Армагеддон Люцифера!

Глава 15

Клетка останется клеткой,
Даже в роскошных цветах!
Доля марионетки -
Лишь униженье и страх!

Владимир Тигров - в прошлом простой российский школьник, затем бунтарь-убийца, после герой, прощенный и награжденный президентом России, а в данный момент заключенный Суперзвездной империи. Камера не была одиночной, вместе с ним сидела еще дюжина мальчиков. Правда было достаточно просторно, из неизвестного материла, но что-то вроде пластика, откидные как в поезде кровати, с тонким мягким покрытием наверху. Как объяснили сокамерники тут, есть вполне современный фекалиоаннигилятор. То есть сортир, где после нажатия кнопки особое излучение, дробит атомы, а затем высасывает все отходы из кишечника.
Вполне современная тюрьма, с круглосуточным видеонаблюдением и даже с трехмерной проекцией, дающей различные изображения. Эволюция телевидения. Есть от чего съехать крыше. Особенно если тебя сначала хорошенько избили, затем поджарили примитивным огоньком, а перед этим в уже кажущимся бесконечно далеком прошлом, испарили в аннигиляционной плазме. Далее когда он очнулся, мальчишку припалили по новой, используя пыточный инструмент квазибластер, но опять не рассчитали интенсивности, почти моментально остановилось маленькое сердце. К счастью у палачей возник к нему интерес, и они профессионально вернули мальчишку с того света, вызвав медицинскую капсулу. После тяжелого болевого шока его подлечили (все-таки у стэлзанов прекрасная медицина), поэтому он быстро ожил, а от ожогов второй степени не осталось следов. Похоже (те несколько часов, что Владимир был в отключке), его тщательно исследовали и пришли к выводу, что странного, не похожего на прочих туземцев мальчишку, еще преждевременно убивать.
А пока Владимира поместили в тюремный изолятор центральной, планетарной тюрьмы. Это, конечно же, лучше, чем попасть за решетку где-то в провинции. Обычных для поступающих новичков процедур: шмона, и прочего не было, так как Тигрова уже обследовали и просканировали до буквально каждой молекулы и атома в медицинском центре. Заодно и составив картотеку. Поэтому мальчик очнулся уже в камере. На шее был легенький, мягкий как шарфик ошейник.
Владимир, приподнявшись с койки, огляделся... Камера выглядела по казенному строго, стены, потолок и пол белы слово снег, окон вообще не было. Эта глянцевая белизна даже угнетает, ни единого пятнышка, ни малейшей трещинки, слишком уж безжизненно. Лампочек не видно, но светло как днем, хотя и не настолько, чтобы резало глаза. И сами койки тоже почти лилейные с легеньким лимонным оттенком, а черные тела местных заключенных-мальчишек, на этом фоне смотрятся весьма контрастно и пугающе.
Пацанов видимо подбирали в каждую камеру примерно одного возраста. Увидев, что Тигров очнулся, они осторожно на цыпочках приблизились к нему. Мальчишка-попаданец ощутил неприятное подсасывание под ложечкой. Он новичок в камер с преступниками-малолетками. Да и видок у пацанов страшноватый, мускулистые, чернокожие, только наголо обритые головы, чуть-чуть посветлее, да еще у некоторых на телах ожоги и шрамы. При этом вся одежда лишь фиолетовые плавки с желтым номером - как успел заметить наблюдательный мальчишка одинаковым и спереди и сзади и... Еще такой же на предплечьях правой руки.
Самый крупный из ребят вдруг улыбнулся и протянул руку:
- Мое погоняло Рокки. Можешь так знать. А у тебя новичок кликуха как?
Владимир честно, не без гордости ответил:
- Школьное - тигр, а блатного пока нет, не успел попарить нары.
Рокки и прочие пацаны заулыбались пошире, их лица не были страшными, славянские или тевтонские, с правильными чертами. Не дегенеративные, как довольно часто встречается среди малолетних заключенных, а наоборот детские физиономии были бы очень даже симпатичные, если бы не черная кожа, и бритые головы.
Владимир тут же про себя, отметил, что еще ни разу не встречал пацанов с какими-либо физическими изъянами, или некрасивыми, неправильными фигурами, чертами лица. Это, конечно же, интересно... Может, быть стэлзаны подчистили генофонд землян, сделали то, о чем мечтали фашисты - устранение физически неполноценных особей?
Рокки прервал молчание и преувеличено ласковым голосом спросил:
- А ты сам по крови человек?
Тигров удивился вопросу, но ответил честно:
- Конечно же, человек!
Мальчишки переглянулись... Рокки потер ногой по белоснежному покрытию, стукнул пальцем об ножку прикрепленного к полу стула... Пожал не по возрасту широкими плечами ( отрок-богатырь!) и звонким голосом ответил:
- Ну-ну... Не свистишь ли ты... Уж больно кожа светлая... И почему-то не облысили, вопреки непреклонным правилам. Нас вот на каждый второй день подбривают, словно в каждом волоске спрятана ракета СС-50.... - Мальчишка-пахан прищурил правый глаз и сдвинул брови, его крупные кулаки рефлекторно сжались - Тавро на правой руке также отсутствует...
Тут стоящий с ним пацан, чуть суше, но на пару сантиментов выше (самый рослый в камере), прикрыв рот ладонью, заметил:
- Ты думаешь это стэлзан? - Мальчишка хихикнул. - Но это маловероятно, в камеру к людям сажать...
Рокки нетерпеливым жестом прервал напарника. Даже едва не сунул кулачок в нос:
- Хватит! Нас отлично видят и каждых жест и любое слово записывают. Может его просто осветлили и сделали прическу помоднее... Нас это не касается.
Высокий парень кивнул и стараясь не глядеть на новичка, еле слышно шепнул:
- Игрушка Фага...
Последние слова показались Тигрову очень зловещими, и он спросил:
- А что значит игрушка Фага?
Рокки оглянулся, его немаленькая голова с достаточно высоким лбом, не спеша поворачивалась на чуть ли не бычьей шее. Да массивный, не по годам кряжистый пацан, хотя ростом и не выше уменьшившегося после телепортации Тигрова. На вид головорез, с бритым черепом, на черной коже, много шрамов, и ожогов, как от пыток, так и боевых, но чистым голубые глаза мальчишки были добры и смотрели с сочувствием. Наклонив к его уху голову, почти неразличимо прошептал:
- Он использует мальчиков как женщин...
Владимир содрогнулся и как подкошенный хлопнулся на кровать... Ну и ну... Тут и такое возможно, страшное мерзкое... Брр... Как выйти из положения? Убежать из тюрьмы?
Но развить мысли было некогда, послышался механический голос, судя по раздельному произношению слогов принадлежащий не слишком современного роботу:
- Земляне, из камеры на выход марш...
В стене раздвинулся широкий проход, мальчишки двинулись в него, причем рефлекторно печатали шаг, без напоминаний построились по росту в шеренгу. Тигров остался сидеть. Заключенные пацаны не галдели, они выглядели как дисциплинированные солдаты. Странно...
И тут Владимир увидел причину послушания. Мальчишка, случайно толкнувший в спину товарища, вдруг покосился, ошейник заискрил, причиняя сильную боль. Юный зек упал на колени...
- Довольно! - Прозвучала холодная команда. - Шагом марш!
Неожиданно у входа возникла рослая женщина с семицветной прической и короткой палкой в руках. Она крикнула, указав пальцев на Тигрова.
- А ты макака чего сидишь... Иди поработай в шахте, вполне ведь здоровый мальчишка... И голову раб опусти, с чего это ты не стриженый..
Владимир рефлекторно поклонился. Женщина казалась огромной, и в самом деле за два метра, с плечами тяжелоатлета. А взгляд вообще прирожденной убийцы. Работать так, работать... Он ведь и никогда не был лентяем, мышцы крепкие, ездил в своей прошлой жизни на соревнования, так что выдержит...
Хотя этого и трудно было ожидать, робот неожиданно возразил:
- Его еще не допросили, участь под вопросом... Пускай подождет в камере.
Стэлзанка рявкнула:
- У нас не хватает раб силы...Иначе бы и этих пленных малолеток чрезвычайно болезненно утилизировали за пособничество партизанам. А так их еще держим живыми. - Надзирательница хлестнула гиперплазменной плеткой, множество изломанных молний вылетела из трубки, полоснув разом всех юных пленников по спинам. - Бегом марш!
Охнув, пацаны разом сорвались с места, замелькали светлыми, на фоне черных тел пяточками, они бежали быстро, но все равно старалась держать по парадному в ногу, а в воздухе возник легкий запах паленого и щекочущего ноздри озона. Надсмотрщица хищно улыбнулась:
- Хорошие мальчики... Кажутся безобидными, но все они из партизанских банд, связные, разведчики, диверсанты, боевики... Им повезло, попасть в наши лапы именно сейчас...
Стэлзанка ударила плеткой еще раз, хотя заключенные-малолетки уже успели повернуть в боковой коридор, светящие щупальца все равно настигли их всех разом, заставив отряд снова вскрикнуть от боли. Изумленный Тигров выпалил:
- Вот техника...
Надсмотрщица улыбнулась и, сделав к нему пару шагов, схватила за волосы. Правда не слишком жестко, по-вороньи проворковала:
- А ты красавчик... Светленький такой, а бровки наоборот черные... Не простой примат-мальчик...
Тигров попробовал оттолкнуть еще её руку, но только сделал себе больнее. Стэлзанка провела по щеке ребенка концом своего хлыста. Щекотно и неприятно. Владимир чувствовал страх, агрессивно красивая женщина смотрела на него как голодный каннибал, это ужасно... Особенно если ты беззащитный, в мире где люди всего лишь вьючные животные. Тем не мене мальчишка вдруг брякнул:
- А за что Рокки сидит?
Стэлзанка, которая, наслаждалась страхом и уже мысленно представляла различные виды истязаний, которым ей хотелось подвергнуть симпатичного мальчика, опешив от неожиданного вопроса машинально брякнула:
- Он убил стэлзана!
Глаза у Владимира радостно загорелись:
- Значит, вас можно убить! А я...
Крепкая оплеуха прервала его слова. Надсмотрщица поправилась:
- Нет, конечно же, лично не убил, иначе ему бы не жить. Но он возглавлял отделение юных партизан, которые смогли совершить нападение и убить одного нашего. Раненые не в счет, они быстро восстановились. За одного стэлзана мы убиваем, не менее миллиона людей... Рокки пока жив, но уедет Зорг и его будут так истязать, что он позабудет от боли даже свое имя...
Глас робота (и с чего машина, тут в тюрьме такой авторитет) прервал стэлзанку:
- Примата пора покормить...
Надсмотрщица грубо толкнула Тигрова на койку и развернулась. Показала вверх кулак:
- Доберусь до тебя жестянка... - Бросила презрительный взгляд на мальчишку. - Накормите его электронные болваны как и прочих зеков.
Послышался скрип. Из пола, словно гадюка, вылезло подобие шланга, уже другой тоненький голосок произнес:
- Сядьте прямо и примите калории.
Тигров покорно сел, и протянул руки к этому гофрированному хоботу. Тот неожиданно как прыгнет, конец расширился, словно капюшон кобры и целиком накрыл мальчугану лицо. Ноздри сдавило, стало нечем дышать. Владимир судорожно кашлянул, жесткая трубка въехала в рот, уперлась в небо. Напрасно парнишка пытался отодрать её, материал рукотворной змеи был прочнее титана. В рот полилось, что-то вроде киселя, но ужасно безвкусного, почти противного... Чтобы не захлебнуться пришлось глотать. Горло неприятно защекотало, зато в пустом животе появилось ощущение наполнения. Кормежка впрочем, была краткой, маска пропала, а сам шланг скоренько убрался под пол.
Тигров обессилено упал на койку, его заправили как машину, залив бак-желудок, зато окончательно опустошив душу. Он теперь арестант... Планета оккупирована... И можно только вот так бессильно лежать, протянув ноги. Может уснуть забыться от кошмара в сновидении?
Но и этого ему было не дано. Появились уже две дамы, старая знакомая и еще одна, менее массивная, и внешнее, более юная с пухленьким девичьим личиком. Молодка подмигнула Тигрову:
- Тебе повезло... Может обойдется без пыток.
Владимиру после этих слов едва не стало дурно. Мальчишка побледнел, но все-таки нашел в себе силы встать и направиться на дрожащих, от страха ножках за тюремщицами. Но куда бы он делся, ведь старшая надсмотрщица накинула ему на шею настоящее лассо. Но вели себя стэлзанки довольно корректно, сказали просто:
- Следуй за нами, и будет квазарно!
Повели за собой, шаг у более чем двухметровых тюремщиц широкий. Владимиру пришлось буквально бежать, чтобы поспеть за ними. Но ничего, тело слушается, слабости нет. Пол ногами гладкий, немного теплый, босиком по нему совсем нетрудно. Но все равно когда пришлось подниматься по крутым ступенькам, Тигров дважды ушибал себе пальчики ног. Мальчишку это даже удивило, почему такая технически высокоразвитая цивилизация в данном сооружении не пользуется лифтами. А то вот бежишь так по сотням обрывистых с заостренными уголками ступенек, даже его легкое и сильное тело начинает одолевать усталость. Особенно болезненно ноют икры. А подъем затяжной, стэлзанки бегут все быстрее и мальчишка отстает, петля на шее затягивается... Снова цепляешь большим пальцем ноги, алые росинки крови, рассыпаясь, остаются брусникой темно-стального поля....Более юная тюремщица на мгновение остановившись подхватывает Владимира и закидывает себе на плечо. Ее форма мягкая как бархат, но все равно вот упираться животом неудобно. Тигров чувствует на спине ладонь и длинные острые ногти. К счастью девушка видимо не садистка, придерживает мягко, даже поглаживает...
Владимир до перемещения уже был подростком, конечно, думал о девушках, даже пробовал крутить легкие романчики. Красивый, спортивный, отличник и активист, он не был обойден вниманием слабой половины человечества. Но сейчас биологические часы отмотались назад, и организм еще не испытывал физической потребности, а чисто эмоционально было не до этого. Перспектива допроса у стэлзанов нации суперсадистов испугала, наверное и Мальчиша-Кибальчиша. Тем более в знаменитом фильме, что после пыток у него и синечка на лице не расписали.... Но почему, они действительно поднимаются таким архаическом способом... Тренируются, что ли? А может диверсия партизан испортила все лифты? При этой мысли Тигрову стало полегче. Стэлзанка тоже видимо устав от бега начала ноготками щекотать Владимиру еще достаточно нежную, не огрубевшую от босохождения пяточку.
Сначала это вызывало смех, а далее перешло в подобие пытки, даже глаза у мальчишки заслезились. Но наконец, они оказались в верхнем отсеке, где обычные белые стены тюремного сектора сменила бонищенская роскошь. Красиво все, как в Эрмитаже, и тоже много зеркал. Юная стэлзанка скинула с себя Тигрова и принялась поправлять себя прическу, и строить в зеркале рожицы. Владимир при падении немного ушиб колено, да и расчесанная острым ноготком левая ступня дико зудела. Тем не менее, он вдруг ощутил в себе душевные силы держаться прямо и поднять выше голову. - Надо и он проявит стойкость молодогвардейца на фашистском допросе. Докажет и что мальчишка двадцать первого века не уступают своим сверстникам из двадцатого! Старшая надсмотрщица сердито толкнула, его в спину и тут же придержала, чтобы юный пленник не улетел вперед, ноготки впились кожу, выступила кровь. Владимир, нетвердо держась на ногах, попробовал отшутиться:
- Веревка на шее тоже надежная поддержка, причем без всяких условностей!
Надсмотрщица схватила Тигрова за подбородок, и приподняла на вытянутой руке, легко оторвав от пола. Челюсть сдавило клещами, а шею вывернуло, голова была готова оторваться, а ноги беспомощно болтались. Владимир судорожно схватился за кисть стэлзанки, пытался разжать пальцы. Та рассмеялась:
- Человеческий детеныш... Глупый лягушонок...
Юная напарница шепнула:
- Хватит, следователь и так заждался.
Старшая тюремщица осторожно поставила мальчишку на ноги и приказала:
- За мной и не звука! Ничто так не укорачивает жизнь как длинный язык!
Вскоре его ввели в кабинет. Двери логова толстые из позолоченного металла, украшенные бегущими побегами, только вместо цветочных бутонов торчали обтекаемые с хищно торчащими дулами башни танков. Владимир машинально перекрестился: "ни чего у них вкусы".
Сам кабинет вовсе не напоминал собой средневековый пыточный каземат. Несколько богато разрисованных ваз с цветами, пара картин выполненных сочными красками, в стиле эпохи возрождения, скорее успокаивающие с яствами царского пира и едва прикрытыми девушками-прислужницами. Явно ручная работа, хотя мазков почти не видно - мастера. И еще большущее кресло, украшенное как трон персидского шаха. На нем сидел очень вежливый интеллигентный мужчина в белоснежном с золотыми звездочками халате. Он был смазлив, рослый и широкоплечий, как впрочем, и все стэлзаны. Говорил он, пожалуй, даже на слишком правильном русском языке, точно как в словаре ставя ударения, и шлифуя окончания, что лучше всего выдавало в нем иностранца или точнее иномирянина.
После стандартных вопросов последовали более подробные расспросы. К голове, руками и ногам подключили датчики. Последние события настолько потрясли Тигрова, что он ничего не скрывал. Тем более, когда дядя в халате вежливо предупредил, что за каждую ложь киборг будет давать электроразряд, безопасный для жизни, но очень болезненный.
Следователь после нескольких честных ответов, похоже, серьезно удивился. Его глаза округлились:
- Ну, ты и гонишь козявочка вакуум. Переместиться на тысячу лет вперед, да еще уцелеть, от волн аннигиляционного излучения, не может никто!
Владимир опустил ногу и потер все еще зудящей от щекотки подошвой мягкий как пух ковер. Растеряно ответил:
- Наверное да... Но вот уж получилось, может в пространстве есть какие-то особые, ранее не открытые измерения, которые позволяют при определенных условиях проскакивать через временные барьеры.
Следователь не стал спорить или что было бы для стэлзана куда естественнее ругаться или бросится избивать беззащитного мальчишку.. Вместо этого, он сделал изящный жест и стоящей слева вазы вдруг выросли руки и ноги, а красивый куст ощетинился кривыми иглами и огоньками. Послышался писк:
- Прикажете истязать пленного гранд-палач?
Следователь вместо ответа, встал, пошел к Тигрову, приподняв мальчишку за подбородок:
- Говори правду, откуда ты или познаешь ранее невиданную боль...
Владимир, сильно потея и запинаясь от страха, пробормотал:
- Клянусь я вам, все уже сказал...
Следователь тут беззвучно рассмеялся, отпустил мальчику. Коротко приказал:
- В люкс-одиночку его! Обращаться вежливо!
Допрос неожиданно быстро и без телесных мучений закончился, и мальчика увели, две прежние надсмотрщицы. Они на сей раз были уже не столь грубы и посадили юного узника в особую капсулу сами сели по сторонам. И погнали по коридорам, словно машинки в аттракционе... Только куда быстрее, что ничего и не разглядишь, мелькает, а тело жестко вдавливает в мягкое кресло...
Владимир не успел, как следует испугаться, они остановились возле двери с сияющим как электронный циферблат номеру, который разом сменился, когда к нему надсмотрщица повернула свое смазливое и свирепое лицо, и моментально отрылся широкий вход. Тигров впрочем, испытал удивление не поэтому поводу, а из-за того, что, не ощутил встряски из-за столь резкой остановки.
Самки-надсмотрщицы вытянули мальчишку и, держа узника под локотки, ввели в камеру...
Люкс-одиночка и в самом деле была как приличный гостиный номер; пара больших комнат и ванная комната, с водоемом вроде лягушатника-бассейна. Висят ковры, картины и даже аквариум с такими сказочными рыбками за прозрачной броней... красота. Да и в самом деле гостиница, только кровати без белья, видимо у стэлзанов оно считалось лишним. Старшая надсмотрщица строго произнесла:
- Ничего не порти малолетний зек... Тут тебе не курорт, а так поощрение за лояльностью. Гравиовизор мы тебе включить не дадим. В той камере, где ты по нему, лишь воспитательные уроки и наши агитки идут. Посему просто отдыхай тут, скоро найдется для тебя занятие.
Стэлзанки удалились, а Тигров осторожно присел на край широкой, похожий на висящий ни на чем надувной, с изображением парусных корабликов, матрас кровати. Задумался...
В фантастических произведениях ГГ. в его положении обычно или сбегает или ему приходят на помощь сильные союзники. Как говорят, выпрыгивает из кустов рояль... Своим умом, конечно, спастись было бы круче, но надо быть на пару порядков умнее и сильнее тюремщиков. А тут космическая империя, на фоне которой "Звездные войны", как детская декорация...
Впрочем, попади Тигров и в средневековую тюрьму, то и тогда не факт, что удалось бы выбраться, не смотря на всего знания электронного двадцатого века. Мальчишку откинулся на спину, кровать была мягкой, теплой, и можно соснуть на часок...
Разбудил мальчишку приход служанки с подносом "тюремной" снеди. Невольница была пышноволосой блондинкой, темно-шоколадного цвета кожи в украшенном сверкающими стекляшками бикини. Очень фигуристая, вежливая, словно перед ней не узник, а султан. А саму прислужницу сопровождали два робота. Они были невелики размером, как журавли, но зато крылаты и с целой дюжиной стволов каждых.
Владимир выразился:
- Техника компенсирует отсутствие интеллекта, лишь при присутствии разума который руководит похоронами невежды!
Рабыня удивлено вскинул густые, фиолетовые от хны брови, Тигров довольный произведенным эффектом отдал должное еде. Кормили его здесь довольно не плохо. Если не считать ананасов и бананов, то остальные фрукты, причудливых форм, были абсолютно ему не знакомы, но, тем не менее, очень вкусные. Не знакомым и весьма оригинальным по вкусу, было даже мясо, что для человека в эпоху оккупации роскошь.
Невольница, тем временем опустившись на колени, смазала ножки мальчугана ароматным кремом и поцеловала их по три раза каждую. Владимир сильно смутился и покраснел. В камеру вошла другая девушка и принялась умывать розовой водой до колен ножки юному узнику. После чего уже робот отдал приказ:
- Ведите его в бассейн. Отмойте его до блеска, пусть будет красивым. Сам губернатор будет иметь с ним разговор.
Личика у невольниц вздрогнули, они с трудом удержались от улыбки.
И вот новость так новость, сам губернатор хочет лично с ним, заключенным Тигровым, побеседовать.
Мытье нескольких разноцветных жидкостях было недолгим, девушки мальчишки даже не касались, а использовали похожие на школьный пенал коробочки. Сам Владимир чувствовал страх, пред грядущей беседой с чудовищем, самодержавно повелевающим целой планетой.
Затем обработка очищающим внутренности излучением, и мальчишка снова ощутил в животе пустоту и тупой голод. Затем ему выдали парадную одежду, и повели к "царьку" планетарного масштаба.
Владимир никогда за всю свою жизнь, даже в фантастических блокбастерах, не видел таких великолепных и огромных дворцов. Туристический комплекс потрясал своей роскошью и размерами. Все было очень красиво, разнообразно и эффектно. Стэлзаны любили роскошь. Им нравилось строить, создавать (особенно руками завоеванных народов!), как впрочем, и разрушать. Они хотели превзойти все расы во Вселенной не только в ратной силе, но и в культуре.
Хотя это порой у них выражалась весьма дико, и крайне мерзко!
"Когда покоренные народы Вселенной будут лицезреть наши города, они должны быть потрясены величием и красотой этих монументов. На фоне нашего могущества сильнее будет видно ничтожество других". Примерно так говорил один из первых императоров Стэлзаната.
Центральный дворец был реконструирован и сверкал дивным многоцветным ореолом. Громадные цветы шевелили лепестками и листьями, источая сильнейший аромат. Некоторые из лепестков представителей генетически модифицированной флоры были строгих геометрических форм или изломанных линий, на других же сиял рисунки, которые как в переводных картинках менялись в зависимости от угла, под которым на них смотришь. Парили исполинские ручные бабочки, они двигались в определенном порядке, создавая неповторимый, словно текущий ослепительной пестрой рекой орнамент. В тронном зале восседал сам маршал-губернатор. Внешне - типичная горилла, лицо черное, как у негра. Заурядно людоедская харя со сплюснутым носом. Прямо сказать, урод, особенно на фоне классически правильных фигур и физиономий других стэлзанов. Огонь в глазах не сулил ничего хорошего.
- Не бойся, цыпленочек! Я не кусаюсь. Подведите его поближе!
Фагирам говорил подчеркнуто ласково, но глаза горели нездоровым интересом.
Владимира подвели. Фагирам съехал с трона, он был даже выше обычного стандарта и весил не меньше двухсот килограмм:
- Пришелец из прошлого. Надо же, какой интересный экземпляр! Мальчику, наверное, жарко, зачем вы его так укутали?
Охранники хотели было сорвать официальный костюм, специально одетый для встречи с губернатором. Владимир увернулся:
- Не надо! я сам!
Маршал-губернатор разомлел и даже обслюнявил свои шесть трясущихся, как у дряблого бульдога подбородков:
- Какая хорошенькая мартышка, все делает добровольно. Налейте ему виликуры. Выпьем за чистую мужскую любовь.
Охранник вежливо поднес графин с голубой жидкостью и двумя изящными выточенными из натурального природного алмаза рюмками. Четыре голоногие прислужницы из числа туземок стали под музыку исполнять сложный танец. Под их сильными, кофейного цвета ножками как в конфорке вспыхивали язычки пламени, едва касаясь розовеньких девичьих пяточек. Ну, прямо золотоволосые индианки из храма Кама-Сутры. А от голубой жидкости несло ацетоном и чем-то еще более омерзительным.
В голове Тигрова вдруг зазвучали боевые трубы, а по жилам потекла горячая лава ненависти, да сколько же можно терпеть! Едва поднос оказался рядом, Владимир схватил графин и запустил извращенцу в голову. Фагирам успел парировать внезапный удар, но, отвлекшись, пропустил сильнейший тычок ногой в пах. Удар был точен, кроме того, перед визитом к губернатору Тигрову не смогли найти подходящих детских ботинок, поэтому надели на него солдатский металлический камуфляж для мини-солдат Стэлзаната, что добавило удару твердости и мощи. Носок боевой обуви мини-солдат (детей стэлзанов, с зачатия в инкубаторов числящихся в строю, но еще школьниками и детсадовцами проходящими всестороннюю подготовку до включения в регулярные боевые части) устроен таким образом, что быстром соприкосновении, разрушающий эффект многократно возрастает. Как бы выстреливается ударная поверхность, что пробить и железобетон. Губернатор упал, потеряв от болевого шока сознание. Охрана открыла огонь из бластеров. Как Тигрову удалось избежать смертельного пучка света, он и сам не помнит. Как-то словно трансе, увернулся, прокатившись по зеркальному полу. А вот слугу, принесшего виликуру, разрезало на части. Конечно, мальчишку посягнувшего на жизнь, несомненно, бы убили( может Владимира спасло, от немедленной аннигиляции, лишь свойственное стэлзанам желание, не делать смерть противника слишком уж легкой), но случилось не вероятное...
Несколько партизан смогли просочиться в предельно охраняемый дворец. Сначала они затесались среди многочисленных рабочих, затем прошли в главное логово оккупантов, как их подсобники. Фагирам сам облегчил задачу диверсантов, отключив внутреннее наблюдение за дворцом. Зачем лишним свидетелям наблюдать извращения губернатора. Партизаны меткими выстрелами уложили телохранителей, затем попытались убить главного истязателя планеты Земля. Однако на сей раз удача от них отвернулась. Даже в бессознательном состоянии Фагирам сумел нажать на кнопку экстренной эвакуации, и робот-спасатель, подхватив силовым захватом обмякшее тело, укатил тушу через подземный коридор. Партизаны были обречены. Поэтому, когда послышалось шипение газа, троица мстителей одновременно, не сговариваясь, подняла термодетонатор.
Владимир подскочил к ним.
- Вы хотите умереть?
- Уж лучше умереть с мечом достойно, чем жить, как скот, гонимый плетью в стойло, - раздался дружный ответ бойцов.
- Да, именно это сказал наш Президент.
- А мы ведь не россияне, а ситайцы с зулусом. Хотя в этом деле с русскими едины. Встретимся в новом лучшем мире!..
Гиперплазменная вспышка оборвала слова патриотов. Изнутри дворец был беззащитен. Силовые поля защищали его только от внешних воздействий, а часть охранного оборудования и кибернетики ворюга Фагирам загнал на черном рынке. Половина грандиозного сооружения обрушилась вниз, убив не мало стэлзанов и еще больше тех, кто на них работал. Это были самые значимые потери стэлзанов за всю историю оккупации планеты. Большие потери были, наверное, только от аналогичного поступка, совершенного исполняющим обязанности президента маршалом Поликановым.

 

Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий