Срывая маски

Книга: Срывая маски
Назад: ГЛАВА 20
Дальше: ГЛАВА 22

ГЛАВА 21

Я уже как-то говорил, что большую часть времени в этом мире мои нервы напряжены. Почти всегда за кадром что-то, что тревожит, что нужно срочно решить или что я решить не мог, отчего постоянно оглядывался в поисках выхода из ситуации. Постоянно. Такого даже в прошлом мире не было. И с каждым проведенным здесь годом становится только хуже. А уж последний год… Прямо с первого учебного дня ставки все больше повышаются. Я привык решать свои проблемы сам, но сейчас с ностальгией вспоминал те далекие времена своей службы, когда мне давали приказ и я просто шел его выполнять. Да даже в не столь далекие времена годичной давности было легче, тогда я еще мог успокаивать себя тем, что, если все пойдет из рук вон плохо, я просто пошлю всех на хрен и объявлю войну этой стране или даже всему этому миру. Террор, война и убийства, после которых кто-нибудь да сломается — либо я, либо мир. В любом случае все будет предельно просто — две стороны, один победитель. Сейчас же за моей спиной слишком много людей. Не простых работников, а тех, кто мне фактически присягнул. Я принял их службу и больше не могу действовать без оглядки.
Постоянно что-то да напрягает. А во время школьного обеда я впервые за долгое время поймал себя на том, что у меня нет аппетита.
— Что-то не так? — спросила Мизуки, которая принесла мне бенто.
— Мм?.. — посмотрел я на нее.
— Хватит ковыряться в еде, говорю, — произнесла она.
— Я просто жду, когда вы с Анеко-тян доклюете свою, — ответил я.
Надо все съесть. Я, конечно, долго могу без еды обходиться, но после школы меня ждет явно серьезный разговор, нутром чую, и нужно быть в хорошей форме.
— Ну да, конечно… — произнесла рыжая подозрительно. — Последний раз, когда я видела подобное, ты валялся с бешеной температурой, а Шина не отходила от твоей кровати.
— Ну сейчас-то я здоров как бык, — усмехнулся я.
— Что пугает еще больше, — проворчала Мизуки.
— Серьезно, Син, — встрял Райдон, — ты сегодня весь день какой-то напряженный.
— Я? Напряженный?
Удивительно. Райдон, конечно, мой друг, но мы с ним не слишком долго знакомы, чтобы я не мог скрыть от него свое состояние. То ли я слишком расслабился, то ли Райдон более наблюдателен, чем я думал.
— Да вроде нормально все… — неуверенно вставил Вакия.
Значит, все-таки Райдон наблюдателен.
— Ты просто в другом классе учишься, — ответил Рэй. — А я с ним весь день рядом.
— Нормально со мной все, — возмутился я на публику. — Ну, может, дел навалилось слишком много. Еще и этот взрыв, — вздохнул я. — Просто устал немного, вот и все.
— Тебе определенно нужен выходной, — произнесла Анеко.
— Нужен, — согласился я.
— В таком случае я…
— Нет, — прервал я ее. — Извини, Анеко-тян, но есть время отдыхать, а есть время вкалывать.
— Да что у тебя за дела такие? — спросил Тоётоми.
— Обычные, — пожал я плечами. — Просто людей не хватает, но это временно. Когда-нибудь все наладится.
— Или ты сломаешься, — заметил Мамио.
— Скорее, на тебе отыграюсь, — усмехнулся я. — Давно на столбе не стоял?
— А ведь и правда, — посмотрела на него Мизуки. — Весело же было.
— Кому как, — буркнул Мамио.
— Вы столько раз этот столб упоминали, — произнес осторожно Тоётоми, — что мне прям жутко интересно на это глянуть.
— Ничего там интересного, — продолжал бурчать Мамио.
— Кстати, да, — посмотрела на меня Анеко. — Когда у нас тренировки возобновятся?
— Не знаю, — вздохнул я. — Сегодня попытаюсь выяснить.
Раз уж Кояма взялись расследовать взрыв грузовика и ситуацию с Ямасита, пусть поделятся информацией. Мои люди тоже пытаются в этом деле разобраться, но у клана всяко больше ресурсов. К тому же Накамура докладывал, что коямовцы постоянно на шаг впереди и с нами сотрудничать не хотят. Их можно понять, я бы тоже не желал, чтобы всякая мелочь под ногами крутилась. А ведь глава моей разведки не только с людьми клана Кояма сталкивается, его и другие все время в сторону отодвигают. И полиция замешана, и Имперская служба безопасности, и аристократы — многие сейчас носом землю роют. Бедного Накамуру кто только не пинает. Но дальше всех ушли, конечно, клан Кояма и ИСБ. Первые в своем праве — клуб-то им принадлежит, фиг их подвинешь в сторону, а вторые… Покажите мне того, кто сможет подвинуть ИСБ и у кого будет больше возможностей. Кстати, именно клан Кояма оплатил поврежденное городское имущество.
— Вы только не подумайте, что я напрашиваюсь, — произнес осторожно Тоётоми. — Просто интересно.
Ну да, всего лишь прощупывает почву. С его стихией ветра сверхближний бой не совсем то, что нужно, но, учитывая, что я еще и «огненных» Кояма тренирую, чья стихия от моего стиля боя еще дальше стоит… Вот у Вакии наверняка только интерес присутствует. Стихия воды недалеко ушла от огня, хоть и лучше подходит для ближней дистанции. В общем, если бы не Мизуки с Шиной, эти двое относились бы к нашим тренировкам гораздо проще. Но даже в этом случае нельзя забывать о самих тренирующихся. Укита, Охаяси и Кояма. Уверен, Тоётоми и Вакия были бы не прочь сблизиться с этими фамилиями еще плотнее. Пусть не на уровне родов, но и личные связи будут не лишними. Совместные тренировки сближают гораздо лучше, чем обеды в школе и какой-то мутный клуб.
Хм. А я-то что тогда туплю? В смысле понятно, что у меня времени нет, но я ведь даже и не подумал о таком. Мне подобные связи тоже лишними не будут. Эх, опять все упирается в нехватку времени, у меня и на это его нет, и если все пойдет по плану, то через месяц я свалю в Малайзию. Хотя… Месяц в качестве зачина, чтобы по возвращении просто возобновить тренировки. Да и представители разных родов рядом со мной — тоже в плюс. Да нет, времени и так не хватает… С другой стороны — ну, будет у меня не шесть спиногрызов, а семь или восемь, научить чему-то новому я их все равно не успеваю, а выделять время на детишек один черт придется.
— Тебе только интересно или чуть более того? — спросил я Тоётоми.
— Хм… — посмотрел он на меня удивленно. — Скажем так: если уж победитель турнира среди Ветеранов, — покосился он на Райдона, — выносит для себя что-то полезное, то и я не прочь.
— Пятнистый? — посмотрел я на Вакию.
А вот он покосился на Мизуки.
— Я тоже хотел бы стать сильнее, — ответил он. — Но я водник. Для сверхближней дистанции хуже только огонь.
Из здесь присутствующих стихий — да. Так-то за всех я бы не сказал.
— Ничего обещать не буду, — подытожил я, закрыв коробку бенто — все-таки не лезет в меня сейчас ничего. — Да и с родителями сначала поговорите. Но, чисто теоретически, мне пока нет особой разницы, сколько человек тренировать. Если они, конечно, хотят тренироваться, а не развлечения ради придут.
— То есть принципиальное согласие ты даешь, — уточнил Тоётоми.
— Да, — взял я кружку с чаем. — Месяц… Скажем, на месяц тренировок я согласен. А там видно будет. Все-таки вам могут и не подойти наши тренировки.
— Испытательный срок? — спросил Вакия.
— В первую очередь, для вашего собственного понимания, — ответил я. — Ну и мне нужно понять, с чем я имею дело. Я не про вас лично, — уточнил я. — Просто… Со стихией молнии мне все видится достаточно просто. Девушкам я отказать не смог…
— Милашки непобедимы, — вставила довольная Мизуки.
— Да и родители их мне помогут, — добавил я насмешливо. — А вот ветер и вода для меня совсем уж малоизвестная величина.
— Я понимаю, — кивнул Тоётоми. — И не против. Тогда поговорю сегодня с отцом. И чисто теоретически… — замялся он. — Если я приду с братьями?..
— Кен, — покачал я головой, — я, конечно, сказал, что количество не имеет значения, но не стоит все воспринимать настолько буквально. Я не против, если ты будешь рассказывать своим, что делаешь у меня — точнее, что я даю именно тебе… Но пожалей мои нервы.
— Я понимаю, — поднял руки Тоётоми. — Никаких претензий.
— Спасибо, — кивнул я.
После уроков отправился к Кояма. На фоне сильной тревоги, которую ничем иным, как ведьмачьим предчувствием беды, я объяснить не могу, встреча с Кагами не пугала абсолютно. Тут главное не сорваться. Ее беременность завершилась удачно, и на грани сознания присутствовала мысль, что теперь ее и послать можно, если перегнет палку, что, по уму, совсем неправильно. Да что уж там, раньше таких мыслей и не было, но сейчас я слишком напряжен. А Кагами… Нельзя срываться на других, особенно на близких людей.
— Синдзи, — встретила она меня на пороге.
— Здравствуйте, Кагами-сан, — улыбнулся я ей. — Не стоит вам на холоде стоять.
— Ты прав, — усмехнулась она. — Но кто даст гарантию, что ты сюда не по своим, несомненно важным, делам пришел? Убежишь сразу с Акено или Кентой-саном что-нибудь обсуждать, а бедная Кагами опять одна останется, — изобразила она скорбь. — Конечно, теперь-то я не беременна, теперь меня можно игнорировать.
— Ну что вы, Кагами-сан, как я могу игнорировать такую великую во всех смыслах женщину?
— Во всех смыслах? — замерла она. — Так ты в курсе?
— О чем? — нахмурился я.
— Не важно, — покачала она головой, заметив мое недоумение. — Пойдем в дом. Угощу тебя чаем.
— О чем я должен быть в курсе? — поинтересовался я, следуя за ней.
— Не знаешь, и ладно, — ответила она не оборачиваясь. — Не хочу об этом вспоминать.
— А если это важно? — не сдавался я.
— Не важно, — повторила она. — Поверь мне на слово. Пусть прошлое остается в прошлом. К тебе это не имеет никакого отношения.
Блин, совсем запутала.
— Как скажете, Кагами-сан, — произнес я, чувствуя неуверенность.
Сейчас я бы не отказался от толики лишней информации. Но если она и вправду имела в виду лишь прошлое, то пусть. Надеюсь, меня это действительно не касается.
— Малыш спит, — сообщила она, когда завернула на кухню, сбрасывая на стул теплую шаль, — так что я могу позволить себе напоить тебя чаем. Присаживайся.
— Как он, кстати? — уселся я. — Активный? Часто плачет?
— Заходил бы почаще, сам увидел, — проворчала Кагами. — Малыш Шо у нас здоровяк, и легкие у него что надо.
В целом за час общения Кагами меня толком ни в чем и не обвинила. Намеки не в счет. Заодно узнал, что большую часть служанок отправили восвояси. Остались всего две, да и те в основном помогают ей с ребенком. Никакого праздника для представления клану наследника не планируется. Все, кому надо, и так знают. Вот если бы Шо действительно был наследником клана… В смысле первенцем главы, а не его внуком, и даже не первым, тогда да, а так… Гости были. Чуть ли не весь клан навестил их дом. Но прошло это тихо-мирно, без поднятия шумихи.
Заходил к нам и Акено. Посидел недолго, но о том, что меня желает видеть Кента, напомнил. После чего поцеловал в щечку Кагами и свалил по своим делам.
— Вот Шина-то, наверное, рада, — допил я чай. — Получила наконец братика. Хоть от меня отстанет.
— Вы с ней опять поссорились, — вскинула бровь Кагами.
— Да нет, — пожал я плечами. — Это я так, к слову.
— Смотрите у меня, — покачала она пальцем. — Надоели уже ваши дрязги.
— Постараюсь не доводить до подобного, — ухмыльнулся я. — Ладно, Кагами-сан, пойду я с Кента-саном пообщаюсь.
— Иди уж, — покачала она головой. — Я так понимаю, просить тебя остаться на ужин не стоит?
— Не сегодня, — вздохнул я. — Может, на днях и зайду, но пока дел что-то совсем много.
— Ты уж постарайся выкроить для нас немного своего драгоценного времени, — вздохнула она в ответ. — А то после твоего переезда я все реже и реже с тобой вижусь.
— Я постараюсь, Кагами-сан. Обязательно постараюсь.
Выловив служанку, попросил ее уточнить, может ли меня принять Кента. Можно было бы и без этого, но раз уж она попалась мне на глаза, я решил внести чуть больше официоза.
— Проходи, Синдзи. Присаживайся, — кивнул он на подушку рядом с собой.
Кабинет у него был в традиционном стиле, так что высокой мебели тут не было, и сидели прямо на татами.
— Здравствуйте, Кояма-сан, — поклонился я, перед тем как усесться рядом.
— Ну как, пообщался с Кагами? — улыбнулся он.
— И даже чаю выпил, — кивнул я.
— Чего и следовало ожидать от Кагами-тян, — улыбнулся Кента. — Жаль, что жизнь не состоит только из таких моментов, — покачал он грустно головой. — Сегодня у нас будет довольно серьезный разговор, Синдзи, так что соберись.
— Внимательно вас слушаю, Кояма-сан, — слегка кивнул я.
— Тогда… — пожевал он губами. — Тогда, пожалуй, начнем с инцидента на твоем дне рождения. Держи, — пододвинул он ко мне флешку, лежащую на столике рядом с ним, и, проследив, как я беру ее в руки, пояснил: — Здесь все детали. Если вкратце, то расследование почти завершено. Остались мелочи и уточнения.
— И кто стоял за Ямасита? — спросил я, убирая флешку в карман.
— Если верить допрошенным, то за ними никого не было, — ответил Кента. — А допрашивать наши спецы умеют.
— Хотите сказать, что Ямасита все провернула сама? — Скепсис сам собой появился у меня на лице.
— Похоже на то, — пожал он плечами.
— А не слишком ли ее люди для подобного информированы были? — нахмурился я.
— Здесь ты не прав, — покачал он головой. — Назови мне хоть один момент, который они не могли прояснить из открытых источников?
Хм. И правда. Не все было в открытом доступе, но мысль Кенты я понял. Они действительно могли узнать обо всем сами. Даже о месте проведения моего праздника. Да и действовать Ямасита начала как-то уж слишком поздно. Похоже, до последнего не была уверена в точности информации.
— Я так понимаю, на флешке об этом упомянуто?
— Да, — подтвердил Кента. — Там упомянуты и источники, из которых они получали информацию. И кстати, нам в руки попали двое их наемников… живыми, я имею в виду, и они говорили, что акция на твой день рождения вообще была спонтанной, никто из них ничего заранее не планировал. Однако Ямасита настояла.
— И где сейчас эти люди? — не мог я не поинтересоваться.
— Казнены, — ответил Кента спокойно. — Остальные погибли при захвате.
— Вот как, — поджал я губы. — А ничего, что этим делом занимаются и другие структуры? Мне кажется, они тоже были бы не прочь побеседовать с теми наемниками.
— Уж будь уверен, — кивнул Кента. И, вздохнув добавил: — Но тут не все так просто. Дело в том, что расследование взрыва забрали себе парни из ИСБ, подвинув в сторону и полицию, и даже ЦСР.
Центральная служба расследований — это некий аналог ФСБ из моего прежнего мира, в то время как ИСБ ближе всего похожа на ФСК. То есть это дело и правда не совсем по профилю их основной активности. Более того, ИСБ специализируются на внутренних врагах, в основном, конечно, на имперской аристократии, а не на контрразведке в целом. Если так подумать, то и правда странно. В том числе и то, как они вообще смогли подвинуть ЦСР.
— И в чем проблема? — спросил я.
— В том, что эти типы слишком уж наглеют последние лет двадцать, — ответил Кента. — Лезут не только к империям, но и к кланам. В нашей среде их никто не любит, — поморщился он. — Определенной грани они не переходят, но сделать им пакость готов любой клановец. Как, собственно, и они пакостят нам. Будь на их месте полиция или ЦСР, я бы и слова не сказал — это их работа, и наша задача помочь им, но с ИСБ дело обстоит иначе. Мы изначально были на пару шагов впереди, так что и на наемников вышли раньше, но помогать имперцам? — покачал он головой. — Нет уж, увольте. Обойдутся и предоставленной нами информацией.
— А император? Неужто поддерживает их?
— Негласно, — вздохнул Кента. — Он, скорее, поддерживает вражду между нами, чем действительно пытается на нас давить. И ты уж поверь, если ИСБ хоть раз перейдут черту, император тут же их сдаст. Политика, — пожал он плечами. — Рутина. Обыденность. Императора можно понять, и лично к нему у меня претензий нет. Пока нет, — уточнил он под конец.
И я сильно подозреваю, что император ни за что не доведет ситуацию до того, чтобы у кланов появились к нему претензии.
— Ладно, — потер я лоб. — Вернемся к нашему делу. Как Ямасита вышла на этих наемников?
— Они вели дела с ее мужем, — ответил Кента. — Не постоянно, но регулярно. А глава отряда даже был его другом. Во всяком случае, так говорили пойманные нами люди. Сам командир взорвал себя при штурме их базы. Если тот склад можно назвать базой.
— Я так понимаю, у них был контракт за пределами страны, когда у меня был конфликт с Ямасита?
— Да, — подтвердил Кента. — В Мьянме.
— И они вот так запросто согласились дергать за усы клан Кояма?
— Не знаю, насколько это было «запросто», но да. Согласились. Есть мнение, что командир наемников и был инициатором именно такого плана. Разработал план тоже он, это мы точно знаем.
— И откуда такое мнение? — спросил я.
— Ямасита была против сожжения твоего дома у наших границ, — ответил Кента. — Уж не знаю, насколько это связано с нами, но факт есть факт.
— И никаких больше ниточек? — уточнил я.
— Сомневаюсь, что после нашего допроса они что-то утаили, — кивнул Кента.
— И все уничтожены.
— Все. Сейчас мы разбираемся с найденным списком предполагаемых смертников, но пока выходит, что это только список. Кого хотели, они уже задействовали.
— То есть дело закрыто и опасности больше нет?
— Именно так, — подтвердил он.
— То есть все отлично, — не сдавался я.
Ну не могло быть все хорошо. Должна быть ложка дегтя.
— Не совсем… — произнес Кента осторожно.
Вот, похоже, мы и подбираемся к причине моего вызова.
— Ожидаемо, — вздохнул я. — Жаль, конечно, но вы не позвали бы меня ради этого, — похлопал я себя по карману.
— Да, это так, — кивнул он, не глядя в мою сторону. — Второй вопрос, который я хотел с тобой обсудить, тебе наверняка не понравится.
— Внимательно слушаю, Кояма-сан, — сообщил я, приготовившись к проблемам.
— Видишь ли, так сложилось, — начал он, — что Ямасита своими действиями все же сумела подставить тебя. А заодно в какой-то степени и нас. Самое плохое, что мы и не могли этого избежать. Точнее, могли… если бы Ямасита была поймана сразу, но на данный момент я не знаю, что делать. Сомневаюсь, что она предполагала такой исход, но уж что вышло, то вышло.
— Кояма-сан, прошу, не надо нагнетать. Просто скажите, что происходит, — все-таки не выдержал я, по возможности спокойно поторопив старика.
— Хм, м-да… Видишь ли, сейчас вся страна уверена, что ты принадлежишь клану Кояма.
Что? Как… так-то?
— Это из-за того, что… — начал я в ускоренном темпе обдумывать ситуацию. — Из-за чего?
Слишком много всего. Слишком много причин.
— Я, конечно, мог бы сказать, что это из-за сожженного рядом с нами дома, или из-за смертника у ворот Дакисюро, или из-за взрыва рядом с нашим клубом, но ты ведь понимаешь, что все сложнее? Ты жил рядом с нами. Ты поступил в Дакисюро, тебя явно выделяли члены моей семьи. Тут и выходка Урабэ Иори посреди толпы свидетелей. Ты и там, к слову, отличился.
— Я не мог поступить иначе, — произнес я глухо.
— Ты объявил войну одному из родов клана Кояма. И что бы ты там ни говорил, ты не аристократ, и ты мог поступить иначе. Что угодно, кроме разжигания конфликта. Тебя бы поняли. Но ты у нас слишком гордый. Глава рода Урабэ поступил как достойный человек, он извинился за члена своего рода. Он понимал, что ты не виноват. Но общественность… Люди видели лишь то, что тебе за это ничего не было. Тебе вообще никогда ни за что не бывает. Ты постоянно выходишь сухим из воды. А ведь даже война с преступной гильдией, на которую многие просто не обращали внимания, после Ямаситы заиграла новыми красками. Ты ведь в курсе, кто курирует гильдию?
— Вы…
— До определенного момента все это можно было бы как-то объяснить, но тут на горизонте появилась Ямасита, — продолжил он. — Если бы не она, ты бы еще мог отмахиваться от подобных слухов, но… Но ты сам просил не вмешиваться в это дело. И мы не вмешивались до самого последнего момента, когда иначе уже просто не могли поступить.
Дерьмо. Долбаное дерьмище… Как же я мог пропустить это? Ведь прав старик, во всем прав. Я сам в этом виноват.
— И ничего нельзя сделать? Вы могли бы… Могли бы пояснить людям…
— Синдзи, — покачал он головой. — Мне просто не поверят. Ты слишком, — запнулся он, подбирая слова. — Ты слишком задолжал клану. Либо провинился перед нами, принеся свои проблемы в наш дом. Повторюсь — до жены Ямасита еще можно было что-то сделать, сейчас уже нет.
— Вы могли бы показательно наказать меня, — не сдавался я. — Я готов… многим пожертвовать.
— Многим, — грустно усмехнулся он. — Синдзи… А ты не подумал, что окружающие могут подумать, что я наказываю своего человека?
— Но если…
— А если наказывать чужого, — прервал он меня, — то попробуй сам представить, что мне для этого нужно сделать? Как наказать за Дакисюро? За взрыв рядом с целой толпой детей аристократов? А этот момент люди вряд ли теперь пропустят. Про сожженный дом у наших границ я промолчу, на фоне остального это мелочь. Что бы ты там ни говорил, на такое я уже сам не пойду.
И опять он прав. Если бы это был кто-нибудь другой, то уже после смертника у ворот Дакисюро Кояма могли просто меня прибить, пытаясь обезопасить школу. Нет фактора агрессии, нет и опасности. Да, потом бы они охотились за нападающими, но мне от этого проще не было бы. Ну ладно, предположим, все в прошлом. Что они могут сделать теперь? Да как минимум лишить меня всего. Это если наказывать, а не демонстративно отшлепать любимого сынишку. Все остальное будет выглядеть как наказание вассала. Действия Кенты обязаны быть шумными и показательными. Отбить почки в темном переулке тут не прокатит.
Что делать, черт возьми? Что делать?! Должен быть выход!
— Демонстративно порвать все связи с каким-никаким наказанием, — предложил я очередной выход.
— Не выйдет, — качнул он головой. — Это я тебе как политик со стажем говорю. Вассал в опале. Такое часто случается. Но если бы дело было только в том, как тебя воспринимают окружающие, я бы не завел этот разговор.
Ну да, с чего бы ему предупреждать о таком?
— И какие могут быть проблемы у вас? — вздохнул я.
— Враги, Синдзи, — ответил он коротко. — У клана тоже есть враги. И они наверняка попытаются воспользоваться ситуацией. Ведь чисто технически ты не состоишь в клане. Ладно Ямасита, она не ставила перед собой целью навредить именно Кояма, да и пусть попробовала бы, но другие кланы, особенно иностранные, противники совсем из другой лиги. И бить они будут именно по нам, тобой лишь прикрываясь. Мы же… Скажем так, если враги не хотят войны, действовать они будут осторожно, но нам от этого не легче. Причем любой наш ответ выставит клан Кояма не в лучшем свете. Если гипотетические враги не будут извиняться каждый раз, когда «случайно» заденут нас. А они будут. По факту, над нами примутся издеваться все кому не лень. А если провернуть грамотно, то нам и одной-единственной акции хватит, чтобы полностью потерять репутацию. И ничего мы в ответ не сможем сделать. Общество не оценит, если мы начнем войну из-за формально не принадлежащего клану простолюдина. Ничего серьезного, во всяком случае. Очень… скользкая ситуация.
— Не верится что-то, что все ломанутся вам пакостить через меня.
— Да уж не сразу, — хмыкнул Кента. — С полгода на осознание противниками перспектив у нас есть. Примерно. Сам понимаешь, нужен один-единственный мозговитый человек, и уже завтра начнутся проблемы. Но лично мое мнение, что какое-то время у нас есть.
— Значит, мы должны хорошенько подумать и решить, как нам донести до всех, что я вам не принадлежу.
— Думай. А я не знаю, как это сделать. Пытался найти решение и не нашел. Так, чтобы тебя не угробить, само собой.
С силой проведя ладонью по лицу, я произнес:
— Как я понимаю, какое-то решение у вас все же есть.
— Да. Ты должен войти в клан Кояма. Тогда никто не посмеет тронуть тебя, а мы сможем ответить на любую связанную с тобой угрозу.
Ну конечно, кто бы сомневался.
— Если это все, — посмотрел я на него, — то у нас с вами большие неприятности.
— Что не так? — спросил он спокойно.
Слишком спокойно. Так обычно перед взрывом происходит.
— Я не намерен вступать ни в чей клан.
— И ты готов рискнуть своей жизнью и жизнями своих людей из-за какого-то гонора? Синдзи, жизнь — слишком сложная штука, чтобы постоянно потакать своим желаниям. Сейчас все слишком серьезно.
— Я не могу, — процедил я. — И мой гонор, который вы так часто поминаете, тут ни при чем.
— И в чем же тогда дело? — спросил он насмешливо. — В чем тогда причина?
— Вы не поймете, — отвернулся я.
— А ты попробуй объяснить. Смею надеяться, я не полный идиот.
— Не в уме дело, — огрызнулся я. — Вы глава клана! Вам по умолчанию срать на других!
— И все же попробуй, — как-то даже успокоился Кента.
— Я дал клятву, что не потерплю над собой сюзерена. Никого, кроме императора.
— И? — приподнял он брови. — И это все?
— О чем я и говорил, — хмыкнул я.
— Синдзи, — потер он устало лоб, — кому ты хоть дал клятву?
— Не важно. Он… Скажем так, его больше нет.
— А свидетели? Свидетели у твоей клятвы есть?
— Нет.
— Тогда что ты мне мозги компостируешь?! — рявкнул он. — На кон поставлено слишком многое!
— Забудьте. Считайте, что это гонор. Ни к кому в клан я не пойду.
— Ты понимаешь… — замер он, успокаиваясь. — Ты понимаешь, что нам проще от тебя избавиться, чем рисковать?
— Попробуйте, — глянул я на него. — Заодно я избавлюсь от клейма вашей собачки.
Я всегда плохо переносил открытые угрозы. Если они серьезны, конечно. В случае же, если Кояма нападут первыми, я даже в плюсе останусь. То есть… Просто, если агрессором буду я, то, даже выжив, пусть и открещусь от них, но при этом заработаю славу отморозка, нападающего без причины. О каком тут гербе может идти речь? Кто его мне даст после такого? Впрочем, тут и выжить будет проблема. Точнее, не так: в крайнем случае я просто свалю из страны, но многое, чем я владею, будет уничтожено. Так я в этой войне и победить-то не смогу. Как, если надо будет выпилить всех Кояма? Ладно старик, пусть только повод даст, но как быть с Акено? С Шиной? Кагами и Мизуки не урожденные Кояма, но мне от этого не легче. Малыша Шо ведь тоже придется того… В общем, конфликт с Кояма — это всегда минус. А нападать на них самому, без стоящей причины, и вовсе нельзя.
— Не передергивай, — хмыкнул Кента. — Никто не собирается с тобой воевать. Я просто пытаюсь донести до тебя серьезность ситуации.
— Уж будьте уверены, я все прекрасно понимаю. Но и поступить иначе не могу. Послушайте, — вскинулся я от пришедшей на ум идеи. — А может, я могу откупиться? Наказывать ведь не обязательно — если кто-то стал причиной проблем, он может и оплатить их!
— Это как с наказанием, — покачал головой Кента. — Я даже не представляю, что тебе нужно подарить нам, чтобы остальные не посчитали это прогибом вассала. Хотя нет. Любой подарок будет воспринят именно так. С наказанием и то больше шансов.
Да что ж такое-то?! Где этот долбаный выход из положения?! Кента выхода не видит, а если видит, то хрен скажет. Я не вижу тем более… Надо успокоиться и все обдумать. Нужно время.
— Герб! — осенило меня. — Если вы дадите мне герб, то…
— Забудь, — отрезал Кента. — Пойми, Синдзи… — замолчал он. — Если сказать совсем просто, то ты еще не заработал на герб. Пока что тебе его никто не даст, в том числе и я. А если вспомнить твоих родителей, то дело становится еще сложнее. Особенно для Кояма. Этот момент можно обойти, — поморщился он. — Можно закрыть глаза. Но для этого родители как минимум должны от тебя отказаться. И опять же — не в ближайшее время. Их ведь из клана выгнали чуть ли не вчера. Как, по-твоему, я буду выглядеть, если дам тебе герб? Так что забудь. Минимум до своего совершеннолетия, а по факту — на пару десятков лет. Да и то, если докажешь, что достоин.
— Значит, иного выхода нет? — спросил я, разглядывая татами у себя под ногами.
— Может, ты и найдешь его, — ответил Кента. — Но как по мне, твое вступление в клан — идеальное решение.
— Пойду я, пожалуй, Кояма-сан, — поднялся я на ноги. — Спасибо, что помогли с Ямасита.
— Это лишнее, — отмахнулся Кента. — Я и не мог поступить иначе.
Выйдя из комнаты, я в задумчивости побрел на выход из дома, чуть не забыв попрощаться с Кагами. Да и с Акено надо было парой слов переброситься. Они-то не виноваты в моих проблемах, и выказывать неуважение к ним совсем не дело. Машина до сих пор стояла на стоянке Дакисюро, так что пришлось переться обратно. Думать о чем-то ином не получалось. Варианты выхода из положения появлялись и исчезали, мозг работал на полную, но решения так и не находил. Путь прошел как-то незаметно, но, дойдя до машины, я обнаружил, что Василия здесь нет. Забыл. Он же где-то в ближайшей закусочной. Не сидеть же ему было все это время в машине. Поэтому, достав мобильник, набрал его номер.
— Шеф? — услышал я голос Рымова.
— Я у машины, поторопись.
— Понял, шеф. Уже бегу.
Выход. Выход… Неужто его нет?

 

Проводив взглядом задумчивого парня, Акено покачал головой. Кто бы только знал, чего ему стоило не показать Синдзи своего стыда и неуверенности. Он столько раз говорил, что тот ему дорог, и в конечном итоге так его подставил. Гребаный старик! Ну уж нет! Это были не пустые слова, и для него Син не просто сосед. Да и итог пока не определен. Эта операция еще не окончена…
Выйдя из дома, Акено отправился в гаражи, где, забравшись в свою машину, снял трубку встроенного в салон телефона. Эх, и надо же было ему сорваться тогда? Оставалось надеяться, что старушка пересилит обиду. Хотя кто как не она может это сделать? Ради рода, ради его выживания…
— Слушаю, — услышал он сухой голос из трубки.
— Здравствуйте, Аматэру-сан…
— Говори, что нужно, — перебила она.
— Вы помните наш разговор по поводу Синдзи? — На что она просто промолчала, вынуждая его продолжить: — Если парень все еще вас интересует, то сейчас идеальный шанс. По факту, вы его последняя надежда.
Аматэру не отвечала, заставляя Акено сильно нервничать.
— Ты его недооцениваешь, мальчик. Но я тебя услышала, — произнесла она наконец, после чего просто положила трубку.
Откинувшись на спинку сиденья, Акено прикрыл глаза. Если не получится с Аматэру, придется использовать план «Б». Не самый лучший вариант, да и Синдзи может взбрыкнуть, есть там скользкий для него момент, но это тоже шанс, и парень должен будет согласиться. А главное, не придется больше работать втихую у него за спиной. Он, конечно, не для этого собирает альянс кланов, но почему бы и не воспользоваться ситуацией? Главное, чтобы Син не узнал, кто виновник его нынешних проблем. Стоит еще посмотреть. Подождать недельку. Если Аматэру не сделает своего хода, то… То сама виновата, в конце-то концов. Он бы на ее месте точно не стал упускать Синдзи.
Назад: ГЛАВА 20
Дальше: ГЛАВА 22
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий