила пошутить. Вспомнив свой гороскоп, я невинно пожала плечами, поправила съехавшую рубаху и ответила:
— Змеей!
— Кем? — вытаращился он.
У меня даже в груди потеплело от мстительного удовлетворения, когда я уставилась на него невинными глазами и ресничками похлопала:
— Змеей! А что такого?
Пришел его черед озадачиваться. Для разнообразия. Жаль, продолжалось это не долго. Дракан тряхнул мокрыми волосами, переступил лохань и с таким угрожающим видом двинулся на меня, что я, отступая, пискнула:
— Ай!
— Я предупреждал: никогда не лги мне! Но ты, вижу, не вняла…
Этим вечером я слишком устала эмоционально, и больше всего устала бояться, поэтому, сжав кулаки, упрямо посмотрела обнаженному мужчине в глаза:
— А что теперь? Убьешь, да?
Он остановился в полуметре от меня, подхватил простыню, используемую здесь в качестве полотенца, и, медленно вытираясь, ледяным тоном пригрозил:
— Нет, просто, спущу свою темную сущность.
— И что будет? — уже без апломба вздохнула я.
— Она очень любит питаться жизненной энергией таких глупых, лживых девчонок.
— Я пошутила, вообще-то, — мой голос сорвался на писк. — Просто мало что уже помню из прошлой жизни, но я была человеком.
Сэбиан кивнул своим мыслям и продолжил выдавать перлы прозорливости:
— И явно из другого мира!
— Почему ты так решил?
— Речь правильная, как у аристократки, но вместе с тем, слишком свободная. Что характерно для драканы, а не для леди, которая живет за рекой! В тебе слишком много воли, независимости, однако ты рефлекторно ставишь обувь туда, где ее удобнее взять. Складываешь вещи как… прислуга. Но при этом краснеешь при виде голого мужчины, даже мужа. Ты образована, воспитана и благожелательна, но все это не плоды Эсфадоса.
— Может быть, я родилась и выросла на другом конце Эсфадоса? Почему сразу из другого мира? — предприняла я вялую попытку выкрутиться. Скорее по привычке.
— За тридцать семь лет жизни я успел побывать во многих уголках нашего мира, — ровно ответил он, отбрасывая мокрую ткань и присаживаясь на кровать.
— Ну что ж, ты прав, — тихо признала я, пока он натягивал рубаху.
Думая о том, как теперь может поступить со мной темный маг Сэбиан Керо, автоматически отметила, что он босиком. Выловила из лохани тряпку и присев на корточки, вытерла ему ступни. Пусть земля здесь сухая, глинистая и утоптанная, но все равно, мне самой было бы неприятно вымытыми ногами ходить по земляному полу.
— Спасибо, — неожиданно хрипло произнес он.
Пока Сэбиан обувался, я оправила свою рубашку, стянула ворот в кулак и ожидала его дальнейших действий.
Притопнув сапогами, он встал, подхватил кафтан, пояс, ножны, перебросил через локоть и наконец озвучил свое решение:
— Завтра ты подтвердишь брачные клятвы… по светлым и темным законам. И о твоей тайне никто не узнает!
— А как же твой друг? — всхлипнула я, чувствуя себя развалиной от усталости, ноющей боли в растревоженной ране и навалившихся проблем.
— Мы с Ройваном связаны кровью и клятвой верности. Поэтому он никогда не сможет предать меня или мои интересы!
— Но я — не ты? — уточнила я.
— Да, но ты входишь в сферу моих интересов, — спокойно ответил он, направляясь к выходу из кельи. — Утром будь готова к свадьбе.
— Хорошо! — ответила я в закрытую дверь.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. дина
    Прочмтала с удовольствием.