Попала, или Форс-мажор!

Глава 1

– Лейра, буду предельно откровенен: только из уважения к вашей матери я еще не отчислил вас, – буравя меня взглядом, произнёс седой декан.
Вот почему я не отказалась от этой затеи ещё три года назад?! До сих пор в голове звучат мамины слова: «Все женщины в нашей родне – преподаватели, поступай в педагогический, продолжишь нашу семейную традицию». Ей авторитетно поддакивали бабушка и моя старшая сестра. А я, пряча за спиной буклет театрального училища, не знала, как им отказать.
И вот я здесь, в кабинете декана, в который раз выслушиваю нотации.
– Даю вам последний шанс пересдать зачёт. В противном случае будем говорить о вашем отчислении из университета.
Честно потупила взгляд, уставившись в пол, демонстративно изображала сожаление, чтобы не выкинули из универа прямо сейчас.
Какого чёрта я поступала на педагогику?! Не моё это.
Может, я не унаследовала педагогический ген? Хм-м… интересно, такой вообще существует? Если его ещё не открыли, то совсем не значит, что такого нет.
И вообще я как будто не на своём месте. Мне здесь неинтересно. Вот не моё это, и всё.
– Неужели нельзя подготовиться к экзамену с первого раза и не тратить ни моё время, ни время других преподавателей? – не на шутку декан разошёлся, пронизывая меня взглядом.
Может, и можно, но ведь всегда есть «но». Как только мне надо готовиться к зачёту, что-нибудь обязательно случается. Меня просто преследуют непредвиденные обстоятельства, как страховые компании красиво пишут, «force majeure», а они от этого не страхуют. Что уж говорить обо мне, бедной студентке? Жаль, не могу этим оправдаться, он ведь не поймёт. А когда честные студенты готовятся к экзамену? Правильно – в ночь перед экзаменом! Не могу же я взять и изменить этой традиции? Только как объяснить декану, что, когда я собиралась готовиться к зачёту, меня настиг форс-мажор?
Пока декан вовсю распинался, я стояла с опущенными глазами и думала о своём. Устав орать (или поняв, насколько это безнадёжно), он махнул рукой и указал на дверь.
Ну наконец-то!
Выходя из кабинета, изображала полное раскаяние – за всё время учёбы я лучше всего понаторела именно в этом. Надо было поступать на актёрский факультет.
Что ж не везёт-то так, а?
На прошлой неделе села готовиться к зачёту – звонит моя лучшая подруга и просит вместе с ней подъехать в домик у леса, где на следующие выходные планируется вечеринка. Посмотрев на стопку ничуть не вдохновлявших книг, начала торговаться со своей совестью, убеждая её в том, что можно хорошо провести время с Радой, а вернувшись, честно присесть за книги.
Кто ж мог предположить, что по пути сломается машина?!
Мы, две девушки, как полагается, открыли капот и смотрим. На что там смотреть? Много пыльных проводков. Двумя пальцами, осторожно, чтобы не испачкаться, подёргали за них, и на этом наши знания механики закончились. Аварийка не спешила на помощь попавшим в беду девушкам. Так и простояли до ночи на обочине.
Вернулась домой поздно. Замёрзшая, голодная и злая. Ну, какая после этого может быть учёба? А ведь не объяснишь, что случились непредвиденные обстоятельства, то есть форс-мажор. Если бы страховые компании от этого страховали, я бы точно разбогатела.
Вот так раз за разом заваливаю экзамены.
Может, бросить всё? Сколько можно мучиться самой и мучить других? Вот только как всё объяснить маме?
Если сообщу ей, что бросаю универ – она во мне разочаруется, а если меня отчислят – это ещё хуже.
Выбор не ахти: плохо или совсем плохо. А хуже всего будет, когда об этом узнает моя сестра. Она уж своего едкого слова не упустит.
Ну почему я не могу быть такой, как она? Ответственная, педантичная, никогда не подводящая – такая идеальная, что аж тошно.
* * *
Возвращаясь из универа в расстроенных чувствах, пыталась вспомнить, что мама просила купить по дороге домой. Мало того, что настроение никакое, так ещё ветер пронзает до костей. Быстренько перебежала через дорогу, не доходя до светофора, и поспешила к магазину, лишь бы скорее спрятаться от ветра. В витрине отразились идущие прохожие и лохматая девушка, заворачивающая кофейного цвета шарф вокруг голой шеи. Рассматривая себя в отражении, провела пальцами по каштановым волосам, пытаясь их хоть как-то уложить. Модное пальто горчичного цвета с большими шоколадными пуговицами, на плече стильная сумка. Выгляжу хорошо, ну хоть в чём-то я лучше сестры, у меня есть вкус!
Похвалила себя и зашла в магазин.
С трудом уложенные волосы тотчас спутали обогреватели, дующие с двух сторон у входа. Вот чёрт!
Ладно, проехали!
Что там мама просила купить? Иду между стеллажей с продуктами, не обращая на них внимания. Кажется, только молоко и батон. Направляюсь в молочный отдел, беру молоко, и тут зазвонил мой телефон.
Одной рукой открываю сумку, пытаюсь нащупать телефон. Его, как назло, нет в кармашке, на ощупь лезу в другой отдел. Нет его и там. Ощупала всю сумку – ну нет его. Но ведь где-то есть, ведь всё ещё звонит. Нервы на пределе. Кладу молоко обратно, сажусь на колени, вытряхиваю всё из сумки, и вуаля – вот он, родной. Провела пальцем по экрану.
– Алло, привет, – здороваюсь с Радой. Мы с ней не разлей вода со школьной скамьи. Как познакомились, так до сих пор вместе.
– Привет, я по важному делу. У тебя есть планы на эти выходные?
– О да! Я, конечно же, не сдала зачёт, так что выходные посвящу ему любимому, – призналась честно, не боясь осуждения. Рада и так обо мне всё знает – как хорошее, так и плохое.
– А позже никак?
– Это вряд ли, – ответила с глубоким выдохом, – декан рвёт и мечет. А что?
– Тут такое дело: я уже купила билеты в Рим. Понимаешь, они были такие дешёвые, а мы так давно планировали… – пытается оправдаться Рада. – Завтра рано утром вылетаем, во вторник вернёмся. Когда у тебя зачёт?
– В среду, – буркнула в ответ.
Что ж такое делается-то, а? Ведь честно настроилась подготовиться к зачёту, так нет. Звонок подруги смешал все карты. Вот как теперь выбирать между Римом и зачётом?
– Лейра, ну пожалуйста, – принялась упрашивать змея искусительнице в лице Рады.
– Ты не представляешь, как мне хочется.
Боже мой, как решить то?
Ведь остался всего один год, и я кончу эту проклятую педагогику. Буду свободна и от неё, и от чувства долга перед всем нашим женским родом. Нет, не полечу, учёба важнее.
Перед глазами встал образ моего письменного стола в углу и кучи учебников. Моя решимость поблекла от осознания, как нудно пройдут выходные. А ещё внутренний голос так и шепчет: ты так давно мечтала увидеть Рим. Уверенности не придаёт.
А может, полететь, а потом за ночь подготовиться? Ведь на троечку как-нибудь смогу сдать, мне хватит; лишь бы проходной балл, чтобы декан отстал.
Ну разве это не форс-мажор?
Во-первых, непредвиденные обстоятельства. Кто ж мог предвидеть, что билеты в Рим вдруг подешевеют?
Во-вторых, непреодолимая сила. Могли бы вы противостоять поездке своей мечты?
– Летим, – сказала я с глубоким вздохом, как будто всё это время сдерживала дыхание.
– Ура! – визжит от радости мне в ухо Рада.
– Во сколько за мной заедешь?
– В четыре будь готова, пока, – и отключилась, она всегда так.
Сижу на коленях в магазине, среди книг и барахла из сумки, и тупо смотрю на отключенный экран.
Вот как так? Ведь только что направлялась домой, полная решимости подготовиться к этому чёртовому зачёту. И так получается каждый раз. Меня просто преследуют непредвидимые обстоятельства.
Собрала всё обратно в сумку и поспешила домой, ведь завтра утром я улетаю в Рим. Не могу поверить, что поездка уже так близко. Столько времени ждали хорошего предложения – и на тебе, так неожиданно. Правда, не вовремя, но всё равно замечательно. Приду домой, подготовлю маршрут, куда пойдём, что посмотрим, чтобы за четыре дня успеть как можно больше.
– Привет, мам, – поздоровалась, войдя домой.
Живём с мамой и сестрой в старой многоэтажке. Квартира скромная, давно не видевшая ремонта, но зато аккуратная и чистая.
– Привет. Купила, что я просила? – спросила мама, выходя из кухни и вытирая полотенцем руки.
Чёрт побери! Что ж за непруха-то такая, ведь была в магазине.
Изображаю уже профессиональное сожаление на лице.
– Мам, я забыла, – прикусываю губу и поднимаю глаза.
Мама не оценила.
– Где твоё чувство ответственности? Ты не можешь сделать элементарных вещей. Когда же ты, наконец, повзрослеешь? – стала ворчать расстроенная мама и вернулась на кухню.
– Мам, ну не сердись, – иду за ней на кухню, – я была в магазине, и мне позвонила Рада. Ты не поверишь, она купила билеты в Рим, представляешь? Я рано утром улетаю в поездку своей мечты, – стою напротив мамы, мечтательно сложив руки и закатив глаза.
Мама скептически на меня смотрит, уперев руки в бока, потом садится за стол и бросает полотенце.
– Ты такая безответственная. Как ты будешь жить? – она неодобрительно качает головой и глубоко вздыхает.
– Как, как? Как-нибудь, – отвечаю, разведя руки в стороны. – А вдруг у меня будет ответственный муж… – закатываю мечтательно глаза.
– Ага, щас! – огрызается мама, подражая своим ученикам. – Какой нормальный, ответственный мужчина захочет с тобой связать свою жизнь?
– Значит, останусь старой девой, – смиренно опускаю глаза, – и буду всегда с тобой.
– Горе ты моё, горе, – улыбается растаявшая мама, и морщины на ее лице разглаживаются. – Во сколько улетаешь?
– Рада заедет в четыре.
– Кофе будешь пить без молока, – строго отчитывает, – бутербродов не получишь. Или… – делает значительную паузу и указывает на дверь, – в магазин.
Посмотрела в окно – там тучи еле сдерживаются, не пролив тяжёлую ношу, порывы ветра безжалостно гнут к земле деревья. От одной мысли, что придётся выйти на этот промозглый холод, меня передёргивает.
– Буду пить чёрный кофе, – быстро определяюсь, решив из дома не высовываться. – Мам, извини, я так разволновалась после звонка Рады, что обо всём на свете забыла, – подошла и обняла маму за плечи.
– Иди уж, складывай вещи, – она махнула рукой, прощая мне всё.
Какая она у меня хорошая, самая лучшая. Жаль, что я не такая безупречная, как моя сестра Кира, которой можно лишь гордиться.
В своей комнате разложила на кровати вещи, которые собираюсь взять с собой. Их немного: пара маек, кофта, если будет холодный вечер, джинсы, бриджи и нижнее бельё. С антресолей достала уже спрятанные босоножки. Что мне ещё может понадобиться? Паспорт и подзарядка для смартфона. Сложила всё в рюкзак. Летим с дешёвыми авиалиниями, за багаж не платим, так что всё только в ручную кладь.
Присела к компу, подготовить маршруты нашей поездки. Почитала форумы, отзывы и советы, заказала и отпечатала билеты в музеи…
Всё готово, можно ложиться.
Посмотрела на часы – осталась пара часов сна.
* * *
После того, как зазвонил будильник, бодро вскочила с постели. Если бы надо было вставать в универ, долго бы мучилась, ворочалась, еле встала бы, а как в поездку – бодрая, вся в предвкушении незабываемых впечатлений. В Рим ведь.
Тихо, чтобы никого не разбудить, пробралась на кухню. Заварила себе чёрный кофе. Не люблю я чёрный, но что ж делать, молока-то нет. Жду, пока приедет Рада.
Она, как всегда пунктуальная, подъехала к подъезду ровно в четыре. Прихватив рюкзак и тихо закрыв за собой дверь, сбежала вниз, впрыгнула в автомобиль. Смотрим друг на дружку, улыбаемся, без слов понимаем, что обе в предвкушении долгожданной поездки. В животе так и порхают бабочки, придавая восторженного возбуждения.
Полёт проходит за обсуждением наших маршрутов, так что даже не замечаем, когда начинаем приземляться.
Без проблем доезжаем и обустраиваемся в маленькой семейной гостинице, переодеваемся в летнюю одежду и, не теряя ни минуты драгоценного времени, идём смотреть город.
За эти дни обошли весь вечный город, побывали в музеях и на площадях, в закоулках, и каждый раз находили что-нибудь ещё и ещё красивее.
Время пролетело незаметно, остался последний день, а ещё столько хочется увидеть. Лёжа в постели с Радой, решаем, где его провести. Рим мы посмотрели, теперь хочется увидеть что-нибудь из окрестностей, ведь вечером улетаем.
– Давай махнём в Остию-Антику, – предложила, читая со своего смартфона, – в интернете пишут, что это самые большие оставшиеся развалины и добраться до них легко. Надо ехать на Б-линии метро в направлении Лаурентина до остановки Еур Маглиана, пересесть на Лидо и сойти на остановке Остиа Антика. Что думаешь? – повернулась к Раде.
– Давай, – легко согласилась Рада, – только сразу соберём вещи, нам надо выписаться из гостиницы, а из Остии поедем прямо в аэропорт.
Мы оделись, собрали вещи, а когда повернулись друг к другу – хором рассмеялись. Оказалось, мы оделись совершенно одинаково: бежевые бриджи и белые майки, только у Рады майка с Колизеем.
Прихватив рюкзаки, покинули гостиницу и пошли к ближайшему метро.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий