Срывая маски

Книга: Срывая маски
Назад: ГЛАВА 25
Дальше: ГЛАВА 27

ГЛАВА 26

Ощущения при отсутствии способностей ведьмака довольно странные. И дело даже не в том, что я вдруг стал бояться каждого шороха или какого другого негативного эффекта, нет. Просто я жил с постоянным ощущением, что чего-то не хватает. Вроде все с собой, ничего не забыл, но что-то такое зудит на краю сознания. Что именно, я понял довольно быстро. Но помогало это мало. А дело в том, что пропал один из повседневных навыков, существующих у меня вне зависимости от моих желаний, самый часто используемый, а именно — «чувство взгляда». Такое впечатление, что вокруг меня какие-то призраки ходят. Вроде и есть люди, вот они, но никого из них я не ощущаю.
Атарашики я про свои проблемы не рассказывал. Как ни крути, а остается вероятность, что способности не вернутся, так зачем ее лишний раз волновать? Но как только все будет нормально, Атарашики первой узнает, кем является новый наследник рода. В конце концов, молчать о таком просто глупо. Про Казуки я тоже ничего не рассказал, но в этом случае сработала уже обычная человеческая шкодливость — хочется увидеть ее лицо, когда об этом сообщу. По крайней мере, до отправления в Малайзию я могу молчать. О Казуки расскажу в любом случае, а вернутся способности — и о себе.
Ну а пока мы жили в обычном ритме. Атарашики уже давно собрала все бумаги для официального введения меня в род, осталось лишь подать их в нужные инстанции, чего мы пока не делаем, дабы не поднять кипеш раньше времени. Лично для меня изменилось лишь одно — теперь каждый вечер с экрана монитора эта старая карга читала мне лекции по истории рода. «Хоть что-то», — как она говорила. Как будто у меня дел мало. Одни приближающиеся экзамены чего стоят. В конце этой недели заканчивается учеба и начинаются каникулы, а уже завтра стартует серия экзаменов, по окончании которой меня ждет следующая. А ведь я не гений учебы, мне все дается кровью и потом. По большей части, во всяком случае — некоторые предметы я и правда знаю лучше местных детишек.
Подготовка к малайзийской операции фактически закончена, остаются последние мелочи. Впрочем, перебрасывать силы на Калимантан мы уже начали. Не все, удар будет нанесен с двух сторон — с моря и с границы японской части острова. Так что да, кое-что уже отправилось на место. Само собой, все на том же Калимантане, в японском анклаве, уже с месяц готовы склады, которые недавно завершили набивать нужными вещами. Самое главное, что у Шмиттов получилось сделать это относительно тайно. Похоже, что малайцы полные отморозки и плюют даже на такие события. Просто узнав о такой масштабной подготовке, они должны были сделать хоть что-то, но с разведкой у них, видимо, совсем плохо. Шмитты говорили об этом, но я все же настоял на как можно более скрытых действиях. Остаются англичане, у которых с разведкой все в порядке, но либо мы их не заинтересовали, либо шевеление они заметили, но малайзийцам ничего не рассказали. Бог его знает, что там на самом деле происходит, но заметной реакции на наши действия не было.
Последние дни учебного года школа была напряжена. Тех, кто боялся не сдать экзамены, было не так уж и много, но абсолютное большинство хотело выступить как можно лучше. Хотя бы под конец года подняться в таблице рейтинга чуть выше. Да и если совсем откровенно, знать, что сдашь, и верить в это — несколько разные вещи. После каждого экзамена вся школа бурлила, обсуждая вопросы теста и кто как на них ответил. В нашей компании самыми нервными были Вакия и Мамио. Особенно Мамио. Вот уж кто вполне мог налажать и понимал это. Так я ему еще и пообещал, что, если он не войдет в первые две сотни по результату экзаменов, его ждет незабываемое событие. Так что зубрежкой он занимался даже во время обеда. Ну и, конечно, Мизуки. Рыжая засранка прекрасно осознавала, как все относятся к ее способностям в учебе, знала, что все уверены в ее будущих результатах, понимала, что создала себе образ пофигистки в этом вопросе. Поэтому когда лучшая ученица школы напоказ мандражировала, боялась и ходила всюду со шпаргалкой, остальные начинали нервничать еще сильнее. Ведь если даже она не уверена в результатах, значит, их ждут действительно сложные испытания!
— Функция F(x) называется первообразной, если выполняется равенство F(x)=f(x), — бормотала Мизуки во время обеда.
Парни смотрели на нее дикими глазами, в которых царило непонимание. Даже Анеко нет-нет да косилась на рыжую.
— Да что это за вопросы такие?! — не выдержал Мамио.
— Да я сама в шоке! — посмотрела на него Мизуки, весьма неплохо изображая панику. — Что это за вопросы такие?!
Если не ошибаюсь, то это из высшей математики. Курс этак первый-второй института. Троллинг высочайшего уровня, что уж там. Мизуки отжигает.
— Кстати, Анеко-тян, — нарушил я тишину за столом, — не будет ли наглостью с моей стороны пригласить тебя пойти со мной на день рождения жениха Мизуки?
— Хм, — приложила девушка палочки для еды к губам. — Почему бы и нет? — согласилась она на удивление быстро.
Обычно на такое предложение с моей стороны она берет паузу на «подумать».
— Везет же вам, — вздохнула Мизуки. — А мне опять встречать гостей.
— Привыкай уже, — усмехнулся я. — Хватит филонить.
— Да уж, — надулась она. — У тебя больше не спрячешься, — и, неожиданно улыбнувшись, заявила: — А я вчера «чих Кагуцути» смогла создать!
— Объемная техника? Поздравляю, рыжая!
— Так ты теперь Ветеран? — спросил Мамио. — Мои поздравления.
— Присоединяюсь, — улыбнулась Анеко. — Значит, через полгодика будешь сдавать экзамен на новый ранг?
— Агась, — радостно кивнула Мизуки. — Может, и пораньше, но пока планы такие.
— Осталось вам троим новый ранг взять, — с усмешкой глянул на парней Райдон.
— Ну ты как скажешь… — поник Мамио.
— Мы постараемся, — спокойно ответил Тоётоми. — Если к концу учебы наш клуб будет состоять из одних Ветеранов, мы станем одной из школьных легенд.
— Это вряд ли… — продолжал ныть Мамио. — Я даже Воин весьма условный.
— Зря ты так, — покачал головой Вакия. — Надо верить в свои силы. Без этого никуда.
— Он прав, Мамио, — поддакнул я. — Может, у тебя и не получится, но сдаваться заранее не дело. Только тут такой нюанс, Кен, — глянул я на Тоётоми, — одних Ветеранов у нас точно не будет.
— Тебе тоже надо постараться, — усмехнулся он.
— Я в себе уверен, — хмыкнул я. — Просто не хочу никуда торопиться.
— Ну и ладно, — пожал Кен плечами. — После того, что ты сотворил на турнире, тебе больше ничего и не нужно для клуба делать.
— Разве что еще один турнир выиграть, — вставил Вакия.
— Было бы неплохо, — подтвердил Тоётоми.
— Точно, — вскинулась Мизуки. — Я же к следующему турниру Ветераном могу стать. Тогда мы точно на турнире не встретимся!
— Уверен, ты задашь всем жару, — произнес между делом Райдон.
— Точно, — сникла рыжая. — Не один монстр, так другой.
— Ну спасибо за лестную оценку, — усмехнулся Рэй.
— Слушай, может, ты Учителя возьмешь? — расширила она глаза от пришедшей в голову мысли.
— Хех, — покачал головой Райдон. — Не к следующему турниру точно.
— Вот блин… — снова сникла Мизуки.
— Без обид, Мизуки, — вставила Анеко, — но до Рэя еще нужно будет дойти.
— А если я с ним в первом бою встречусь? — ответила на это рыжая. — Ты можешь поручиться, что этого не будет?
— Все дело случая, — ответила блондинка. — Пока рано об этом говорить.
— Но планировать…
— Мизуки, — перебил я, — сначала возьми ранг.
— Уж я постараюсь, будь уверен, — пробурчала она.
— А перед этим сдай экзамены.
— У-у-у… — начала она тихо подвывать.
После уроков я выцепил Мамио и отвел в сторонку, чтобы не привлекать лишнего внимания.
— Вам с дедом уже прислали приглашение на день рождения Кояма Ренжиро?
— Прислали, — вздохнул он. — Но вряд ли я пойду.
— Отчего так?
— Да вот, — замялся он. — На подобные мероприятия желательно идти со спутницей, а у меня… — замолчал он.
— Три дурехи, — решил я продолжить за него.
— Ну… да. Приглашать кого-то из них неудобно. Не хочу обидеть остальных, а сами они переругались. В итоге предложили сходить в аквапарк.
— То есть раз они не смогли договориться, то решили вообще не дать тебе идти на праздник?
— Как-то так… — ответил он напряженно.
— Не думаешь, что это эгоистично и подло?
— Я… — продолжал он хмуриться.
— Думаешь, — кивнул я. — Но вслух не хочешь говорить. — Однако, так как он молчал и не знал, что ответить, я продолжил: — В общем, слушай новое задание. Звонишь сейчас этим курицам и ставишь их перед фактом: ты идешь к Кояма. Если не хватает своих аргументов, можешь прикрыться дедом. Скажи, что он настаивает и ты не можешь ему отказать. Мне все равно, кто пойдет с тобой, но это должна быть одна из них. Пусть монетку кидают, бьются на выживание, мне плевать. В конце концов, просто спроси, кто пойдет с тобой, которая первой успеет среагировать, ту и бери. Остальные в следующий раз будут расторопнее. Задание понял?
— Син…
— Понял? — слегка изменил я тональность голоса, давя на него.
— Понял, — вздохнул он устало.
Времени плевать на нас. Даже если нам кажется, что оно движется слишком уж медленно, все равно плевать. Впрочем, гораздо хуже, если оно летит как метеор. В любом случае, когда окончились экзамены, ученики ненадолго вздохнули с облегчением. Результаты будут вывешены уже на каникулах, а пока есть время передохнуть и подумать о чем-нибудь другом. Мне же, в отличие от остальных, предстоит и дальше ходить в школу, сдавая экзамены за следующий год. Двадцать пятого марта — последний учебный день, двадцать шестого — день рождения Ренжиро, тридцать первого — последний экзамен у меня. И уже четвертого апреля — день рождения у Анеко. Учитывая, что прием у Аматэру первого апреля, а в Малайзию я отправлюсь не на следующий после него день, пропуск восемнадцатилетия Анеко будет выглядеть некрасиво. Вряд ли кто-то поверит, что я не могу задержаться на один-два дня. Да я и могу, чего уж там. Так что придется идти. Придется, хех… Рассуждаю так, как будто днюха Анеко мне какие-то планы ломает. На самом деле не имею ничего против, просто по привычке ворчу. Все-таки я долгое время считал, что отправлюсь в Малайзию чуть раньше.
В этот раз Анеко отошла от традиционного стиля и на день рождения Ренжиро надела черное вечернее платье. И подобный наряд мне больше нравится. На полураздетой девушке кимоно, конечно, круто смотрится, но если вам нужна красота, лучше выбрать что-то другое.
— Ты потрясающе красива, Анеко-тян, — произнес я, когда она подошла к машине.
— Цени, — ответила она чуть смущенно. — Сегодня я вся твоя.
Немного двусмысленно. Впрочем, ловить ее на слове я не буду.
— Прошу, принцесса, — открыл я перед ней дверцу.
Само собой, у Кояма нас встречал сам Ренжиро на пару с рыжей бестией, а к гостям нас провожали служанки. Не могу не отметить, что внешний вид Анеко именинником был отмечен и одобрен. И я не про дежурные слова о красоте. Выражение лица, направленный взгляд… Но увы тебе, малец, эта красотка со мной. А еще мне стало немного обидно за Мизуки. Ведь внешне она не хуже. Другая, да, но не хуже. Только и сделать я ничего не мог.
Среди гостей почти сразу нашелся Райдон, пришедший сюда на пару с Фудзивара Рэн. Очередная рыжая милашка среди моих знакомых, которой меня представили еще на дне рождения Ами. Других Охаяси видно не было, но я уверен, что где-то здесь бродит наследник клана, воздавая должное готовке Кагами. Сама Кагами стояла рядом с верандой главного корпуса поместья, весело общаясь с другими женщинами. Рядом с ними кучковались мужчины, среди которых нашелся Акено. Его отец на пару с моим биологическим дедом Бунъя Дайсуке о чем-то разговаривал с группой подростков. О, а вон и Сэн мелькнул. Действительно ошивается рядом со столами.
— Привет, Рэй. Фудзивара-сан, — кивнул я, улыбнувшись. — Прекрасно выглядите вместе.
Рэн засмущалась, а Райдон усмехнулся.
— Да и вы с Анеко неплохо смотритесь.
— Все дело в Анеко. Красивые девушки делают привлекательными даже таких невзрачных типов, как мы.
— Это точно, — покивал Райдон.
Для сбора одной компанией время еще не настало, сейчас все ходят и здороваются друг с другом, так что, перекинувшись парой фраз, мы разошлись.
Следующим из близких знакомых я заприметил Мамио, которого куда-то буксировала фиолетововолосая Корэмунэ. Признаться, я думал, она поумнее. В смысле не стоит так нагло тащить своего партнера в неведомые дали. И для меня это отлично. Я подозревал, что курицы совсем берега попутали, но сомнения, признаться, были. В серьезном обществе они вполне могли бы вести себя более-менее правильно.
— Анеко, — плавно потянул я ее в сторону, чтобы было видно нужную парочку, — у меня к тебе важный разговор.
— Слушаю, Синдзи, — кивнула она.
— Посмотри, видишь там Мамио?
— Вижу, — подтвердила Анеко. — С Корэмунэ.
— Как думаешь, ему сейчас весело?
— Знаешь, — задумалась она на пару секунд, — когда мы с ним только познакомились, я бы сказала, что весело. Но он исправляется. Ты хочешь ему чем-то помочь?
— Да, — вздохнул я, но оттягивать этот разговор смысла не было. — Хочу попросить тебя быть ему партнершей на следующем приеме.
— Что? — вскинула она брови и, уже набрав в грудь воздух, сумела удержаться и, резко выдохнув, произнесла: — Поясни.
— Из всех моих знакомых девушек лишь ты подходишь под понятие «идеальная». И сейчас я тебе не льщу. Внешность, ум, выдержка, характер — ты действительно хороша во всем. Я могу найти ему девушку на какой-нибудь прием, но лишь тебе я могу доверить Мамио. Ты как никто сможешь показать парню контраст между тем, какой должна быть спутница, и этим… недоразумением, — кивнул я на Корэмунэ, которая затормозила возле каких-то девчонок. — Дать ему еще один повод для раздражения при взгляде на них. Ничего более. Я не прошу стать его другом. Всего лишь открыть ему глаза и показать, что такое идеальная девушка.
По мере того как мой монолог близился к завершению, лицо Анеко разглаживалось, а под конец она уже спокойно что-то обдумывала.
— Но ты будешь мне должен свидание, — сказала она неожиданно.
— Какая ты, оказывается, расчетливая, — произнес я медленно, растягивая время для ответа. — Ох, Анеко, удивила ты меня. — Выражение лица у нее не изменилось, но предательский румянец появился. — Пусть так. Завтра?
— Я… — не ожидала она, похоже, такого ответа. Точнее, что я назначу дату свидания уже на завтра. — Конечно, — кивнула она, собравшись. — В обед?
— Мм… — прикинул я. — Давай вечером. Часиков в шесть. Я заеду за тобой.
— Договорились! — чуть крепче сжала она мою руку.
Даже не подумала о родителях. Вот им радости завтра организовывать неожиданный выход в город. Вряд ли ее отпустят без охраны. Если вообще отпустят, но это уже будут не мои проблемы.
— Ну и отлично. Пойдем тогда поздороваемся с главой клана Кояма.
Разговор с Кентой получился никакой. Поздоровались, раскланялись, поговорили ни о чем, перекинулись парочкой фраз с Бунъя Дайсуке, вновь раскланялись, да и разошлись. К тому же боковым зрением я заметил пожилую пару Гангоку, которая тоже наверняка желала поговорить с Кентой, потому и не стал затягивать. А минуты через четыре с хвостиком среди гостей прошла еле заметная волна, которая ознаменовала пришествие Аматэру Атарашики под ручку с неизвестным стариком европейской наружности, что сбило окружающих с толку еще сильней. Мало кто здесь знал Мартина Шмитта в лицо.
— Удивительно, — произнесла Анеко. — Аматэру-сан прямо зачастила по приемам.
— А чего иного ждать после выхода из клана? — пожал я плечами. — Сама подумай, вряд ли она сюда удовольствия ради пришла.
— Само собой, — кивнула Анеко. — Заодно показывает, что против Кояма ничего не имеет.
Ну, таких «заодно» может быть слишком много, чтобы пытаться из них какое-то конкретное выбрать.
— Пошли лучше с Кагами-сан поздороваемся, — прервал я ее думы. — Пока все на Аматэру-сан сконцентрированы.
Когда мы добрались до Кагами, рядом с ней оставалась лишь Шина. Остальные дамочки, которых я приметил рядом прежде, куда-то разбрелись.
— Синдзи, — улыбнулась Кагами, когда мы подошли, — нашел-таки на меня время? Здравствуй, Анеко-тян.
— Кагами-сан, — поклонилась та.
— Я хотел сразу подойти, Кагами-сан, — не удержался я от улыбки. — но вас в тот момент оккупировали подруги, и мне явно не было места. Шина, — слегка поклонился я.
— Здравствуй, Синдзи, — кивнула она. — Анеко.
— Шина-сан, — поклонилась ей Анеко. Не очень глубоко, лишь чуть ниже меня.
— Тебе, Синдзи, всегда найдется место, — покачала головой Кагами.
— Но общаться с кучей незнакомых теток…
— Синдзи! Как можно? Это уважаемые женщины. Леди. Не стоит называть их «тетками». Ну разве что парочку из них.
— Скорее, троих, — вставила Шина.
— Максимум четверых, — подвела итог Кагами.
— Но их там всего четверо было, — заметил я.
— Ну тогда ладно, — усмехнулась она. — Прощаю. Как экзамены?
— Отлично. В этом плане я уверен в себе.
— А в каком не уверен? — склонила голову набок Кагами.
— Не уверен, что смогу съесть пятикилограммовый стейк.
— При чем здесь это? — удивилась Кагами.
— Но вы ведь спрашивали, в чем я не уверен, — пожал я плечами.
— А во всем остальном, значит… — усмехнулась она.
— Абсолютно, — кивнул я. — Я почти эталон уверенности в себе. Если бы еще не этот кусок мяса…
Улыбнувшись и покачав головой, Кагами махнула рукой:
— Иди уж. Развлекайся. И Шину с собой возьми, а то стоит тут комок скуки. Присмотришь за дочкой?
— Мам… — проворчала Шина.
— Конечно, Кагами-сан, — слегка поклонился я.
— Идите. А я пойду общаться с тетками.
Где-то за час мы обошли всех. В смысле перекинулись парой слов со всеми, с кем могли. А потом начали собираться плотной кучкой знакомые. Сначала к нам присоединился Райдон с Рэн, потом Вакия со своей спутницей, Тоётоми, неожиданно пришедший один. Даже Мамио с Корэмунэ к нам прибились — не без моей помощи. В одиночестве, да при незнакомых девушках фиолетововолосая вдруг стала такой правильной, что аж плеваться хотелось. В какой-то момент к нам добавился Отомо Акинари в компании родни и друзей, по большей части знакомых мне еще по турниру, и наша компания увеличилась чуть ли не вдвое, оккупировав аж два стола со всякой снедью. И в тот момент, когда мы с Акинари обсуждали различные концепции нашей будущей онлайн-игры, среди гостей началось движение. Они и так на месте не стояли, но тут словно волна прошла. После чего двор превратился в муравейник, где все куда-то двигаются, и вроде и хаос какой-то творится, но лишь для постороннего взгляда.
— И что это у нас происходит? — удивленно произнес Акинари, как и я, заметив изменения в поведении гостей.
— Аматэру, — озвучил я очевидное.
Эпицентром всей этой движухи было самое крупное скопление гостей неподалеку от Атарашики. Во всяком случае, именно в том месте я видел ее в последний раз.
— Интересно, что там произошло?
— Так пойдем узнаем, — пожал я плечами. — Анеко, — окликнул спутницу, болтающую с Отомо Каори, — мы отойдем ненадолго.
Акинари тоже предупредил свою невесту, после чего мы отправились изучать обстановку.
— Хм, именинник, — произнес Акинари и посмотрел на меня.
Намек был понятен — из нас двоих я лучше с ним знаком, а Ренжиро, по идее, должен знать, с чего все зашевелились. Так что я молча повернулся и направился в его сторону.
— Привет, парни, — поздоровался я с Ренжиро и его младшим братом, который стоял вместе с ним.
— Ренжиро-кун, Тама-кун, — кивнул им Акинари.
— А где Мизуки? — спросил я Ренжиро.
— Где-то здесь, — оглянулся он. — С одноклассницами куда-то ушла.
— Не в курсе, что это все так засуетились? — перешел я к главному вопросу.
— Аматэру-сан отожгла, — усмехнулся Ренжиро. — Уж что-что, а удивлять она умеет…
— Ну да, конечно, — покивал я. — Куда же без этой многозначительной паузы. Мы прониклись, Ренжиро. Давай уже рассказывай.
— Неинтересный ты человек, Син, — усмехнулся он. — Аматэру-сан заявила, что ее слуги будут проходить ритуал «Подтверждения чести».
— Ого, знаковое событие, — покивал Акинари.
— Самое интересное не это, а то, что эти слуги даже не японцы, а какие-то Шмитты.
Посмотрев на Акинари, я чуть ли не услышал звук перекатывающихся у него в голове шестеренок.
— Шмитты… Шмитты… — бормотал он. — Те самые Шмитты?
— Без понятия, о ком ты, — пожал плечами Ренжиро. — И почему они «те самые»? А знаете, где будет проходить ритуал? Конечно, не знаете. Шмитты поедут в Малайзию! Представляете? Они будут захватывать земли долбаной Малайзии!
— И правда, — произнес Акинари. — Новость со всех сторон интересная. Спасибо, что удовлетворил наше любопытство, — слегка поклонился он Ренжиро.
— Да что уж там, — отмахнулся тот.
Возвращались к нашим мы довольно медленно, а все из-за задумчивости Акинари. Шел он неторопливо, а мне приходилось подстраиваться под его темп.
— Ты ведь знал, да? — спросил он неожиданно. — Не мог не знать, учитывая, как плотно ты контактируешь со Шмиттами. Дела с ними какие-то ведешь. С девушками их на приемы ходишь.
— Как-то так, — улыбнувшись, развел я руками.
— Странно, что ты молчал. То есть я понимаю, почему ты молчал до этого, но раз уж информация обнародована…
— А зачем? — пожал я плечами. — Все и так обо всем узнали бы. Хвалиться своей осведомленностью? Да и был шанс, что ты меня с этим не свяжешь. Не то чтобы это секрет… — задумался я. — Скорее, мне просто по-человечески интересно наблюдать за реакцией окружающих. Да, это ближе всего к истине.
И вот тут Акинари показал, что он истинный наследник, а не возможная замена, как Ренжиро.
— Тогда… — начал он неуверенно. — Можешь ответить мне на вопрос? Кто именно будет гарантом со стороны Аматэру? Ведь кто-то должен поехать со Шмиттами?
В угол загнал. Совру или начну юлить, и уже через несколько дней это мне может аукнуться. Мы, конечно, не поссоримся, но Акинари может обидеться, и нынешние отношения станут прохладнее. А с Отомо лучше поддерживать самые хорошие отношения. Этот род, может, и не столь древний, как Аматэру, но он, черт возьми, среди древнейших в Японии. Да и древность рода — это не самое главное. У Отомо есть все, чтобы быть элитой этой страны не только на словах: сила, влияние, богатство, уважение. И возраст — как вишенка на торте. А что есть у Аматэру, кроме возраста? Лишь уважение. Это тоже немало, но хотелось бы еще и богатство с влиянием. Да и сила была бы не лишней.
В общем, с будущим главой рода Отомо налаживать связи нужно уже сейчас и спотыкаться на этом пути в самом начале не хотелось бы. Но и раскрывать перед ним все карты тоже не дело.
— Ну… — качнул я головой. — Это точно будет не Аматэру Атарашики. Старовата она для подобного.
Типа — да, есть еще один Аматэру, но раз не сказал, то — извини. Не могу, значит.
— Это да… — пробормотал Акинари.
Вернувшись к нашей компании и рассказав, что мы узнали, запустили активное обсуждение новости. При этом никто, в отличие от Акинари, так и не задал вопрос о представителе Аматэру, который должен поехать в Малайзию со Шмиттами. Может, об этом кто-то и подумал, но озвучивать свои мысли не стал. Да и про мое знакомство с немцами все забыли. Точнее, те, кто про него знал. Зато всем скопом сошлись на том, что выход из клана, Шмитты, ритуал — это все разные стадии одного глобального плана старухи, которая уже давно решила действовать и просто ждала подходящего момента. Опять же, никто этого не озвучил, но в воздухе витала четкая мысль: Аматэру пошла ва-банк. Терять ей особо нечего, а так, может, и возродит род. Или красиво сгинет.
Учеба закончилась, и, если не считать членов различных клубов, с которыми я не пересекался, в школе остались одни учителя. Из-за чего я был лишен слухов. Что творилось в аристократической среде, я не знал, как не знал и того, насколько сильно их взбудоражило заявление Атарашики. Она сама утверждала, что ритуал и Шмиттов активно обсуждают, но к каким выводам, хотя бы предварительным, пришли аристо, было мне неизвестно. Ну и сама атмосфера у них в эти дни была интересная. А так как времени до вечера оставалось еще много, то, добив очередные экзамены, я направился в квартал Кояма. Всего лишь пообщаться, без задней мысли. В конце концов, навещать знакомых и близких нужно не только по делам, но и просто так.
Кагами была рада меня видеть. Я не смогу воспринимать ее как мать, увы, но вот дальней родственницей, которая искренне обо мне печется, — вполне. Во всяком случае, Кагами — как и Акено, к слову — давно уже отвоевала себе место в моем циничном сердце. Эти люди свои, и отношение у меня к ним соответствующее.
Поболтал с Кагами, навестил малыша Шо, сыграл партию шахмат с Акено. Тут и Мизуки на пару с Шиной вернулись с тренировки. Не с моей — я вновь отменил занятия, сославшись на загруженность, но разрешил приходить ко мне в особняк тренироваться с Казуки, чем они и занимаются по вечерам. Но сейчас не вечер, и у девчонок свои тренировки. Та же Мизуки активно готовится к экзамену на новый ранг, а у меня это сделать проблематично. На базе еще ладно, но не на родовых землях. В общем, Мизуки разбавила спокойную атмосферу капелькой безумия, чему не были против ни я, ни Акено с Кагами. Ни даже Шина, присоединившаяся к семейным посиделкам.
А потом домой вернулся Кента. Уж не знаю, где и чем он занимался, но, узнав, что я у них в гостях, тут же изъявил желание пообщаться. У него в кабинете.
— Присаживайся, Синдзи, — махнул он на подушку рядом с собой. — Чай сейчас принесут.
— Добрый день, Кояма-сан, — поклонился я и лишь потом направился на указанное место.
— У меня к тебе серьезный разговор, Синдзи, — произнес он, когда я присел рядом.
В этот момент в комнату осторожно проникли две служанки, расставив на небольшом столике чайник, чашки, блюдца со сладостями.
— Внимательно слушаю вас, Кояма-сан, — снова поклонился я и приготовился к проблемам. Большим или маленьким, не знаю, но у меня скоро рефлекс выработается на словосочетание «серьезный разговор».
Дождавшись, когда служанки уйдут, Кента продолжил:
— Думаю, ты в курсе того, что произошло недавно. Аматэру Атарашики объявила о начале ритуала «Подтверждения чести», и слуги, которые его будут проходить, — небезызвестные тебе Шмитты.
— Слышал, Кояма-сан, — кивнул я.
— Скажи мне, Синдзи, я правильно понимаю, что ты тоже будешь во всем этом участвовать?
— Да, я один из членов альянса, который собирают Шмитты, — подтвердил я.
Ну а что? Это давно уже не секрет.
— То есть ты знал, что они стали слугами Аматэру.
— Мне говорили об этом, — кивнул я вновь.
— Признаться, — потер переносицу Кента, — я был уверен, что вы задумали какую-то аферу, но считал, что Малайзия — просто отвлекающий маневр. Ты хоть понимаешь, как мало у вас шансов?
— Понимаю, — ответил я. — Поверьте, Кояма-сан, я не тешу себя иллюзиями, что все будет легко и просто.
— Надеюсь, ты не собираешься ехать с ними и воевать лично?
— Собираюсь. С моим статусом мне нужна репутация.
— Какая еще репутация? — почти процедил он, явно сдерживая себя от рычания в мою сторону.
— Любая, Кояма-сан. Главное, чтобы не отрицательная.
— У тебя нормальная репутация! — припечатал Кента. — А после совершеннолетия сменишь фамилию, и тебя даже сыном дважды изгнанных называть не будут.
Этот тип меня совсем, что ли, за лоха держит? Не бывает все так просто.
— Как скажете, Кояма-сан, — пожал я плечами.
— То есть никуда не поедешь? — спросил он чуть удивленно.
— Конечно, поеду, — ответил я.
— Боги, как же с тобой сложно, — начал он вновь тереть переносицу. — Скажи, Синдзи, ты знаешь, что клан Кояма тоже собирает альянс для похода в Малайзию?
— Знаю. Это не такой уж и большой секрет.
— Не секрет? — посмотрел он на меня с откровенным удивлением.
— Для тех, кто плотно общается с японскими аристократами. С клановыми аристократами, — уточнил я.
— И кто же тебе сообщил об этом? — задал он вопрос.
— Не могу сказать, — изобразил я сожаление. — Обещал помалкивать.
— Ладно, это не важно, — дернул он плечом. — Но ты хоть понимаешь, что Аматэру и Шмитты рассчитывают именно на наш альянс? Одни вы там точно не справитесь.
— Подозреваю, так оно и есть, — ответил я осторожно.
— Так вот, хочу тебя расстроить — сегодня главы кланов, участвующих в альянсе, приняли решение отодвинуть начало операции, — припечатал он. — Теперь вы будете там сами по себе.
Ох, бли-и-ин… Что же теперь…
— Это… — замолчал я. Мысли неслись с огромной скоростью, просчитывая варианты будущих событий. — Это, несомненно, интересная информация. Но вам стоило сообщить об этом Аматэру-сан, а не мне.
— Мне плевать на старуху! И на Шмиттов тем более! А вот твоя смерть подкосит очень многих в моей семье! Думаешь, я не буду переживать? Думаешь, старик Кента совсем бесчувственная тварь?
— Не думаю. Но ко мне-то какие вопросы? Я не могу взять и отменить этот ваш ритуал.
— Ты можешь в нем не участвовать. Ритуал обречен на провал, и ехать в Малайзию для тебя теперь просто глупо. Да и без этого было бы глупо туда соваться.
Дело швах, определенно. Вся операция летит к чертовой бабушке. И мыслей никаких.
— Я подумаю об этом, Кояма-сан.
— Уж будь любезен. Я всегда считал тебя умным парнем, не разочаровывай меня.
— Можно вопрос? — произнес я и, дождавшись кивка Кенты, продолжил: — С чего вообще альянс кланов принял такое решение?
Может, я смогу как-то повлиять… Намекнуть Кенте, чтобы он… Блин. Ни черта я не могу. Но знать такие вещи необходимо. Прежде чем начать объяснять, Кента хмыкнул.
— Жадность и возмущение, Синдзи. Если у Шмиттов все получится, то помимо герба им перепадет и кусок земли. Если бы Атарашики не имела отношения к вашему альянсу, то мы бы просто плюнули на эту возню. Вторглись бы к малайцам по плану, согнали бы вас с насиженных мест, может, даже оставили бы вам небольшой кусочек земли. А сейчас? Аматэру не получится загнать в какую-нибудь дыру. Все, что она… что вы успеете захватить, вам и достанется. Но это еще ладно — вряд ли бы вы много удержали. Проблема в том, что Атарашики, не будь дурой, как только мы войдем в Малайзию, сразу обозначит свой кусок завоеванных территорий, и будь уверен, мелочиться она не станет. Были они захвачены, не были — главное, успеть об этом объявить. А никто в нашем альянсе не горит желанием делиться уже практически своими землями. У нас, знаешь ли, и так все давно поделено. Если бы не ритуал «Подтверждения чести», мы бы еще могли объявить спор с Атарашики… — запнулся он, — конфликтом интересов. Но теперь, если что, сотни родов, завидующих тому, что не участвуют в дележе добычи, поднимут такой хай… — покачал он головой. — Император будет недоволен в любом случае, но сейчас его поддержат не только имперские аристократы, но и кланы. И уж будь уверен, одними только криками завистники не ограничатся. — Он замолчал.
— А что там с возмущением?
— А ты как думаешь? — усмехнулся он. — Кому понравится, что свои планы и проблемы кто-то реализует и решает за твой счет? Никто не рад, когда его используют.
— Так возмущение-то тут при чем? — пожал я плечами. — Все такие.
— Такова человеческая натура, — ответил Кента. — Мне вот тоже весьма неприятно, как поступает Атарашики. Их род тысячу лет был частью клана Кояма, мы даже дружили в детстве, если при разнице возраста в десять лет это можно назвать дружбой. Но в любом случае мы не чужие друг другу. И тут — на тебе! Я и мой клан всего лишь ресурс! Мы своими деньгами и жизнями должны платить за нее! Так что да, не очень-то я и сопротивлялся предложению подождать.
— Сдвиг даты вам дорого обойдется, — заметил я.
— Не так уж и сильно, как ты думаешь, — произнес он. — Подготовка еще не вошла в конечную фазу, и свобода маневра у нас есть. В любом случае, вторгнись мы в Малайзию по плану, и выгоды будет гораздо меньше. Поэтому еще раз говорю — не лезь ты туда. А лучше и вовсе выйди из альянса. Ничего хорошего из вашей затеи не получится. Если ты так хочешь поучаствовать в войне, я найду тебе место в наших планах. Даже кусок земли можешь получить. Если покажешь себя.
— Земли? — посмотрел я ему в глаза. — Земля — это хорошо… Я подумаю. Обязательно подумаю, Кояма-сан. Вы правы, в нынешнем виде ситуация не очень. И будьте уверены, я приму правильное решение.
Назад: ГЛАВА 25
Дальше: ГЛАВА 27
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий