Срывая маски

Книга: Срывая маски
Назад: ГЛАВА 26
Дальше: ЭПИЛОГ

ГЛАВА 27

Заехав домой после посещения Кояма, я переоделся в повседневную одежду и уже потом поехал на свидание с Анеко. Настроение было не очень, гадский Кента вновь сумел мне его испортить. Виноват он, не виноват — главное, новость принес именно старик. То, что альянс кланов отодвинул дату начала вторжения, не означает, что мы будем воевать в одиночестве весь год, хотя возможно и такое. Во всяком случае, я буду исходить из худшего варианта развития событий.
Пока добирался домой, переодевался, ехал в квартал Охаяси, все время пытался найти выход. Целый год нам там не продержаться. Если бы пришлось воевать только против сил короля, все было бы нормально, но ближе к окончанию этого срока в дело вступят сначала кланы, а потом и англичане, к которым обязательно обратится король. И вот против последних мы сделать ничего уже не сможем. Первую волну атаки, может, и отобьем за счет их самоуверенности, но второй раз они не облажаются. Пригонят трех-четырех Виртуозов, кучу техники и людей да сметут нас к чертям собачьим. Как минимум загонят в Мири и блокируют город, взяв его в осаду. Долго мы в любом случае не выстоим. Увы, но в этом мире англичане умеют воевать не только на море.
Время на размышления у нас есть. Первые месяца два будут легкими, потом посложнее, но тоже терпимо. Однако далее нам уже надо будет делать хоть что-то, чтобы дожить до конца года.

 

Вышедшая из ворот особняка Анеко выглядела как нечто пушистое и домашнее одновременно. Ну и милота ее никуда не делась. На дворе был конец марта, почти апрель, и погода была не сказать чтобы теплая — не холодная, но и в летнем платьице не пощеголяешь. Вот Анеко и вышла ко мне в белой шерстяной кофте, которая почти закрывала юбку до колен. Плюс косметика, выгодно подчеркивающая все, что надо подчеркнуть.
Утром звонил Охаяси Дай, который просил сотрудничать с охраной. Заодно и постращал меня, чтобы я был поскромнее и не переходил границ. В общем, получил этакое мягкое напутствие от отца, отпускающего дочь на свидание. Ну а пока дожидался у ворот, успел переговорить с главой охраны, описав примерный план прогулки и договорившись о различных мелочах.
Само же свидание… Не знаю даже, как это в двух словах описать. Как на работу сходил? На любимую работу? На любимую работу, пока кредиторы отжимают у тебя квартиру? Анеко меня не раздражала, свидание тоже. С этой стороны все было нормально. Но Малайзия и связанные с ней проблемы, предстоящий прием у Аматэру, на котором я буду представлен в новом статусе, никак не возвращающиеся силы ведьмака — все это изрядно давило, не давая расслабиться и насладиться свиданием. Кинотеатр, ресторан, оранжерея — вроде и прикольно провел время, а отдохнуть не смог. Постоянно мешали мысли, что лучше бы я занялся чем-нибудь более продуктивным. Боже, когда же у меня наступит спокойный период жизни, чтобы можно было заниматься лишь обычными коммерческими проектами, из-за провала которых я ничего, кроме денег, не потеряю? А то сейчас что ни провал, то катастрофа.
— Синдзи, у тебя все в порядке? — спросила меня на выходе из оранжереи Анеко.
— Сложно найти человека, у которого в порядке все, — усмехнулся я. — Но это так, занудство, не обращай внимания.
— А на вопрос ты так и не ответил, — заметила она.
— Ну сама подумай, пошел бы я с тобой на свидание, если бы меня одолевали проблемы? Сидел бы сейчас, решал их.
— Понятно, — пробормотала она. — Но ты сегодня точно напряжен больше обычного.
— А как иначе? — хмыкнул я. — Не каждый день ходишь на свидание с принцессой клана Охаяси. А уж если принцесса — красавица, так и вовсе…
— Что-то за тобой раньше не было заметно проблем в общении с девушками.
Вот ведь докопалась.
— Ну так и с принцессами я на свидание раньше не ходил.
— Зато ходил на пляж, — напомнила она. — И даже с тремя принцессами разом.
— Там твой брат с нами был, — пожал я плечами.
— Я настолько тебя напрягаю?
— У меня нет проблем, и ты меня не напрягаешь. Хватит уже накручивать себя.
— Ну да, я ведь не настолько близкий друг, чтобы со мной откровенничать, — изобразила она обиду.
А может, и не изобразила.
— Что вы хотите услышать, Охаяси-сан? — остановился я.
— Я… — растерялась Анеко. — Ничего. Прости, Синдзи. Я и правда лезу не в свое дело. Еще раз извини, — слегка поклонилась она.
Когда-нибудь любопытство ей аукнется. Нет, серьезно, я столько раз намекал ей, чтобы она отстала, вежливо намекал, а она все лезет и лезет.
— Проехали. Ты тоже меня извини, — вновь двинулся я вперед.
Вот на такой не очень приятной ноте наше свидание и закончилось. Анеко пыталась сгладить ситуацию, да и я был не против, пытаясь вернуть атмосферу, но что-то у нас не слишком получалось.
— Еще раз извини, — поклонилась она, когда мы вышли из машины у ее дома. — И спасибо за вечер. Мне действительно понравилось.
— И ты извини, — улыбнулся я. — Я тоже неплохо провел время.
На следующий день я все-таки выбрался к Атарашики. Лишний раз ездить к ней не стоило, но обсуждать выданную Кентой информацию по Интернету не хотелось. Новость старуха приняла стоически. Выслушала, покивала и выдала:
— Старый засранец. А мне ни слова об этом не сказал. Что будем делать?
— Думать, — вздохнул я. — Попробуй прикинуть, что сможешь предпринять со своей стороны, только прикинуть, а я подумаю, что смогу со своей. Но пока что мне видится лишь один вариант: устроить хаос внутри Малайзии.
— Зачем? И как? — поинтересовалась Атарашики.
— Чем более нестабильна ситуация в стране, тем меньше внимания к нам. А вот как это сделать, еще предстоит придумать.
— Меньше внимания не означает его отсутствие, — заметила она.
— Понятное дело, — пожал я плечами. — Но только в этом случае у нас появляется пространство для маневра. В идеале хорошо бы поссорить короля с англичанами. Великобритании нужен пролив, а округ Мири слишком далеко от него. Они вполне могут просто махнуть рукой на нас. Да они так и сделали бы, но король обязательно к ним обратится, когда поймет, что сам не справится.
— Может, договориться с альянсом кланов? — спросила она осторожно. — Нам ведь и не нужен весь округ…
— Не-не-не, — прервал я ее, покачав пальцем. — Что мое, то мое. Округ Мири я никому не отдам.
— Но роду достанется не весь округ, — заметила Атарашики. — «Твоего» там лишь часть.
— Которая тоже уменьшится, если мы начнем ужиматься, — возразил я.
— А иначе мы не получим ничего, — произнесла она строго.
— Послушай, старая, я не отдам никому округ. Даже часть его не отдам. Если потребуется, я окуну всю Малайзию в войну, с англичанами схлестнусь — но что мое, то мое. Я готов торговаться, но кланы даже не подумают предложить что-то равноценное. Они просто попросят нас ужаться. На это я не пойду.
— Тогда мы потеряем все, — припечатала она.
— Ты перегибаешь. Это альянс простолюдинов потеряет все. Даже не альянс, а Шмитты. Род Аматэру вернется к тому, с чего начал. Но с наследником.
— Ну да, что-то я перегнула палку, — согласилась она.
— Но я не собираюсь проигрывать. Пока слишком рано опускать руки.
— Ты прав, мы еще не проиграли, — взбодрилась Атарашики.
— Как думаешь, — поймал я интересную мысль, — что надо сделать, чтобы Сукотай напал на Малайзию?
— Даже не знаю, — растерялась она. — А с чего им нападать?
— Земли конечно же, — усмехнулся я. — Ну и пролив. Впрочем, весь пролив им никто не отдаст. Ни англичане, ни мы. Но даже одна сторона пролива — это уже о-го-го.
— Не знаю, Синдзи. Никогда не интересовалась ни Малайзией, ни Сукотаем. Но вряд ли они нападут, раз уж до этого не напали.
— Если бы вторгся альянс кланов, — произнес я задумчиво, — то шанс на это был бы довольно велик, а вот нам их на такое вряд ли удастся сподвигнуть. С нынешним планом операции.
— Ты решил Малайзию уничтожить? — усмехнулась Атарашики.
— Максимально поспособствовать этому, — ответил я. — Иначе нас просто сметут.
После моих слов Аматэру стала серьезной.
— Да ты, похоже, не шутишь.
— Я не святой, Атарашики-сан, и никогда не претендовал на это звание. У меня более чем достаточно минусов, и я их осознаю. Поэтому довольно спокойно отношусь к различным подлостям и попыткам поиметь с меня что-либо. Если это только не откровенный негатив и агрессия.
— То есть, если тебя попытаются ограбить, ты всего лишь пожмешь плечами? — сыронизировала Атарашики.
— Я, несомненно, разозлюсь, обязательно попытаюсь отомстить, но обвинять кого-то в подлости, циничности или желании приумножить свои богатства за мой счет? Нет. Я сам такой. И совершая нечто подобное, я всегда держу в голове, что и против меня кто-то может действовать теми же способами. Альянс кланов, несомненно, нам подгадил, но это их право. Они нам ничем не обязаны. На них даже злиться-то не очень получается. И, собираясь устроить войну во всей Малайзии, я прекрасно осознаю, что это отнюдь не благородный поступок. Но тут одно из двух: либо незнакомые мне люди, либо очень даже знакомые. Выбор очевиден.
— Что ж, тут я с тобой согласна, — вздохнула Атарашики.

 

Вторая серия моих экзаменов подходила к завершению. А люди и техника «простолюдинского» альянса уже грузились на корабли. Всего несколько дней, и начнется. Официально всей операцией управляет сын Мартина Клаус. Неофициально — мы все. Клаус, конечно, умный мужик, но ни он, ни я опыта командования армией не имеем. Лично я максимум тактик. Это не значит, что моя башка не пригодна к военной стратегии, но опыта в этом у меня никакого. А Клаус и вовсе не военный. Его отец остается в Японии и будет поддерживать нас отсюда, а вот его брат Мориц отправляется в Малайзию вместе с племянником. Одзава с Кондо тоже остаются в Токио — здесь от них будет гораздо больше проку. Акеми едет в Малайзию, но отправится она туда вместе со мной.
Несколько слов и о появившихся у меня слугах. А если совсем точно, то о личных слугах. О них стоит упомянуть хотя бы потому, что данному семейству почти тысяча двести лет. Атарашики вызвала их из поместья в Токусиме, где они обычно и проживали, параллельно присматривая за ним. Теперь мне будут постоянно прислуживать три человека — старик и две блондинки-близняшки. Три человека из семьи, которая, получив камонтоку, наплевала на возможность иметь свой герб и осталась верна роду Аматэру. А ведь у Аматэру две такие семьи. Каджо в Токусиме и Махито, которые по возрасту даже чуть старше Каджо и являются бессменными управляющими самой старой гостиницы-онсэна в мире. Во всей Японии слуг с камонтоку имеют всего четыре рода, не считая императорского, а уж две подобные семьи слуг — лишь Аматэру и императорский род. Поэтому я просто не удержался, когда Атарашики предложила мне личных слуг, пояснив, в чем их особенность. Так старик еще и ранг Мастера имеет. Пока они жили вместе с Атарашики, но после моего представления общественности переедут ко мне. Как вариант, я мог прописаться у старухи в онсэне, но, черт возьми, она живет дальше, чем расположена моя база! Нет уж, я городской житель. Эта троица, к слову, со мной и в Малайзию поедет. Будет налаживать мой быт, пока я воюю. Ах да, чуть не забыл — близняшки окончили Высшую школу слуг и имеют ранг Воина.
Завершу данную тему двумя интересными фактами. Первое — монструозный род Фудзивара изначально был слугами Аматэру, и они единственные из доживших до наших дней бывших слуг этого рода. У других как-то не сложилось. Нужно было быть умнее и пойти по стопам Каджо и Махито. Ну и второе — ни разу Кента не сказал, в качестве кого он хотел бы видеть меня в клане, а уж предложений вступить в него было немало. Это Акено с Кагами были не прочь меня усыновить, но глава рода-то Кента. Вот и думай теперь, а не камонтоку ли ему от меня был нужен? Вряд ли, конечно. Я даже не говорю про род Бунъя, который может возмутиться, просто я потенциальный Повелитель огня, то есть Виртуоз, а достигшим этого ранга тоже дают герб. У клановых слуг еще и выбор появляется — либо глава клана даст, либо имперцы. Значит, Кенте нужно было бы привязать меня к роду покрепче, но и давать герб сыну дважды изгнанных — та еще идея. Так что выбор у него был, по сути, невелик: либо сделать меня слугой, либо отдать обратно в род Бунъя, либо дать герб. Забавно, что все три варианта по тем или иным причинам далеки от идеала. Со слугой все более-менее ясно, Бунъя, если бы хотели — или могли — забрать меня к себе, уже давно сделали бы это, а герб… Сын дважды изгнанных как-никак. Не уверен, что в клане уже забыли моих родителей. Взять в род Кояма тоже не вариант. Скажем так, с появлением сына у Кагами мой статус становится слишком неопределенным. Но это ерунда на фоне того, что Аматэру вышла из клана. И где теперь Кояма брать артефакты для передачи камонтоку? И будет ли принятие в род без этого полным? Так что, пожалуй, да — вариант с родом Кояма можно отбросить.
И вот этот день наконец настал. Я сдал последний экзамен! Теперь на целый год свобода от школы. В себе я достаточно уверен, но даже если где-то налажал, всегда можно пойти в другую. На Дакисюро свет клином не сошелся.
Атарашики сделала ход конем и приглашения на прием разослала лишь позавчера, а сам прием уже завтра. Нетипичный поступок, так как на подобные мероприятия приглашают, как правило, за неделю, а бывает, и за месяц. Три дня же — слишком мало. У деловых людей на полгода может быть все распланировано, а тут жалкие три дня. С другой стороны, в этот раз приглашений было выслано действительно много, и если кто-то не успеет поменять свой график, нам только лучше будет. Меньше народа, больше кислорода. Но это все мои домыслы, старуха отговорилась тем, что банально забыла распорядиться о рассылке, считая, что секретарь все сделал. Секретарь же к Атарашики и подошел с вопросом о том, когда же уже рассылать приглашения. Я все понимаю, все мы люди, но вот не верю в эту историю. Не могла Атарашики забыть о подобном. Притом что список был давно составлен, а императору она собственноручно приглашение написала и отправила. Хотя… Если она написала приглашение и отдала секретарю, могла и подумать, что тот заодно и остальные вышлет, а секретарь, не получив точных указаний… Да нет, не верю. Видел я того секретаря. У старика программный код в глазах бегает, он терминатор с компьютером в голове, такие люди не лажают по мелочам. По-любому уточнил бы.
Как я и сказал ранее, в этот раз приглашенных будет гораздо больше, в том числе и свободные рода, и рода из кланов, причем не только главные. Но приглашают все равно не всех подряд, иначе поместье Аматэру было бы забито людьми. Попали в список и Анеко с Мамио. На последнего я в этот раз решил не давить, просто попросил пригласить Анеко и молчать о моем участии. Ее я, кстати, тоже об этом просил. Вакия Тейджо, Тоётоми Кен, Райдон — вся наша компашка будет на приеме. Само собой, придут и Кояма. Насчет старика не знаю, он вроде как в Мюнхен улетел, а вот Акено и Кагами с дочерьми наверняка явятся. С чего бы им игнорировать Аматэру? Будут и другие коямовцы, но они меня не интересуют.
Ну а я на прием пойду в гордом одиночестве — на этот раз решил никого с собой не брать. Да и неудобно мне будет со спутницей. Одеться решил официально, то есть красный нагадзюбан — короткое нижнее кимоно — и черная накидка-хаори. Хакама — широкие штаны — были темно-серого цвета. Ну и хаори-химо — плетеный ремешок-завязка на пузе — белого официального цвета. Края хаори-химо обычно делали таким образом, что со стороны он больше на помпон походил, чем на ремешок-завязку. В моем случае с этим не усердствовали. Но это лишь та одежда, в которой я приду на прием. В особняке поместья меня уже дожидается другое хаори — с виду точно такое же, но в нужных местах у него золотой нитью вышиты камоны рода Аматэру, они же родовые изображения или гербы. Строгий стиль, дорогое исполнение — я определенно должен произвести впечатление на окружающих.
Сам прием вновь проходил на родовых землях в Токусиме. Приехал я в числе первых, так что пообщаться со старухой, которая принимала гостей, мне никто не мешал.
— Готов? — спросила она. — Сегодня твоя жизнь изменится кардинально.
— Я всегда готов к переменам, — усмехнулся я. — Сама-то как? У тебя жизнь тоже неслабый поворот делает.
— Нормально, — повторила она мою усмешку. — В моем случае почти любое изменение так или иначе будет к лучшему.
— Ты мне все-таки скажешь, почему так поздно приглашения выслала? — сменил я тему.
— Я же уже говорила, — фыркнула она.
— Мне в общем-то все равно, я тебе доверяю, но любопытство тем не менее гложет.
Немного помолчав, Атарашики со вздохом ответила:
— Это из-за Кенты. Мне сообщили, что кто-то интересовался тобой в службе опеки, а потом и прямо от лица Кояма спрашивал, кто сейчас является твоим опекуном.
— То есть старик все знает, — пожевал я губами.
— Не все, а то, что я твой опекун. Даже не так. Было это недавно, и я сомневаюсь, что ради этого его будут отрывать от дел в Мюнхене. Но если бы я начала рассылать приглашения как обычно, то он вернулся бы в Токио, где ему обо всем бы и сообщили.
— Опекун… — пробормотал я задумчиво. — Он может догадаться о принятии в род? В смысле это ведь довольно удивительно звучит. Я — и вдруг Аматэру.
— До такой мысли он вряд ли дойдет, — усмехнулась она. — А вот посчитать, что я решила сделать тебя слугой, он может.
— И в чем проблема? — не понял я. — Ну сказали бы мы ему правду, сразу отстал бы.
— Это если бы он пришел ко мне выяснять ситуацию, — кивнула она. — Что теперь и произойдет. Он, кстати, уже вернулся из Мюнхена. А вот если бы у него было время, то я не гарантирую, что Кента не стал бы пакостить из-за угла.
— Просто надо было сразу ему все рассказать и предупредить.
— С чего бы? — удивилась она. Ну или изобразила удивление. — С какой стати мы, Аматэру, должны о чем-то докладывать Кояма?
Ох уж эта родовая гордыня — «докладывать»! Просто информировать из соображений банальной логики, дабы избежать проблем. Надо же и головой думать, а не репутацией и традицией. До передачи мне камонтоку Кента мог хоть что-то сделать, а теперь все, поезд ушел. Я согласен, что для эпатажности и пафосности нам нужно объявить о моем вступлении в род неожиданно, то есть помалкивать об этом до приема и официального заявления. Чтобы, значит, больше шороху произвести и приковать побольше внимания к роду. Но уж Кенте, после того как его люди раскопали инфу про опекунство, нужно было рассказать. Зачем плодить проблемы?
И кстати, старуха вполне могла это сделать.
— Просто признайся, — осенило меня, — ты хотела напакостить Кенте-сану, да? Просто чтобы он не попал на прием? Не послать приглашение ты не могла, но раз он в Мюнхене, почему бы и не попробовать сделать пакость? А вот про возню в службе опеки могла бы мне и раньше сказать.
И сказала бы, будь это действительно важно.
— Ты ошибаешься, — вскинула она голову. — Я не настолько мелочна.
Потому и промолчала про службу опеки, что это была отмазка в первую очередь для тебя самой.
— Как скажешь, — покачал я головой. — Значит, Кента-сан все же будет на приеме?
— Будет. Но поспешить ему явно пришлось, — ответила Атарашики.
И пусть сделала она это спокойно и как бы между делом, но… Уверенность в своих предположениях у меня только крепла. Пакостница старая.
Гостей во дворе поместья было немного, слуг и то было больше, а из тех, кто уже прибыл, я знал только одного.
— Чесуэ-сан, — улыбнулся я дежурной улыбкой, — как жизнь, как бизнес? Кристаллы еще создаются? Проблем нет?
— Все прекрасно, Сакурай-кун, — поморщился он при моем приближении. Ясное дело, показательно. Если бы хотел послать меня, сделал бы это более явно. — А как у тебя дела? Вирусы еще не поразили ваши сервера?
— Пока нет, слава богам, — ответил я. — Мир еще стоит, а Интернет работает.
— Может, мне самому заняться вирусами? А то какой-то ты веселый.
— А к чему горевать? — пожал я с улыбкой плечами. — Впереди целая жизнь, полная свершений, это ли не повод для радости?
Моей. У тебя, с учетом возраста, годков поменьше осталось. А уж после того, как поставлю на тело «закладку»… Ну да об этом ему неоткуда узнать. И способности для этого должны вернуться.
— Да уж, — хмыкнул он, — со свершениями тебе придется постараться.
Намек сразу на очень многое. Но хватит и упоминания о «сыне дважды изгнанных».
— Почитайте книжки, Чесуэ-сан, у вас же их много. Молодые герои всегда добиваются чего хотят.
— А потом умирают, — кивнул он.
— Все мы смертны, — пожал я плечами. — Важно, когда и как наступит эта смерть.
— Подростковый максимализм и неприятие смерти, — посмотрел он мне за спину. — Все с вами ясно, молодой человек. Проживете вы явно недолго.
— И с чего вы это взяли? — поинтересовался я.
— У обычных подростков гораздо меньше возможностей влезть в проблемы, — ответил он. — Тебя ведь не раз видели со Шмиттами, поди, тоже подашься в Малайзию?
— Есть такая мысль, — кивнул я. — Но, как вы правильно сказали, со свершениями придется постараться. Так что и деваться мне особо некуда, — улыбнувшись, развел я руками.
— Хотя бы фамилию смени для начала, — хмыкнул он.
— О, не волнуйтесь, я как раз в процессе этого.
— Ну как закончишь процесс, обращайся. Подарю тебе путеводитель по Малайзии.
— Обязательно. Бесплатный путеводитель здесь, кусочек земли там, глядишь, и накоплю на герб.
Типа, за твой счет.
— Может, и накопишь, но не при моей жизни. Да и внуки мои это вряд ли увидят.
— А если увидят? Я парень пробивной.
— Подарю тебе десяток кристаллов, — отмахнулся он.
Весьма неплохая ставка для случайного спора. Судьба у Чесуэ, похоже, такая — постоянно мне что-то проигрывать.
— Я запомню, — слегка поклонился я.
Тут ведь важны не кристаллы, а сам факт того, что он проиграет. Да еще и так быстро. Самое любопытное, что я в любом случае ничего не теряю. Тупо развел мужика. Можно сказать, это будет жирной точкой в нашем сегодняшнем разговоре.
Пока гости собирались, было скучновато. Зато я мог спокойно контачить с новоприбывшими. Пообщался с Вакией, пришедшим на прием с Ямаути Чисэ, шестнадцатилетней миловидной брюнеткой из самого маленького клана Японии. Появившийся Тоётоми Кен сильно удивил, придя под ручку с пятнадцатилетней Токугава Хами, одной из немногих выживших в той бойне, что устроили ее роду Кояма и императорский род. Девчонка была немного зашугана, но это и понятно, учитывая, через что пришлось пройти всем выжившим Токугава — отношение к ним сейчас не очень. Тем не менее богатства и какие-никакие связи у них должны были остаться, на что, видимо, Тоётоми и позарились. Ну или еще какие причины были, не знаю.
Мамио все-таки пришел с Анеко. Когда я ему сказал, с кем он пойдет на прием, он в буквальном смысле слова офигел. И пошел в жесткий отказ. Давить я на него не хотел, не тот случай, а просто плавно перевел в просьбу. После чего он, помявшись, все же пообещал подойти с этим вопросом к Анеко. Но в ее согласие до конца не верил. Сообщать, что я с ней договорился, я тоже не стал. Анеко, как я и просил ее, вела себя идеально. Даже при нашем разговоре она была в первую очередь спутницей Мамио и только потом моим другом.
Чуть позже поговорил и с ее отцом, пришедшим на прием со своей первой женой. В прошлый раз он приходил к Аматэру с ней же. А вот на мероприятия попроще — уже с другими женами. Во всяком случае, я сужу по тем приемам, на которые мы попадали вместе. В общем-то с Охаяси Даем у меня в тот вечер было два разговора — один в начале мероприятия, когда мы фактически просто поздоровались, и один позже, более серьезный. Хотя начиналось все как обычно, с нейтральных тем.
— А ты шустрый малый, Синдзи, — произнес неожиданно Дай. — Поправь меня, если я ошибаюсь, но похоже, ты тоже участвуешь в походе на Малайзию.
— Вы не ошиблись, Охаяси-сан, — чуть поклонился я. — Это отличный способ показать себя обществу.
— То есть ты даже поедешь туда лично?
— Конечно, — кивнул я. — Иначе какой смысл? Экзамены за следующий год я, к слову, уже сдал, — ответил я, слегка улыбнувшись.
— Молодец, что думаешь о таких вещах, — улыбнулся в ответ Охаяси. — Многие на твоем месте об этом просто не вспомнили бы. Мелочи вообще важны в нашей жизни.
— Полностью с вами согласен.
— Кстати, вы, случайно, не в округ Мири собрались вторгаться?
— Туда… — ответил я осторожно. — А… Это, простите, просто предположение было? Или нечто большее?
— Это был обычный расчет, — усмехнулся Дай. — В этом округе слабее всего влияние малайзийской клановой аристократии, и если ты не хочешь, чтобы на тебя напали все и сразу, Мири неплохое место для первого удара. У моего клана, знаешь ли, есть немало резонов следить за нашим соседом.
— Вы, наверное, и в политической жизни Малайзии неплохо разбираетесь? — заметил я задумчиво.
— Есть такое дело, — покивал он с улыбкой.
Блин, что бы ему за эту информацию предложить? Лучше, чем члены предыдущего альянса кланов и люди из правительства, о происходящем в Малайзии вряд ли кто знает. Другим это просто не особо и нужно.
— Сдаюсь, — вздохнул я. — Вы ведь не просто так об этом заговорили?
— Не просто, — согласился он. — Но не здесь же обсуждать такие вещи. Давай ты заглянешь к нам на днях, там и поговорим.
Похоже, он готов назначить цену за нужные нам сведения. Только почему я, а не… Хотя да. Шмитты и Аматэру им на хрен не сдались, с них ничего особо и не поимеешь, а вот я по-прежнему в сфере их интересов. Лучше бы сейчас договориться, чтобы не идти к нему в качестве Аматэру. Потом с меня и стрясти можно будет больше. Но увы, не получится. Хотел бы договориться сразу, не звал бы меня к себе.
— С удовольствием навещу вас, — поклонился я.
Надолго я не задерживался ни с кем, постоянно курсируя по поместью, мелькая у всех перед глазами. Даже когда наши скооперировались и начали собираться в одну кучку, я продолжал наматывать круги. На разговор с большими людьми я не напрашивался, но подловить, когда, скажем, глава Тайра общался с кем-нибудь из знакомых мне аристократов, и, пройдя мимо, просто с поклоном с ними поздороваться я вполне мог. И делал. Одними только мужчинами я не ограничивался. Если в какой-нибудь женской компании я видел знакомую, то обязательно к ним подходил. Не всегда заводил разговор, тут многое зависело от спутниц знакомой, но как минимум здоровался и отвешивал комплимент.
Разве что компаний, кучковавшихся вокруг императорской семьи, я избегал. Ну их на фиг.
Однако в определенный момент мое бытие Сакураем почти закончилось, и я направился в обход поместья, где через неприметную дверь зашел в главный корпус особняка. У входа меня ждала одна из близняшек — Цубаки, предпочитающая в одежде красный цвет, которая и проводила в комнату, где дожидалась ее сестра Юри с моим новым хаори. Переодевшись и глянув на себя в зеркало, удовлетворенно кивнул.
— Удачи, Аматэру-сан, — произнесли девушки хором, одновременно поклонившись.
— Я сам по себе удача, — усмехнулся я. — Но все равно спасибо.

 

— И что это значит, Атарашики, — хмурился Кента, сидя напротив старухи. — С какой стати ты оформила на него опеку?
Они разговаривали в одной из комнат особняка, за стенами которого проходил прием, и беседе никто не мог помешать. Само собой, свидетелей тоже не было.
— А я должна перед тобой отчитываться? — вскинула она брови.
— Хватит играть словами, — процедил Кента. — Ты не настолько глупа и слепа, чтобы не видеть моего к нему интереса. Так что будь добра, объяснись.
— О, Кен-тян набрался храбрости чего-то от меня требовать?
— Хватит! — вскочил он на ноги. — Я не позволю тебе сделать его своим слугой. Он мой!
— Твой? — не обратила Атарашики внимания на его вспышку. — Да нет, Кента, он мой.
— Ты… — еле сдержал он свой гнев. — Я это так просто не оставлю. Аматэру ты или не Аматэру, я в своем праве. И не говори мне, что, приняв решение сделать его слугой, ты не уточнила данный вопрос.
— Нет, не уточняла, да мне и не нужно было.
— Я это так не оставлю, — повторил он. — Если хочешь проблем — вперед, но ты сильно пожалеешь о своем решении.
— А у тебя есть яйца мне угрожать, — усмехнулась Атарашики. — Хотя стоп! Я же последняя в роду, чтобы мне угрожать, не нужны яйца!
— Это слишком серьезный вопрос, Атарашики, так что прекращай свои шутки, — произнес Кента сухо.
— О, ну раз серьезный, то можешь успокоиться. Я не намерена делать его своим слугой.
— Тогда — зачем?! — чуть поднял он голос.
— Скоро узнаешь, — спокойно пожала она плечами.
— Скоро… — пробормотал Кента, прокручивая в голове гору информации. — Нет… Ты не станешь этого делать…
— И почему? — чуть склонила она голову набок.
— Да вы же не ладите друг с другом… Он сын тех, кого ты ненавидишь!
— Уже давно нет, — пожала она плечами. — А как наследник он весьма перспективен.
— Только не говори, что ты уже…
— Да, — кивнула она. — Он уже Аматэру.
— Нет… — рухнул Кента обратно в кресло. — Как же так… Ты ведь знала, да? Знала, кто он?
— Вот сейчас, — нахмурилась Атарашики, — я не совсем понимаю, о чем ты.
Кента несколько секунд напряженно не сводил с нее глаз, но в конце концов просто приложил к лицу ладонь, тихо застонав.
— Да что за жизнь такая? — произнес он, не отрывая руку от лица. — Боги, что я такого сотворил, что все идет прахом?
— Тебе всего лишь не достанется слуга, — покачала головой Атарашики. — Взбодрись. Повезет в другой раз.
На это со стороны старика раздался суховатый смешок.
— Вряд ли, — с некоторым трудом поднялся он из кресла. — Поздравляю, — посмотрел он на нее, сдерживая горечь… и злость поражения. — Ты вытащила свой счастливый билет. Постарайся сохранить его.
— Уж будь уверен, — кивнула Атарашики.

 

Естественно, я не собирался в таком виде — с камонами рода Аматэру на плечах просто выйти к гостям. Меня должна представить им Атарашики, и именно к ней я направил свои стопы. Благо еще утром забегал сюда и неплохо изучил особняк. Потому примерно представлял, где что. Вот на одном из поворотов коридора, который вел к кабинету старухи, я и повстречал Кенту. Выглядел он, признаться, неважно. Поникший, какой-то потерянный, да и ноги переставлял как настоящий старик. Так-то понятно, что лет ему немало, но он всегда выглядел бодрячком и передвигался соответственно.
— Кояма-сан, — поклонился я ему.
А он в ответ молчал, прикипев взглядом к тем самым камонам.
— Все-таки не соврала, — вздохнул он тяжко. — И почему? Почему ты выбрал ее? Я же столько раз предлагал тебе вступить в клан.
— Я не раз отвечал на этот вопрос, — чуть дернул я плечом. — Мне не нужен клан, где будет иной, нежели я, глава. Я не могу позволить себе быть вассалом.
— Боги, какая дичь… — прикрыл он глаза. — Ты мог бы заработать себе имя и богатство, клан помог бы тебе во всем.
— Кояма-сан, — покачал я головой, — вы даже ни разу не озвучили, в каком статусе вы предлагаете мне быть в клане.
— Конечно же аристократом! — вскинулся он.
— Сейчас, — покосился я на свое плечо, — вы можете говорить что угодно. Но в любом случае я бы не согласился.
— Бред…
— Я был готов на многое ради герба, Кояма-сан, — произнес я мягко. — Я был бы самым верным вашим союзником. Но вы раз за разом находили причины даже не отказать, а порушить мои мечты. И я уверен, в ситуации с Ямасита вы могли бы помочь мне избавиться от статуса вашей собачки.
— Я же говорил…
— Простите, что перебиваю, Кояма-сан, но вы просто не захотели помочь. Вы не могли просто потому, что даже не задумывались, как помочь. Да и зачем? Вас все устраивало.
— Синдзи… — покачал он головой.
— Ведь Повелитель огня был практически у вас в руках, — произнес я, внимательно за ним наблюдая.
— Так ты знал, — вздохнул он.
— Да. Недавно выяснилось.
— Твои родители, да? — поморщился он.
— Да, — кивнул я. — Впрочем, и их я вынудил рассказать, что вам от меня надо. Правда, не ожидал такого, — усмехнулся я.
— Не думай, что я действовал лишь из меркантильных соображений. Я действительно переживал за тебя. Мы с твоим дедом пеленки тебе меняли, так что ты не чужой мне человек.
— Да и ваша семья для меня тоже. Особенно Акено-сан и Кагами-сан. Поверьте, я не держу на вас зла. Ваши действия были логичны и правильны, но в клан бы я не пошел в любом случае… Знаете, если бы вы все-таки помогли мне изменить общественное мнение по поводу меня и Кояма, я бы не стал Аматэру. Во всяком случае, в первый раз я Атарашики отказал.
— В первый раз? — удивился он. — Получается… — запнулся он.
И, прикрыв глаза, замер на несколько секунд.
— Кояма-сан?
— Все нормально, — ответил он, открыв глаза, — насколько это возможно. Я пойду, Синдзи. Всего хорошего. Будь достойным своих предков и рода Аматэру.
— До свидания, Кояма-сан, — поклонился я ему.
Как-то оно… Не слишком ли сильно он переживает об утрате перспектив? Впрочем, плевать. Сейчас меня должно заботить не это, а о Кенте подумаю в другой раз.
Войдя в кабинет Атарашики, я вскинул руку.
— Привет пенсионерам!
— Клоун, — фыркнула она, осмотрела меня и похвалила: — Но выглядишь отменно.
— Встретил тут старика, — подошел я к ней. — Выглядел он не очень. Что ты тут с ним сотворила?
— Ничего, — пожала она плечами. — Всего лишь поставила на место.
— Опасная ты старушка, — протянул я.
— Я и правда почти ничего не сделала, — хмыкнула она. — Только и сказала ему, что ты теперь наследник рода.
— М-да, — покачал я головой. — Странно, что его так приложило. Давил на тебя?
— А как же, — фыркнула она. — Кто не попробует надавить на беззащитную женщину?
— Ну да, ну да… — покивал я.
— А приложило его… Не знаю. Видимо, слишком много сил он вложил в твое вовлечение в клан.
— Да как бы не особо заметно было, — позволил я себе усомниться.
— Говорю же — не знаю, — пожала она плечами. — Но из самого очевидного… У тебя же был конфликт с родом Урабэ, так?
— Был, — кивнул я.
— И завершился он удачно. Наверняка Кента помог.
— Глава рода извинился передо мной.
— О, — прикрыла она глаза, покачав головой. — Получается, Кента заставил главу рода Урабэ извиниться перед простолюдином и дважды изгнанным? Не удивлюсь, если и сам конфликт подстроил Кента.
— Ну, ты совсем-то его не очерняй… — хмыкнул я. — Хотя чисто теоретически такое и возможно.
— Ладно. Демоны с этими Кояма, — поднялась она из кресла. — Ты готов?
— Конечно, — чуть улыбнулся я. — В состояние готовности я вхожу очень быстро. А времени для этого у меня было полно.
— Тогда пошли. Поставим уже точку в этой истории.
Выходить на веранду дома вместе с Атарашики я не стал, остановившись в нескольких метрах за ее спиной. Освещение здесь было выключено, так что, оставаясь чуть дальше границы света и тьмы, я был слабо различим для гостей. Уверен, многие и не заметили меня, сконцентрировав свое внимание на Атарашики. А те, кто заметил, могли подумать, что это кто-то из слуг.
Но даже выйдя на улицу, старуха не стала сразу о чем-то объявлять. Сначала нужно собрать вокруг достаточно народа — многие разбрелись по поместью или просто стояли слишком далеко. Так что первые минут десять она просто стояла и с улыбками кивала на приветствия. Своей позой она умудрилась показать, что сейчас не время для праздных разговоров, так что желающие поговорить ее не осаждали.
— Господа. Дамы, — начала она после того, как гости собрались. — Я благодарна каждому из вас за то, что почтили меня своим присутствием. Сегодня важный день для моего рода. Знаковый. Именно сегодня я имею удовольствие заявить, что более я не последняя из рода! — Я, конечно, не посреди толпы находился, но, по-моему, там было так тихо, словно все забыли, как дышать. Впрочем, ладно, мой выход. — Сегодня я хочу представить вам наследника, — тут я вышел из-за ее спины и встал рядом, — и будущего главу рода. Позвольте представить вам — Аматэру Синдзи!
Знаковый день, да? Видимо, так оно и есть. Потому что именно после ее заключительных слов произошло то, из-за чего я чуть не сбился и не затупил. Но «чуть» в нашем случае не считается.
— Приятно познакомиться. Прошу, позаботьтесь обо мне, — произнес я стандартные слова приветствия, делая поклон равного.
И всем своим естеством ощущая взгляды двух сотен человек.
Назад: ГЛАВА 26
Дальше: ЭПИЛОГ
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий