Срывая маски

Книга: Срывая маски
Назад: ГЛАВА 4
Дальше: ГЛАВА 6

ГЛАВА 5

Пятьсот четыре человека… Это было неожиданно. Я рассчитывал на сто пятьдесят — двести, да и то не сразу, а в течение какого-то времени, пусть короткого, но все же. А тут пятьсот четыре! Когда спросил братьев Кайроку о семьях бойцов, заметил удивление на их лицах. Как выяснилось, они думали, что о семьях пойдет разговор, только когда я получу герб, а до этого их будут обеспечивать отцы, мужья, братья, благо о гонораре я в прошлую нашу встречу упомянул. В общем, из всей этой толпы лишь у двухсот одного человека были семьи, как позднее выяснилось — всего шестьсот двадцать три человека гражданских. И при всем при этом ни одного техника. Опять же, Кайроку думали, что мне нужны в первую очередь бойцы и иные «мелочи» будут меня лишь раздражать. По уму, надо было сначала с этой толпой разобраться, но уж больно мне было интересно, а кого еще они могли привести, но не стали меня лишний раз «беспокоить». Так что, когда я наконец смог донести до этой парочки, что плох тот господин, для которого люди лишь пешки, ну или солдатики… короче, что я ищу будущих слуг клана, а не пару бойцов, которые могут стать слугами, они ответили, что просто не задумывались о том, что мне может понадобиться кто-то, кто не умеет воевать. Да и бойцы еще не все собрались, просто не удалось набрать за такой короткий срок больше людей. Но в перспективе будет еще около тридцати техников и несколько целителей.
Вот тут-то я и прикрыл лицо рукой, пытаясь не ругаться. Это же, блин, целители! Какого хрена они не начали с этого? Кто в здравом уме откажется от собственных целителей? Так еще всплыл основной профиль гражданских. Ну то есть — чем они занимались в клане. Оказывается, там чуть ли не две трети — работники больниц. Пусть целителей среди семей бойцов и нет, но, черт возьми, я могу открыть свою собственную больницу! Хотя на это денег уйдет… Да не важно, зато больше не придется подкупать врачей. А как появится больница, более чем уверен, туда и те из клана Докья подтянутся, кто не захотел менять шило на мыло и работает сейчас по другим учреждениям. Хотя давайте откровенно — гражданских братья Кайроку и не приглашали, так что, может, эти гипотетические работники и не прочь ко мне пойти, просто не в курсе такой возможности. Ладно, там видно будет, а то мой бюджет может и лопнуть. И так предстоят немалые траты.
А еще меня порадовал тот состав, который притащили с собой братья. Немного странно, конечно, но семь пилотов шагающей техники. Семь! На этом фоне семьдесят три тяжелых пехотинца даже как-то теряются. Впору все-таки заняться разрешенным тоннажем для моих фирм. Раньше, с четырьмя пилотами, как-то и смысла-то не было, теперь же… Восемьдесят тонн — Шидотэмору, девяносто тонн — Ямасита-Корп и шестьдесят — верфь. Но это если считать все по отдельности. К сожалению, если совмещать, то придется заявлять, какая фирма основная, а у других тоннаж порежут вдвое. То есть если основная фирма Шидотэмору, то всего у меня сто пятьдесят пять тонн, если Ямасита-Корп, то сто шестьдесят. Мудрить не хочется, все-таки Шидотэмору для меня чуть больше чем фирма, но… пять лишних тонн не помешают. С другой стороны, если рискнуть… Тут есть два пути. Первый — использовать свое несовершеннолетие, я же вроде как и не владелец пока. На кампанию в Малайзии хватит, а там видно будет. Второй вариант — это сделать основным держателем акций кого-то другого. Мне Шидотэмору, верфь — отцу Нэмото, Ямасита-Корп… да хотя бы Танаке. Сейчас он гендиректор Шидотэмору и очень хорошо знает, что бывает с теми, кто меня предает. Ну и нельзя забывать, что, когда собралась кучка людей, решивших отобрать у меня Шидотэмору, он не стал в это лезть. Даже предупредил, хотя к тому времени я и так уже обо всем был в курсе. Но он-то об этом не знал.
Если же все совместить в одну корпорацию… да, тоннаж уменьшится, но нельзя забывать о союзниках. У того же Одзавы фирма может иметь технику аж на сто тонн. Фирмы двух других предполагаемых членов нашего альянса — по девяносто тонн. Ах да, Шмитты. С ними не все понятно. Часть бизнеса они переведут сюда, уже переводят, но сколько им насчитают тонн — неизвестно. При этом вместе со Шмиттами у нас уже тринадцать пилотов. Плюс немцы параллельно ведут переговоры с двумя отрядами наемников, у которых есть по пилоту. Наемникам в этом плане и легче, и сложнее. С одной стороны, у зарегистрированных отрядов нет лимита, а с другой — завести что-то слишком хорошее им попросту не позволят. То есть если у нас тоннаж, то у них качество, причем это самое качество оценивается на глаз. Что проверяющему в голову втемяшится, то и будет. Бизнесмены работают в пределах законодательно закрепленных правил, а у наемников никаких правил нет. Это и хорошо, и плохо одновременно. Сегодня твой БР старенький и плохонький, разрешенный для использования, а завтра к тебе приходит проверяющий, да еще с бодуна, и говорит, что ты слишком зарвался, используя такую крутую технику. Либо что она слишком хороша для такого количества. Так что будь добр продать на фиг девять из десяти своих боевых роботов. Это к примеру, такого количества техники все равно ни один отряд в Японии не имеет.
Оформлением этой толпы занялись другие, я же все-таки поехал заниматься эмансипацией. И так задержался из-за прихода братьев Кайроку. В общем-то я уже несколько дней как инициировал этот процесс, так что время от времени придется мотаться по разным инстанциям.
Весь следующий день отняла у меня Аматэру. Бумажками конечно же занимались другие, а мы с ней играли на публику. Ну, заодно и присматривали здание для нового театра. Изначально старуха хотела построить собственное, но в этом случае проект мог слишком затянуться, а мне в скором времени в Малайзию ехать. Ей об этом знать не обязательно, но убедить старую аристократку в том, что лучше найти уже готовое здание, желательно с историей, мне удалось. И потратил я на это всего лишь четыре часа. Вот мы и поехали смотреть на первый, но, уверен, не последний вариант для покупки.
— Слишком мелко, — стервозила старая. Согласиться-то она со мной согласилась, но придираться ей это нисколько не мешало. — Не театр, а забегаловка по интересам какая-то.
С этим спорить было сложно. Сцена маленькая, мест полсотни от силы, окна, создающие впечатление, что это просто большая комната.
— С чего-то же надо начинать, — попытался я поспорить. — Театр для немногих избранных тоже пойдет.
— Это не бизнес, — фыркнула старуха. — Такое и я могла организовать. Да у меня в онсэнах порой представления помасштабней были, чем этот зал потянет.
— Ну… да. Согласен, — неохотно кивнул я. — Но если… — попытался я представить в голове все здание целиком. — Не важно. Это и правда не лучший вариант.
— Если — что? — поинтересовалась Аматэру.
— Можно заняться перестройкой здания, но, как ни посмотри — это будет кустарщина. В самом-самом крайнем случае.
— Согласна. Уходим?
— Уходим, — ответил я, скрыв удивление.
С чего это она подобные вопросы задает? Почти разрешения спрашивает.
В общем, развернувшись, отправились на выход. А хозяин здания, все это время стоявший рядом, начал усиленно кланяться. Похоже, он и является причиной подобного поведения старухи — общество должно знать, кто главный в нашем деле. Не в целом, а именно здесь и сейчас.
Следующий день был понедельник, и мне пришлось топать в школу. Точнее, сначала зайти пообщаться с беременной Кагами, а уж потом в школу. После уроков же опять к себе в особняк — разбираться с гражданской частью бывших слуг Докья. Вернее, считать, планировать и читать документы. Там меня как раз дожидался найденный братьями Кайроку бывший директор одной из больниц уничтоженного клана. Сейчас он работает педиатром в государственной клинике и в число тех, кого привели Кайроку, не входит, но, когда они попросили его пообщаться со мной, упрямиться не стал. И даже дождался, пока не приеду из школы. Правда, остается вопрос, что он вообще приперся так рано? Впрочем, если Кайроку пояснили ему, кто я такой и что собираю остатки бывших слуг… вряд ли он доволен нынешней должностью. Скорее всего, рассчитывает найти у меня большее. Во всяком случае, шанс на это есть.
Одновременно с ним пригласил к себе и одного из двух пришедших целителей, которые приехали минут за десять до моего появления. В целом разговор получился продуктивным. Хорошо знаком с Кайроку был лишь один из них, только потому они и смогли его уговорить прийти, а уж он прихватил с собой второго. Братья утверждали, что именно этот целитель был точно недоволен своим положением и что если я хочу собрать других из их бывшего клана, то общаться надо с ним. Благо и авторитета у него предостаточно.
— Значит, вы готовы рискнуть? — заключил я после двадцати минут общения.
— Да, — ответил Тойчиро Минору, тот самый целитель. И, заметив на моем лице некоторое недоумение, которого я и не скрывал, добавил: — Хочешь знать, почему я так легко согласился, Сакурай-кун?
— Определенно, — повел я головой. — Вы же целитель. Вам открыто гораздо больше, чем простым членам уничтоженного клана.
— Я полевой целитель, Сакурай-кун. Всю войну с Кояма я провел на полях сражений и вытаскивал соклановцев с того света. Не знаю, поймешь ли ты, но я отвечаю за них. И когда эти люди решили вновь рискнуть, я не могу остаться в стороне. Если хоть один из них умрет оттого, что меня не оказалось рядом, это ляжет черным пятном на мою совесть.
Как-то раз Зомби, наш бессменный инструктор, рассказывал, как они во Вторую мировую пришли на помощь защитникам мобильного госпиталя. В последнюю минуту успели. В общем, отбили нападение, ну и зашли в одну из палаток, посмотреть, как там дела. Выяснилось, что в течение всего боя тамошний персонал не прекращал оперировать пациентов. Но вся горечь той истории в том, что через сорок минут Зомби узнал, что глава госпиталя умер. Закончил очередную операцию и упал. Оказалось, во время нападения то ли шальная пуля, то ли осколок на излете пробил ткань палатки и попал в того доктора. А он продолжал оперировать как ни в чем не бывало.
Да и сам я встречался с некоторыми фанатиками из Красного Креста. Так что да, я мог понять этого целителя. Поэтому, прикрыв глаза, я слегка кивнул.
— Я постараюсь, чтобы у вас было поменьше работы.
— Просто делай свою, — ответил Тойчиро, — и положись на нас.
Забегая чуть вперед, именно Тойчиро Минору привел ко мне еще семь целителей. Плюс он с товарищем. Девять целителей, четверо из которых оказались полевыми врачами.
А параллельно со всем этим Антипов пытался устроить краш-тест МПД Одзавы. «Пытался» — потому что времени у него было слишком мало. Уже завтра мы должны идти на выставку военной техники, устроенную кланом Тайра, и это, пожалуй, единственный способ сделать заказ у столь именитого поставщика без помощи Кояма. Впрочем, даже Кента не сможет нам помочь, если эту самую технику раскупят. Уверен, день-два после выставки, и все самое перспективное уйдет другим аристократам. С приглашением же Отомо мы сможем сделать заказ прямо там, и никто не посмотрит на мое происхождение. Раз попал на выставку, значит, достоин. И мне кровь из носу необходимо знать заранее, на что способны МПД Одзавы.
Хотя, конечно, надо понимать, что совсем уж элитные образцы техники нам не продадут. Не прямо в лицо откажут, просто скажут, например, что уже раскуплено, ну или зарезервировано. Даже если мы будем первыми, кто подойдет с таким предложением. Однако и без суперредкостей там наверняка будет на что посмотреть.
На выставку со мной отправился Антипов — командир моих тяжелых пехотинцев, Боков — повелитель всех техников, Мартин Шмитт — глава нашего зарождающегося альянса. Вообще-то сначала я хотел взять кого-нибудь из молодых Шмиттов, но, подумав, предложил старику. В конце концов, выставка — событие отнюдь не молодежное, так почему бы и нет? Ну и последним в нашей компании был главный инженер Одзавы, имя которого я вслух произнести не смогу, дабы не словить откат за нарушение обещания не ругаться матом. Но начинается это самое имя с «Ху», а заканчивается на «то». Впрочем, с фамилией у него все в порядке — Сатоши, он и в Африке Сатоши.
Ближайший ко входу павильон представлял японскую технику, туда мы и направились. С чего-то же надо начинать?
— Выглядит грозно, — усмехнулся я, остановившись перед тяжелым МПД «Фуока». — Что скажете?
— Говно, — тут же отреагировал Боков.
— Фигня, — подал голос Антипов.
— В целом у него неплохие показатели, но генератор… — покачал головой Сатоши. — Он чрезмерно мощный, слишком большой, да еще и вынесен за спину с минимальной защитой. Даже его одноклассник «Сай», — кивнул он на соседний МПД, — пусть и морально устаревший, внушает больше доверия.
— Понятно, — в общем-то это я для проформы спросил. Тут и я вижу, что этот «Фуока» нам не подойдет. В том числе и по цене. — А что про «Ронина» думаете?
— Лучшее, что есть у японцев, — произнес Боков. — Но в целом середнячок.
— Он неудобен, — заметил Антипов. — Со временем привыкнуть можно, но я не вижу смысла привыкать.
— Как бы мне ни хотелось вступиться за японских инженеров, но, боюсь, ваши люди правы, Сакурай-сан, — вздохнул Сатоши.
— Тогда пойдем отсюда, — кивнул я на выход из павильона. — Не будем терять здесь времени.
Если бы на этой выставке демонстрировали и тяжелую технику, здесь можно было бы задержаться — МД и БР у японцев одни из лучших в мире, но раз всего этого нет, можно и дальше пойти. Например, к «американцам», благо они недалеко стоят. В целом у амеров такие же серые МПД, как и у японцев, но иногда из-под их рук выходят и жемчужины. У одной такой мы и остановились.
— «Уравнитель» реально хорош, — покивал Антипов. — Если бы не цена.
— Наша «Кара» лучше, — нахмурился Боков.
— Это смотря для чего, — не согласился Антипов. — «Уравнитель» более универсален. Пусть по ряду аспектов он хуже, зато спектр задач у него шире. Главное, перекрасить это убожество.
На выставке был представлен МПД в изначальном состоянии. Как выпустили его с завода, так и привезли сюда. Проблема в том, что у американцев есть дурная привычка красить все, что идет на экспорт, в насыщенный красный цвет.
— А сочленений и стыков между броней у него не слишком много? — задал я интересующий меня вопрос.
— Не обращай внимания, — отмахнулся Боков. — У него на удивление очень мало слабых мест. Пока саму броню не пробьешь, до тушки пилота не достанешь. И заклинить ничего не получится.
— И софт у него отличный, — вставил Антипов. — В общем, как я и сказал — если бы не цена, он бы смог составить конкуренцию нашей «Каре». На рынке вооружений, я имею в виду.
Это да, цена у «Уравнителя» какая-то слишком уж заоблачная. Тяжелый МПД «Кара», он же ТДД-12-2м, стоит чуть больше двух миллионов. Это в России. А здесь уже около трех с половиной. «Уравнитель» же, стоящий прямо перед нами, оценивается в пять миллионов четыреста тысяч. Да за такую цену уже можно неплохой мобильный доспех взять! Подержанный. Не супер-пупер, конечно, но качественного работягу вполне достать можно.
И тем не менее…
— Может, купить парочку? — спросил я мужчин. — В пару к нашим «Карам».
— Не стоит, — вздохнул Антипов. — Во-первых, «Кара» все-таки несколько под иное заточена. Сверхтяжелый десантный МПД прорыва — это совсем не то же самое, что и простой тяжелый МПД. Во-вторых, у нас всего две «Кары» на почти сотню тяжелых пехотинцев. Если и выделять их, то создавать полноценный отряд, а это десять единиц в строю, плюс пятнадцать в запасе, плюс запчасти, плюс расходники… Дорого, короче. Да и, опять же, «Уравнитель» — очень качественный тяж, но совсем не МПД прорыва. Другие задачи. Американец, к слову, для десанта не предназначен от слова «совсем». Тогда уж лучше в сторону персидского «Зульфикара» смотреть.
— М-да, — только и оставалось мне сказать. — Ладно, пойдем отсюда.
Перед выставкой мы обсуждали, чего и сколько нам нужно, но вот о МПД прорыва разговор как-то не заходил. Зато я знаю, что на роту МПД, то есть на те девяносто человек, что у меня сейчас есть, нам необходимо порядка двадцати пяти тяжелых МПД. И это минимум. Как правильно сказал Антипов, что-то и в резерве должно быть. С легкими МПД решили не заморачиваться, уж слишком нишевая это техника, у нас просто нет необходимых профессионалов для нее, но если найдем что-нибудь хорошее, но недорогое, возьмем штук двадцать. А вот средних МПД нам нужно много. Минимум сотню. В идеале две. А уж если рассчитывать с запасом, то и три сотни. Потратиться в любом случае придется нехило, и тратить почти пятую часть миллиарда на жалкие тридцать пять единиц МПД — это действительно дороговато. Так что от «Уравнителей» придется отказаться.
— Сакурай-кун! — окликнули меня на выходе из павильона.
— Отомо-кун! — улыбнулся я, обернувшись.
— Рад, что мы встретились, Синдзи-кун, — сказал Акинари, когда мы подошли друг к другу.
Так как кричать больше было не надо, мы перешли на обращение по именам.
— Аналогично, — кивнул я. — Каори-сан, — поздоровался я с его сестрой. — Не думал, что вам нравятся подобные мероприятия.
— Просто дома скучно, — ответила она, слегка дернув плечом.
И все. В отличие от нашей компании, их было всего двое.
— Позвольте представить вам моих спутников.
Ну а после того, как я всех перезнакомил, решил отделиться от своих. Мне этого не хотелось, но и слать эту парочку куда подальше тоже не стоило. А вместе и нам, и им будет неудобно. К тому же как ни крути, но кроме Мартина там все разбираются в МПД лучше меня, так что ничего критичного не случилось. Разве что попросил Мартина проследить, чтобы вояки не забывали о нашем бюджете.
— Решил прибарахлиться? — спросил Акинари, когда мы остались втроем.
— Ну да, — пожал я плечами. — Раз уж выпала такая возможность.
— И правильно, — кивнул он с серьезной миной. — Крепкая броня и серьезный калибр еще никогда не были лишними.
Вот и пойми его. То ли он серьезен, то ли на публику — в моем лице — играет.
— Если денег на содержание хватает, — вставил я.
— Особенно если хватает, — подтвердил он, чуть расправив плечи. — Добрый день, Нара-сан, — произнес он неожиданно, на ходу кивая незнакомому мне мужчине.
— Акинари-кун, — кивнул тот в ответ, не останавливаясь.
Ну а мы с Каори притормозили и молча поклонились. После того как мы прошли мимо этого «Нара-сана», Акинари вновь незаметно преобразился, откинув в сторону образ внука главы рода. В итоге так мы и расхаживали в течение двух часов по выставке. В основном просто здороваясь со знакомыми, которых у Акинари было несравненно больше, чем у меня. Бывало, и останавливались поговорить. Благодаря Отомо я был представлен еще парочке благородных семей, что не могло не радовать. Интересовались мы и техникой, но так как ни я, ни Акинари, ни его сестра в ней не разбирались, интерес оставался чисто внешним.
— Как там мои песни? — застала меня врасплох Каори, уж больно неожиданно последовал вопрос.
— Каори-сан, — покачал я головой, — вам ли не знать, насколько порой долго рождаются песни.
— Мне? — удивилась она. — Я не поэт, я Отомо, — ответила она, вздернув брови. — Я не пишу песен, я благосклонно их принимаю.
Вот стерва.
— А у меня они по полгода сочиняются, — чуть охладил я тон. — Так что и вам придется немного подождать.
— Ну-у-у, так неинтересно, — отвернулась она. — Но ты все-таки попробуй не забывать, для кого они предназначены.
Я только и смог, что на Акинари глянуть. А тот именно в этот момент нашел что-то очень интересное у стоявшего неподалеку немецкого среднего МПД.
— Я постараюсь, — выдавил я из себя улыбку. — Отомо, верно? Надо бы записать.
На что она фыркнула, так ко мне и не повернувшись. Может, она шутила, а я не догнал? Что-то уж больно быстро она сдалась. Такое впечатление, что, отреагировав слишком серьезно на ее шутку, я ее несколько озадачил. Похоже, мой косяк, но… черт возьми, шутить она не умеет. Либо я загоняюсь, и она реально такая стерва.
Зашел у нас разговор и о предстоящем скоро дне рождения Кенты. Просто момент в разговоре, но Каори вновь меня удивила.
— А у тебя уже есть пара? — спросила она.
— Каори… — укоризненно покачал головой Акинари. — Извини ее, просто она не хочет идти туда с семьей, а у меня невеста на руках, ей тоже надо уделить время. А то все работа да работа.
К Кояма я собрался идти в паре с Анеко, уж больно толстые намеки она мне слала, и, боюсь, смену партнерши мне не простят. Хотя, чисто с практической точки зрения, партнерша из рода Отомо пришлась бы в масть. Но обижать Анеко таким образом мне не хочется, уж она-то подобного отношения точно не заслужила.
— Мне жаль, Каори-сан, но в этом деле и я вам помочь не смогу. Мы с Охаяси Анеко уже с неделю как обо всем договорились.
— Оу, — вздохнула Каори. — Жаль.
Как я не раз говорил, женщинам в этом мире не только многое позволяется, но и ограничений у них полно. Например, несовершеннолетним девушкам на приемах можно появляться либо с семьей, либо с партнером. То есть пойти одна Каори просто не может, а с семьей почему-то не хочет. Ну да это ее дела.
Уже вечером, после выставки, я наконец узнал, что именно четверка моих сопровождающих выбрала для войны в Малайзии. В качестве основного МПД у нас теперь корейский «Циклоп», он же средний МПД КЗМЗ «Мулбайлуг». Третья модификация глубокой переработки старенького русского «Малахита». И по словам Антипова, они выжали из старика все возможное. Средняя подвижность, хорошая броня, чуткие сенсоры, отличная живучесть. А самое главное — жалкие четыреста тысяч рублей за штуку. Точнее, жалкие они только потому, что «Циклоп» достаточно хорош, чтобы за него просили шестьсот — семьсот тысяч, но, как и Одзава, более высоких цен они себе позволить не могут. Те же прославленные русские «Граниты» стоят восемьсот тысяч, а японский «Ронин» — пятьсот пятьдесят тысяч.
Помимо этого моя команда все же решила закупить у Одзава тридцать пять тяжелых МПД «Ёкай». Не самый лучший образчик МПД, зато стоит всего шестьсот тысяч. Они бы и средний МПД у него взяли, но все, что он смог предоставить, это так называемый «Тэнгу», и Антипов его просто и без затей обгадил. Такая фигня, говорит, что хоть врагам продавай. На его фоне тот же «Ёкай» просто конфетка.
Ну а четвертого ноября ровно в семь вечера я и Анеко подъехали к загородному особняку Кояма. Сегодня у Кенты день рождения, и я впервые посещаю официальную часть этого праздника клана Кояма. На тропинке, ведущей вглубь особняка, нас встретил сам Кента в окружении Шины и Мизуки. По идее, должна быть и Кагами, да только кто же ее пустит, беременную-то?
— Кента-сан, — поклонился я старику, а вслед за мной и Анеко, только чуть ниже.
— Здравствуй, Синдзи, — улыбнулся он. — Рад, что ты все же выбрался. Анеко-тян, все хорошеешь.
— Вы мне льстите, Кояма-сан, — поклонилась она снова. На этот раз не так низко.
— Мизуки, Шина, — улыбнулся я девушкам.
— Синдзи, — слегка поклонилась Шина.
Вполне хватило бы и кивка, но Шина последнее время… не чопорная, нет, перестраховщица — да. А вот Мизуки просто улыбнулась. Даже кивать не стала.
— Круто, что вы пришли, — заявила рыжая. — Я рада.
— Вот и отведи их к гостям, радостная ты наша, — рассмеялся Кента.
Дружба дружбой, а этикет этикетом. Кто-то нас просто обязан был проводить. А если бы Кента встречал гостей один, ему бы пришлось поддерживать беседу, пока одна из девчонок не вернется.
Подарки мы передали слугам, а уже они после проверки отнесут их куда следует, так что сейчас мы с Анеко налегке шли в компании Мизуки, которая щебетала обо всем и ни о чем. За то время, что мы находились вместе, она успела рассказать, кто уже прибыл, кто должен подойти, как тут скучно, как тут здорово, как вкусно и как весело.
— Все, мне пора бежать обратно, — сказала она, подведя нас к одному из столов во дворе особняка. — Еще увидимся.
Глянув вслед упорхнувшей девушке, я осмотрелся.
— Куда сначала пойдем? — спросил я Анеко.
— Мм… — задумалась она, приложив пальчик к щеке, и чуть склонила голову набок. — Пирожные?
Я в общем-то не это имел в виду, но раз красавица просит… а, теперь понятно.
— Ваше желание для меня закон, Охаяси-сама.
Стол с пирожными стоял не то чтобы неподалеку, но в пределах видимости, я же смотрел в первую очередь на людей, а не на яства поблизости от них, поэтому и не сообразил сразу, что именно имела в виду Анеко. А намекала она на род Фудзивара. Точнее, на их молодняк, стоявший рядом с тем самым столом. Гостей пока еще было не очень много, и Фудзивара из них были самыми именитыми. По идее, сначала надо было бы поздороваться с членами клана Кояма, но Фудзивара были относительно рядом и пройти мимо, не обращая на них внимания, было бы просто некультурно.
Еще один урок мне от Анеко. Лично я точно прошел бы мимо. По-любому отправился бы Кагами искать. Кстати, о ней. Кагами Великолепная появилась на горизонте лишь спустя час после нашего приезда, как раз когда прибыла большая часть гостей. Во всяком случае, мы с Анеко ее до этого не видели, хотя обошли чуть ли не всю территорию поместья.
— Синдзи, — улыбнулась она мне, на Анеко лишь бросив взгляд, — я рада, что ты все-таки сюда выбрался.
— Я же обещал, — улыбнулся я в ответ.
— Хорошо, что хоть… — запнулась она на мгновение, увидев что-то у меня за спиной. — Что хоть кто-то держит свои обещания. Кстати, Синдзи, не уделишь мне немного времени?
Всего лишь глянув на Анеко, я тут же получил ответ.
— Пойду попробую кужира, — слегка склонила она голову. — Говорят, оно здесь лучшее в мире.
Если кто не знает, кужира — это, если по-простому, кусочки китового мяса.
— Не сомневайся, девочка, так оно и есть, — приподняла кончики губ Кагами.
Взяв меня под руку, Кагами направилась вглубь двора, вежливо раскланиваясь со знакомыми.
— Как сами-то, Кагами-сан? — спросил я. — Праздник праздником, а поработать вам явно пришлось.
— Мне не в тягость, Синдзи. Если бы еще все вокруг не носились со мной, будто я хрустальная, было бы совсем здорово.
— Пошли бы вы им навстречу, Кагами-сан, — произнес я осторожно. — Вы ведь и сами понимаете, что они всего лишь беспокоятся.
Посмотрев на меня, Кагами стервозно так хмыкнула.
— Пусть бегают. Им полезно.
О-хо-хонюшки. Знать бы еще, кто такие эти «они». То есть в целом-то понятно, но кого конкретно она имеет в виду?
— Как скажете, Кагами-сан, — согласился я, не желая углубляться в этот вопрос. — Вам виднее.
— Само собой мне… о, смотри-ка, — сменила она резко тему. — Иори-кун. А не пойти ли нам поприветствовать молодого человека?
— Может, не стоит?
Бог его знает, чего она хочет, но тон ее мне не понравился. Слишком предвкушающий.
Конечно, меня не послушали. При этом направилась она к Урабэ не по прямой, а слегка забирая в сторону. Словно хищница, обходящая свою жертву по кругу. Не забывала и здороваться с окружающими. Где-то просто кивком, а где-то добавляя пару слов. К моменту, когда мы подошли к самому парню, разговаривающему с какой-то дамой, Кагами умудрилась так или иначе обратить на нас внимание с десяток человек. Не пристальное, никто на нас не пялился, но я ведьмак, я чувствовал, что мы находимся в сфере внимания. В центре этой сферы.
— Добрый вечер, Иори-кун, — произнесла она, когда мы наконец дошли до парня.
— Кагами-сан, — поклонился он.
— Заигрываешь с молодняком, Чизу-тян? — улыбнулась она женщине.
— Как можно, Кагами, — усмехнулась та в ответ. — Ну разве что немного.
— Кудо-сан, — засмущался Иори.
Кудо. Род, состоящий в клане Кояма. Кудо Чизу, если мне память не изменяет, жена главы рода. Ровесница Кагами, хотя моя соседка явно выглядит более молодо.
— Кстати, Чизу-тян, знакомься — Сакурай Синдзи. Мой несносный сосед, — представила она меня с прежней улыбкой. — А это моя давняя подруга — Кудо Чизу.
— Приятно познакомиться, Кудо-сан, — поклонился я.
Простенько и со вкусом. Изгаляться и добавлять что-то этакое, чтобы ей понравиться, я не стал, ибо тут явно намечается… нечто.
— А ты, Иори? — обратилась к нему Кагами. — Неужто не поздороваешься со знакомым?
— Кхм, — чуть поджал он губы. — Сакурай-кун, — произнес одновременно с кивком.
Вообще-то это было несколько неправильно. Здороваться первым должен был я. Мы же не настолько хорошие знакомые, чтобы можно было наплевать на этикет, а по статусу Иори выше меня.
— Урабэ-кун, — чуть поклонился я. Совсем немного, лишь бы это было слегка глубже, чем его кивок.
На что парень поморщился. Зря. Хотя Кагами все равно за что-нибудь зацепилась бы.
— Божечки, — приложила она ладонь к щеке. — Иори-кун, откуда столько высокомерия? Неужто Аматэру-сан все же сделала выбор в твою пользу? Да нет, вряд ли. Да и с чего бы ей тебя выбирать? Но ты старайся. Нельзя сдаваться. Даже если цель изначально недостижимая. Это путь настоящего мужчины! — произнесла она слегка высокопарно. — Так откуда столько высокомерия, Иори-кун?
Это был удар ниже пояса. Бедолага в один момент заметно побледнел и начал запинаться.
— Я… Ка… Я…
Похоже, это действительно была его мечта — стать наследником Аматэру. А Кагами парой коротких фраз все разрушила. Если бы это сказала любая другая женщина, было бы не так страшно, но слова прозвучали из уст жены наследника клана. Кагами чуть ли не прямым текстом сказала, что рыпаться в эту сторону Иори бессмысленно. Уж она, Кагами, об этом позаботится.
— Ох, извини. У тебя, наверное, был тяжелый день, и ты просто устал. А я, глупая, спутала это с высокомерием. Еще раз извини. Тогда мы лучше пойдем. Отдыхай, Иори-кун.
— Да… — сглотнул он. — Спасибо… Кагами-сан… — сумел он кое-как выдавить из себя.
— Решила тряхнуть стариной, Девятихвостая? — бросила нам в спину Чизу.
А так как Кагами тупо не отреагировала на ее слова, мне пришлось остановиться и, полуобернувшись, исполнить еще один поклон. Пусть вопрос адресовался не мне, но я был ее спутником, я был ниже статусом, я… короче, дабы не выглядеть таким же высокомерно-наглым, мне пришлось поклониться Чизу. А вот еще полгода назад я бы затупил и максимум просто обернулся.
— Это было слишком жестоко, Кагами-сан, — сказал я, догнав ее.
— Знаю, — улыбнулась она холодно. — Но было весело, согласись.
— Слишком жестоко, — повторил я.
— Синдзи, — вздохнула она, — я не позволю всяким там Ветеранам вызывать тебя на спарринг и избивать. Без последствий, я имею в виду.
— Но…
— Просто прими это как должное, — перебила Кагами, — и учитывай в будущем, — закончила она лениво.
Ничего-ничего, я подожду. Вот родит она ребенка, и уж я ей выскажу за все хорошее. Если не забуду. Но чую, что этот случай мне еще аукнется и его-то я точно забыть не смогу.
— Ему все равно скоро пояснят, что Аматэру — это Аматэру. И ей плевать, что вы там и кому сказали.
— Пускай, — усмехнулась она. — Но червячок сомнений у него в душе останется.
Нет, все-таки это было слишком жестоко. И нечто подобное Акено терпел несколько лет? Если подумать, не так уж и сильно Шина в мать пошла. Право слово, ее закидоны — ерунда по сравнению с подобными шуточками.
Назад: ГЛАВА 4
Дальше: ГЛАВА 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий