Попала, или Форс-мажор!

Глава 25

– Наконец-то! Завтра едем в лагерь, – воскликнул усталый, но довольный Тай после напряжённой тренировки. – Иду складывать вещи.
– Не могу с тобой разделить эту радость, потому что меня это скорее угнетает.
– Ты же любишь природу, – возразил Тай.
– Угу, со всеми удобствами, – согласилась, складывая в рюкзак нижнее бельё и тёплую одежду.
– Ты только представь, – всунул голову в мою спальню Тай, – ночь, лес и мы вдвоём у костра, – он мечтательно закатил глаза.
– Вот как раз это я хорошо себе представляю, – даже перестала складывать одежду и упёрла руки в бока. – Вместе пытаемся согреться у костра, панически боясь, что на свет придёт кто-нибудь голодный – полакомиться нашими замерзшими тушками. Или наши враги, не знаю, какое задание нас там ждёт. Обрадуются, что только такие тупоголовые, как мы, могли разжечь костёр, чтоб указать им путь. Ещё и освещаем, чтобы они не заблудились. Таким образом мы станем для них лёгкой добычей. Теперь послушай, как всю эту романтику представляю я. Ночью, вздрагивая от любого звука, боясь шороха в кустах, стуча зубами от холода, будем бояться развести костёр, чтобы нас не обнаружили. Как тебе, а? – посмотрела на него укоризненно.
– Испоганила всю романтику, – махнул рукой Тай и с оскорблённым видом ушёл из комнаты.
Так и осталась стоять, ошеломлённая его поведением. Неужели только я осознаю, какая «романтика» нас ждёт?
После этого Тай из комнаты не выходил, а я не жаждала с ним общения. Пошла спать, ведь завтра меня ждёт «долгожданный» лагерь.
Проснулась от чувства, что на меня кто-то смотрит. По телу прошла приятная волна. Как хорошо знать, что любимый рядом.
– Привет. Ты опять не спишь?
– Хотел тебя увидеть и попрощаться, – Рейнольд наклонился ко мне и поцеловал, посылая горячую волну по всему телу.
– Не знала, придёшь ли, мы ведь в академии.
Он перетянул меня из постели к себе на колени и нежно поцеловал.
– Я так по тебе соскучился, – произнёс он хриплым голосом, проводя пальцем по щеке. – Ты не представляешь, как сильно хочу отвести тебя в храм, чтобы нас навсегда соединили. Не представляю жизни без тебя и знаю точно, что только ты мне нужна, как воздух, как повод для жизни. Теперь ясно понимаю, почему драконы уходят вслед за своей половинкой…
– Не торопи событий, – прошептала я, прикусывая мочку его уха, – всему своё время.
– Береги себя, – Рейнольд нежно поцеловал меня и чмокнул в носик. – За вами будет следить наша служба безопасности, но всё равно будь осторожна.
– Обещаю, – обняла его за шею и прижалась к нему. Как же хорошо быть в его объятиях, сидеть на коленях, быть рядом с ним, утопать в его нежности, когда он вот так на меня смотрит.
– Лейра, ты уже встала? – окликнул Тай.
– Да.
– Поторопись.
Рейнольд чмокнул меня в щёку и отпустил собираться. Быстренько помылась, собралась, обняла его на прощание.
– Люблю тебя.
– Люблю тебя, – он прижал меня к себе и жадно поцеловал. – Совсем скоро ты будешь целиком и полностью моя.
– Буду.
Чмокнула его и пошла. Взяла рюкзак со своими вещами, вместе с Таем вышла на улицу и пошли в сторону ворот.
– Береги её, – сказал напоследок Рейнольд.
– Обязательно, – пообещал Тай брату.
Когда собралась вся группа, нас перевели через те же самые ворота, только на этот раз мы вышли в лесу. Обосновались в просторном деревянном доме из настоящих брёвен. Такого я в этом мире ещё не видела. В нём был большой общий зал, а вокруг множество дверей, выбрала одну из них и оказалась в маленькой комнатке, где обнаружила только кровать с тумбочкой и табуретку, а рядом уборная с душем. Вся обстановка предельно аскетичная, это тебе не пятизвёздочный отель.
Положила рюкзак на табуретку и вышла обратно в зал. Осмотрела собравшихся. И в очередной раз подивилась – что мы с Таем делаем среди них? Вот представьте себе мощных, широкоплечих, высоких солдат с грозными лицами, все как на подбор. И рядом поставьте меня, хрупкую девушку, и Тая – хлюпика и ботана. Сразу видно, что мы выпадаем из группы. Мы отличаемся не только внешностью, но и силой. Нам не сравниться с этими горами мышц. Я от вида крови в обморок шлёпнулась. Нас учат убивать, а это мне претит. Ведь природа женщины – давать и оберегать жизнь. Я хочу, чтобы меня оберегали и любили, а не бегать с мальчишками, играя с ними в войну.
Куда смотрели звёзды, когда выбор пал на нас, до сих пор не понимаю. Не место нам среди них. Не место.
Наш тренер по физподготовке, что-то проникновенно вещал, но я его не слушала. Что нового он может сказать? Будет тяжело. И так знаю, мне всегда тяжело, в академии было тяжело, что уж говорить о выживании.
* * *
Две недели мы бегали по лесам, встречая на своём пути разные препятствия и влезая в стычки с животными. С заданиями мы кое-как справлялись, всегда приходили последними, но от нас никто большего и не ожидал. Мы в шестёрке слабое звено, и в последнее время это меня сильно беспокоит. Чем ближе экзамен, тем громче моё нутро шептало, что что-нибудь да произойдёт. Я, конечно, списывала это на мандраж перед экзаменом. Но это всё больше мне не нравилось. Как могут быть одинаковые требования к столь разным весовым категориям? И мы с Таем не готовы. Я всё чаще сравнивала хлюпика Тая с рядом стоящим Рэмбо, настоящей горой мышц. Он настоящий воин, достойный быть в шестёрке сильнейших, а мы с Таем здесь по какой-то ошибке. Это просто стечение обстоятельств. И вообще я в этом мире не местная, как звёзды меня выбрали, не пойму.
Волнение не давало покоя ни днём ни ночью, нутро просто орало об опасности. Я боялась делиться своими переживаниями с Таем, чтоб не заразить своей паранойей ещё и его.
– Лейра, в чём дело? – заметил моё состояние Тай. – Ты ходишь сама не своя уже который день.
– Ты веришь в предчувствия? – спросила, подняв на него взгляд.
– Да, – ответил он твёрдо, с полной уверенностью.
– Моё предчувствие мне орёт, что во время экзамена что-то случиться. Не хочу тебя пугать, но эти переживания отбирают у меня все силы. Я не могу понять, это предчувствие или просто переживания. Ты посмотри на нашу шестёрку – какие они и какие мы, это не поддаётся никакому сравнению. Неужели ты думаешь, что мы сможем пройти и выжить такие же испытания, как и они?
– Лейра, звёзды не ошибаются. Если нас выбрали, значит для чего-то это надо.
– А если они ошиблись? Ведь я даже не должна находиться в этом мире… Знаешь, теперь я за экзамен переживаю меньше всего, мне предчувствие орёт, что всё пойдёт наперекосяк.
– Не забудь, за нами будут наблюдать не только педагоги, но и люди Рейнольда. Что может пойти не так? При такой то охране. Ты ведь не думаешь, что Рейнольд позволит хоть волоску упасть с твоей красивой головки, м? – успокоил Тай.
– Вероятнее всего, ты прав. Что может пойти не так?!
– Лейра, у каждого есть свой путь. Если ты попала сюда, значит, твоя судьба здесь. Успокойся это просто волнение.
Разговор с Таем нисколько не успокоил. А ещё, как назло, за два дня до экзамена в лагерь прибыл ненавистный бульдог. Он каждый раз, взглянув на меня, дьявольски улыбался, отчего по позвоночнику пробегал нехороший холодок. Я скоро в истерику впаду от этих нервов.
Моё беспокойство не ускользнуло от декана.
– Лейра, зайди ко мне, – попросил Эдмон за день до экзамена.
Села напротив в кресло.
– Что тебя беспокоит? – спросил он, внимательно за мной наблюдая.
– Экзамен, – ответила коротко. Декан посмотрел на меня укоризненно. – Мне предчувствие не шепчет, оно орёт во весь голос, что это для нас кончится печально, – покаянно повесила голову.
– Это просто беспокойство перед экзаменом.
– Эдмон, я различаю беспокойство и предчувствия, потому меня это так напрягает.
– Давай помедитируем, чтобы успокоить твои мысли.
После медитации Эдмон освободил меня от других занятий, чтобы успокоилась до завтрашнего, решающего экзамена.
Пошла в лес погулять, успокоиться. Природа всегда на меня благотворно влияла. Ну что такого может случиться, если я провалю экзамен? А это, надо заметить, было бы не впервой. Вернёмся назад в академию, или же сразу к Рейнольду, и ничего тут страшного нет. Правда, Тай расстроится, он всё хочет кому-то доказать, что он сильный и ничуть не хуже остальных. Если бы спросили меня, то он во многом лучше. Вот только телосложением не вышел, но ведь не это главное.
Так, гуляя в лесу и успокаивая себя, пыталась успокоить предчувствие, чтобы оно больше не беспокоилось за меня. Провалим экзамен, ну и к чёрту его, жить спокойней будем.
Вернулась, когда совсем стемнело.
– Где ты была? – спросил взволнованный Тай.
– Гуляла, мне надо было побыть одной и успокоиться.
– Не переживай, мы сдадим, – подбодрил он меня.
* * *
Встали на рассвете, надели спортивную форму, плотно позавтракали и предстали перед экзаменационной комиссией. В неё входили все магистры стихий, несколько невиданных личностей и мерзкий бульдог.
– Доброе утро, сегодня важный для вас день, – торжественно начал Эдмон. – Экзамен для напарников – самый важный в их жизни. Здесь будут проверены все ваши навыки. Каждой паре будет выдан рюкзак со стандартным набором и задание. Как только задание будет выполнено – окажетесь на этом самом месте. На выполнение задания вам даётся пять дней. Если не выполните до восьми часов вечера пятницы, экзамен будет не сдан, и вы окажетесь здесь же. Стандартный набор составляет: нож, топор, металлическая кружка, верёвка и спальный мешок. Имея при себе только эти вещи, вы должны выполнить задание и выжить в дикой природе. Возьмите рюкзаки.
Каждый взял по рюкзаку и забросил себе на плечи. Ждём задания.
– Чтобы получить задание, его надо найти. Как только дотронетесь до пузыря, вам будет показано задание, и вы будете перенесены на стартовую точку.
Вокруг всё изменилось, и мы оказались на полигоне. Пока я осматривалась, другие среагировали быстрее и, увидев пузыри с заданиями, помчались к ним.
– Лейра, в воде, – крикнул мне Тай.
Ну, водой это трудно назвать, скорее зелёное болото, только кувшинок не хватало для полноты образа. Но вместо них плавает пузырь. Я сморщила носик при мысли, что надо прыгать в эту тину, наверное, ещё и воняет. Что то мне не хочется, и вообще – какая разница, какой пузырь, ведь на всех хватит. Пусть в болото прыгает кто-нибудь другой.
Пока воротила носом, один из шестёрки бросился к пузырю в болото.
Ну такой наглости я не потерплю! Это наш пузырь, мы его первые заметили! Направила струю воды и сбила пузырь прямо в сторону Тая. Недовольный парень зыркнул на меня убийственным взглядом, а я ему подарила милую улыбку. Обломись!
Вылез он, облепленный грязью, матерится на чём свет стоит. Сколько новых слов услышала. Прямо сейчас могла бы по ним экзамен сдавать.
Тай подбежал к пузырю, и мы вдруг оказались над пропастью, на небольшом клочке скалы. Рядом бурлит водопад.
А-а-а! Махаю руками, пытаясь удержать равновесие. Тай поймал меня за руки и привлёк к себе.
– Спасибо, – пытаюсь отдышаться и осматриваюсь по сторонам. Мы стоим на вершине одинокой каменной скалы, она возвышается над верхушками деревьев и бурлящим водопадом. Площади на этой скале, наверное, два шага в одну стороны и три в другую.
Над нами висит лист с заданием, Тай взял его и прочел:
– «Дойти до Дружеской впадины».
– И всё? Думала, будет сложнее.
– Не обманывайся. Мы сейчас и шага сделать не можем, ещё неизвестно, что нас ждёт впереди.
Стали оглядываться и соображать, что делать, чтобы хоть сдвинуться с места.
– У нас есть верёвка, если мы перевяжемся ею и с разных сторон начнём спускаться… – начала думать вслух.
– Я тяжелее и перевешу тебя, да и верёвка короткая, – прервал меня Тай.
– Твои предложения?
– Использовать магию. Твоя стихия – вода, мы как раз около неё.
– Хорошая мысль.
А сама кручу голову, что сделать и как эту воду использовать. Если сделаю фонтан, с него легко можно упасть, это не вариант. Мысли в голове крутятся, ища выхода. Может, придумать ступеньки, лестницу. Как нам слезть отсюда? А может сползти? Спрыгнуть? Нет, не вариант, слишком высоко. Съехать? На чём тут ехать, это же вода. Съехать… Я же могу поменять молекулярную структуру воды, и, если мне хватит сил её держать, мы можем скатиться, как с горки.
Посмотрела вниз.
С очень высокой горки.
Надо сделать спиральный съезд, иначе разовьём скорость поезда и если во что-нибудь врежемся. С нас останется мокрое место и никакая магия нам уже не поможет.
На улице достаточно тепло, так что выдержать изменённое состояние воды будет энергозатратно. Надо поторопиться.
– Садись, ноги вперёд, ногами обними меня, покатимся паровозиком.
– Что это такое?
– Да, какая разница? Садись и делай, как говорю, а то я долго не выдержу.
Взяла воду из водопада, закрутила её широкой спиралью, изменила состояние, она моментально заледенела. Не теряя драгоценного времени, покатились по спирали вниз. Визжали как дети, катясь по льду.
Как только скатились, я не выдержала и отпустила всю конструкцию. Тона воды смыла нас в реку. Выкарабкались, нахлебавшись.
Сижу на берегу, стучу зубами от холода, сил встать нет. Не рассчитала, что вся конструкция будет настолько энергозатратная. Жаль, с собой нельзя было взять эликсир Малены.
– Т-тай, в-в-выс-суш-ши меня.
Меня окутал тёплый ветерок, стало теплее, и одежда высохла.
– Опусти ноги в реку, восстанови силы. Неизвестно, что нас ждёт впереди, – велел Тай.
Сняла ботинки, опустила ноги в холодные воды реки, спиной опёрлась об Тая. Какое блаженство. Закрыла глаза, вытягивая из бурных вод реки так нужную мне энергию. Тай, не теряя времени, рассматривал карту.
– Куда нам идти?
– Вдоль реки, потом начинается болото, – ответил Тай, показывая на условные обозначения.
– Далеко идти вдоль реки?
– Надеюсь, до вечера его пройдём, – смотря на карту, задумчиво проговорил Тай.
– Может, лучше плыть?
– Вода слишком холодная.
– Что думаешь, если сделать плот? Было бы быстрее, – показываю на несколько упавших деревьев. – Смотри вот и брёвна, как раз для плота, сами просятся быть связанными.
– Это займёт немало времени, – задумался Тай.
– Зато сэкономим силы. Неизвестно, что нас ждёт на суше, а на реке я буду в своей стихии, это наше преимущество.
– Давай, – согласился Тай и пошёл осматривать брёвна.
Я тем временем надела ботинки, достала из рюкзака верёвку. Мы притащили брёвна и дружно начали мастерить плот. Привязали несколько брёвен вдоль, остальные сложили поперёк. Что из этого получилось сложно сказать, пока не спустим на воду.
Попробовали столкнуть, а он – тяжёлый, прямо-таки недвижимость, в прямом смысле этого слова. Кто ж знал… Вот попадалово!
Если не можем подвинуть плот, надо подвинуть воду. Призвала воды реки к плоту, они подхватили плот и спустили на реку.
Интересно, он выдержит нас обоих? Всё-таки плот мы мастерили впервые в жизни.
Тай запрыгнул на плот, он покачнулся, чуть погрузился в воду, но выдержал. Тогда прыгнула я, он ещё погрузился, но выдерживал нас. Минус только в том что наши ноги омывает вода.
– Что будем делать? Может, надо ещё брёвен привязать?
– У нас верёвка кончилась. Если всё заново перевязывать, займёт много времени, а мы не знаем, долго ли нам добираться. Плывём так.
Течение реки несло нас к цели. Тай регулировал большим шестом, чтобы не ударились о берег, а я, сбросив рюкзак, села на него.
– Ты знаешь, как долго нам плыть? – поинтересовалась, так как на карту не смотрела.
– Река будет делать поворот, там мы и выйдем, дальше путь через болота.
– Обплыть не получится?
– Нет, река течёт в другую сторону.
– Жаль. Болото – не то место, где я бы хотела находиться.
– У меня есть подозрение, что у болота, нам придётся заночевать.
Бр-р! Ужас какой. На болотах живут большие зубастые ящеры. Они травоядные, но вот объясните мне, зачем травоядному млекопитающему большущая пасть, как у крокодила? А если он вдруг забудет, что травоядный, и решит нами полакомиться? Не паниковать, спокойно.
– Лейра, ты видела? – вырвал из размышлений меня Тай.
– Что? – осматриваюсь по сторонам, ища источник опасности. Не найдя, вопросительно посмотрела на Тая. Он весь подобрался, смотрит в одну точку, и я направила взгляд в ту же сторону. Пытаюсь всматриваться сквозь деревья, но ничего особенного не вижу. Опять подняла вопросительный взгляд на Тая. Он поднёс палец к губам, показывая чтобы не издавала ни звука. Замерла. Уши залила звенящая тишина. Странно, как так может быть? Ведь речка должна бы журчать, деревья шуметь, да и птицы… Всегда есть хоть какой-нибудь звук, а тут совершенно тихо. Только теперь поняла, что такое звенящая тишина.
Напряжённо осматриваюсь, ища причины. Может, именно так начинаются препятствия на нашем пути? Всё же это магическое место, может, здесь действуют другие законы. Напряглась, не зная, чего ожидать, как вдруг словно волна накрыла, вернулись все звуки, оглушая. Мы с Таем подозрительно переглянулись.
– Что это было? – спрашиваю шёпотом.
– Не имею ни малейшего понятия, – растерянно прошептал Тай в ответ.
Плыли в полной готовности отбить любую атаку. Это высасывало силы, и к тому времени, как подплыли к повороту реки, силы наши были на исходе, напряжение сделало свою работу. Впереди болота, там ничуть не легче. Вроде бы и время сэкономили, но сил то, не осталось.
Подплыли к берегу. Я закинула рюкзак на плечи и спрыгнула, Тай затянул плот на берег. Смотрим в лес, откуда доносится гамма птичьей трели; нос щекочет неприятный запах гнили и застоялой воды. Вот тебе и романтика.
– Пахнет здесь не розами, – констатировала неприятный факт. – Длинный отрезок болот?
Он уставился на карту, а я на него.
– Сложно сказать, за сколько пройдём и какие там нас поджидают препятствия, но ночевать сегодня будет здесь, – сбросил рюкзак на траву.
Из рюкзака достала спальный мешок и кружку, ведь сейчас начнётся самая романтическая часть путешествия – костёр, звёзды и спать будем под открытым небом.
На улице быстро темнело, хорошо бы успеть найти брёвна. Тай побежал за хворостом, а я осталась охранять всё ценное, то есть рюкзаки.
Тай разжёг огонь.
– Лейра, обеспечь рыбкой, пожарим, – предложил Тай.
– Как ты это себе представляешь? – спросила ехидно, – сбегать в магазин или выстругать копьё?
– Плесни водички на берег, а я рыбку соберу.
– Интересная мысль.
Несколько раз плеснула, пока попалась достойного размера рыба, мелких мы сбросили обратно в воду. Сидим, жарим рыбу на костре. Точно романтика. Хотя я постоянно оглядывалась на лес, почему-то именно от него чувствовала угрозу. Что-то мне не верится, что нам дадут спокойно поесть и уж тем более поспать. Или ждут, когда мы расслабимся?
– Как ты думаешь, нам дадут поспать? – почему то шёпотом спросила я.
– Не думаю, – сосредоточенно смотря на рыбу, ответил Тай. – Дали бы поесть, я голодный как волк.
Вторя ему, заворчал живот, на него отозвался и мой, напоминая, что весь день у нас во рту не было ни крошки.
Рыбу мы дожарили и даже съели. И на том спасибо.
Тай неожиданно подпрыгнул.
– Лейра, туши костёр, – приказал, весь подобравшийся, всматриваясь в сторону леса.
Одним махом, плеснула воды из реки. Костёр недовольно зашипел и задымился, как будто ворча. Стало темно, только звёзды спасали от кромешной тьмы, а луна-трусишка спряталась за тучей, боясь взглянуть страху в глаза.
Стоим, напряженно вслушиваясь в мельчайшие шорохи, не зная, с какой стороны ждать нападения.
Не заметила, что затаила дыхание, боясь пропустить хоть малейший звук. За кустом хрустнула ветка. Я вздрогнула, еле сдерживая желание запищать. Послышался шорох, я повернулась, а передо мной оказалась большущая жующая морда с огромными клыками, да так близко, что унюхала запах нечищеных зубов и почувствовала дыхание на своём лице. По телу прошла волна ужаса, спина покрылась холодным потом. Ноги приросли к земле, я даже вдохнуть от ужаса не могу.
– А-а-а! – запищала, наконец-то вдохнув побольше воздуха, и пустилась наутёк, подальше от этой рептилии, забывая обо всём, чему училась.
Когда от быстрого бега заболел бок, опёрлась о дерево, чтоб перевести дух, услышала Тая.
– Лейра, Лейра! Стой. Лейра! – кричит мне вдогонку Тай.
Стою, согнувшись пополам, в боку колет, пытаюсь восстановить дыхание, от быстрого бега неприятно першит в горле.
– Лейра, ты чего? – Тай смерил меня недовольным взглядом. – Чего пищишь как девчонка, это же невинный зверёк.
После его слов, как кинолента, перед глазами пронеслись воспоминания о том, как вместе с Эдмоном учили фауну и флору. От осознания, что провалила первое же испытание, так и хотелось побиться головой об этот же ствол дерева, за который держалась. Какая же я дура! Приличных слов не было.
Как объяснить Таю, что в моём мире динозавры людей жрут? Не все, но всё же. Что мне было настолько страшно, что я чуть в штаны не наложила. Как в этом признаться? И да, я девчонка. И, ко всему прочему, трусишка.
А что о моём героическом побеге подумает Эдмон, даже думать не хочется…
Разочаровалась в себе так, что захотелось сползти с дерева, свернуться в комочек и поплакать.
Как же так?! Я ведь всё выучила, всё знала. Вот только в реальных условиях всё кажется по другому, на всё реагируешь иначе, нежели под крылышком у декана.
– Прости, Тай, я тебя подвела, – сказала дрогнувшим голосом и пошла назад, к нашему лагерю. Честно скрывая от Тая, как сильно себя ненавижу за то, что провалила первую же проверку.
После отчаяния накатила злость, причём не на себя, а на них. Легко им говорить, когда они выросли в этом мире, они знают, что этот зверь безобидный, а что делать мне? У меня хорошо работает инстинкт самосохранения. У нас-то такой зверёк съест и не поперхнётся.
Стало зло и обидно, на глаза накатились слёзы. Я сидела, погруженная в свои мысли. В носу запершило, стало обидно за себя.
А-а-апчхи! Чихнула со всех сил, что даже по округе пронеслось эхо. Поднимаю глаза – напротив меня, протирая оплёванное лицо и свисающие щёки, стоит бульдог.
– Упс… – прикусила губу, смотрю на него невинным взглядом. Я ж его оплевала. – Простите, – пропищала тихо и съёжилась. – По правилам вы должны мне пожелать здоровья.
Если бы взглядом можно было убить, я бы уже была отнюдь не жива. Он смотрит на меня налитыми кровью глазами, как у быка, ему б ещё копытом постучать.
А что он тут делает? Если сказать, что я провалила экзамен, то рановато – ещё четыре дня впереди.
– Наконец-то избавлюсь от тебя, – зло прошипел он сквозь стиснутые зубы и бросил в меня неизвестное заклинание, которое я, конечно, пропустила. Мне даже в голову не пришло, что от него надо защищаться.
Острая боль пронзила грудь, подкосила колени. Я шлёпнулась на землю, упёрлась одной рукой в землю. Ловлю воздух, как рыба, выброшенная на сушу. Похоже чувствовала себя, когда мальчишка со двора дал мне кулаком в солнечное сплетение, вот именно так и было, до сих пор помню. Чем он таким в меня швырнул? Ничего похожего на учениях мы не проходили. Стою на четвереньках у ног бульдога.
– Что вы делаете? – сжав кулаки, готовый атаковать, спрашивает Тай.
Что сделал бульдог, не успела увидеть. Как только смогла дышать, попыталась встать, но Тай упал, держась за голову, и стонал.
– И от тебя избавлюсь, щенок, – процедил сквозь зубы бульдог.
Это всё ещё экзамен? Вижу, что на Тая действуют ментально. Так было в прошлый раз, и именно тогда, когда в лагере появился бульдог. А ведь он всё время был рядом и за нами наблюдал.
Накатило осознание, что нам никто не поможет. Ведь все думают, что мы сдаём экзамен, на магической площадке. Если бульдог здесь, следовательно, за нами не наблюдают, или их просто уже нет в живых.
Из мыслей меня вырвал стон Тая, он всё ещё держался за голову. Посмотрела на бульдога, он напрямую воздействовал на Тая. Если его отвлечь, чтобы он перевёл взгляд, может, это помогло бы.
Пульнула в него, как из пушки, сильной струей воды. Его отшвырнуло в реку.
Тай отдышался и стал подниматься, пока наш учитель копошился в реке.
Значит, это помогает. Сделала воронку из воды, где внутри находился наш любимый учитель, поменяла структуру и заморозила его внутри, чтобы не выбрался.
– Тай, ты как? – пытаюсь ему помочь, а у самой грудь болит так, что хочется выть.
– Лейра, беги, – он отталкивает меня.
Уставилась на него.
– Это нападение, ты им не нужна, уходи.
Хотела ответить, но услышала, как трескается лёд. Моя ледяная воронка рассыпалась, из неё вышел взбешённый враг, и это не экзамен, это бой на выживание. Наши шансы невелики, это если мягко сказать.
Ну что ж, будем держаться до последнего.
Мысли прервала зверская боль в ногах, упала от боли хотелось не плакать, нет – выть. Стиснула зубы так, что послышался треск и глухо завыла от нестерпимой боли. Пытаюсь превозмочь боль, громко дышу. Спина вся взмокла от холодного пота. Сосредоточилась и запустила в него огненный шар. Услышала, как Тай вздохнул с облегчением. Значит, не зря потратила силы.
Встать не выходит, ноги болят так, что не могу ими и шевельнуть. Что делать? Ответ, конечно, простой – надо спасаться, вот только как? Если не можешь взять силой – используй ум. Мысли крутятся в голове, но нет ни одной хорошей.
Тай атаковал учителя, дав мне время придумать план. Мы не можем его победить, значит, самое время убегать и прятаться. Возвела вокруг нас ледяную стену, доползла до Тая.
– Мы не победим. Нам надо спрятаться.
– У тебя есть план?
– Сделаю большой ледяной пузырь, ты позаботишься о циркуляции воздуха, пузырь помещу в реке, вон около того свалившегося в воду дерева, там можно спрятать его среди веток, – говорю очень быстро, всё посматривая на ледяную стену, она долго не задержит бульдога, – теперь атакуй ты, я делаю пузырь. Ты бежишь к нему и делаешь циркуляцию, я отвлекаю его внимание на себя. Затем атакуешь ты, я к тебе присоединяюсь.
Тай кивнул, и мы начали воплощать план в действие. Так как речь шла о наших жизнях, атаки были не академические. Тай атаковал, используя полную мощь.
Я поменяла структуру воды, сделала подход Таю, теперь его очередь. Отвернулась к нему, он кивнул. Я плеснула водой в бульдога и пустила везде густой туман.
Тай добрался до нашего убежища, теперь его атака, а я бегу, ну, то есть ползу до реки.
Страх и адреналин в крови позволяют превозмочь боль в ногах. Упираясь руками, пытаюсь волочь всё своё тело и мысленно благодарю физрука за его старания, потому что сейчас всё зависит от физподготовки.
И тут я упёрлась головой в чей-то сапог. Медленно поднимаю глаза, надо мной навис и ехидно улыбается толстяк со щеками бульдога. Брат, что ли? Он без зазрений совести наступил мне на кисть руки своей твёрдой подошвой и, ехидно смотря в глаза, надавил, ломая мне кости. От острой боли из глаз посыпались искры. Стиснув зубы, взвыла, как раненый зверь, но не сдаюсь. Сосредоточиться чертовски сложно, в голове пульсирует единственная мысль – БОЛЬНО. Понимаю, что должна превозмочь боль, но понимать и сделать – совершенно разные вещи. Потому что с каждым стуком сердца в голове отдаётся единственная мысль – БОЛЬ! БОЛЬ! БОЛЬ! Спасение рядом, надо избавиться от этого урода, который всё топчется на моей кисти. Тяжело дыша, в мыслях держала единственный образ – острые ледяные копья рядом с лесом – и изо всех сил пустила их в него. Не видела, что произошло. Глухой звук – и на мою руку закапала горячая кровь. Только успела откатиться в сторону, как на моё место упал толстяк, из его спины торчали два тающих копья. Я в ужасе от того, что сделала, от всей ситуации; на локтях из последних сил ползу, ведь убежище уже недалеко.
Я почувствовала сотни уколов в спину и замерла от боли, морозящей душу. Горячая кровь заливает живот. Подняла взгляд и встретилась с полным ужаса взглядом Тая. Тяжело соображая, развернулась на спину и бросилась в последнюю атаку, вкладывая в неё всю боль, все силы, все несбывшиеся мечты и бесконечное желание жить.
Дышать с каждым вздохом становилось тяжелее. Не соображая, что происходит, посмотрела на свои окровавленные руки, во рту вкус металла, стала кашлять. Изо рта потекла кровь. Перед глазами, как кадры кинофильма, пробежала вся моя недолгая жизнь, замедляясь на особенных событиях: вот я с мамой в парке, катаюсь на своём первом трёхколёсном велосипеде, я безумно горжусь этим умением, а мама светится гордостью и счастьем. Вот я в садике, знакомлюсь с Радой. Первый поцелуй с Виталиком. На лыжах в горах. Вот я в Риме, другой мир, Рейнольд, наше свидание, взгляд Рейнольда, полный нежности. Хочется остановить и насладиться теми приятными моментами по дольше, ещё и ещё. Всё исчезает осматриваюсь, я захлёбываюсь собственной кровью, поднимаю глаза на Тая. Уши закладывает, я его не слышу. Время останавливается. Понимаю, что сил не хватает. Падаю в забвение и успеваю по губам Тая прочитать – НЕТ!
Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий