Ты создана для этого

Книга: Ты создана для этого
Назад: Сэм
Дальше: Мерри

Фрэнк

Вне себя от ярости я пешком отправилась в Сигтуну. Шла целый час под дождем. Еще один унылый серый шведский день. Я застряла где-то у черта на куличках, оторванная от всего остального реального мира, где люди живут полноценной жизнью. Я консультировала миллионеров, давала им советы, как формировать портфели акций. А чем я сейчас занимаюсь? Варю овощи и убираю дом.
Захолустье, богом забытое место с занудными шведами и их безрадостной жизнью в лесу. Только деревья и небо, все зеленое и синее. Каждый день повторяет предыдущий. Пора бежать отсюда. И чем дальше, тем лучше.
В деревне нашла маленькое кафе в конце ряда из унылых магазинов и целых пяти ресторанов. Села за столик и стала просматривать в телефоне расписание авиарейсов. В конце концов нашла подходящий. Заказала билет в один конец на воскресенье. Остановила свой выбор на Индонезии. Проведу неделю на выездном семинаре по йоге на Бали. Потом полечу в Гонконг к Николаю. Я отправила ему письмо. Он почти сразу прислал ответ, в котором красочно описал, куда мы сможем съездить на экскурсии и как будем отрываться на выходных.
«Имей в виду, Фрэнк, я параллельно буду встречаться с другими женщинами», – написал он.
«Ладно, почему бы и нет», – подумала я.
Я написала остроумное, изящное письмо в ответ. Внутренне, однако, я чувствовала напряжение. Со мной всегда так происходит, когда меня унижают или оскорбляют. Бесчувственный Карл, трусливый Сэм. Они оба безуспешно пытаются избавиться от скуки и бесконечной полосы неудач. Брак, семья… Да все это сплошное надувательство! А они что-то корчат из себя, как будто они – бесценный приз. Как будто это с тобой что-то не в порядке, если никто не предложил тебе выйти замуж.
Я заказала кофе и булочку с корицей, канелбуллар. Наверное, это единственное, о чем я буду скучать, покинув Швецию.
«Пожалуйста, уходи. Пожалуйста, уезжай».
Знакомые слова.
Эти же слова произнес Томас много месяцев назад. До него – Саймон. А боль каждый раз одинаковая. Она пронизывает меня насквозь, в горле застревает липкий комок, который мешает говорить.
– Тебе здесь не место, Фрэнк.
Да, действительно, мне здесь не место.
Возможно, они заслуживают друг друга. Все эти люди на мерзком острове, который они хотят представить райским уголком. Презираю их. И жалею.
Я подумала об Эльзе. Каково ей там одной в тюремной камере. Она такая хрупкая, словно сделана из стекла. И все же есть тайна, которую они никогда не узнают. Есть злость, скрытый ото всех тлеющий костер, который разгорается с самого начала жизни. Наверное, когда тебе говорят сесть и скрестить ноги, или когда впервые мальчишка дергает тебя за косичку, или первый мужчина против твоей воли распускает руки, или когда твой первый парень рассказывает тебе, чего в тебе не хватает и почему тебе никогда не стать полноценной женщиной. И вот это едкое пламя постепенно разгорается все сильнее. Ты пытаешься игнорировать его, пытаешься затушить, взять под контроль, тише, тише! Улыбайся. Будь милой! Но эта горящая злость всегда там, внутри. И иногда она больше тебе не подчиняется. И тогда о ней узнают остальные.
Я допила кофе и попросила счет. Официантка была молодой и круглолицей. Я заплатила по счету, и она рассыпалась в благодарностях за оставленные мной щедрые чаевые.
Как же мне хотелось стереть с ее лица этот юный румянец!
Назад: Сэм
Дальше: Мерри
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий