Последний пионер

18. 1998. Дефолт

Год начался с деноминации рубля. С 1 января 1998 из обращения стали изымать купюры старого образца с кучей нулей и выдавать рубли нового образца. Те самые рубли, к которым мы уже привыкли. 20 лет они уже в ходу, срок немалый. Решение о деноминации было принято еще в 1997, тогда же утвердили внешний вид новых банкнот, поэтому на купюрах указан этот год, а не 1998.
Кроме того, в обращение вернулись копейки, о которых уже и забывать стали в 90-х. Столько лет цены были в тысячах и миллионах, а тут как в старые добрые времена – рубли да копейки. Хлеб 2 рубля 10 копеек, соль 2—60, бензин 1—80, молоко 3—30 и т. д. Спустя 20 лет рубль, конечно, сильно просел к доллару и евро, инфляция тоже за эти годы его покупательную способность серьезно снизила, но пока новой деноминации не обещают. И копейки пока из обращения не изъяты. Даже в наши дни в магазине можно на сдачу получить 10, 50 копеек.
Мне новые рубли сразу понравились, особенно купюры в 100 и 500 рублей. Я хоть и жил тогда в другой стране, но на лето планировалась поездка в Россию и некоторое количество рублей было приобретено. Берешь их в руки и понимаешь, что это деньги, а не фантики. В отличие от аляпистых сумов. Да и качеством рубли отличались в лучшую сторону от узбекских поделок. Они гораздо прочнее и краска с них не слезает.

 

Пожалуй, это было лучшее событие года, а дальше началась какая-то фантасмагория. 9 мая на Евровидении победила представительница Израиля Дана Интернешнл. С виду баба как баба, а на деле – бывший мужик, сменивший пол. Тогда для нас это было шоком, хоть в 90-е нравы сильно упали, но еще сказывалось пуританское советское воспитание.
Скажи мне тогда, что это еще цветочки, что в 21 веке мир окончательно помешается на теме секс-меньшинств и на конкурсе Евровидения 2014 года победит бородатая «баба» Кончита Вурст я бы не поверил. Да никто бы не поверил. К такому мы еще не были готовы. Окно Овертона еще было распахнуто не так сильно.

 

Далее была история с синим платьем Моники Левински, с которой гульнул тогдашний американский президент Билл Клинтон. Весь мир зубоскалил насчет «Орального кабинета», президента-бабника и практикантку, которая хранила не стиранным платье со следами пылкой страсти 42-го президента США. Наши юмористы тоже проехались по скандальной истории, популярным был монолог «Письмо Биллу Клинтону» от имени чесальщиц сучильно-мотального цеха в исполнении Елены Степаненко, в котором досталось не только Клинтону, но и Ельцину:
«И эта страшилка на вас, Блин, еще жалуется, что вы ее дома́гивались?! Она себя в зеркало видела, коза общипанная, мымра пучеглазая? У нас бы ее не то что президент – последний алкаш не стал бы домагиваться. У нас передавали по телику, что по словам этой страшилки даже фоторобот составили, и она якобы узнала в нем орудие вашего дома́гивания. И теперь, говорят, вы, дорогой Блин, должны в суде предъявить… для сличения этот, простите за выражение, оригинал. <…>
А так мы только диву даемся, как же ваш американский народ не понимает, что вы просто молодец, Клин Блин! То ли дело наш народ! Мы почему тогда своего в первый раз выбрали? Потому что он с моста в реку свалился. Второй раз выбрали потому, что на ложках хорошо играл с этим… Колей Гельмудом. Да если бы наш Блин Николаевич сейчас хоть кого: хоть вашу мымру, хоть нашу чесальщицу приголубил, мы бы его тут же на третий срок выбрали. Мы бы тогда сразу поверили, что он еще может… управлять государством. А он у нас только: «Так ши, понимаешь… шты… я здоров…»

 

Когда Ельцин отправил в отставку Черномырдина и премьер-министром стал Кириенко, веселье продолжилось. Нового премьер-министра из-за внешности мальчика-переростка всерьез никто не воспринимал, к нему быстро приклеилось прозвище «Киндер-сюрприз», к тому же ходили слухи, что он сайентолог.
Дума долго отказывалась голосовать за назначение Кириенко главой правительства, но, в конце концов, 26 мая утвердила его кандидатуру. Новое правительство обещало продолжать реформы и скорейшее наступление эпохи процветания, правда критики утверждали, что дела в экономике пошли в разнос и кризиса не миновать. Цены на нефть рухнули ниже некуда, а МВФ не торопился предоставлять очередной кредит. По этому поводу даже анекдот сочинили:
«Выступает Кириенко с докладом:
– До моего назначения на пост премьера страна находилась на краю пропасти, но я приложу все свои усилия, чтобы она сделала шаг вперед»!

 

Как покажет время, анекдот был пророческий, а пока страна обсуждала включение России в G8, наслаждалась снижением инфляции и ростом уровня жизни. Народ открыл для себя пляжи Египта, Турции и Кипра, над которыми раздавались звуки, пожалуй, главного хита 90-х – «Владимирского централа». Песня Михаила Круга звучала везде, в любом кабаке за вечер ее можно было услышать раз пятнадцать, если не больше. Культовая песня лихих времен.
Криминальная тематика тогда была популярна не только у нас, на Западе один за друим в прокат вышли фильмы «Американская история Икс», «Беги, Лола, беги», «Карты, деньги, два ствола». Наш кинематограф ответил фильмами «Брат», «Классик», «Страна глухих» и сериалом «Улицы разбитых фонарей», породивший целое направление криминальных сериалов. Двадцать лет прошло, а сериалы про бандитов с экранов так и не сходят.
После «Улицы разбитых фонарей» будет «Бандитский Петербург», потом будут «Бригада», «Агент национальной безопасности», «Убойная сила», «Тайны следствия», «Глухарь», «Карпов» и прочие, прочие, прочие… Много их было за эти годы. Как ни включишь телевизор, обязательно, при переключении каналов, нарвешься на какой-нибудь криминальный сериал.
Хорошо, что хоть комедии тогда нормальные снимали. Найдешь канал, на котором вместо криминальной хроники, бандитского сериала или очередного ток-шоу показывают французскую комедию «Такси» или наши «Особенности национальной охоты» с «Особенностями национальной рыбалки» и жить веселее становится.

 

Летом 1998 года мы всей семьей поехали в гости к дяде, в Сибирь. Жил он в Иркутской области, там, где начинается БАМ. Уже тогда в глаза бросалось насколько далеко ушла в развитии Россия, по сравнению со Средней Азией. И это при том, что российский бюджет был тогда копеечный, в десятки раз меньше чем сейчас.
Ехали сначала на ташкентском поезде, затем была пересадка на поезд российский. Это, я вам скажу, небо и земля. Ташкентский поезд был замызганный, с пола до потолка набитый ящиками и клетчатыми баулами с овощами и фруктами. Проводники в засаленных рубашках, обросшие, неопрятные, хамоватые. В российском же поезде все сверкало чистотой. Баулы с овощами и фруктами проводники торгашей заставили сдавать в багажное отделение. Сами проводники опрятные, в свежевыстиранной и свежеотглаженной униформе. Настоящий культурный шок.

 

Сибирь – это нечто. Кто Сибирь не видел, очень многое потерял. Необъятные степные просторы, широченные реки, заросшие соснами сопки. Когда поезд ехал по мосту через Енисей, дух захватывало от необъятности этой реки. Поезд кажется игрушечным на окружающем фоне. Но Ангара все затмила. Едешь, а конца моста не видно и другого берега реки тоже. Кажется, что едешь над морем.
Там я впервые увидел снег летом. На улице жара, градусов под 30, а в железнодорожном тоннеле по обочинам лежит снег. Темный, грязный, но настоящий снег. Подойдешь, расковыряешь эту темную кучку, а внутри белый снег. Жесткий, колючий.
Отличные были каникулы, но, как и все хорошее, они подошли к концу, пора возвращаться домой. Был конец августа, приближался новый учебный год. Короткое сибирское лето тоже подошло к концу, в день отъезда пошел дождь со снегом. Я ехал в поезде и думал: то ли Сибирь так показывает, что не хочет, чтобы мы уезжали, то ли этот августовский снег предвестник какой-то беды. Второе предположение оказалось верным…

 

По дороге домой дефолт и случился. МВФ так и не дал кредит, денег на выплаты по внешнему долгу в казне не было. Правительство объявило о дефолте. Ну и понеслось… Выезжали мы при курсе доллара равному 6 рублям, в Красноярске уже висел курс 12, а в Новосибирск мы приехали, когда курс был 25. У всех была паника. Народ судорожно менял рубли на доллары, скупал по старым ценам продукты и ширпотреб. Все отчетливо понимали, что опять наступили тяжелые времена.
В Ташкенте настроения царили тоже не радостные. Вслед за рублем вниз покатился курс сума. Мы и раньше-то не шиковали, а тут пришлось совсем урезать аппетиты. Даже нормально мяса купить себе не могли позволить, приходилось покупать говяжьи головы и потрошить их.
Через год экономика России пойдет в гору, а в Средней Азии еще долго будет падение. Но везде на простом народе дефолт сказался не лучшим образом. Везде народу, в очередной раз за десятилетие, пришлось сводить концы с концами. Дефолтный год подходил к концу, на смену ему пришел год большой крови.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий