Попала, или Форс-мажор!

Глава 22

– Лейра, Лейра, проснись, – шепчет голос Рейнольда. – Лейра, – меня трясут за плечо. Открыла глаза, мне сразу же зажали рот. – Ш-ш-ш, только не кричи, хорошо?
Сразу после этих слов захотелось закричать. Села в темноте, смотрю на сумасшедшего Рейнольда. Чего это он?
– На меня напали.
Желание закричать усилилось в десять раз. А лучше спрятаться, хотя бы под одеяло. Видно, все мысли, и вместе с ними паника, отразились на моём лице.
– Лейра, я его уничтожил, – успокоил он меня, – но подозреваю, что нападающий действовал не один, поэтому надо спрятаться. Оденься теплее, на улице холодно. Сложи в рюкзак только самые необходимые вещи. Ни в коем случае не включай свет и сиди как можно тише. Я бегу за Таем и вместе отправимся в убежище, – прошептал Рейнольд и бесшумными шагами отправился к двери.
Что он сказал? Нападение? Я вскочила и стала быстро собирать вещи и одеваться. В рюкзак вложила и эликсиры, хорошо, что захватила их с собой. Села на кровать, готовая вскочить в любую секунду. Нервы натянуты как струны, прислушивалась к малейшему звуку.
Беззвучно открылась дверь; Тай махнул рукой, чтобы следовала за ним. Два раза повторять не пришлось: я молниеносно вскочила и, не издавая ни звука, последовала за ним. Шли мы по коридорам тихо, буквально на кончиках пальцев; впереди Рейнольд, затем Тай и я. Пробрались в сад и помчались по тропинкам прочь от замка, добрались до беседки и оглянулись на замок. На верхних этажах царила суматоха, в окнах виднелись идущие бои. Не теряя времени, Рейнольд приложил ладонь к незаметной двери, и она открылась. Включил магические фонари. Мы оказались в пещере, в ней стоял громоздкий деревянный стол со скамейками, сундуки, на стенах висели ружья.
– Здесь мы в безопасности. Теперь можно спокойно обдумать, что делать дальше, – сказал Рейнольд, держась за бок, и присел на скамью. Я заметила полоску крови на его рубахе.
– Ты ранен?
– Только царапина, – отмахнулся Рейнольд. – Здесь есть запасы еды и воды, не пропадём.
Тай, не находя себе места, ходит по пещере, осматривается, а рубашка Рейнольда всё больше пропитывается кровью. Не к добру это.
– Рейнольд, покажи мне рану, что-то мне не нравится, как она кровоточит, – я подошла к нему и скомандовала: – Подними рубаху.
Рана не глубокая, но длинная, идёт под грудью и уходит вбок, как будто кинжал, упёршись в ребро, соскользнул и оставил лишь царапину. Но почему она так сильно кровоточит и не затягивается? Кровь давно уже должна была свернуться, а она всё капает. Нагнулась, чтобы посмотреть поближе, и почувствовала специфический запах. Принюхалась – точно есть запах, но не запах пота. Может, кровь у драконов такая?
– Рейнольд, скажи, ваша кровь имеет странный запах?
– Нет, – уставился он на меня, и через мгновение на его лице промелькнуло понимание. Лицо осунулось, он с грустью взглянул на Тая.
– У меня для тебя неутешительные новости, – пробормотала я, с жалостью смотря на это красивое лицо.
– Кинжал был отравлен, – продолжил Рейнольд моё предложение, закрывая глаза и откидываясь на стену. Его лицо побелело как лист бумаги.
– Нет! – воскликнул в сердцах Тай, наотрез отказываясь принять горькую правду, и подбежал к брату смотря ему в глаза с надеждой, что он опровергнет страшный прогноз. – Нет! – крикнул он, его глаза наполнены ужасом и слезами. – Рейнольд, скажи, что это неправда!
А в ответ тишина. И только слышны всхлипы Тай.
Рейнольд прижал к себе брата.
– Тай, ты должен быть сильным, – проговорил он. Такая сила воли заставляет им восхищаться. Знать, что надежды нет, что медленно будешь терять кровь, что тебя ждёт неминуемая смерть, и в этот момент успокаивать брата… Не каждому под силу.
В носу защипало, в горле комок застрял, глаза наполнились слезами. Было жалко и Рейнольда, и Тая, да и себя вместе с ними. В голове кружились сотни мыслей, но никакой внятной, как будто ответ лежит на поверхности, но я его не вижу. Надо срочно успокоиться и привести мысли в порядок. Закрыла глаза, сосредоточилась на дыхании. Давай рассуждать трезво. Рейнольд отравлен ядом и умирает медленной смертью, но ведь к каждому яду есть своё противоядие. Вот только его надо знать. Откуда знать, какое противоядие может помочь Рейнольду? Но ведь Малена объясняла принцип действия многих ядов, а этот яд действует на кровь, то есть не даёт ей свернуться. Значит, надо промыть, вырезать заражённые места и смазать тем, что увеличивает свёртываемость крови.
Подняла глаза на подкошенного горем Тая и сдержанного Рейнольда. Надо действовать прямо сейчас. Ведь если попробовать, будет хоть маленький, но шанс, буду знать, что я пыталась, а не стояла и бездействовала. В такой ситуации хватаешься и за соломинку.
Дрожащими от напряжения руками я вывернула содержимое рюкзака на ближайший сундук. Отбросила в сторону одежду и эликсиры с настойками, нашла свои записи, куда прилежно записывала все советы и рецепты Малены.
Открыла страницу «яды», начала лихорадочно искать информацию и нашла. Сок кровяной ягоды не даёт крови свернуться и применяется как смертельный яд. Надо нанести жертве малейшую царапину, и она медленно, но верно умрёт от потери крови. Также используется при операциях…
Чтобы обезвредить действие кровяной ягоды, надо промыть рану раствором смолы Фистового дерева. Края раны обрезать, так как в них впитался яд, и смочить отваром Добел-травы, она поможет свернуться крови и затянет рану.
Достала свой смартфон, на котором была сфотографирована Добел-трава, растущая в лесу. Она похожа на наш клевер, только его листья заостренными краями. Читаю дальше. Заварить воду и подержать с закрытой крышкой пятнадцать минут. Слить, дать остыть и промыть рану, затем наложить влажный компресс. Если от раны чувствуется специфический запах, срезать и промывать до тех пор, пока запаха не останется.
Срезать. От одной мысли волосы становятся дыбом, это ж как я буду резать Рейнольда? Я в жизни никого не резала.
Подняла глаза от записей на полного отчаяния Тая и держащего себя в руках Рейнольда. Надо действовать, нельзя терять ни минуты, о своих страхах буду думать потом.
Взяв себя в руки, вдохнула побольше воздуха и начала действовать.
– Тай, иди сюда, вот смотри, – показываю фотографию на смартфоне, – эту травку ты должен найти и принести. Запомни, если ты её не найдёшь, твоему брату мы уже ничем не поможем. Она наш спаситель.
Он кивнул.
– Знаешь, как выглядит Фистовое дерево?
– Да.
– Набери смолы, чтобы смыть яд. Теперь беги и будь осторожен.
Тай ушёл.
– Рейнольд, мне надо заварить воду, здесь возможно это сделать? – Спросила я решительно. За энергичностью пряча своё отчаяние. Ведь не знаю выйдет ли из моей затеи хоть что-нибудь.
Он тяжело встал, достал из сундука котелок, показал, где запасы воды.
– Здесь есть лекарства, бинты?
– Нет, это не предусмотрели, – вздохнул Рейнольд и провёл рукой по волосам.
Взяла свою новую майку, которую купила в Дельфах, порвала на полосы. Достала одеяла и подушку, одно постелила на стол, положила подушку.
– Снимай рубашку и ложись, – скомандовала потерявшему надежду Рейнольду.
– Я лучше посижу.
– Не спорь со мной, у тебя не то положение. Восстановишь силы, тогда поспорим, а теперь выполняй то, что требую, – отрезала строго, нервы и так на пределе. – Скоро появится слабость, закружится голова; упадёшь, и я не смогу тебя поднять. Ложись!
И он в кои-то веки послушно лёг.
Порвала его рубашку на лоскутки и приложила к ране, и укрыла его одеялом, чтобы не замёрз.
– Лейра, – позвал Рейнольд охрипшим голосом.
– М-м?
Он высунул из-под одеяла руку и протянул мне, я вложила свою.
– Хочу тебе кое в чём признаться, – начал он. Хотела его прервать, но он остановил меня: – Хотелось бы это сделать не при таких обстоятельствах, но как уж есть, – Рейнольд закрыл глаза и глубоко вздохнул. – Ты не такая, как все встреченные мною женщины. Ты до того упряма и непослушна, что восхищаешь и раздражаешь меня одновременно. Сильная и слабая. Ты меня покорила с первой нашей встречи, я безумно боялся поверить, что ты искренна. Ты украла моё сердце, а я, как неопытный мальчишка, боялся себе в этом признаться. Отрицал и обвинял тебя. А когда осознал – стал бояться, что ты меня возненавидишь. Теперь, когда шансов выжить немного, хочу чтоб ты знала – я тебя люблю, – признался, проникновенно смотря мне в душу.
Опустила глаза. Что я ему могу сказать. Мне жаль? Вряд ли, признаваясь в любви, мужчина рассчитывает такое услышать. А что можно сказать тому, у кого шансы выжить настолько малы и, ко всему прочему, зависят от моих умений. Это ж вообще провал!
Где, чёрт её побери, их магия, когда она так нужна?! Пусть сделает чудо, и Рейнольд выздоровеет.
И вообще, когда это он успел влюбиться? У нас ненависть с первого взгляда, никак не любовь. Вероятнее всего, он потерял слишком много крови и начал бредить.
– Рейнольд, я уважаю твои чувства, но сейчас твоими устами говорит яд. На данный момент было бы хорошо, чтобы ты выжил, – начала лепетать, чтобы не сидеть в тягостной тишине. – Давай расскажу, что я думаю и что планирую делать. Мне кажется, тебя отравили кровяной ягодой. В принципе, эта ягода помогает в лечении, но хороша и как средство для убийства. Тебе нанесли несильное повреждение, ты думаешь, что это просто царапина, и не обращаешь на неё внимания, а кровь не перестаёт сочиться. Когда ты почувствуешь слабость и догадаешься, что рана не затягивается не просто так, будет уже поздно. Как только Тай принесёт смолу, я её разведу с водой и этим раствором промою тебе рану, затем буду обрезать поражённые участки вокруг раны, которые пропитались ядом, затем наложу компресс и буду молиться, чтобы это помогло. Признаюсь сразу, что никогда ничего подобного мне не довелось делать. Так что очень прошу, постарайся выжить, – закончила с глазами, полными слёз.
– Обещаю постараться, – Рейнольд пожал мою руку и улыбнулся.
Мне от этого стало только хуже, он ведь на меня надеется, и слёзы покатились по щекам. Он нежно стёр их, смотря на меня взглядом, полным любви.
От такого взгляда сейчас помру я. На меня никто и никогда так не смотрел. От этой мысли становится только хуже. Хочется позорно разреветься. Рейнольду и так тяжело, не хватает ещё и меня успокаивать.
Вбегает запыхавшийся Тай.
– Смотри, эта? – показывает охапку нужной мне травы.
– Да, – подтверждаю, едва взглянув.
Выбрасываю ненужные сантименты из головы и берусь за дело.
– Вот смола, – Тай подал мне слипшийся кусок смолы.
Вытерла ладонями оставшиеся слёзы и взялась за работу. Заваривала, процеживала, разводила, всё как учила Малена.
Промыла рану.
– Мне нужен очень острый нож.
Рейнольд из-под одеяла протянул мне красивый кинжал, инкрустированный невиданными чёрными драгоценными камнями. Взяла в руки тяжёлый, холодный металл. Нагнулась над кровоточащей раной, снова промыла и всё принюхивалась. Теперь надо вырезать поражённый участок кожи. Вот только как это сделать? Дома курицу мама разделывала или покупали уже разделанную. Вот как взять и вырезать кусок мяса у живого человека? От одной мысли, что причиню ему боль, тело обливается холодным потом. Я ж не Чикатило и не Джек-Потрошитель.
Набрала побольше воздуха, поднесла кинжал к ране, руки затряслись…
– Ну же, смелее, – подбодрил меня Рейнольд, видя, что я не решаюсь.
– О Боже! Я ж не обезболила, – пробормотала я и совсем расстроилась от своей халатности.
– Я потерплю.
– Не надо. Посмотри мне в глаза, – приказала, пользуясь специальным заклинанием обезболивания.
Больше на мои прикосновения Рейнольд не реагировал. Теперь смело взялась за дело. Его кинжал был очень острым. Хорошо, что рана неглубокая, действительно царапина, потому что я её значительно углубила, всё обрезала, промывала и опять обрезала, пока мы с Таем не пришли к обоюдному согласию, что запаха не осталось. Из своей новой майки сделала компресс, наложила на рану и замотала. Сняла обезболивание с Рейнольда и почувствовала себя выжатой как лимон.
Я сделала всё, что смогла, больше я не в силах помочь.
Сидим, все трое, уставившись на замотанную рану Рейнольда, и следим, не появится ли кровь. Прошла одна минута, другая, а кровь не появляется. Мы, наверное, и не дышали, смотря на рану. И я от облегчения разревелась, обняв Тая, выплакав ему на грудь всё напряжение, страх и безысходность.
– Всё позади, – гладил он меня, успокаивая, а сам по-прежнему неотрывно смотрел на рану.
Успокоившись, вспомнила, что Рейнольд – дракон, у них быстрая регенерация.
– Рейнольд, насколько быстрая у вас регенерация?
– Когда полон сил – достаточно нескольких часов, чтобы рана затянулась. Но мой резерв пуст, я всё потратил, сражаясь.
– Пей, – подала ему эликсир, сваренный с Маленой. Как понимаю, это как наш энергетический напиток, ну или что-то в этом роде.
– Что это?
– Энергетический эликсир. А теперь спать, – строго велела ему и укрыла его одеялом. Боялась посмотреть ему в глаза, а то вдруг что-нибудь пойдёт не так.
Рейнольд послушно отключился. А мы с Таем сели на скамью, переглянулись, не высказанной надеждой, что он поправиться. Положила Таю на плечо голову, укрылась одеялом и уснула.
Тяжёлая выдалась ночка.
Проснулась от звука голосов Тая и Рейнольда. Они разговаривают. Значит, жив.
Рейнольд сидит на скамье у стола, на котором лежал. Что он творит, ещё рана раскроется, я ж её не зашивала. Я вскочила.
– Ты почему сидишь? Рана может открыться, покажи!
Размотала, сняла компресс, смотрю, рана затянута.
Поднимаю удивлённые глаза, а он улыбается.
– Не могу поверить, сколько я спала? – смотрю в замешательстве, не отрывая удивлённый взгляд от раны.
– Около трёх часов, сейчас утро, – ответил Тай.
– И это за три часа так зажила рана? Как будто неделя прошла.
– Я ж говорил, у нас быстрая регенерация, – напомнил Рейнольд и серьезно прибавил: – Спасибо тебе, Лейра. Вечно буду тебе должен.
– Вообще-то ты мне должен новую майку, а вариант «вечно должен» меня не устраивает, – ответила ему шутя.
Он встал и обнял меня.
– Лейра, моя маленькая, взбалмошная Лейра, – сказал он, нежно смотря на меня. – Лейра, насчёт моих слов…
В убежище ворвались несколько мужчин; он сразу спрятал меня к себе за спину, пряча от них.
– Рейнольд кори Ромаро, как вы? – его осматривая приближается маленький толстяк. – Мятеж подавлен, но бунтари утверждают, что правитель умирает.
– Как видишь, я жив и здоров, – властным голосом ответил Рейнольд, от тёплой улыбки остались лишь воспоминания, а передо мной стоял знакомый ледяной правитель.
– Разрешите вас осмотреть, если это яд… – осёкся, опуская взгляд.
– Я вас уверяю, что совершенно здоров, – прервал его Рейнольд. – Пришлите сюда охрану Таю и Лейре. И отведите меня к бунтарям.
Его приказы выполнялись молниеносно. Около нас обосновались шестеро охранников, а сам Рейнольд уже ушёл.
Боже мой! И это я с ним постоянно спорила и пререкалась?! Видя, как все его приказания выполняются, мне стало не по себе. Как я ещё жива осталась после наших стычек? А ведь я ему со всех сил залепила оплеуху. Ой, самоубийца!
Сколько мы сидели, сложно сказать, но когда территория была зачищена, нас пришли проводить в замок. На улице было уже темно. Меня поселили на другом этаже, в роскошной комнате с отдельной гостиной и спальней. Всё обставлено с особым вкусом.
Рейнольда и Тая не видела, ужин мне накрыли в гостиной, видимо, намекая, чтобы комнату не покидала. Желания куда-либо выходить у меня и не было. Из окна комнаты открывался прекрасный вид на город и горы, оберегающие его. Я долго сидела, наблюдая, как включался свет в окнах домов, пока совершенно не стемнело, и остались одни огоньки среди гор. Весь вечер просидела одна, что происходит – не знала, не хотела им мешать. Уверена, как только освободятся, придут и сами сообщат. Так никого и не дождавшись, пошла спать.
Меня разбудила Мойра. Я посмотрела в окно – там ещё темно. Взглянула вопросительно на Мойру, неужели что-то ещё случилось?
– Мне велено вас нарядить и проводить в большой зал на торжественную церемонию.
– Какую церемонию?
– На все вопросы ответит Рейнольд кори Ромаро.
Быстренько помылась, мне принесли длинное чёрное платье в пол, волосы подняли вверх, сделали макияж. Выглядела я потрясающе, вот только странно, что это на раннее утро, а не на вечер.
Мойра проводила меня в зал, где собрались все представители кланов, они стояли кучками и тихо переговаривались. Узнала их по одеянию. Каждый имеет свой цвет, жаль, что Тая – чёрный, уж очень мрачный цвет. Хотя… универсальный.
Меня проводили до возвышения, на котором в праздничных одеяниях стояли Рейнольд и Тай. Кивнула им, они ответили учтивыми кивками; Тай подал мне руку, помогая подняться и присоединиться к ним. Встала между братьями на всеобщем обозрении.
– Сегодня мы собрались, чтобы стать свидетелями присяги нового правителя – Рейнольда кори Ромаро, – торжественно объявил местный жрец преклонного возраста.
Весь зал зароптал.
– Позвольте объяснить, – призвал к спокойствию жрец, – этой ночью был убит регент Тайрон кори Ромаро и совершено покушение на Рейнольда.
Зал дружно ахнул и зароптал, в воздухе повисло почти ощутимое напряжение.
– Рейнольд кори Ромаро, солнце встаёт, – торжественно и басовито прогремел жрец, как только появились первые лучи солнца, – готов ли ты принять бремя правителя?
– Да, – решительно ответил Рейнольд.
– Открой ларец правителя, – приказал жрец, показывая на стену, залитую лучами восходящего солнца. – Только истинный наследник драконьей крови и его силы сможет открыть ларец.
Рейнольд взял кинжал, которым я недавно обрезала его рану, провёл по ладони, поднял её, чтобы все увидели выступившую кровь. Подошёл к стене и приложил ладонь к выделяющемуся среди других камню. Он впитал в себя выступившую кровь и вошёл внутрь стены, открывая нишу, в которой лежал чёрный отполированный камень, по форме напоминающий мяч для регби. Рейнольд положил окровавленную ладонь на этот камень. Он засветился, стал переливаться всеми цветами радуги и осветил по цветам всех стоящих представителей кланов. Цвета вернулись от кланов назад в камень, а от него – на Рейнольда, одним чёрным лучом.
Луч исчез, и ниша закрылась, пряча камень от наших взоров. Рейнольд выпрямил ладонь, показывая залу изображение дракона на месте пореза. Все кланы как один опустились перед ним на одно колено. Никаких корон, колец и прочих королевских атрибутов.
Рейнольд стоял с совершенно чёрными глазами. Я аж отпрянула от ужаса.
– Не бойся, это от избытка полученной энергии. Она скоро приживётся в нём, и глаза вернут нормальный цвет. Теперь он правитель драконьих земель, – объяснил Тай и преклонил колено перед братом. Взглядом и мне указал сделать то же самое.
Все встали, и началась присяга кланов новому владыке. Она заняла вечность. И за что такая честь – стоять позади нового владыки и не шевелиться? Лучше бы посидела где-нибудь в уголке, подальше от чужих взглядов.
Последним присягал Тай. Когда Рейнольд поднял на меня взгляд, я осторожно помотала головой, чтобы даже не надеялся, что я ему буду присягать. Не хочу над своей головой иметь правителя, уж как-нибудь обойдусь.
Церемония окончилась, и всех присутствующих пригласили на праздничный завтрак.
Наконец-то!
За столом сидела рядом с Таем, вкушали поистине королевский завтрак, начиная со вкуса и кончая количеством. После сытного завтрака нас повели в другой зал.
– Перед тем, как праздновать, надо закончить с делами, – начал жрец. – Рейнольд кори Ронеро, вы должны свершить суд над мятежниками.
– Приведите арестованных, – прогремел ледяной голос Рейнольда.
В зал ввели восьмерых сильно помятых мятежников. Синяки и кровоподтёки украшали их небритые лица. Шли спотыкаясь и прихрамывая, одежда порванная, а в глазах лютая ненависть к новому правителю. Идущий впереди демонстративно сплюнул на отполированный до блеска пол и дерзко посмотрел Рейнольду в глаза.
Такого не сломишь. И что теперь будет делать Рейнольд?
– Данной мне по праву рождения и крови властью объявляю вас виновными в покушении на Тая кори Ронеро, в убийстве регента Тайрона кори Ронеро, в покушении на меня, вашего правителя. Приговариваю вас к смертной казни тем же способом, каким вы хотели убить меня, – ровно вещал Рейнольд и даже не дрогнул.
Рядом стоящие охранники, не медля ни секунды, привели в исполнение только что оглашённый приговор. Каждого из мятежников пару раз полоснули ножом по груди. Ни один не издал ни малейшего звука. Из раны просочилась кровь, смочила грязную одежду, а затем медленно закапала на отполированный до блеска пол. Около каждого из них образовалась лужица крови. Они стояли и смотрели на Рейнольда глазами, полными ненависти, зная, что медленно умирают.
Мы что, так и будем стоять и смотреть на это реалити-шоу? Я оглядела зал. По-моему, этот вопрос мучает только меня, все остальные спокойно наблюдают.
В зале ощутимо запахло кровью, а после сытного завтрака этот запах мне что-то очень не нравился.
– Рейнольд, – шепнула впереди стоящему правителю, – мы что, так и будем здесь стоять и наблюдать, как они умирают?
– Да, – коротко ответил он.
– Ты что, мазохист? Это мерзко!
После этих слов он повернулся и внимательно посмотрел на меня.
– Я правитель, и далеко не все мои решения бывают приятными, – холодно отрезал он.
– Я лучше пойду, потому что это шоу не по мне.
– Стой. Ты принадлежишь нашему клану и должна вместе с нами быть в этом зале, чтобы почтить память моего дяди.
– Какая память? Ты исполняешь приговор, это не связано с Тайроном.
– Очень даже связано. Приговорив мятежников, мы чтим его память.
– Лучше б на могилку цветочки отнёс.
– Какую могилку? Драконы сгорают в своём магическом пламени. Мы только можем их помнить в наших сердцах и чтить их память.
Ещё лучше!
– Так какого чёрта мы тут стоим? Я память могу почтить и без запаха крови.
– Лейра, этим приговором мы мстим за дядю.
– Этим приговором ты сейчас убьёшь меня, мне плохо от одного вида и запаха крови.
– Лейра, ты входишь в наш клан, ты должна присутствовать и поддерживать нас, – шипит на меня Рейнольд.
Терпеливо, если не сказать – героически, стою рядом с его величеством и пытаюсь спокойно дышать, но вид умирающих мятежников и крови делает своё дело, паника подбирается маленькими шажками всё ближе и ближе. Запах крови всё больше раздражает ноздри.
Один из мятежников потерял сознание и бухнулся в лужу своей же крови, брызги полетели во все стороны, и несколько попало мне на руку.
Всё. Это была последняя капля.
Голова вдруг закружилась, перед глазами замелькали белые круги. Хотела опереться о Рейнольда, но меня заволокла темнота.
И откуда-то издалека раздался встревоженный голос Рейнольда:
– Врача, быстро!
* * *
Лежу у себя в комнате, в открытое окно прокрадывается свежий воздух, и только лёгкое покачивание занавесок выдаёт его проникновение. В комнате по-хозяйски обосновались лучи солнца. Свежий воздух играет с моими волосами. Рядом со мной сидит, или скорее пыхтит, портя всю картину, жирный доктор. Вспомнила, что я его уже видела тогда, в убежище.
– Как вы себя чувствуете?
Прислушалась к внутренним ощущениям.
– Хорошо.
– Я сообщу Рейнольду, он просил сразу же его информировать.
Доктор исчез за дверью.
– Лейра, как ты? – спросил обеспокоенный Тай.
– Жить буду.
– А я уж стал волноваться, что мы снова будем жить спокойно, – улыбнулся уголками рта Рейнольд, чуть сдерживая смех.
– Даже не надейся.
– Стало быть, во время сегодняшнего бала мне грустить не придётся.
– Бал сегодня?
Он кивнул в ответ.
– Мне надо отлежаться, я ещё очень слаба…
– Ну уж нет! – прервал меня Рейнольд, – На сегодняшнем балу ты составишь мне компанию. Отдаю тебя в заботливые руки Мойры, вечером зайду за тобой.
Он подмигнул и удалился.
Перед празднеством меня баловали ваннами, массажами, втираниями и прочими процедурами. Создалось впечатление, что за сегодня мне запланировали сделать все, что у них есть в арсенале. Приятно усталая, сидела в кресле, мне одновременно делали маникюр и педикюр, макияж и причёску. Когда меня привели в комнату, там висело приготовленное роскошное чёрное платье с корсетом в форме сердечка и расширяющиеся в пол. Оделась, посмотрела в зеркало. Сложно поверить, что эта очаровательная девушка – я.
В дверь постучались. За дверью обнаружился Рейнольд в шикарном костюме из того же материала, что и моё платье. Выглядит обалденно, чёрные волосы спадают на лоб, обволакивающий тёплый взгляд осматривает меня с ног до головы. Не мужчина – мечта! И я с ним проведу весь вечер. Брысь, все женщины, брысь! Он мой!
Пока я его рассматривала, он делал то же самое. А точнее пожирал меня глазами.
– Выглядишь потрясающе, не могу оторвать взгляд, – сказал Рейнольд с восторгом в глазах и протянул мне руку. – Ты моя! Идём.
Опять стояла рядом с Рейнольдом и кивала гостям. Рейнольд не отпускал меня от себя ни на шаг. Танцевал только со мной, другим со мной танцевать не позволил. Сегодня это был совершенно другой Рейнольд, никакого шипения или морозящего взгляда. Как раз наоборот, мне от его взгляда становилось слишком жарко, боюсь, что к концу вечера расплывусь перед ним лужицей. Каждый раз, когда он ко мне прикасался, у меня замирало дыхание. Сердце пропускало стук. Я честно таяла от его взгляда. Смотрела в глаза и тонула, и не надо меня спасать, я согласна утонуть в этой бездне нежности и страсти. Мой мир неожиданно сузился до этих ласкающих меня нежностью, переливающихся чёрным серебром глаз. И больше никого вокруг, только я и он.
Этот вечер был лучшим в моей жизни, я была окружена нежностью и вниманием. Почувствовала себя желанной и счастливой, в гармонии с собой и окружающим миром. Может, это и есть то место, в котором я должна быть?
Бал продолжался до рассвета, так что спать легла только утром, усталая, но безумно счастливая.
Утром, перед тем как открыть глаза, почувствовала на себе взгляд. Опять…
В кресле, около моей кровати, сидит черноволосый красавец, в чёрной обтягивающей его красивое мускулистое тело майке, ласкающий меня нежным взглядом.
– Ты почему компрометируешь моё честное имя?
– Ну что ты, я просто подтверждаю слухи, – ответил Рейнольд, довольный, как чеширский кот.
– Что за слухи?
– Все считают, что у нас роман, не можем же мы их разочаровать.
– Но у нас нет романа.
– Значит, надо, чтобы был.
– Не впутывай меня, интриган!
– Без тебя роман невозможен, – мило отрезал он, – Вставай, я обещал вернуть долг.
– Иди, дай мне одеться, – выгнала его из спальни.
– Жду тебя в гостиной, поторопись, я попросил, чтобы нам накрыли завтрак на двоих, – бросил Рейнольд, выходя из спальни, и подмигнул.
Я только открыла рот, но не нашла слов и кинула то, что первое подвернулось под руку. Это была подушка. Он успел выскочить из спальни и прикрыть дверь. Подушка, не достигнув цели, ударилась в дверь и упала.
Ну ничего себе! У него со мной роман, а я об этом узнаю последней. А кто меня спросит?
Надела джинсы и блузку, связала волосы в пучок, открыла дверь в гостиную, рассерженная, и замерла. Сражённая видом. Смотрела и не могла поверить своим глазам. Вся гостиная утопала в нежных и хрупких алых цветах, напоминающих эустомы. И в этом море цветов стоит Рейнольд с маленьким букетиком нежнейших эустом.
– Доброе утро, Лейра, – он подошёл и поцеловал меня, всё ещё находящуюся в ступоре, и вручил букет.
Стою и не могу поверить, что всё это для меня. Ведь так бывает только в сказках, для принцесс. В носу запершило, в горле застрял комок, на глаза навернулись слёзы.
– Надеялся на улыбку, – прошептал Рейнольд, нежно целуя меня и стирая непрошенные слёзы.
– Спасибо, – прошептала, боясь спугнуть счастье, и попыталась выдавить улыбку, – мне никто не дарил моря цветов.
Он взял меня за руку и повёл к столу. Вся комната благоухала нежнейшим кисло-сладким ароматом. Присели за стол, поставила букетик в специально приготовленную вазу.
Так хотелось поверить в искренность его слов и намерений, но внутри я в этом очень сомневалась. Не верю, что всё это может предназначаться мне просто так. Обязательно должен быть подвох.
– Рейнольд, скажи, что всё это значит? – спросила после того, как пришла в себя от цветочной атаки.
– Неужели мужчина не может тебе подарить цветы?
– Мужчина – может, а вот ты под сомнением, – ответила я, надкусывая булочку с хрустящей корочкой.
– Почему?
– Разве не понятно? Ты всегда на меня шипишь или буравишь ледяным взглядом, что изменилось?
– Я, – ответил Рейнольд, подняв серьёзный взгляд на меня.
– Это весь твой ответ? Невозможно так быстро перейти от холодного к горячему – зубы сведёт. Даже ледник потихоньку оттаивает. От тебя можно было надеяться змею в кровать, но никак не цветов. В чём подвох?
Он интриган, каких мало, от него можно ожидать чего угодно, хотелось бы знать правила игры. А то я буду играть в шахматы, а он в «дурака», и как бы ни было печально, но дурой останусь я, вдобавок с разбитым сердцем.
– Почему ты ищешь подвоха там, где его нет? – спросил задумчивым взглядом.
– Тот же вопрос могу адресовать тебе, с самого первого дня нашего знакомства.
– Я понял, как сильно в тебе ошибался.
– Вот так, без доказательств, взял и понял? А ну выкладывай всю правду!
– Я настоящий глупец, – начал он со вздохом.
– Скажи то, чего я не знаю.
– Твоя обида имеет под собой почву, – признал Рейнольд, опустив глаза. – Ведь как только я получил рапорт от наших магов, что Тай связался с какой-то девицей, я был уверен, что знаю, что иномирянке нужно. Был уверен, что ты вскружила Таю голову и жаждешь денег и власти. Как только прибыл в академию – искал способы от тебя избавиться, ну ты и сама это знаешь. А ты на всё реагировала не так, как я ожидал. Ты заботилась о Тае, не требуя ничего взамен. Как мой дядя правильно заметил, ты не давала мне спуску, спорила, боролась, но не сдавалась. Я видел, какая ты сильная и насколько слабая. Понял, что именно такую я всё время искал. Лейра, я ждал тебя всю жизнь. Ты не представляешь, как я рад, что ты попала в наш мир. Теперь я сделаю всё, чтобы завоевать твоё расположение.
Вот те раз!
Передо мной сидит мужчина моей мечты, ему бы я преподнесла своё сердце на блюдечке. Вот только стоит ли ему доверять такое сокровище, как своё сердце? Оно хрупкое и ранимое, особо остро реагирует на любые колебания чувств. Рейнольд властный и не переносит, когда ему перечат. Я упрямая как баран, ни на йоту ему не уступлю. Да мы друг другу глотки перегрызём. Только вопрос, кому мы что докажем, если с раненными сердцами будем сидеть в разных углах, зато с доказанной своей правотой? Зачем мне это, если мой любимый будет отдалён от меня? Как найти золотую середину? Как бы сейчас хотелось посоветоваться с мамой. Как мне её не хватает, её опыта и советов, да и просто поддержки. Интересно, ей понравился бы Рейнольд? Думаю, понравился бы, у него точно есть чувство ответственности, не то что у меня.
Почему-то в голове крутились разные варианты развития и крушения наших отношений, но ни одного со счастливым концом. А может, так и лучше? Буду свободная, а то Рейнольд задавит своим контролем. Но зачем мне свобода, если я никому не нужна? Вот как найти наилучшее решение?
– Лейра, ты молчишь, – напомнил о себе Рейнольд, напряженный как струна.
– Я не знаю, что ответить, – смущённо опустила глаза.
– Почему? Мне вчера показалось, что у нас может получиться, – сказал он проникновенно, взял мою руку в свою и переплёл пальцы.
Сердце пропустило удар, от пальцев побежали мурашки по всему телу.
– Понимаешь, эм-м, я вчера расслабилась и позволила себе наслаждаться компанией очаровательного и внимательного мужчины, – я опустила глаза и почувствовала, как краска заливает лицо.
– Я всегда с тобой буду таким, – заверил Рейнольд, так проникновенно смотря мне в глаза, что я готова растечься лужицей перед ним. – Не сравнивай меня с тем, каким я был с тобой раньше. Я ведь с тобой боролся, а теперь собираюсь любить, баловать и оберегать, – он приблизился ко мне, на лице чувствовала его горячее дыхание. – Дай мне шанс.
И я таяла у него на глазах. Нельзя так смотреть, я ведь не железная, могу не выдержать и согласиться ради взгляда, полного любви и нежности. Та так и снежную королеву можно растопить, что уж говорить обо мне, позабывшей в этом мире, что такое любовь и нежность.
– Хорошо, – едва слышно ответила я, сама страшась своего ответа.
Уже в следующее мгновение я оказалась в его крепких и надёжных объятиях. Он медленно склонялся к моим губам и нежно, боясь испугать, поцеловал. Все чувства обострились, как оголённые провода. Сердце бешено колотилось, а бабочки в животе сходили с ума. Сама испугалась такой реакции на него и отпрянула.
От неловкой ситуации спас стук в дверь.
Рейнольд вопросительно посмотрел на меня, но из объятий не выпустил, упёрся подбородком в макушку.
Вошёл Тай, удивлённо рассматривая море цветов, а когда поднял взгляд на нас, широко улыбнулся. И, строго смотря на брата, произнёс:
– Если причинишь ей боль…
Боже, на что я подписалась?! Теперь у меня будет опеки в два раза больше.
– Спасибо, Тай, – счастливо улыбаясь, упёрлась лбом в могучее плечо Рейнольда, – надеюсь, ты не переборщишь с опекой, как твой братец.
Он только крепче прижал меня к себе, а я почувствовала себя безумно счастливой в его объятьях, среди моря цветов.
– Мы удаляемся, а ты позаботься обо всём, – уходя, бросил Рейнольд Таю.
– Пока, – ответил тот, широко улыбаясь нам вслед.
Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий