Кровь, кремний и чужие

Глава 9

– И-и-и раз! И-и-и два! – покрикивал я на рабочих и инженеров.
Толку большого в этом не было, но мне нравилось командовать вслух, да и просто говорить, слышать свою речь доставляло удовольствие. Эх, нужно поскорее перейти к высоуровневым юнитам, обладающим собственным мышлением. Или создать НИИ и сунуть в него останки того несчастного игрока, у кого я затрофеил Огненного Дарта. Вдруг выйдет что-то путное?
– И-и-и раз!
Вокруг черного отверстия в завалах инженеры создали несколько примитивных кранов, с помощью которых на свет божий вот-вот должен был показаться первый из двух бронированных джипов. Один я собираюсь передать Бишопу, второй останется у меня и, после небольшой модернизации, превратится в первый танк в моей армии. Опыта, чтобы построить Гараж, у меня нет, но у торгаша я видел в продаже чертежи автомеханика. Причем там можно было выбирать по уровням, от начального, который способен колесо на багги поменять да завулканизировать камеру (если клея под рукой нет), до высшего, которые, объединившись в группу, смогут из хлама собрать рабочий аппарат. Интересно, вот этот джип потянет на такого универсального мастера?
А ведь есть еще конструктор – юнит даже лучший, чем автослесарь, но стоит дороже.
М-да, а ведь Бишоп может и не согласиться, ведь, по сути, сейчас джип – устаревшая гора железа, пластика и стекла. Без капитального ремонта он ни на что не годен, да и дотащить до логова торговца многотонную машину будет невероятно тяжело, если не невозможно. Все-таки автобус как тягловое средство в этих развалинах слабо подходит.
Вот же замкнутый круг: на броневик можно купить автомеханика, но без работы автомеханика машина стоит очень дешево, и за нее в таком состоянии не получить чертежей нужного робота.
– И-и-и два! Аккуратнее, черти! На запчасти пущу, тостеров понаделаю! Не царапайте… мля!
Опуская на землю многотонную махину, роботы таки не сохранили ее от повреждений, и сейчас вдоль левого борта от середины задней двери до переднего крыла красовалась уродливая царапина.
Вволю накричаться на бестолковых подчиненных (да только откуда взять толковых, когда база все еще начальных уровней?) не дало сообщение от группы разведчиков, которые нашли нечто интересное в развалинах.
– Ну, я вас!.. – погрозил я кулаком группе проштрафившихся рабочих, потом отдал мысленный приказ отряду сопровождения и направился к багги.
Через три часа тяжелой дороги по развалинам, после дюжины незначительных стычек с тварями, их населявших, я был на месте, рядом с поисковым патрулем, от которого поступило сообщение.
С недавних пор вдали от базы бродили несколько отрядов из семи роботов каждый, причем четверо из них состояли из разведчиков, а трое – максимально проапгрейденные солдаты, способные переносить по центнеру припасов, кроме личного снаряжения. Они были силовым ядром патруля, разведчики – глазами.
За несколько дней действия программы «кто нашел, того и тапки», это было первое срабатывание. Два патруля и вовсе оказались уничтоженными. Короче, сплошь минусы. И потому бальзамом на душу стало сообщение от разведпартии об обнаружении чего-то. Мысленно буду держать скрещенными пальцы, чтобы находка оказалась ценной.
В двух сотнях метров от моего наблюдательного пункта вокруг расчищенной от мусора площадки медленно бродили человекоподобные существа. Проходил я по ботанике разных растительных паразитов, например, сейчас вспомнил про такой гриб, как чага, что любит селиться на березе. Уродливая коричнево-черная, корявая шершавая нашлепка на красивом белом стволе, именно так выглядел этот паразит (правда, в медицине считался ценным средством) на тех фотографиях, что довелось увидеть в учебных материалах.
И точно такие же наросты я видел сейчас на мутантах впереди. Корявые шишки на руках, ногах, голове, горбы на спинах, вздутия на животах… фу, мерзость. Кто-то был наряжен в лохмотья, кто-то щеголял в одной рваной набедренной повязке, кто-то и вовсе был в чем мать родила. Отличить мужчину от женщины (или самку от самца) было очень тяжело из-за этих наростов. У некоторых в руках были палки, трубы, посохи, и на каждом предмете имелись наросты, а некоторые мутанты и их оружие были единым целым – гриб срастил живую и неживую плоть воедино.
С полсотни экземпляров против двадцати нас.
В центре площадки из арматуры, ржавых листов железа, автомобильных дверей, труб и глушителей от машин был собран алтарь или нечто вроде. А на алтаре стояло… нечто. Какой-то цилиндр диаметром сантиметров двадцать пять и в высоту раза в три больше. Четыре штыря из фиолетового металла опоясывались тонкими кольцами из того же материала, а в центре – стеклянная светящаяся капсула. Или не стекло это было, а что-то другое, испускающее свет. Ночью, думаю, тут метров на пятьдесят во все стороны словно от фонаря видно. Если в темноте эта хрень светится, конечно.
– К бою! – скомандовал я. – Взять в подкову и по сигналу открыть огонь на уничтожение. Артефакт беречь как зеницу ока.
Жаль, что далеко до мутантов и ценной вещи, не прочитать мне их характеристик.
Рискую?
Конечно, да! Но без этого процесса трудно узнать вкус шампанского, придется перебиваться водой да чаем, хе-хе. Уф, вроде бы железо внутри, а иногда начинает потряхивать от адреналинчика, мысленно зубоскалю – шалят нервишки от возбуждения. Вот сейчас подкрадемся поближе, посмотрю на тварей, и окажется, что они мне не по зубам.

 

Иньяс-прокаженный.
Уровень: 19.
Урон: ближний бой.

 

Не, рано бояться, я этих тварюшек на запчасти пущу, вполне по зубам мне и моим бойцам.
«Спасем березки от паразита!» – мысленно шучу я, а вслух командую:
– Огонь!
Лазерные лучи и свинцовые тяжелые пули ударили по телам мутантов и обломкам. Трем прокаженным оторвало конечности, одному, который стоял напротив моей позиции в тридцати метрах, разнесло голову, украшенную огромным грибовидным наростом.

 

Вы нанесли 35 единиц урона!

 

Как так? Из тяжелой снайперки чуть ли не в упор, и всего три десятка урона? Да они что – деревянные?
Перевес в уровнях и вооружении мутанты с лихвой компенсировали огромным числом хитпоинтов и регенерацией. Тяжелые раны от попадания винтовочной пули, когда из тела вырывался кусок плоти, тут же прямо на глазах зарастали грибом, бледная кровь, почти что сукровица (в их жилах прозрачной вязкой жидкости было много больше, чем красной) переставала течь через несколько секунд.
Мы выбили больше половины врагов, когда дело дошло до рукопашной. Лично я и три бойца держались в стороне: роботы меня защищали, а я трезво сознавал процент пользы в этой свалке от собственного участия. Уж лучше со стороны посмотрю, оценю и буду наводить подчиненных.
Иногда склонялся к прикладу, выцеливал прокаженного и давил на спуск, заставляя противника дергаться, порой он падал на землю от удара пули. Но все равно весомого вклада в сражение я не внес.
Итогом боя вышло: пятьдесят два иньяса и семь бесповоротно поврежденных роботов, которых только в переплавку. Еще трое были серьезно повреждены и передвигаться не могли. Эти мутанты имели просто железные пальцы и хватку гидравлических клещей! Голыми руками срывали пластины брони, гнули тонкие металлические детали, отрывали руки и головы роботам! Кстати, плоть у этих тварей совсем не походила на податливую человеческую или животную, была словно из дерева или пластмассы создана. И при этом они, мутанты, двигались достаточно легко, не так, как должны перемещаться создания, которые похожи на цельноотлитый манекен.
М-да, тут с логикой разрабы поругались.
Мутантов я приказал стащить в одну кучу и сжечь лазерами – при длительном воздействии раскаленного луча иньясы начинали тлеть и превращаться в пепел. А пока подчиненные скромными силами справлялись с погребением, я осматривал предмет поклонения.
Компактный реактор «Тавос».
Применение: мультифункционален.
Класс: очень редкий.

 

– Зараза!
Впрочем, ругался я зря. Этот реактор весьма стоящая вещь, просто на данный момент развития мне пригодилось бы что-то из оружия, из роботов (к примеру, летающий дрон для разведки) или чертежей. А реактор… эх, ну куда я его сейчас впихну? Он идеален для транспортных средств, стационарных точек защиты и разведки и многого другого, вот только у меня нет ни мастеров, кто мог бы справиться с установкой, ни места, куда установить.
Хотя инженеры могут попытаться подключить «Тавос» к лазерной башне, но смысл, когда у меня энергии и так с избытком?
В общем, реактор придется положить к останкам пулеметчика, пусть на пару ждут своей очереди, того момента, когда НИИ появится.
– По коням, хлопцы!
Ах, как хорошо, что закупился топливом у Бишопа да еще не пожалел и переплатил на двадцать процентов (со слов торгаша) за особое топливо, качеством сильно выше обычного, того, которое досталось в трофеях с человеческой базы! Тут и экономия места для хранения, и расход ниже, и мощи дает больше. Дорого, конечно, но пока у меня не предвидится увеличения автопарка, на цену придется не смотреть.
Следующие несколько дней я скитался с роботами по руинам, уничтожая тварей, залезая в каждую щель, которая кажется перспективной. Получил двадцать четвертый уровень, поднял Хитрость на единичку и Тяжелое оружие на две. К сожалению, больше подарков у рандома для меня не нашлось. Права была спасенная женщина, когда говорила, что в моем секторе появление уникальных и редких вещей – редко и уникально.
Пока убивал время в поиске, на базе ресурсы сгорали в топке молекулярного модификатора, превращаясь в редчайшие элементы. А они в свою очередь шли на изготовление «шестистволок» и штурмовиков. Жалел, что нельзя было поступить с этими роботами, как с прочими, не получалось увеличить «дозу» ресурсов, чтобы получить юнита намного лучше базовой версии. Вон у меня все рабочие и разведчики уже выпускаются в единичном экземпляре изо всей партии. И это сказывается на качестве работ и боевых действиях.
После двадцать пятого уровня, набрав три десятка пулеметов, гору «переломок» и дюжину штурмовиков, я решил вновь наведаться к Бишопу.
И на этот раз чуть все не потерял.
Багги передового дозора превратилось в огненный шар, едва выехало к границе ровной площадки перед магазином Бишопа.

 

Вас атаковали!

 

Вслед за уничтожением машины и роботов в ней с двух сторон на мой отряд напали пять легких колесных броневиков и примерно дюжина пехотинцев в тяжелых доспехах, увеличивающих размеры владельцев в полтора раза.
По броне автобуса застучали пули, появились несколько пробоин с рваными краями. Влетевшие в салон пули и осколки простучали по товару, который предназначался Бишопу. При виде этого меня охватила лютая ненависть к нападающим. Вот что я этим сукам сделал?!
Спустя несколько секунд загудели лазерные пулеметы, которые сменили своих пороховых собратьев на турелях. Три на автобусе, один на замыкающем багги. Еще два были в руках штурмовиков, но те только прикладывались к бойницам и участия в бою принять не успели.
Огневая мощь моего маленького отряда неприятно поразила врагов. В течение пяти секунд распрощались с жизнями двое пехотинцев и потерял одно колесо броневик. При этом машина зарылась мордой в землю и остановилась, превратившись в отличную мишень. Жаль, что скорость была невысокой, иначе бы еще и перевернулась.
Чужая атака тут же захлебнулась.
Вражеские машины рванули задним ходом обратно в укрытия, пехотинцы залегли, пытаясь отыскать местечко, где можно было бы спрятаться от смертоносных лазерных лучей.
На броневиках, что отдаленно напоминали БРДМ-2МО, стояли автоматическая двадцатимиллиметровая пушка и стандартный пулемет. Небольшие снаряды легко дырявили броню автобуса, мигом превратив в решето двигатель и разлохматив колеса. Следующим попал под раздачу пулеметчик в верхнем люке, которого разнесло на части.
– На выход! Занять позиции!
Сам же сменил уничтоженного бойца, встав за пулеметом в верхнем люке.
Вы нанесли 100 единиц урона!
Вы нанесли 119 единиц урона!

 

Ну и пусть я невеликий мастер в стрельбе, но в этой игре разработчиками заложена основа в оружие, и зеленый новичок способен ухлопать противника в несколько раз выше его уровнем и характеристиками. Просто ему сложнее попасть в него, так же как и пользоваться тяжелым оружием с максимальной отдачей.

 

Вы уничтожили врага!

 

Прикончив пехотинца, я перевел ствол пулемета на броневик, чья морда торчала в четырехстах метрах за остатками стены дома.

 

Вы нанесли 12 единиц урона!
Вы нанесли 15 единиц урона!
Вы нанесли 13 единиц урона!

 

Зараза, как же тяжело ковырять эту консервную банку, снимаю по чуть-чуть, а ведь хитпоинтов в броневике несколько тысяч должно быть. Сюда не роторный лазерный пулемет, а плазменный или лазерную пушку, вроде турелей, которые защищают мои базы.
Одна из вражеских машин перенесла огонь на багги, который обстреливал последних пехотинцев. После пулеметно-пушечной очереди от неказистого транспортного средства во все стороны полетели куски металла, а потом рвануло топливо, разнеся на части и машину, и роботов. Точнее, робота-пулеметчика, который единственный остался на своем месте – водитель и пассажир уже давно прятались в укрытиях.
Враги потеряли восемь солдат и один броневик (до искалеченной машины добрались мои бойцы и забросали гранатами). Мои потери – вся техника и половина отряда, четырнадцать роботов, в число которых вошли инженеры-водители – четыре, штурмовики – трое и семь разведчиков. Последних, несмотря на все умение маскироваться, быстро вычисляли и уничтожали.
В общем, я приготовился умирать и потерять весь свой недешевый груз.
До слез было обидно. Злость, ненависть душила, да так, что окажись рядом один из этих уродов, и я голыми руками начал рвать бы его, и плевать на разницу в уровнях.
А потом показалась кавалерия из-за холмов.
Точнее, со стороны логова Бишопа прилетели два дрона-штурмовика, каждый размером с минивэн и с таким количеством подвесных кассет с ракетами и управляемыми бомбами и торчащими отовсюду стволами пушек с пулеметами, что этого хватило бы разнести в пыль нас всех раз пять.
Подсвечивались летающие аппараты желтым нейтральным цветом. Синхронно с каждого прозвучало:
– Всем остановиться! Первый нарушивший приказ будет уничтожен и внесен в черный список!..
Через полчаса я стоял в торговом зале и вел беседу с Бишопом.
– И часто у тебя такое бывает? Мне теперь приходить сюда с целой армией, а, Бишоп? – спросил я.
– Бывает. Дураков везде полно. Увидели тебя, поняли, что роботы, и не самые сильные, ну и решили набить скальпов. Я им на месяц к себе запретил соваться, а если будет еще одно нарушение, то вовсе прекращу всяческие дела совместные, ржавого гвоздя не продам.
– Что-то верится с трудом, – саркастически произнес я. – Ты решишь потерять навар? Да кредо торговцев, наверное, звучит так: везде, со всеми, всегда!
– Ты меня за барыгу конченого не принимай. Я создал себе имя и могу ставить условия. Денег хватает для этого.
– Ну, хорошо, если так.
– Именно так! Если рядом со мной начнут грабить клиентов, то на пользу бизнесу это не пойдет. Или драчки станут устраивать фанатики от роботов или людей. Нет уж, в километре от магазина я контролирую все, отвечаю за безопасность. Это на будущее тебе – не соверши глупость, когда или если поднаберешь силенок.
– Они, кстати, первые начали.
– Вот потому я разговариваю с тобой, а они получили пинка на месяц. Ладно, выкладывай, что принес.
– Из старенького вот, – я положил в ячейку «переломку». – Семьдесят штук, тысяча патронов.
– Годится, – тон собеседника слегка помягчел. – Неплохо, неплохо. Что еще?
– Вот, – я вытащил из инвентаря роторный лазерный пулемет с внушительной как по размеру, так и по весу энергоячейкой. – Вещь редкая, чуть ли не уникальная!
– Сколько их у тебя? – заинтересовался Бишоп.
– Пятнадцать.
– Хе, и говоришь уникальная вещь? – засмеялся он. – Уникальность в единичности, а не когда на поток поставлено. Эта вещь, так понимаю, получилась из Огненного Дарта после изучения в лаборатории?
– Ага, угадал. И я же сказать «чуть ли», – ответил я. – И это, Бишоп…
– Слушаю.
– Мне бы чертежей на все это, не деньгами.
– Да мне все равно. Сейчас только подобью итог…
Хорошо, что торговец помог с буксировкой разбитого в хлам автобуса, в котором лежал товар. Отправил пару гусеничных дронов, те взяли на буксир мою технику и дотащили до магазина. Мне после этого оставалось перетащить товар из салона к стойке.
Плохо было одно – инвентарь маленький, много не запихнешь, что привело к многократному повторению маршрута: магазин – автобус – магазин.
Сумма в итоге получилась внушительная, я даже не ожидал столько, вот честное слово. И не ожидал такого водопада щедрости от прожженного торгаша Бишопа.
– Слушай, друг, – внезапно вкрадчиво произнес владелец магазина.
Я тут же насторожился, начиная подозревать, что щедрость, скорее всего, неспроста и к чему-то приведет… нехорошему.
– Да, Бишоп?
– Расслабься, не собираюсь я тебе впаривать ничего лишнего, – рассмеялся он. – Деньгами или товаром, какой сам выберешь, заберешь. У меня к тебе дело иного плана. Ты со своей Красной Королевой еще не рассорился?
– С кем?!
– С Аниластой. Ее за глаза Красной Королевой называют, по аналогии с одним игровым персонажем.
– А-а, вот ты про что. Блин, совсем из головы это имя вылетело, а ведь читал про нее.
– Читал? – с удивлением воскликнул собеседник.
– Ну да, – пожал я плечами, – читал. У меня так лучше информация укладывается, больше удовольствия получаю. Для игрушек нужно слишком много времени, а фильмы пресными кажутся. Режиссеры переносят то, что видят они, и не всегда их взгляд и ощущения совпадают с такими же у прочих людей.
– А что же тогда здесь делаешь?
– Ну… время появилось свободное, вот и решил развлечься. Так в чем дело-то, Бишоп? – Я постарался поскорее съехать со скользкого пути.
Не знаю, как тут относятся к оцифрованным, но слышал, что в паре игрушек их гнобят со страшной силой, там несчастным приходится сбиваться в кланы и воевать против всех. Вдруг и здесь так? А у меня нет ни сил, ни знаний, чтобы показать клыки и заставить оставить в покое.
– Есть один квест, он в какой-то мере постоянный. Завязан на отношения с Кр… Аниластой. Если ты его выполнишь, то получишь от нее неслабые плюшки.
– В чем подвох?
– Ни в чем. Правда ни в чем. Тебе рано туда соваться, не вытянешь, но за чисто символическую плату я подкину тебе разных ништяков.
– И это все пополам? – спросил я.
– Да. Выбирать сам будешь, мне все равно, что там достанется, и так награда отличная.
– А что за помощь за чисто символическую плату?
– За один ер каждый ништяк. А вот что именно… видел летающих дронов, которые вас, драчунов, по углам развели?
Я быстро кивнул, уже представляя, что можно сделать с такими машинами смерти.
– Вот нечто похожее и предложу, только наземного варианта. В том месте летать опасно даже таким штукам. Ну, так как, согласен?
– М-м… – я несколько секунд раздумывал, потом тряхнул головой и громко произнес, почти выкрикнул: – Согласен!
– Отличненько, – заулыбался торговец и потер на экране ладони, – отличненько. Подтягивайся сюда через три-четыре недели, за это время поднаберешься сил, создашь отряд, вооружишь его вот такими штуками, – он указал на роторный пулемет. – Может быть, еще что-то найдешь или изучишь.
– Поможешь с ремонтом автобуса? – нагло спросил я. – В счет наших будущих дивидендов?
Тот расхохотался.
– Да ты прям вроде того одесского еврея! Ладно, помогу с твоим корытом, но лучше бы тебе подыскать что-то получше и потолще на будущее.
Бишоп сдержал обещание. Он не только отправил к искалеченному автобусу ремонтных дронов, но и сопровождал авиаштурмовиком мой поредевший отряд несколько часов, это на тот случай, если недавние обидчики решили подкараулить меня на обратном пути подальше от магазина.
Черт, что же за квест он собирается мне впарить, ради которого на такое пошел? И не зря ли я согласился?
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. paiglidPymn
    Блестящая идея и своевременно --- Ваш вопрос как расценивать? аккаунты клэш оф кланс раздача, сайт проверки аккаунтов psn а также steam database логины для брута
  2. hauseaMub
    ....не очень --- Браво, замечательная фраза и своевременно редуктор угловой продажа, продажа повышающих редукторов а также мотор редуктор евродрайв продажи редуктора гбо