Последний пионер

33. Середина нулевых

Эта повесть оканчивается 2005 годом, когда я стал гражданином России. К тому времени многое в стране изменилось, стал модным патриотизм, повсюду стали мелькать майки с надписью СССР. Улицы городов заполонили свежие иномарки, резко взлетели цены на недвижимость, народ из провинции начал массово осваивать пляжи Турции и Египта. Появились эмо и хипстеры, бандитская тематика утратила свой романтический ореол. До моего провинциального городка добрались сетевые магазины и все федеральные операторы сотовой связи. После демографической ямы 90-х, начался «бэби бум».
Я ничего не писал про глобальные события 2002—2005 годов и этому есть простое объяснение – практически не следил за новостями, других забот хватало. Краем уха слышал про дело ЮКОСа, про Абрамовича и Челси, про какой-то Майдан в Киеве. Что это такое, с чем его едят? Да черт его знает, не до него сейчас… Только в начале 2005, когда вопрос с гражданством был практически решен, стал интересоваться событиями в мире. Уже начал планировать поездку в Ташкент и на тебе – в Киргизии революция, в Узбекистане какой-то мятеж. Искал информацию о происходящем и постоянно натыкался на термин «цветная революция».
Оказалось, что пока я решал свои проблемы, в ряде бывших республик СССР сменились режимы, к власти пришли новые люди, о которых я раньше ничего не слышал. Какой-то Ющенко на Украине, какой-то Саакашвили в Грузии. Кто такие, чем знамениты, за какие заслуги стали президентами? Вопросы, вопросы, вопросы… Более того, в западной и российской либеральной прессе писали о том, что Россия пошла по неверному пути и скоро режим Путина будет сметен разъяренным народом. Читал и не понимал, что за бред? Кого ни спросишь, никто никого свергать не собирается, ни о какой революции и не помышляет.
Мне как-то не улыбалась перспектива опять жить в эпоху перемен. С 1991 года испытывал неприязнь к любым революциям, слишком много горя принесли 90-е. Память о тех временах была слишком свежа, чтобы забыть. Кроме того, у меня жизнь наладилась, в кои то веки. Народ вокруг сыт, обут и одет, строит планы на будущее. Что не так? Куда это «не туда» мы свернули? Зачем опять все менять? Непонятно…

 

Стал читать дальше, выяснил, что пламенных «революционеров» в сети не так много и почему-то большинство из Украины, Грузии и Прибалтики. Еще попадались товарищи из дальнего зарубежья и какие-то «змагары» из Белоруссии. Россиян, призывающих к свержению «кровавой гэбни», было не так много. Читал и не понимал, а какое пишущим из-за границы дело до России, нашего президента, нашего будущего? Симпатий к нашей стране они не проявляли, скорее наоборот. Только и слышно было: «Рашка», «совок», «гэбня». Им отвечали в том же стиле, были постоянные словесные баталии. Куда ни зайди в интернете, сплошные разборки, дрязги, взаимные оскорбления.
Россиянам, авторы из-за границы, ставили в пример Грузию и Украину, писали о том, что скоро вся Россия будет завидовать успехам этих стран. В ответ писалось, что завидовать будет нечему, так как без российских субсидий экономика Украины долго процветать не сможет. И все в подобном духе. Очень скоро я смог разобраться в сути споров и нашел один политический форум, на котором стал читать новости и комментарии к ним. Через некоторое время я сам там начал писать некоторые свои соображения о текущем моменте. Собственно, это можно считать началом моего творчества в сети.

 

До поры, до времени, я не испытывал большой неприязни к революционерам из интернета. Ну несут какую-то чепуху, так их мало кто в России воспринимает всерьез. Считал, что они поймут когда-нибудь, что ошибались. На словах грозные, а в жизни безобидные чудаки. Мое мнение о них изменила поездка в Ташкент и один разговор, который там состоялся.
Мой давний приятель работал в ташкентском ГУВД и по долгу службы имел доступ к информации, которая была предназначена не для широких масс. От него я и узнал, что на самом деле творилось в Андижане в мае 2005. Оппозиционные и западные СМИ писали о восстании против тирании, за демократию в Узбекистане. Писали о кровавом подавлении зачатков свободы в стране. А оказалось, что в Андижане был мятеж исламистов, которые захватили ряд административных зданий и прикрывались заложниками. Требовали они не демократии, а исламизации страны. Освобождения всех ваххабитов, в том числе террористов. Была жуткая бойня, во время которой полегло немало солдат и милиционеров, но мятеж удалось подавить.
После этого разговора я полностью утратил доверие к «независимым» СМИ. Если они нагло лгут про этот мятеж, то где гарантия, что не лгут в отношении других событий? Так ли замечательны всякие ющенки, саакашвили и тимошенки? Чего на самом деле добиваются доморощенные революционеры в России? Крепко тогда обо всем этом задумался и выбрал сторону противников «цветных революций». Я не стал чьим-то фанатом, не возлюбил до обожания нашу власть. Совсем нет, просто решил для себя, что нам нужно жить без новых потрясений. Жить, работать, а не торчать на баррикадах, в ожидании манны небесной. Годы прошли, но моя позиция не изменилась.

 

В том же году произошло событие, навсегда изменившее мою жизнь. Я познакомился с будущей матерью моей единственной дочери, которая появилась на свет годом позже. Именно для нее я пишу эту повесть, ей хочу рассказать о своей жизни, оказавшись у последней черты.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий