Срывая маски

Книга: Срывая маски
Назад: ГЛАВА 1
Дальше: ГЛАВА 3

ГЛАВА 2

Пробраться в номер родителей оказалось не так-то и просто, пришлось вновь, как в старые добрые времена, просить помочь Фантика. Именно он сейчас сидел в фургоне неподалеку от гостиницы и контролировал камеры, доступ к которым получить тоже было нелегко. Из-за всей этой подготовки я лишь на следующий день смог начать операцию и к этому моменту уже три часа сидел в уголочке номера, наблюдая, как нянька присматривает за моей сестрой. Родители опять куда-то умотали, и, если верить наблюдателям в лице Вась-Васей, вовсе не с визитом к Кояма. Я чутка успокоился за это время, и до меня наконец дошло, что убивать родителей тоже не оптимальный выход, прямо сказать, так себе вариант. Ведь в этом случае я останусь всамделишным сиротой, и все ограничители с Кенты спадут. Но и оставлять все как есть нельзя. Вот и сижу теперь в надежде, что родаки проболтаются о чем-нибудь, за что их можно будет ухватить. Либо придется ходить с козырей и шантажировать их Войцехом, что нежелательно. В конце концов, дрался с ним Карлик, и имя его мог узнать только он. Настоящее имя. В страну-то поляк прилетел по поддельному паспорту, и никто сейчас не в курсе, кто именно напал на моих людей. В базах полиции и иных структур этот тип не числился. Как вы понимаете, мне о таком тоже, по идее, знать не положено. Придется врать, что Карлик вышел на меня после того боя и продал это самое имя. Подозрительно, конечно, рискованно, но что делать? С другой стороны, родители не те люди, точнее, не владеют необходимыми знаниями и связями, чтобы зацепиться за такие мелочи.
Мелькала у меня мысль сестру похитить… Только это совсем бесперспективно. Начиная от их отношения к детям — взять меня для примера, и заканчивая тем, что мне просто не поверят. В смысле не поверят, что я причиню ей вред. Да и проблем это вызовет как бы не больше. В общем, промелькнула такая мысль и исчезла. Я даже не обдумывал ее как следует — все-таки такое мне не по нутру. Даже хорошо, что в похищении нет никаких перспектив.
Родители вернулись ближе к ночи. Нянька уже давно уложила сестру и сидела в гостиной и читала книгу, время от времени поглядывая через открытую дверь в комнату со спящей девочкой. Вошедшие в номер Рафу и Этсу чинно попрощались с нянькой, поблагодарив ее за работу и договорившись о встрече на следующий день, после чего разбрелись по номеру. Этсу сразу же убежала в ванную, а Рафу, достав из-за пазухи какую-то старинную маску, положил ее на тумбу в гостиной и пошел навестить дочь. Разговор — нормальный разговор — они начали только через час, после того как оба приняли душ, а до этого лишь перекидывались ничего не значащими фразами.
— Фух, — упал в кресло Рафу. — Завтра надо идти к Кояма-сану. И так слишком долго его игнорировали.
— Еще и ему презент нести, — проворчала Этсу, которая, сидя у туалетного столика, размазывала по лицу какую-то жижу. — Насколько же проще в других странах.
— Что ты все о мелочах? Для того и собирали все эти побрякушки.
— Ничего себе побрякушки, — посмотрела она на него в зеркало. — Миллионы долларов, Рафу, это не побрякушки.
— Ну если только в деньгах считать… — пожал он плечами. — Да и то… Не стоит все оценивать в крашеной бумаге. Единственная стоящая вещь вон лежит, — мотнул он головой на тумбу, где до сих пор валялась та самая маска. — Остальное — ерунда на подарки.
Уже, считай, не зря пришел. Масочку я у них уведу точно.
— Если бы не я, быть тебе побирушкой, милый, — заметила она, продолжая заниматься своим делом. — Маска, конечно, бесценна, но что бы ты с ней делал без денег?
— Я не говорю, что ты совсем не права, но надо проще относиться к остальным артефактам.
— Куда уж проще, — хмыкнула Этсу. — Но уж лучше Посредникам их отдать — все больше толку, чем подарок Кенте.
— Традиции…
— Да-да, я в курсе, — прервала она его. — Я как бы тоже японка, не забыл? Я знаю, как вести себя в этой стране. Просто обидно выкидывать на ветер такие деньги. И давай уже не будем об этом. Лучше скажи, как теперь с Синдзи быть? Завтра разговор со стариком, и надо наконец определиться, а не зарывать голову в песок.
— С планом «А» мы пролетели, — вздохнул Рафу. — С Синдзи, похоже, не договориться теперь.
— Спорное утверждение, — заметила Этсу. — Можно попробовать немного приоткрыться, самую малость, намекнуть на огромную прибыль или другие плюсы. А там и родная кровь может помочь склонить его на нашу сторону.
— Рискованно, — покачал головой Рафу. — Он, похоже, очень сильно на нас зол, как бы не кинул на полпути.
— Да, это вероятно, — вздохнула она. — Теперь. И что он так взъелся на нас? Тебе не кажется, что тут могли Кояма поработать?
— Какая теперь разница? — пожал он плечами. — Вполне может быть. Все-таки такая агрессия… — задумался он.
— Даже слушать не стал, — подтвердила Этсу.
— Мы ведь и правда не могли его взять с собой, — пробормотал Рафу.
— Давай вернемся к Кенте, — проворчала она.
— Да что уж теперь, — вздохнул он. — Раз с Синдзи договориться не получится, придется договариваться с Кояма-саном.
— План «Б», значит?
— Ну да. Только вот терзают меня сомнения…
— Думаешь, старик знает, что Синдзи — Повелитель огня?
— Думаю, да.
— Вот и я того же боюсь, — замерла перед зеркалом Этсу. — Слишком он настойчив был, пытаясь оставить мальчика у себя. Слишком. Только вот почему Син тогда не в клане?
— Вопрос на миллион, — произнес Рафу.
— Акено может знать… — произнесла она осторожно.
— А может и не знать, а может и не сказать, — ответил он. — Какая разница, если его отец в курсе особенности Синдзи? Мало ли какие у Кояма-сана на него планы. В общем, если мы заговорим со стариком об этом, он над нами только посмеется.
— А потом вышвырнет из страны на всякий случай, а то и вовсе убьет, — добавила Этсу.
— Скорее убьет, — нахмурился Рафу. — Так гораздо надежнее.
— Значит, молчим об этом, — задумалась Этсу.
— Так что, и план «Б» насмарку?
— Ну почему же? — усмехнулась она. — Нам ведь, по сути, не Кента нужен, а старуха.
— Предлагаешь отдать Синдзи ей?
— Если подумать, она руками и ногами должна ухватиться за такого наследника.
— Аматэру-сан… — начал Рафу. — Там тысячелетия гордости, милая. Она может и не согласиться. К тому же камонтоку принадлежит не ей и заблокировали его не в наказание за то, что мы к ней влезли, а раньше. То есть она и морального права не имеет пойти с нами на сделку.
— Даже ради своего рода? — повернулась она к нему лицом. — Какое ей дело до Бунъя и Кояма? Мы же не будем кричать об этом на каждом шагу?
— Все равно она… — замолк он. Похоже, не знал, как ей доступно объяснить. — Гордость — это иррациональная штука, милая. К тому же с чего ты взяла, что она доверит род сыну тех, кто пытался ее ограбить?
— Это да, — вновь повернулась она к зеркалу. — Но шанс на успех все же выше, чем если пойти с этим к Кенте.
— Да, — согласился с ней Рафу. — Тут ты права.
— В крайнем случае есть план «В». Все-таки поговорим с Кентой и… — не договорила она. — Отдадим маску, — выдавила из себя Этсу. — Тут главное в живых остаться.
— Да уж, — покачал головой Рафу. — Но завтра идти к нему все равно придется.
— Сходим, — пожала она плечами. — Заодно, может, и узнаем, почему они не взяли Синдзи в клан. Не критично теперь, но интересно. О! А может, это Акено? — вновь развернулась она к нему.
— Ты о чем? — не понял Рафу.
— Акено. Он же у нас тот еще идеалист. Он вполне мог помешать… хотя да, письмо-то мы оставили.
— Письмо могло и потеряться. Синдзи все-таки был слишком мал, — задумался Рафу. — Тогда да, Акено мог и вмешаться. Не хотел, чтобы у нас забрали ребенка.
— Да нет, все равно ерунда, — отвернулась Этсу. — Такое возможно, только если Кента не рассказал ему о Синдзи.
— Ты не права, — покачал головой Рафу. — Акено это не остановило бы. Возможно, даже наоборот. Кстати, из-за этого Кента мог и не рассказать ему ничего.
— Думаешь? — безразлично пожала плечами Этсу. — Ну и ладно. Нам-то теперь это не важно.
— Ну да… — пробормотал Рафу. — Не важно…
Выглядел он в этот момент довольно грустным. Видимо, подумал о преданности и дружбе. Подвел-то Акено именно он.
Дальше они сидели молча. Я еще понаблюдал за ними какое-то время, но, после того как Рафу заикнулся о том, что надо спать ложиться, достал блокнот и написал там номер телефона и время, после чего стал дожидаться удобного момента, дабы умыкнуть маску. В общем-то можно и так ее забрать, не заметят, но лучше, чтобы они потом не пытались понять, что за чудеса тут творятся. Мне бы хоть минуту, хоть полминуты в пустой гостиной… И они дали мне это время. Этсу зашла в комнату к дочери, а Рафу пошел в туалет.
— Фантик, контроль камер. Сейчас, — произнес я, врубив связь в шлеме.
— Принято… Готово.
После чего поменять маску на бумажку и тихонько выйти в коридор не составило проблем.
Размышлял, где оставить маску, я недолго, так что уже через пару кварталов от гостиницы, пересев в другую машину, скомандовал Тану Горо:
— Давай, Вася-тян, в центральное отделение Имперского банка.
Так как пользоваться этим артефактом я все равно не могу, главное теперь — сохранить его как можно дольше и не потерять. А где у нас самое надежное место для этого? В Государственном имперском банке, конечно. Его в общем-то тоже, бывает, обкрадывают, ответственно заявляю, но не держать же маску у себя на базе? Разве что закопать где-нибудь. Но об этом потом, сейчас в банке надежнее.
Пока ехал, раздумывал об услышанном. Точнее, уже в который раз прогонял в уме. Во-первых, меня хотели тупо продать. Планы поменялись, но не сильно — теперь меня хотят продать старухе Аматэру. Но с ней мне будет проще договориться, чем с Кентой. Во-вторых, Рафу с Этсу что-то хотят именно от Аматэру, а Кента — лишь средство давления на нее. В-третьих, завтра они меня сдавать Кенте не будут, так как хотят сначала договориться со старухой. По сути, они вообще могут теперь не идти к нему, но с технической точки зрения это будет не очень умно. Кента, если надо, а ему, похоже, надо, и силком может их к себе приволочь. Как они будут крутиться, пытаясь формально оставаться моими родителями, я, честно говоря, не знаю, но похоже, они не сильно на этот счет переживают. В-четвертых — Повелитель огня. Я абсолютно не представляю, что это может значить. Явно какая-то параллель со сказками, где эти самые Повелители и фигурируют, но что оно значит в реальности — без понятия. Способность, сила, особые гены? Не знаю. Но то, что ради этого аристократы пойдут на многое, понять было легко. В-пятых, та самая цена за мою тушку. Признаться, до сих пор толком не понимаю, но, похоже, камонтоку можно заблокировать, что и произошло с Рафу, и теперь они хотят вернуть способность назад. И, возвращаясь к пункту два, сделать это может только Аматэру. Как заблокировали? Есть ли камонтоку у меня? Зачем Рафу и Этсу такие риски ради того, чтобы его разблокировать? Бог его знает. Вопросов на самом деле полно, но сейчас меня интересует лишь одно — моя свобода. Разберусь с этим, и можно будет работать дальше. Мне хотя бы шесть-семь месяцев выторговать, чтобы эмансипироваться. Ну и узнать, что такое Повелитель огня. Если это связано с силой, то тащить меня силком в клан — себе дороже. Если же это что-нибудь вроде способности Патриарха, то есть ценность, скажем, в генах, ну или в чем-нибудь другом не боевом, тогда мне придется туго. Так что об этом тоже надо бы узнать как можно скорее.
Позвонили они четко в написанное на бумажке время — в семь утра. Я как раз ехал в машине со своей базы, где и ночевал.
— Слушаю, — ответил я на звонок. А в ответ тишина. — Это, случайно, не вы, мои дорогие родители?
— Синдзи? — услышал я мужской голос.
— Единственный и неповторимый.
— Но… — замолчал он.
Могу понять. Кого-кого, а меня он услышать не ожидал точно.
— Я ведь говорил, чтобы вы уматывали из страны? Говорил. Вы послушались? Конечно нет. Так что теперь нам предстоит обстоятельный разговор на моих условиях. Сегодня в шесть часов вечера жду вас на своей базе, и не дай боги, чтобы вы за это время подарили права на меня кому-нибудь другому.
Пауза была достаточно длинной.
— Мы не знаем, где твоя база.
И тут я решил все же рискнуть и немного надавить на них.
— Ну Войцех же нашел ее как-то, и вы найдете. У вас целый день впереди — дерзайте.
— Синдзи… — раздался еще более неуверенный голос.
— Вы только учтите, что о вашем поляке никто не знает. Пока не знает. А Акено-сан очень хотел бы.
— Он не должен был причинить тебе вреда! — произнес Рафу торопливо.
— Сегодня. В шесть вечера. Всего хорошего, — отрезал я и нажал на отбой.
Возле школы кроме Райдона и Анеко меня вновь ожидала Шина. Я уж было успел напрячься, просчитывая, что она собирается отчебучить на этот раз, но девушка сумела меня удивить.
— Сакурай-сан, — начала она и, низко поклонившись, а дело происходило на глазах у очень многих, продолжила: — Я приношу искренние извинения за все те неудобства, что принесла вам. Могу ли я надеяться, что вы, как прежде, позволите обращаться к вам по имени? — закончила она, разогнувшись.
Анеко не дала мне и слова сказать.
— Думаешь, одних извинений будет достаточно? — процедила она, поджав губы.
— Я была не права, — поклонилась еще раз Шина.
— Анеко-тян, — произнес я, стараясь скрыть пусть и легкое, но все-таки раздражение.
— Извини, что влезла, Синдзи, просто… — покачала она головой. — Я пойду. Не опаздывайте на уроки.
Проводив взглядом блондинку, я вновь посмотрел на брюнетку. Нехило на нее моя победа на турнире подействовала. А больше причин так меняться я и не вижу. Странно только, что она на следующий день не подошла, но, видимо, и ей нужно было собраться с духом.
— Я принимаю твои извинения, Шина, — обратился я к ней. — Надеюсь, больше между нами нет вражды?
— Нет. Я была не права и признаю это, Сакурай-сан.
Я же вроде намекнул, обратившись к ней по имени.
— Давай все же по именам. Соседи все-таки.
— Благодарю за доверие, Синдзи, — поклонилась она еще раз, но уже не так низко. — Я помню твои слова про дружбу и могу только надеяться, что когда-нибудь все вернется в прежнее русло.
— Я тоже, — кивнул в ответ. — А теперь прости, нам и правда нужно идти.
— Конечно. Извини, что задержала.
Странно все это. Даже если предположить, что в Шине сильна кровь ее матери, и полностью забыть про отца, который очень даже Кояма, то и в роду Кагами все равно вроде после женитьбы женщины успокаиваются. Что там вообще в голове у Шины творится?
— Тебе не кажется все это странным? — спросил я у Райдона, когда мы отошли подальше.
— Ты про что?
— Шина. Резковато она на мировую пошла.
— Кагами-сан из рода Гангоку. Видимо, Шина в нее пошла, — пожал он плечами.
— А как же женитьба? Я слышал, Гангоку только после нее…
— Да нет, — отмахнулся Рэй. — Все гораздо тоньше. Скорее, на авторитет завязано. Просто до свадьбы… Скажем так — надавить на женщин из Гангоку можно, но женщины такие существа, что только они решают, вправе ты на нее давить или пора тебя послать куда подальше. А после свадьбы все становится просто — муж выше жены вне зависимости от того, что это за мужчина. Ты доказал свой авторитет в ее глазах, вот она и признала тебя… — запнулся он.
— Достойным? — вставил я.
— Выше себя, — поправил меня Рэй. — Женщины Гангоку и достойных тиранят.
— Но Шина-то — Кояма.
— Ее ребенок будет стопроцентным Кояма, а в ней все еще сильна кровь Гангоку.
Честно говоря, для меня это все равно диковато звучит. Прямо магия какая-то. Чтобы кровь родителей настолько сильно влияла на детей? Да еще и настолько четко выражено? Неужто бахир и на такое способен? В смысле… а что еще, как не бахир?..
После школы, понятное дело, я отправился прямиком на базу.
Горе-родители не подвели и подъехали ровно к шести часам. Оба. Ну да было бы странно, появись тут только один из них. Дежурный по КПП доложил о них в штаб, оттуда информация дошла до Лены, и уже она известила меня о посетителях.
— Свяжись с Щукиным, пусть проводит их ко мне. И передай ему, что мужчина имеет ранг Мастера. Пусть намекнет им как-нибудь, что он тоже… ну ты поняла… не лыком шит.
— Сделаю, Сакурай-сан, — кивнула секретарша и вышла из кабинета.
В следующий раз дверь открыл уже Щукин. Заглянув внутрь, он спросил по-русски:
— Мне остаться?
— Нет, все нормально. Запускай их.
— Если что, я за дверью, — произнес он, посторонившись.
Зашедшие родители выглядели хмурыми. Точнее, Рафу был хмурым, а Этсу раздраженной. Махнув им на свободные стулья, я дождался, когда они усядутся.
— Ну и как вам у меня? — спросил я их.
— Не знаю, — ответил Рафу. — Экскурсию нам никто не провел.
— База немного укреплена после Войцеха, да и людей несколько прибавилось, но даже так он не смог ее взять. С ходу. Мастера у меня в тот момент, к сожалению, не было.
— И как же вы тогда его победили? — приподнял бровь Рафу.
— Случайно, — вздохнул я. — Токийский Карлик, слышали о нем?
— Краем уха.
— Так совпало, что этот тип именно тогда приперся грабить меня. Чуть раньше, скорее всего, тут я точно не скажу, но, уходя, он еще и вашего бойца вынес. И не спрашивайте, зачем ему это нужно было, — прервал я набравшего воздуха Рафу. — На этот вопрос многие хотят знать ответ. И я тоже. Но… — развел я руками.
— А после он, значит, вернулся и рассказал тебе, кто напал? — усмехнулся Рафу.
На что я скривился.
— Продал. Этот засранец продал мне информацию. И стоила она недешево.
— Предприимчивый какой, — хмыкнул он.
— И сильный. Хотя я подозреваю, что Токийский Карлик — это не один человек, а несколько, — озвучил я одну из общепринятых версий, — но сейчас это не важно. Поговорим о наших с вами делах.
— Может, сначала уточнишь, почему ты так не хочешь в клан Кояма? — спросила Этсу.
— Не только к Кояма, я вообще ни к кому не хочу, — ответил я, добавив в голос иронии. — Я собираюсь получить сначала герб, а потом клан, и вассалитет мне только помешает. Тебе ли не знать, как сложно, когда над тобой кто-то стоит?
— О чем ты? — не поняла она, ну, или изобразила непонимание.
— О вашем эпичном уходе из рода.
— Нас выгнали, Синдзи, — произнес Рафу. — Никто не собирался уходить из рода.
— Похоже, Кояма действительно хорошо промыли тебе мозги, — заметила Этсу.
— Я даже спорить с вами не буду. Ты, — посмотрел я в глаза Этсу, — меня поняла. А ты, — глянул я на Рафу, — не поймешь. Раз уж за столько лет не понял.
— Поясни свою мысль, сын, — произнес Рафу.
— Мне лень, — усмехнулся я. — Давайте о деле.
— Верни нам маску, и мы уедем из страны, — выдвинула предложение Этсу.
— Вам нет веры, поэтому маска останется у меня.
— О чем нам вообще тогда говорить? — спросила Этсу.
— О Войцехе, например, — склонил я набок голову. — Этот урод отправил на тот свет одиннадцать отличных парней. Моих парней. И чего ради?
— Мы думали…
— Мы лишь хотели, чтобы Кояма взяли тебя в клан, — прервала мужа Этсу. — Иначе зачем мы вообще оставляли тебя здесь?
— Чтобы откупиться? — усмехнулся я. — Вы уверены, что Кента-сан оставил бы вас в покое, забери вы меня с собой?
— Почему нет? — изобразила удивление Этсу.
— Может, потому, что я Повелитель огня?
Отвечать сразу они не стали.
— Так, значит, ты в курсе, — произнесла Этсу. — Тогда почему не в клане?
— Ты реально тупая? — потер я лоб. — Или пытаешься меня взбесить?
— Незачем грубить, сын, — заметил Рафу.
— Я вам про клан для чего говорил? Про свой клан.
— Это невозможно, — покачал головой Рафу.
— Если знаешь ты, то должен знать и Кента, — вновь заговорила Этсу. — А раз так, то он был обязан взять тебя к себе. Так почему ты не в клане?
— Акено-сан был против того, чтобы сына забрали у родителей, — пожал я плечами. — Ваше письмо я никому не показал, чтоб вы понимали.
— Но почему? — спросил Рафу.
— Значит, и Акено знает? — вторила ему Этсу.
— Акено-сан не знает, — ответил я ей. — И Кента-сан не знает, что я знаю. А вот о письме я промолчу. Молодым был, глупым. Та причина уже не актуальна. Да и не помню я ее точно. Просто не показал, и все. Хотя… насчет Акено-сана я не уверен, врать не буду.
— Что за бредовая ситуация, — пробормотала Этсу.
— Как ты получил маску? — спросил Рафу.
И вновь я поморщился.
— Карлик. Несмотря ни на что, иногда приходится прибегать к его услугам.
— Но ты должен был знать про маску, — не сдавался Рафу.
— Я заказал выкрасть что-нибудь для вас ценное. Чем ценнее, тем лучше. И как я посмотрю, Карлик вновь отработал на все сто. Не зря, сволочь, цены ломит.
— Ну а он-то откуда мог знать? — удивилась Этсу.
— Не знаю, — пожал я плечами. — Следил, наверное, за вами. Мне-то какое дело? Мы вновь отошли от главной темы.
— Что ты хочешь за маску? — спросила Этсу.
— Ничего. Маска — гарантия. Как и информация о Войцехе. Если Акено-сан узнает о нем… Хотя нет. Если Кагами-сан узнает о нем…
На последние мои слова Рафу нахмурился, а Этсу, кажется, даже немного вздрогнула. Всегда знал, что Кагами реально опасна.
— Так что ты хочешь? — спросил Рафу.
— Независимости, конечно. Держите родительские права при себе, и все у нас будет хорошо. В идеале — свалите из страны на фиг. Забейтесь в тот угол, где вы сидели все это время, и не высовывайте оттуда носа. В ближайшие дни я запушу процедуру эмансипации, так что с годик не показывайтесь здесь.
— Ты хочешь слишком многого, — покачала головой Этсу.
— Многого? — удивился я. — Это, по-вашему, много?
— Если ты расскажешь о Войцехе, нам, конечно, несладко придется, но и сдерживать нас тоже ничто не будет. Не хочешь попасть к Кояма? Тогда молчи.
— Если вы…
— Мы тоже не будем стараться запихнуть тебя в клан Кояма, — перебила она. — Но не больше. Где находиться и что делать, мы решаем сами.
— Резонно, — согласился я с ней. — Раз так, оставим Войцеха на крайний случай, а маска будет моим гарантом.
— Который ты отдашь нам, когда эмансипируешься, — продолжила Этсу.
— Когда это произойдет, мы поговорим о цене отдельно.
— Ради нее мы готовы рискнуть, Синдзи, — произнесла она вкрадчиво.
— Вы мне и так должны, — заметил я. — За одиннадцать смертей. Мы хоть и договорились помалкивать об этом случае, но я не обещал, что сам забуду. Хотите войны? Потянете?
— Будь уверен, — поджала она губы.
— Милая, — произнес Рафу.
— Какая у меня… показательная матушка.
— Так и сын у нас не лучше, — ответила она.
— Что ж, значит, война. Так даже лучше. Нет человека, нет проблемы. А будете лезть к Кояма, воевать придется и против них.
— Хватит, Синдзи, — влез Рафу. — Успокойся. Никакой войны не будет. Мы не поднимем руку на своего ребенка, но и ты будь повежливее. Несмотря на наши отношения, мы все еще твои родители, а ты — наш сын.
Начинаю понимать Кагами, которая ненавидит Этсу. Похоже, если бы не моя горе-мамаша, у меня был бы нормальный отец.
— Я не прошу в качестве платы за своих людей маску, за нее будем торговаться отдельно, но и за Войцеха вам придется заплатить.
— Что ты хочешь? — спросил Рафу.
— Еще не знаю, — ответил я. — Буду думать. Вообще-то изначально я собирался навестить вас в Свободных землях и уничтожить ваш отряд на фиг, ну а теперь даже сразу и не придумать.
— Нас многие пытались уничтожить, — процедила Этсу.
— Может, дочь у вас забрать? — спросил я в никуда.
— Нет! — вскинулась Этсу. — Только посмей тянуть к ней свои руки, и я отрублю их под корень!
— Этсу! — поднял голос Рафу.
— Знаете, мне даже не обидно. Плевать. Но за информацию спасибо.
— Что? — не понял Рафу.
— Только посмей ее тронуть, — прорычала Этсу.
Она точно поняла, что опростоволосилась. Не стоило ей так явно показывать свое отношение к дочери. Еще одно слабое место у этой парочки.
— Ты ведь не станешь причинять вред сестре? — спросил Рафу.
— Что я, зверь какой-то? — вскинул я брови. — Даже не будь она моей сестрой, детей трогать не стоит в любом случае.
— Тогда зачем… — начал он.
— Трогать не буду, а забрать к себе — почему бы и нет?
— Ты не сможешь, — произнесла все еще злая Этсу.
— Слушайте, — пришла мне в голову мысль, — а я точно ваш сын?
— Что за глупые вопросы? — удивился Рафу.
— Да просто не тянет она на мать, — махнул я в сторону Этсу. — Ну вообще никак. Может, ты меня на стороне заделал?
— Не неси бреда, — фыркнул Рафу. — Ты наш сын. Мой и Этсу. Если хочешь, у Кояма спроси. Анализ ДНК еще никто не отменял.
Ну да, похоже, так и есть. Мой внутренний детектор лжи говорит, что Рафу не лжет.
— Ну а ты что скажешь? — посмотрел я на Этсу.
— Ты мой сын! — ответила она четко. — И я сильно уязвлена твоим отношением.
— Да и я от вас не в восторге.
Тоже не лжет, надо же.
В итоге мы все же смогли договориться полюбовно. Они оставляют за собой родительские права и не пытаются сбагрить меня кому-либо, в ответ я храню у себя маску и не пытаюсь нагадить им тем или иным способом. Не идеальное решение, но Этсу закусила удила и отказалась уезжать из страны. Еще они хотели, чтобы я забыл про существование сестры, но я вежливо — действительно вежливо — послал их куда подальше. Думаю, они не особо расстроились, в конце концов, вряд ли бы эта парочка взяла с собой дочь, если бы считала, что ей тут угрожает опасность. Вот и в меня и мои возможности они не верили. Не без основания. Я ведь и правда мало что могу сделать. По закону.
Про маску и ее свойства я даже не спрашивал — это надо быть совсем дебилом, чтобы начать такое рассказывать. А вот что значит Повелитель огня, я после некоторых размышлений все же спросил.
— Ты не в курсе? — удивился Рафу.
Этсу промолчала, но на лице тоже застыло легкое удивление.
— Я и про маску вашу ничего не знаю, и что это меняет? Так уж сложились обстоятельства, — пожал я плечами. — Я и сам могу начать копать в этом направлении, но, как мне кажется, лучше все сохранить в полном секрете. И для меня, и для вас лучше.
— Повелитель огня, — начал Рафу, — это Повелитель огня. Все, как в сказках, — легендарный боец, который не привязан к знаниям. Стопроцентный будущий Виртуоз. Очень может быть, хотя и не проверено, что единственный, кто может стать Виртуозом-универсалом.
— Еще более гениальный пользователь бахира, чем Кояма Шина, — вставила Этсу.
— И как вы с Кентой-саном сумели узнать об этом так рано? Да нет, как вообще узнали? Я же бахиром не пользовался.
— Когда твой сын неожиданно вспыхивает огнем, не причиняющим ему вреда, других вариантов в голову не приходит, — ответил Рафу. — Когда ты впервые продемонстрировал это, тебе было года два от силы. Ты не то чтобы камонтоку, ты даже бахиром чисто физически пользоваться не мог. Ну и перечитай сказки и мифы — это один из признаков Повелителя. Огня, в нашем случае.
Что ж, не самый плохой вариант. Идеальный, я бы сказал. Неудивительно, что Кента не предпринимает попыток забрать меня в клан силой. То есть сначала-то он, может, и рад был бы, но момент упустил, а потом давить на меня стало опасно. Это многое упрощает. Только вот не чувствую я в себе какой-то силы. Совсем. Может, так и надо, а может, я… Вполне возможно, что эта сила была у Сакурая Синдзи, но я-то Максим Рудов. Кто поручится, что вселение в эту тушку не отняло у нее «повелительство»? Хотя… Помнится, когда я под руководством Акено пытался освоить бахир, он чуть ли не отплясывал на радостях, так быстро у меня это получилось. Так что все может быть.
Ну а о том, куда сам Синдзи делся, я уже давно перестал размышлять — не знаю и никогда не узнаю. «Пустое» было тело или я «выкинул» его обладателя — не в моих силах узнать ответ на этот вопрос. Но даже если виноват я… не специально же, право слово. Меня тоже никто не спрашивал, куда именно запихнуть.
Назавтра вечером, после ужина у Кояма, меня пригласил к себе Кента. Описывать весь разговор не буду, но, похоже, Рафу с Этсу все же смогли как-то от него отделаться. Причем, как мне показалось, ссылались они при этом на меня. Мол, сын не хочет, и мы не будем. Понятное дело, что разговор у них все равно должен был выйти тяжелым, несомненно, Кенте было что им сказать, но, учитывая очередное прощупывание на предмет вступления в клан, им, похоже, все-таки удалось настоять на своем. На удивление пробивная парочка — не уверен, что смог бы с ними договориться, если бы не маска. Точнее, не так. У Рафу и Этсу постоянно откуда-то появляются достаточно логические доводы для отстаивания своего мнения, несмотря на то, что логики в их поведении… ну, не так много, прямо скажем. И изворачиваться они умеют. Очень надеюсь, что маска им нужна самим, потому что иначе я излишне рискую, удерживая ее у себя. Что им стоит просто сказать потенциальному покупателю, где или у кого она находится? Если маска достаточно ценная, этого вполне хватит для оплаты. Но и избавиться от нее я пока не могу — это мои гарантии на ближайшие полгода, до эмансипации.
Примерно полгода. Надеюсь, хоть с ней проблем не будет.

 

— Что, не получается Синдзи захомутать? — спросил с усмешкой Акено, войдя в кабинет отца.
— Не вижу в этом ничего смешного, — ответил раздраженно Кента. — Ты в курсе, что парень решил устроить себе эмансипацию?
— Ну-у, — присел младший Кояма рядом со стариком, — этого следовало ожидать. Он и так с этим слишком тянул, как по мне. Рафу рассказал?
— Ты слишком спокоен, — заметил Кента. — И да. Не прямо, но намек был понятен.
— Намек? — удивился Акено. — Это что же получается, если они не сказали прямо, значит, не могли, а раз так… Ну Синдзи, ну дает, — усмехнулся он еще раз, покачав головой. — Даже их сумел чем-то прижать.
— Может, и не он, — заметил Кента. — Не стоит отбрасывать все остальные варианты.
— А их много?
— Пока нет, но это не повод концентрироваться только на одном. Как продвигается твое дело?
— Нормально, — скривился уже Акено.
— Ты мне тут рожи не корчь! — вспылил старик. — Мне и так уже все это поперек горла стоит!
Такая малость. Всего лишь взять к себе в клан подростка, а проблем немерено. Есть повод раздражаться.
— Работаю я, работаю, — проворчал Акено.
— Поторопись. Эмансипацией парня я сам займусь. И, сын, не подведи. Если потребуется, гнев парня я на себя возьму.
— Да что с тобой, отец? — удивился Акено. — Это уже все границы переходит. Не настолько Син ценен.
— Ты очень сильно ошибаешься, — произнес Кента веско. — Представь, что существование Повелителей стихий — не сказки. А теперь прими как данность: Синдзи — Повелитель огня. И это не мой старческий бред, Дайсуке, если надо, подтвердит.
— Ты… — хотел он сказать «бредишь». — Ты серьезно?
— Более чем, — вздохнул Кента.
— Но это… Это же значит, что герб ему и так обеспечен, — пробормотал он задумчиво.
— Именно… — запнулся Кента, глядя на сына. — Не смей ему ничего говорить!
— Да я и не собирался, — отвел он глаза.
— Не собирался он, — проворчал Кента. — Нашел кого обманывать. Боги, с кем приходится работать…
— Это все равно не стоит…
— Раскрой глаза, сын, — прервал его Кента. — Хоть на минуту. И попробуй повторить то, что хотел сказать.
— Я все равно против, — поджал губы Акено. — Но долг отдам, не беспокойся. Как бы нам только эта выходка боком не обернулась потом.
— Я возьму на себя всю ответственность, не волнуйся, — произнес хмуро Кента.
Назад: ГЛАВА 1
Дальше: ГЛАВА 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий