Ты создана для этого

Книга: Ты создана для этого
Назад: Мерри
Дальше: Фрэнк

Сэм

Я смотрел на Мерри, сидящую передо мной. Она молчала и не двигалась. Она была готова ко всему, что я мог с ней сделать. «Я заслуживаю этого», – кричало все в ней. И именно это она сказала бы сама, если бы могла говорить. «Я хочу этого. Хочу, чтобы ты меня наказал. Хочу мучиться. Хочу испытать боль. Сделай это, Сэм. Заставь меня страдать».
Во мне бушует гнев. Он обжигает так сильно, словно внутри меня тлеет горящий уголь и его жар охватывает мой желудок, грудь, идет выше и выше, перехватывает горло, и мне уже трудно дышать. Я больше не могу сдерживать свою боль.
Меня трясло. Я крепко, до красноты, напряг и без того сжатые горячие кулаки, готовые нанести удар в любой момент. Они просто чесались, чтобы выплеснуть через костяшки накопившуюся во мне ненависть к своей жене, превратить ее в кровавое месиво и груду сломанных костей.
«Да, – услышал я голос. – Сделай это. Сделай.
Кулаками! Кулаками!
Давай, Сэм. Сделай это. За всю боль, за все обиды. За всех женщин, которые несправедливо поступили с тобой».
Женщины… Их было так много, жестоких интриганок.
Лгуньи.
Все они умеют так хорошо врать и изворачиваться.
* * *
Я вложил всю свою силу в кулак и обрушил на нее первый удар. Она согнулась.
«Еще! – возопил голос. – Сильнее. Чтобы она почувствовала!»
Я отшатнулся назад, размахнулся – и снова ударил ее. Потом еще и еще, до боли в костяшках. Я слышал крики, жуткие, звериные. Они не прекращались, но я не обращал на них никакого внимания, продолжая ее избивать.
– Получай, получай, потаскуха! Чертова сука!
«Еще, Сэм, еще».
– Лгунья! Сука! Убогая шлюха, а не мать! Жалкая пародия на женщину. Жестокое чудовище. Ты не заслуживаешь того, чтобы жить!
Крики усилились. На моих руках была кровь. Я остановился, чтобы вытереть слезы и слюну с лица. Я задыхался от напряжения, пот струился по лицу. Меня трясло. Оказывается, это кричал я сам.
Посмотрел на Мерри. Она уже не была моей женой – просто жалким, окровавленным, никому не нужным существом, валявшимся в углу без сознания.
«Хорошо, – сказал голос. – Ты все правильно сделал, Сэм. Ты – молодец».
Я вытер глаза. Глубоко вздохнул. Попытался сфокусировать взгляд, справиться с бешеным сердцебиением.
– Вот и славно, – произнес я наконец. – Думаю, с меня хватит.
В машине, когда ехал домой, я постоянно возвращался к нашему разговору с Карлом. О том, что у нас у всех есть тайны. Но именно ее тайны перечеркнули нашу жизнь. Всю нашу жизнь.
– Ты обозлен, – как-то сказала мне Малин, еще до того, как все это случилось.
Но какой был смысл копаться в своих чувствах? Облегчать свою душу, как говорят.
– Вы постоянно вспоминаете прошлое. Глубоко погружаетесь в воспоминания. Остро чувствуете боль. Но это хорошо, – говорил психотерапевт. – Не бойтесь признать правду. И не бойтесь своей боли.
Чушь!
Я все время пытался, после того как в Нью-Йорке все пошло наперекосяк. Тогда Тесс непрестанно твердила одно и то же, что я обязан заплатить за все, что сделал. Я подумал, что нужно что-то менять. Что у меня появится шанс изменить свою жизнь. Что я могу попытаться. Но все осталось по-прежнему.
Ничего никогда не меняется.
Потому что все женщины одинаковы. Это закодировано в их ДНК.
Назад: Мерри
Дальше: Фрэнк
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий