Попала, или Форс-мажор!

Глава 23

Вышли из портала в Дельфах, держась за руки, как простая парочка.
– Ты выбрала красивый город, – сказал Рейнольд, осматриваясь по сторонам.
Мы гуляли по улочкам, Рейнольд рассказывал историю города, показал мне местные достопримечательности, а я слушала его и чувствовала себя самой счастливой девушкой на свете. Рядом со мной красивый и сильный мужчина, который смотрит на меня с нежностью. Мы не спорим и не ругаемся, просто идём, держась за руки. Где он был всё это время?
Я ему рассказала, как провела каникулы, когда жила в пансионате у Малены. Разговаривая, подошли к тому месту, где был пансионат, но на том месте стоял простой, ничем не примечательный дом.
– Ничего удивительного, что его здесь нет, ты ведь нашла свой жизненный путь. Надеюсь, нам по пути, – сказал Рейнольд, проникновенно смотря мне в глаза, медленно нагнулся и нежно поцеловал, посылая по телу волну удовольствия. Отстранился и медленно пальцами провёл по губам. А я таяла от его прикосновений. Когда смотрела ему в глаза, сердце замирало и пропускало удар. Нельзя так реагировать на мужчину, я ведь так потеряю голову, а она мне ещё нужна.
Гуляя по городу, дошли до того бутика, где я покупала майку. Из множества маек выбрала одну.
– Хочешь, я куплю тебе весь ассортимент? – шёпотом спросил Рейнольд.
– И куда я его дену? – вопросительно посмотрела на него. – Открою ларёк в Академии? Так со мной не общаются, сомневаюсь, что покупать придут.
– Тебя это ранит?
– Уже нет.
– А если опять придётся рвать?
– Позаботься о бинтах, а лучше не смей раниться. Поберегись ради моего спокойствия.
Светясь от удовольствия, Рейнольд приобнял меня и прошептал на ухо:
– Ради твоего спокойствия – обещаю.
От его слов на душе стало светло. Когда наши взгляды встретились, увидела то, чего раньше не замечала – огонь, в нём горел огонь любви. Прижалась всем телом к нему.
– Всё ради тебя, милая, – он поцеловал меня и пошёл рассчитываться с продавцом.
Когда вышли из бутика, Рейнольд спросил:
– Ты была в местной галерее искусств?
– Нет.
Даже представить не могла, что меня там ждёт.
Это что-то невообразимое. О картинах я уже знала, что они изображают движение, но что то же происходит со скульптурой – не могла поверить. Это был настоящий культурный шок. Когда подошла к скульптуре в виде бутона цветка, он зашевелился, стал набухать и расцветать в неописуемо красивый цветок. И всё так красиво выполнено, что цветок кажется живым.
Это было настолько неожиданно, что я стояла, разинув рот, и восторгалась такому шедевру, как ребёнок. Рейнольд же смотрел не на скульптуру, а на мой неприкрытый восторг.
Чтобы отдохнуть от впечатлений, решили устроить себе пикник на природе. Зашли в местную пекарню, купили свежую выпечку: с мясом, овощами и рыбой. Неспешно, держась за руки, направились в парк перекусить и отдохнуть. Устроились на берегу реки.
– Ты не такой, каким обычно я привыкла тебя видеть, – сказала я, надкусывая пирожок с овощами. – Как будто сегодня познакомилась с новым парнем.
– Обстоятельства заставляют быть предельно осторожным, – ответил Рейнольд, взяв большой кусок пирога с мясом. – Даже с теми, кто очень нравится, – он нежно взглянул на меня. – Принадлежать к правящей семье – большая ответственность, ты не представляешь, сколько фальши бывает в общении. Иногда её очень тяжело распознать.
– Скажи, а почему так получилось с Таем? Ведь принадлежит к вашему роду, а чувствует себя изгоем.
– Ему вообще тяжело пришлось. В кланах идёт жёсткая конкуренция за власть, и вот у правящей семьи один из сыновей не похож на дракона. Представь, как злорадствуют конкуренты, ведь если со мной что-нибудь случится, Тая свергнут, если сразу не убьют.
– Жестоко.
– Такова суть власти.
– А ты не думал отказаться от власти и жить как простой житель драконьих земель?
– Я долго не принимал свои обязанности у дяди, который взял это бремя на себя, пока я рос. Хотя должен был это сделать ещё лет десять назад, но всё оттягивал, зная, что это ляжет тяжёлым бременем на мои плечи. У меня слишком сильная драконья кровь, чтобы не быть правителем. Если бы вдруг меня не стало, между кланами началась бы война, потому что остальные с равноценными силами. И Тая сразу бы убили, чтобы вдруг не передал сильную кровь детям.
– А почему ты не женат? Неужели не нашлось хорошей девушки среди ваших кланов?
– Ты не представляешь, сколько мне подсовывали девушек, и каждый клан с определённой целью. Как ты понимаешь, родственники займут руководящие посты. А сам никогда не узнаешь, действительно ли девушка тебя любит, – закончил Рейнольд грустно. – Очень неприятно чувствовать себя обманутым.
– Так было?
Он кивнул.
Прильнула к нему.
– Лейра, в вашем мире есть такое понятие, как субординация?
– Да.
– Понимаешь, я в данный момент встречаюсь со своей студенткой. Мы должны подождать до конца учебного года, когда мой договор с Академией кончится, и только потом сможем объявить о наших отношениях. Ты не против?
– Хорошо, ещё неизвестно, получится ли у нас с тобой.
Рейнольд отстранил меня, чтобы заглянуть в глаза.
– Почему ты думаешь, что может не получиться? – спросил он, пронзая меня встревоженным взглядом.
– Сам подумай: мы с тобой ссорились из-за каждой мелочи, ещё неизвестно, как наши отношения будут развиваться дальше.
– Мне кажется ты меня не поняла, – проговорил Рейнольд, проницательно глядя своими чёрными вертикальными зрачками. – Я нашёл, ту которую искал. Ты – моя!
Гм-м… Это признание в любви? Может, тогда, в убежище, он говорил правду, и это не было действие яда?
Подняла на него взгляд. В его глазах отражалась вся гамма чувств: серьёзное намерение завоевать, сомнения, нежность и любовь. Любовь? Неужели он действительно меня любит? Так хочется в это поверить, но страх разочароваться, быть брошенной не оставляет в покое. Ведь когда влюбляешься, открываешь душу и сердце, впускаешь в свой внутренний мир и бываешь уязвима. Чувства можно не только холить и лелеять, но и растоптать. А это больнее, чем физическая боль. И я боюсь открыться, боюсь впустить его в своё сердце, хотя, чего скрывать, очень хочется, ведь он мне нравится. Очень.
Его взгляд соскользнул на мои губы, он медленно наклонился и нежно поцеловал меня, как будто бы боялся напугать. Затем осмелел, прокрыл губы и углубил поцелуй, вызывая во мне бурю чувств. Обняла его за шею и ответила на поцелуй. Провела кончиком языка по верхней губе, затем медленно по нижней, разжигая в нём огонь желания. Он набросился с обжигающей страстью, прижал меня в неистовом поцелуе, посылая по телу волны блаженства, одна мощнее другой. Прервав поцелуй, ловя ртом воздух, прижались друг к другу лбами. Он нежно провёл пальцем по щеке, затем спустился к губам и произнёс охрипшим голосом:
– Ты моя и только моя! Я так долго тебя искал.
Подняла на него глаза и утонула в чувственном взгляде, говорящем намного больше, чем просто слова.
– Нам надо возвращаться, – с грустью произнёс Рейнольд.
– Так скоро, – нахмурилась, расстроившись. Он пальцем разгладил недовольные морщинки.
– Не расстраивайся, мы ещё выберемся.
Он поднял меня на ноги и переплетясь пальцами, пошли в сторону портала.
Вернулись, когда уже стемнело.
В комнате благоухал нежно кисло-сладкий аромат, всё море цветов было сформировано в большие букеты и расставлено по всей гостиной.
– Спасибо за прекрасный день, – обняла Рейнольда, – и за море цветов.
– Ты моя, и я буду тебя баловать. Своей девушке хочу дать всё самое лучшее, – он нежно поцеловал меня и потёрся носом о мой нос. – Спокойной ночи, Лейра.
– Спокойной.
Перед тем, как уснуть, счастливо улыбалась, вспоминая чудесный день, наверное, самый лучший в моей жизни. Так, летая в поднебесье, и уснула.
* * *
Проснулась, почувствовав взгляд. Даже не открывая глаза, спросила:
– Рейнольд, это уже традиция?
– Мне нравится смотреть, как ты спишь, – Рейнольд пересел ко мне на кровать, наклонился и поцеловал. – Привет, соня.
– Привет. А ты когда-нибудь спишь? – спросила я, открыв один глаз.
– Мне сна надо намного меньше, чем тебе, – он потёрся носом о мой. – Я по тебе соскучился, – прилег рядом, обнял меня.
– Кажется, я тебе слишком много позволяю.
– Мне так не кажется, ведь ты моя невеста, – промурлыкал он мне в ухо.
– Что-то не припомню, чтобы давала своё согласие. Если правильно помню, мы не афишируем наших отношений.
– Что касается афиширования отношений, так это только пока я твой преподаватель и только в академии. А здесь ты моя невеста.
– Я не соглашалась стать невестой, я согласилась попробовать, – повернулась к Рейнольду, упёрлась в кровать локтями и смотрю на лежащего рядом красавца.
– Ты опять мне перечишь.
– Ну что ты, дорогой, я только напоминаю настоящее положение вещей.
– Не хочу тебя разочаровывать, но ты заблуждаешься. Я уже два дня твержу, что ты моя, и ты ни разу не опровергла, – улыбнулся он, довольный.
– Ну что ты, дорогой, хочу тебя уверить, что ты меня не разочаровал. Но ты ни разу не сказал это публично.
– Моя дорогая невеста, об этом совершенно не обязательно кричать на каждом углу, это только наше дело, и, если мне память не изменяет, ты не была против.
– Но я была уверена, что надо сказать публично, – округлила от удивления глаза.
Рейнольд посерьёзнел, весь подобрался.
– Ты против? – сверлит меня встревоженным взглядом.
– Эм-м… понимаешь, это звучит, так, будто наши отношения перешли на серьёзный уровень, а я к этому ещё не готова, я только с тобой другим познакомилась и боюсь, как только ты меня лучше узнаешь, ты разочаруешься, – опустила голову, пряча расстроенный взгляд.
Рейнольд обнял меня и перевернул нас. Теперь я лежала на кровати, а он нависал надо мной.
– Не разочаруюсь, – ответил он, серьёзно смотря в глаза.
– Откуда ты знаешь? Мне мама всё время твердила, что я безответственная. Сможешь ли ты с этим смириться?
– Я буду ответственным за нас обоих, – проникновенно прошептал Рейнольд, словно невзначай касаясь губами моей щеки.
Я медленно повернула и потянулась губами к нему, он же со стоном прильнул, вкладывая в поцелуй всю силу, любовь и надежду. Ответила ему со всей страстью, волна страсти обжигала и требовала большего. Прервав поцелуй, оба ловили ртом воздух.
– Жду тебя в гостиной, – Рейнольд встал с кровати, – иначе я могу не сдержаться. Тай наверное заждался нас на завтрак.
Вскочила с постели, побежала под душ. Было бы хорошо принять холодный, я ведь живая, рядом с Рейнольдом это очень даже остро чувствуется. Охладила разгорячившиеся чувства, надела джинсы и купленную вчера в Дельфах майку, причесалась и вышла к Рейнольду. Он, как всегда, во всём чёрном, его майка только подчёркивает его мышцы и ширину могучих плеч. Его пронизывающий взгляд заставляет остановиться в дверях и нервно сглотнуть от столь красноречивого взгляда. Кому-то тоже было бы хорошо принять холодный душ.
Подошел, не отрывая взгляда, с грацией пантеры, прижал к себе и поцеловал. Взял за руку и повёл в гостиную, где мы в первый раз обедали с их дядей.
– Доброе утро, – бодро поздоровался Тай. – Лейра, он тебя не обижает? – сразу же поинтересовался он, подозрительно пялясь на брата.
– Неужели ты думаешь, что я бы ему позволила? – ответила, улыбаясь.
Рейнольд стоял, обняв меня сзади за талию.
– Можешь не волноваться, со мной она в безопасности, – заявил он, помогая мне сесть за стол, на котором был сервирован обильный завтрак на троих. Мужчины сразу принялись за еду, я по сравнению с ними клевала как воробушек.
– Тай, сегодня доверю тебе сопровождать Лейру на экскурсию, – начал Рейнольд, поедая большой шмат мяса.
– А ты? – подняла на него грустный взгляд.
Вот так! Только начали встречаться.
– Извини милая, у меня назначены три встречи, – он положил ладонь на мою руку, успокаивая. – Не расстраивайся, когда вернётесь, вместе поужинаем.
– Я уж думал, что свою напарницу больше не увижу до академии, – хмыкнул Тай.
Я на это тоже надеялась.
– Хотелось бы… – глубоко вздохнул Рейнольд и пожал мою руку. – Но я правитель, только что перенял бразды правления, у меня теперь слишком много работы. Однако утра и вечера только наши, – он чмокнул меня в щёку, вставая. – Я уже должен идти. Тай, позаботься о ней.
– Только начали встречаться, как наши свидания сократились до утренних и вечерних часов, – надула губки, как капризная девчонка.
– Всё образуется, дай ему разобраться с делами, – успокоил Тай. – Идем, осмотрим наши владения.
Вместе вышли из гостиной, нас уже ждал назначенный Рейнольдом гид.
– Доброе утро, я Эрвин, буду вашим гидом на этот день, – представился высокий светловолосый парень.
Он водил нас по городу и рассказывал о его истории, как Алер стал столицей; показал местные достопримечательности и значимые места. Порталами отправились в самые дальние уголки их владений. Оказалось, что им принадлежат не только горные местности, но и хороший кусок морского берега, а там стоит летняя резиденция правителя.
Я уже знаю, где хочу провести лето.
Полная впечатлений и усталая, вернулась в замок, открыла дверь своей комнаты и попала в такие желанные объятия.
– Я скучал, – Рейнольд засыпал меня поцелуями.
От его слов душа пела. Я обняла его и вложила в поцелуй все заполняющие меня чувства.
Прервав поцелуй в зарылся в мои волосы, выравнивая дыхание.
– Как тебе экскурсия?
– Понравилась, но…
– Что за «но»? – он отстранился, чтобы посмотреть мне в глаза.
– Я думала, что драконам принадлежит город у гор, а это оказывается только столица, а так ещё половина карты вашего мира.
– Лейра, Лейра, как же ты плохо училась, – хмыкнул Рейнольд, улыбаясь. – Проголодалась?
– Да.
Ужинали за романтично сервированным столиком для двоих, на нём стояли свечи в форме ракушек, изысканная еда, напротив – красивый и интересный кавалер. Всё просто идеально, с трудом верится, что так может быть.
Мы непринуждённо болтали обо всём. Я рассказывала о своём мире и как там жила, он рассказывал о своём. Нам было хорошо и уютно вместе, такое ощущение, что я его знаю всю свою жизнь. Могла бы смотреть в чёрные омуты его глаз и не чувствовать дискомфорта, или просто помолчать рядом. Иногда молчание говорит намного больше слов.
– Лейра, как в твоём мире мужчина изъявляет желания взять ему понравившуюся девушку в жёны?
– Зависит от мужчины. Чаще всего старается придумать что-нибудь романтичное или отводит в особое для них место, опускается на одно колено, предлагает кольцо – как символ вечной любви – и просит стать его женой. Если девушка согласна, то отвечает «да» и принимает кольцо, которое мужчина надевает на безымянный палец.
Закончили ужин поцелуями, а расстались только тогда, когда уже глаза слипались. Так мы проводили все вечера – разговоры, поцелуи и опять поцелуи.
Тай не давал мне скучать днём и втянул меня в тренировки по управлению стихиями. Придумывали разные трюки, чтобы было интереснее. Это не было мучением, скорее развлечением, как игра со стихиями.
Как всегда бывает, каникулы имеют особенность быстро заканчиваться. В последний день собрала свои вещи. Завтра с утра в академию, а вечер принадлежал последнему свиданию с Рейнольдом. Только здесь не нужно скрываться, в академии мы себе этого позволить не сможем.
Вечером мне принесли длинное перламутрово-чёрное платье, сделали причёску и макияж.
Что это он задумал на последний вечер, если хочет, чтобы я нарядилась? Надеюсь, не будет гостей и балов, весь вечер я хочу провести с ним наедине. От воспоминаний о его горячих поцелуях стало жарко, а в животе бабочки с ума посходили. Не буду себя обманывать, я его люблю.
Раздался стук в дверь.
Открыла. За дверью стоит нарядный Рейнольд в костюме, с загадочно сверкающими глазами. Он привлёк меня к себе и крепко прижался к моим губам, вызывая во мне море горячих ощущений. Взял за руку и повёл по длинному коридору, ведущему в сад. Открыл дверь и пропустил меня вперёд, я ступила и замерла. Все тропинки по бокам освещены живым огнём. Вокруг темно, только несколько источников огня освещают сад. Я почувствовала себя как в сказке. На глаза навернулись слёзы – вокруг так красиво, Рейнольд рядом, а мне завтра уезжать, но я так не хочу с ним расставаться.
Рейнольд нежно вытер мои слёзы.
– Здесь сказочно красиво, спасибо, – произнесла, глядя на него ещё влажными глазами.
– Буду делать всё, чтобы ты была счастлива, – проникновенно заверил Рейнольд, смотря в глаза.
Он повёл меня тропинками вглубь сада, туда, где стояла ажурная беседка, украшенная цветами и огоньками, а внутри накрыт столик на двоих. Он помог мне сесть и сел сам. Было так романтично и чуточку печально, ведь мы завтра расстаёмся, а как дальше будут развиваться наши отношения – неизвестно. А если он меня забудет, ведь у него столько дел, а если найдётся девушка красивее и местная…
Тяжело вздохнула.
– Что тебя тревожит? – спросил Рейнольд, внимательно за мной наблюдая.
– Как наши отношения будут продолжаться и будут ли… – опустила взгляд.
В то же мгновение оказалась в его объятиях. Он заставил меня приподнять голову, чтобы смотрела на него, и нежно поцеловал в губы.
– Я люблю тебя.
Рейнольд встал на одно колено и, запинаясь от волнения, промолвил:
– Лейра, согласишься ли ты стать моей женой?
Замерла, не в состоянии поверить в то, что вижу. Неужели это правда? Он действительно просит стать его женой и делает мне предложение по традициям моего мира?
– Да, – ответила вдруг охрипшим от волнения голосом. – Я люблю тебя, – и слёзы несказанного счастья потекли по щекам.
Не помню, как оказалась прижатой к могучему телу. Он покрывал меня поцелуями, посылая волны мурашек по всему телу. Чувствовала себя на седьмом небе от счастья, в животе порхали бабочки, как сумасшедшие.
Прервав поцелуй, тяжело дыша, Рейнольд достал кольцо и одел мне на безымянный палец. Стою рядом с мужчиной моей мечты и глупо улыбаюсь от счастья, всё ещё не в силах поверить, что это свершилось, что он действительно попросил стать его женой.
– Теперь ты моя невеста, – объявил Рейнольд, взяв меня за руку, на которой блестело кольцо с чёрным камнем.
– Что это за камень? Никогда такого не видела, – осмотрела переливающийся камень, чёрный как ночь.
– Глаз дракона, очень редкий камень, – пояснил светящийся любовью Рейнольд. – Теперь ты моя невеста и по традициям твоего мира.
В его глазах отражалась моя любовь. Он обнял меня и поцеловал нежным поцелуем, боясь неосторожным действием разрушить столь интимное мгновение.
– Не представляешь, как хочу отвести тебя в храм.
– Не торопи события, – ответила я, целуя его, – дай насладиться статусом твоей невесты.
Целовались, обнимались, разговаривали, не могли оторваться друг от друга до самого утра. Когда рассвело, оба с грустью посмотрели на восходящее солнце – это означало, что момент расставания неумолимо приближается. Так хочется остановить мгновение, когда я в его объятиях, а он с безграничной любовью смотрит на меня. О, если бы только можно было нажать на паузу.
– Я не хочу тебя отпускать, – проникновенно произнёс Рейнольд, крепче сжимая меня в своих объятиях.
– Не хочу, чтобы ты меня отпускал, – нашла его губы и целовала так, как никогда не целовала ни одного мужчину, вкладывая в поцелуй всю любовь, страсть и душу.
Могу смело сказать – я влюбилась, а точнее, просто потеряла голову из-за того, о ком в жизни не подумала бы. Из-за того, кого ненавидела, избегала, даже побаивалась. Теперь таю в его объятиях и не хочу их покидать. От одной мысли, что придётся расстаться, на душе кошки скребут.
– Идём, провожу тебя до комнаты. Возьмёшь свои вещи, позавтракаешь с Таем, а меня уже ждут встречи и собрания, – обняв за талию, говорил Рейнольд. – Увидимся через две недели в академии.
На прощание он страстно поцеловал меня и ушёл.
Оставшись в комнате одна, почувствовала себя одинокой и покинутой. Нахлынуло одиночество, как будто я лишилась части себя. Как тяжело расставаться, когда только что нашла любовь всей жизни. Подошла к окну и долго смотрела на пробуждающийся город. На душе было тяжело, не хотелось уходить. Если в прошлый раз бежала отсюда без оглядки, то в этот раз искала причины остаться, а их не было. Я должна окончить академию. Осталось совсем немного. А так хочется плюнуть на всё и остаться с Рейнольдом!
Мои мысли прервал стук в дверь.
– Я устал тебя ждать, идём скорее, всё стынет, – проворчал Тай, ведя меня в гостиную, где был накрыт завтрак.
– Извини.
Есть совершенно не хотелось. Зато Тай ест за нас обоих, и куда в него столько лезет? Увидев моё настроение, он, не переставая жевать, утешил:
– Не расстраивайся, увидитесь через пару недель.
Вместо ответа глубоко вздохнула. Две недели, это очень длинны срок.
– Не вздыхай так, – улыбнулся Тай. – Я за вас безумно рад, никогда не видел такого счастливого Рейнольда.
После завтрака, точнее, когда Тай поел, а я рядом повздыхала, схватили рюкзаки и пошли к порталу. Шла без настроения, всё оборачиваясь на замок. Здесь остаётся моё сердце. Кто бы мог предположить, что моя жизнь в очередной раз перевернётся? От ненависти до любви…
Тай, видя моё настроение, приобнял меня и повёл в академию. Открыла дверь на свой чердак и ахнула. На столе стоял большущий букет красных маков, а рядом – нераскрывшийся цветок. Взяла его, он в моих руках лепесточек за лепесточком раскрылся, а внутри оказалась записка.
«Успехов в учёбе. Люблю тебя. Твой Рейнольд».
В комнате словно стало светлее. Прижала цветок к сердцу, как будто обнимая его посланника. Он такой внимательный, как же я его люблю. Настроение поднялось, а сердце наполнилось неописуемо тёплым чувством.
Тай наблюдал за мной.
– Как бы я хотел встретить девушку, которая будем любить меня так, как ты любишь моего брата.
– Обязательно найдёшь, – чмокнула его в щёку и пошла в спальню.
Положила цветок на подушку, чтобы, когда лягу спать, он был рядом. Разложила вещи из рюкзака и получила сообщение от декана о собрании. Надела мантию, и вместе с Таем пошли узнать, что нас ждёт в этом полугодии.
Назад: Глава 22
Дальше: Глава 24
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий