Кровь, кремний и чужие

Глава 11

Зарядный кейс для штурмовой винтовки «Еж», «Дикобраз», «КОХ-417».
Состояние: невозможно использовать, повреждения 42 %.
Вы не можете отремонтировать данный предмет, так как отсутствуют нужные инструменты.

 

Разработчики скопировали для персонажей людей многое реально существующее оружие, разве что поменяли название и чуть-чуть, самую капельку, внесли изменения во внешний вид. Вот этот «дикобраз» есть не что иное, как АКМ-8 под безгильзовый патрон, с магазином на восемьдесят патронов калибра пять миллиметров.
Магазин от игрового двойника этого знаменитого автомата сейчас лежал на моей ладони. Или зарядный кейс, если по-умному, так как сейчас оружие, которое использует безгильзовые боеприпасы, называется кейсовым.
Нашли магазин от автомата мои разведчики уже ночью, прочесывая местность квадрат за квадратом в поисках людей, у которых есть такая нужная для меня, Алисы и нашего общего командования вещь. Видимо, стрелок истратил патроны, повредил при падении или ударе по врагу и решил не держать при себе лишний бесполезный груз.
– Что думаешь? – спросил я Алису, которая стояла рядом.
– У похитителей было такое оружие. Возможно, это осталось от них.
– Угу, угу… ладно, пошли и сами все посмотрим на месте.
На месте, указанном везучим разведчиком, нашлись и пятна крови.
– Туда, – мигом сориентировалась роботесса, – раненый пошел туда.
Кровь уже засохла, но, судя по ее количеству, раненый находится при смерти. Такую кровопотерю не сразу восстановит и лучшая автоаптечка, если восстановит вообще.
То, что мы нашли того, кто нам нужен, сообщила автоматная очередь, вскрывшая бок штурмовику, что шел в нескольких метрах впереди меня. Судя по той легкости, с которой пули прошли сквозь броню и серьезно повредили робота, они были непростыми, заточенными именно для поражения бронированных целей. Хотя что это я? Конечно же, именно такие боеприпасы и должны быть у похитителей, ведь знали, у кого им предстоит отбивать жесткий диск.
– Не стрелять!
– Почему? Хочешь захватить и допросить? Боюсь, может и не выйти, в отряде, который нас разгромил, все солдаты были элитными, а таким почти невозможно развязать языки.
– Всегда есть шанс договориться, Алиса, – ответил я собеседнице, а потом громко крикнул, обращаясь к неизвестному стрелку: – Эй, не стреляй! Я хочу с тобой поговорить! Перекинемся парой фраз и уже потом решим, что нам обоим делать. Я игрок, если тебе это интересно.
Ответа не получил.
«Ну, молчание – знак согласия», – с этим напутствием я шагнул вперед, к нагромождению бетонных перекрытий, которые сложились домиком при разрушении дома, образовав сотни щелей и карманов. Большую их часть завалили кирпичи и обломки бетонных блоков, но и свободных хватало. Вот в одной такой щели и сидел автоматчик.
– Я рядом, заходить не буду, так поговорим. Не нужно метать гранату или что там ты приготовил. Все равно лучше тебе от этого не станет. А еще после такого тебя убьют мои солдаты сразу или завалят телами, вытащат и помучают, – быстро проговорил я, решив, что запугать для начала стоит в любом случае. Тем более если там игрок – эта братия страсть как не любит погибать, да еще с болью, мало того что неприятно, так еще и баллы теряются и характеристики уменьшаются вместе с уровнем.
– Я тебя слышу. Хорошо, поговорим, хоть и не боюсь тебя. Ты кто?
– Аванг, – имя вылетело быстрее пули.
Вот же гадость, может, и не стоило так откровенничать перед врагом? Мало ли какие способы есть у старожилов игры найти местоположение обладателя имени. Или я уже паранойей страдаю?
– Света.
– Света?!
– Тебя, наверное, ввел в заблуждение мой голос. Сейчас сниму шлем и пообщаемся без голосовых фильтров.
Раздалось негромкое клацанье, шипение стравливаемого газа, потом вновь со мной заговорили:
– Так лучше?
– Ага… то есть мне и в первый раз было нормально.
– Могу надеть обратно.
– Не, не надо, – быстро возразил я. Слышать настоящий человеческий голос, с эмоциями, усталый – было в кайф, если так можно выразиться. Впрочем, для меня это нормальный сленг. В сети я эту, и не только эту фразу использовал часто. – Свет, а ты откуда здесь взялась?
– А зачем тебе это нужно знать?
Я несколько секунд боролся с желанием навесить лапши на женские ушки, но потом решил не множить сущности.
– Я ищу похитителей очень ценной вещи. Эта вещь была отбита у отряда Аниласты командой элитных бойцов на большом транспорте, бронированной легковушке и с парой гравициклов.
– И почему я не удивлена? – с сарказмом произнесла собеседница.
– Где диск, Свет?
– Тебе его не достать, Аванг или как там тебя. Свое настоящее имя не хочешь назвать?
– Николай… Коля. Свет, у меня висит задание от Аниласты, оно еще не сгорело, значит, достать диск вполне по силам. Лучше скажи все, как есть. Чего врать-то?
Родное имя прозвучало чуждо, словно было чужим. Черт, неужели я уже привык к своему странному существованию, влился в шкуру Аванга, скинув шкурку Николая, как змея сбрасывает свою в период линьки?
– Коль, я тебя не обманула. Диск попал вместе с моими товарищами в логово чужих. Чем дольше он там находится, тем больше шансов, что скоро он испортится. Пробраться и забрать? Ну, если у тебя есть маленькая армия крепких солдат, которых ты готов положить полностью ради цели, то шансы на успех у тебя будут.
– А где это логово?
– Решил рискнуть? – хмыкнула она. – Ну-ну… – И вдруг резко замолчала, а через несколько секунд с надеждой спросила: – Ты точно туда собираешься?
– Конечно! Нужно же выполнять задание командования, – я позволил себе улыбку, хоть и не видно ее моей собеседнице. – А ты так встрепенулась прям, неужели хочешь мне компанию составить? Боюсь, не выйдет. У меня нет нужной способности, и я не смогу удержать своих роботов, чтобы они не расправились с тобой.
– Брать меня не нужно. Но в обмен на обещание выполнить мое условие, я подскажу тебе короткий путь до моих… друзей. У одного из них при себе находится жесткий диск.
– Что за условие?
– Вытащить их всех, кто еще жив.
– Ого! – воскликнул я. – Ничего себе заявочки! А нужно мне это? Логово я найду и без твоей помощи, так думаю.
– Найдешь, – согласилась со мною Света. – Но до места, где держат девчонок, ты не проберешься или растеряешь на пути всех своих солдат. Там чужие ползают немаленьких уровней, и чем глубже, тем сильнее твари. Туда дойдешь, а обратно уже не с кем будет.
– Девчонок? Это мотоциклисток, что ли? – блеснул я догадкой.
– Мы клан «Семихвостые лисицы»!
– Ого! А что это вас потянуло на экзотику японскую, а? Основательница была помешана на манге, аниме и прочей азиатской чуши?
– Это не имеет значения, – как отрезала девушка.
– Как скажешь, – машинально я пожал плечами. – Значит, у вас девчачий клан… феминистки?
– Да иди ты! – в голосе собеседницы проскочила злость. – Не твое дело.
– Да шучу я! Вот мне только и нужно знать, почему у вас такой состав, по какой причине мозги набекрень съехали. Давай поговорим о том проходе, который приведет меня к жесткому диску. Ну и к феминисткам до кучи.
Я отчетливо услышал, как девушка скрипнула зубами. Почему я ее злю? Да черт его знает, состояние у меня такое-эдакое, чувствую себя школьником, наверное. Появись рядом женские косички, то еще и подергал бы за них.
– Если не сможешь спасти, просто убей. Хорошо?
– Это уже выполнимее. А объяснишь, отчего ты такая «добрая» к своим подружкам?
– Ты знаешь про срыв в игре?
От этого вопроса я вздрогнул, по телу пробежал табун неприятных холодных мурашек.
– Что замолчал? – поинтересовалась Света, так и не получив ответа от меня.
– Вспоминаю.
– Можешь не стараться, в мозгу мужика-шовиниста память работает плохо.
– От чокнутой слышу.
– Да ты… Ладно, срыв это…
– Я в курсе, Свет, давай ближе к… – И тут до меня дошло. – Они там все, э-э, сорвавшиеся?
– Да, все. Чужие заражают тела личинками, которые берут его под полный контроль и начинают перестраивать. Это очень больно! – последнее слово она отчетливо выделила.
– Приходилось испытывать?
– Да, приходилось. Простым игрокам можно выйти и дождаться, пока система посчитает его тело уничтоженным и отправит на рерол. Сорвавшимся только терпеть или найти способ покончить с собой. Но самоубийство выйдет тяжелым, эти личинки делают тело крепким, убиться очень тяжело. Если сталкивался с паразитами, то можешь представить, насколько они живучи. Девчонки сейчас ничего не соображают, а перестроение тела личинкой может затянуться на несколько дней.
– И твои подружки сейчас там, у этих…
Я не стал договаривать – и так ясно, что я говорю о муках людей, которые попали в лапы тварей. Такое желать только ненавистным врагам, и то не всем.
– Так ты поможешь?
– Да. Не обещаю вытащить живыми, но от мучений избавлю, – пообещал я.
– В трехстах метрах отсюда есть канализационный люк, который приведет к бетонной трубе, а та проходит прямо над залом, где держат перерождающихся пленников. После спуска через люк будут ответвления, но ты иди по моему следу, увидишь его сразу, не волнуйся насчет этого.
– И как ты смогла убежать? Паразита не успели подсадить?
– Успели, – мрачно ответила девушка. – Только у меня перк есть один, редкий очень. Благодаря ему смогла на время взять контроль над телом и вырезать тварь из себя. Кокон со мной как раз к этой трубе подвесили, мне оставалось проделать отверстие и ползти по трубе к свободе. Правда, вырезать много пришлось, чуть не загнулась, никакие аптечки не помогают. Вот как закончится последняя – уйду на рерол.
– Ползти? – уточнил я.
– Да, там немного тесновато, на четвереньках придется пробираться. Твои штурмовики там не пролезут. Еще и проломят – труба старая, вся в трещинах, кое-где бетон отвалился и только каркас из стальной сетки на месте. Ах да, много своих не бери, а то обвалите трубу прямо на головы чужим – вот им радости-то будет!
– Поточнее скажи, где люк?
– Там остатки баннера пластикового, он красочный, яркий, ты сразу увидишь. Люк прямо под ним…

 

Люк, благодаря приметам, я отыскал быстро. Огромный пластиковый баннер, потрескавшийся и выгоревший от времени и погоды, лежал на земле. С одного края, расположенного ближе к руинам домов, он был засыпан мусором, второй край находился на бывшей проезжей части, и там виднелась свежая прореха, оставленная острым ножом. Расширив края, я увидел черный зев колодца и скобы, вмурованные в бетон. На них были видны свежие царапины и потертости от жестких перчаток и сапог бронекомбинезона.
Первой спустилась Алиса. Роботесса легко и непринужденно, как смертоносная змея среди веток, скользнула по лестнице. Через несколько секунд она коротко сообщила: на месте, все чисто. Следом спустился я. Под моим немаленьким весом металл скоб гнулся и скрипел, в местах крепления старый раствор крошился, осыпался комочками вниз. Но на мое счастье, лестница меня выдержала. Потом спустились четыре разведчика, все с «кляксами». Очень хотелось взять лазерный гатлинг, но с ним в тесной трубе было не развернуться, да и нагружены мы все были сверх меры: оружие, зарядные батареи к ним и гора гранат. Последние я собирался оставить на память чужим перед своим уходом. А то ведь расстроятся, болезные, когда я лишу их добычи.
След, по которому мне и моим попутчикам требовалось идти до нужного места, Светлана оставила отчетливый, такой не пропустишь при всем желании. За многие годы в трубе густо разрослась какая-то плесень насыщенного красного цвета, и стоило повредить ее, как красный цвет сменялся темно-синим, видимо, какая-то реакция с соком на свежем воздухе происходила. После себя «лисица» оставила широкую синюю полосу на красной «дорожке».
Труба оказалась невеликого диаметра, всего около метра, поэтому двигались мы на четвереньках. Я и Алиса почти не создавали шума, а вот разведчики порой лязгали так, что у меня мое железное сердце замирало. К счастью, происходило это редко, только в тех местах, где плесень разрослась слишком тонким слоем и металлические конечности сдирали ее до бетона, о который и гремели. В прочих местах толщина плесени исправно играла роль шумопоглощающего покрытия. Причем не пасовала и перед твердыми стальными коленками и ладонями разведчиков.
Иногда попадались места, где стенки трубы потрескались и осыпались, обнажив проволочный каркас. Своеобразные язвы на прочном теле, которое уже десятилетия (а может, века) не пасовало перед агрессивной внешней средой: сыростью, оседанием почвы, сотнями тонн завалов, давящих сверху на землю, в которой была проложена труба. Часто встречались на пути ответвления, но, спасибо Светлане и плесени, мы знали куда идти.
Опасался ли я того, что враждебный игрок может завести нас в засаду? Разумеется, но все же решил рискнуть. Шансов на то, что она говорит правду, было больше.
Через полчаса нашего пути Алиса, которая ползла впереди и при этом умудрялась даже в таком месте и положении эротично выглядеть (а женская попка в обтягивающем латексе в нескольких метрах перед твоими глазами – это очень и очень возбуждающе, и плевать мне было на окружающую грязь и плесень), ловко развернулась, изогнувшись словно змея.
– Впереди серьезно поврежденный участок трубы. Он около двадцати метров в длину висит в воздухе, нигде на этом участке не крепится. Если что и было раньше, то сейчас это разрушилось.
– И?
– Проходить нужно по одному, и я не уверена, что тебя труба выдержит.
– Та девчонка здесь прошла же.
– Та девчонка весит в три раза меньше тебя, даже в своей броне.
– Нужно пробовать. Мне необходимо оказаться в зале, где пленников держат.
– Чтобы попытаться их спасти?
– Ты подслушивала? Но как? – удивился я.
– Я диверсант из элитной серии, неужели ты считаешь, что для меня было бы сложно узнать о твоем договоре с тем человеком?
– Подслушивать нехорошо, – буркнул я. – А подслушивать своего командира еще и гнусно.
Алиса вместо ответа развернулась, показала мне соблазнительную пятую точку и ловко заработала коленками и ладонями. Я с разведчиками остался на месте, ожидая ее вердикта. Через полминуты она вновь совершила кульбит, повернувшись ко мне лицом.
– Попробуй лечь на живот и так ползти, нагрузка распределится на бо́льшую площадь, – произнесла она. – Снаряжение сними. Потом перетащишь за собой на тросе.
Я так и сделал.
Полз словно по минному полю, постоянно ожидая, что вот-вот проломится подо мной основание, и я рухну вниз. Сквозь прорехи в трубе видел, что внизу тянется пещера, не очень большая – метра три в высоту, пять-шесть в длину. Когда прополз половину пути, Алиса предостерегающе зашипела:
– Замри! Чужие!
Подо мной протопали несколько великанов с двумя и тремя головами на плечах и тремя руками, следом проползли кошмарные твари, похожие на кольчатых червей, но с двумя круглыми пастями-присосками, снабженные сотнями мелких загнутых зубов. Последними шли два небольших скорпиона, на одном из них, рядом с хвостом, из тела вырастал однорукий человеческий торс, женский, судя по двум парам грудей.
«Жесть! Мечта извращенца-социопата и сексуального маньяка», – промелькнула мысль.
Когда эта парочка проходила подо мной, женщина-скорпион внезапно остановилась и подняла человеческую голову вверх. Несколько секунд всматривалась и внезапно ударила хвостом в то место, где находилась моя голова. Черное жало хвоста разнесло в клочья потрескавшийся бетон, расширив прореху, сквозь которую я наблюдал за врагами, и едва не попало мне в лицо.
Труба не выдержала такого издевательства, заскрипела и захрустела своим каркасом и лопнула. Металлическая сетка из толстой проволоки не выдержала моего веса и разошлась, когда с нее отвалился бетон. На скорпионов сначала рухнула труба, потом свалился я. Глазастой твари при этом сильно не повезло: каким бы прочным ни был хитин, но когда на тебя падает не меньше полтонны груза, да с высоты три метра, тут мало не покажется.
Сначала пострадал хвост, принявший на себя первый удар, потом женский торс, последними захрустели лапы, не выдержав возросшей нагрузки.
«Ну и гадость», – скривился я, упав на спину твари и увидев перед собой четыре женских груди. Не сказать, что они были уродливыми – вполне себе нормальные, налитые и крепкие сиськи, многие женщины за пару таких душу бесам продадут. Вот только их было слишком много – раз, человеческое лицо было кошмарным, словно его на несколько минут опустили в кипяток – два, да и сама мысль, что эта мутировавшая тварь совсем не человек, вызывала тошноту – три.

 

Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1.
Вы нанесли 273 единицы урона!
Вы оглушили врага!

 

Системе было наплевать, что атака чужого вышла у меня совсем случайно и оглушение обломками вовсе не моя хитрость. Впрочем, мне тоже было все равно: как говорится, дают – бери, бьют – беги.
Под рукой удачно оказался кусок бетона, из которого, как редкие зубья на сломанной расческе, торчали куски проволоки. Взяв его в руку, я несколько раз со всей силы ударил по человеческой голове твари.

 

Вы нанесли 17 единиц урона!
Вы нанесли 19 единиц урона!
Вы нанесли 16 единиц урона!

 

Я лупил по страшной твари со скоростью иглы в швейной машинке. Кровь – это заметил как-то отстраненно, – что лилась из ран, была густой, как кисель, и имела желто-зеленый цвет.
Прошло всего несколько секунд с того момента, как я выпал из трубы.
Чужие бестолково суетились – один от ран и оглушенный мало что соображал, второй примерялся хвостовым жалом ко мне, но все не решался ударить, видимо, опасаясь попасть по своему. А потом сверху выпала гибкая женская фигурка, прямо в воздухе трансформируя одну свою руку в острейший клинок.
Вжик! Вжик!
Острая сталь перерубила несколько передних лап, после чего скорпион ткнулся мордой в землю. Избежав быстрого удара хвостом, Алиса перерубила тот несколькими взмахами клинка, выбрав стык между сочленений, и через несколько секунд она добила тварь, вонзив той в голову свое оружие. Следом помогла расправиться с моим противником.
– Спасибо, – искренне поблагодарил я девушку.
Та и внимания не обратила на мою благодарность, вместо этого с озабоченным видом стала осматриваться по сторонам.
– Плохо, все очень плохо, – наконец, произнесла она. – Чужие обязательно найдут своих мертвецов и обратят внимание на дыру в трубе. На обратном пути нас может ждать засада.
– Спрятать как-нибудь, – предложил я.
– Как и куда? Порезать на куски и засунуть в трубу? Не говоря о том, что это займет много времени и риск попасться возрастает на порядок, так еще и рубить нужно мелко, чтобы протащить в трубу и не застрять при этом. Потом еще кое-что, до ближайшей развилки труб метров триста, на это понадобится куча времени, которого у нас просто нет, а бросать куски на нашем пути очень глупо.
А я только собрался предложить этот вариант.
– Может, стоит взорвать этот коридор, раз риск обнаружения трупов так и так есть? Завалить его, и пусть чужие думают, что тут произошло.
Алиса несколько секунд размышляла, потом согласно кивнула:
– Так и сделаем. Может быть, взрыв сыграет роль отвлекающего фактора, и нам в зале с пленниками не придется ни с кем воевать – все сюда стянутся.
– Думаешь?
– Рассчитываю. До зала тут совсем недалеко, если верить словам того человека, с которым ты беседовал.
Заряды закладывала сама Алиса, не доверив это действо не то что мне, но даже моим опытным разведчикам. Потратила в три раза меньше взрывчатки, чем установил бы я, следуя принципу «кашу маслом не испортишь».
Взрыв!
Волна пыли ударила в трубу, в один миг уменьшив видимость до нуля.
– Отлично! – радостно сообщила мне невидимая Алиса. – Тот проход завалило с двух сторон, трубу не затронуло и не засыпало.
Интересно, как она это увидела? Мы же отползли больше чем на сотню метров, прежде чем роботесса активировала взрыватели.
– Ну и хорошо, ползем дальше.
Все заканчивается рано или поздно, вот и наше путешествие в тесной, вонючей и плесневелой трубе завершилось. Дыра, через которую спаслась Светлана, была прикрыта лохмотьями кокона. Материал кокона походил на очень жесткую, с вкраплением мелких мягких (вроде резиновых) иголок, серую вату. Толщина кокона сантиметров пять. В нем находились неаппетитный кусок «чего-то» и лужица крови объемом больше литра. Кровью же были уделаны и все стенки кокона изнутри и края трубы.
Меня передернуло, когда я представил, как девушка вырезает из себя паразита.
– Никого, – сообщила Алиса, каким-то образом узнав про отсутствие врагов.
Эх, мне бы такую роботессу в свои вооруженные ряды, а лучше десяток или даже два!
«Половину в гарем, половину на спецзадания и разведку, – хмыкнул я про себя. – Менять по мере того, как наскучат».
Нет, точно нужно узнать у Бишопа в следующее посещение насчет борделей для роботов. Меньше суток нахожусь в обществе женщины (очень милой, сексуальной, восхитительной и очаровательной девушки), а уже все мысли заняты только этим, даже совсем не думаю о квесте, опасностях, врагах.
– Аванг, ты меня слушаешь?
– А? – спохватился я: оказывается, роботесса о чем-то меня спрашивала или сообщала, а я витал где-то в высоких сферах.
– Я спускаюсь, следом пускай двух разведчиков, потом, если пожелаешь, иди сам.
– Конечно пожелаю. А почему не сразу за тобой?
– Если там враги, которых я не смогла обнаружить, то ты не должен пострадать. Тебе необходимо доставить на свою базу и передать Аниласте хранилище информации.
– Хорошо, – согласился я, приняв доводы роботессы вполне резонными.
Здесь не мир Земли, и вот такая хрупкая девушка напротив меня может заткнуть за пояс десяток терминаторов навроде меня, так что приходится давить в себе чувства и желания настоящего мужчины.
Тело Алисы замерцало, в центре ее груди появилась дыра, пятно, сквозь которое можно было различить противоположную стенку трубы. На миг я испугался, что моя спутница попала под действие какой-то ловушки, установленной чужими, обнаружившими побег своей добычи. Потом дошло – роботесса просто включила маскировку.
Пока переводил дух (да, я очень близко воспринимаю состояние Алисы, в глубине души я считаю ее простой девчонкой, хотя разум подсказывает, что это лишь игровой бот, просто под управлением неплохого искина), пятно прозрачности перетекло с груди на живот, на шею, голову и конечности. Со стороны казалось, что роботесса тает или сгорает от невидимого пламени.
Алиса исчезла.
Пока не стала шевелиться, я не видел ее совершенно. Да и при движении я лишь угадывал местоположение роботессы. Теперь понятно, как она подслушала мой разговор со Светой. Наверное, «лисица» и не подозревала, насколько была близка к гибели, реши отказаться от разговора или прояви агрессию ко мне.
Через пару минут от Алисы пришло сообщение: «Чисто». Получив его, я через ватный кокон, превращенный роботами в ошметки, спустился в пещеру.
Когда-то здесь было подземное сооружение, возможно, это один из залов метро. Но страшная война и последующие годы не пошли ему на пользу: облицовка отвалилась, местами просел потолок и пол, все вокруг заросло плесенью, лишайником. Окончательно скрыли все следы работы рук человеческих чужие, которые затянули своими коконами две трети зала, словно гигантские пауки тут соткали свою паутину. Хотя почему «словно»? Эти многолапые твари в рядах чужих имеются, сам несколько часов назад с ними сражался.
Коконов – старых и новых, в которых лежали тела пленников, зараженных личинками шикшей, было несколько сотен. Они лежали на полу, облепляли стены, свисали с потолка. Иногда один из них начинал сотрясаться, когда жертва приходила в себя и начинала биться в судорогах боли, терзающих при перестройке организма.
– Алиса, нам тут не справиться своими силами, не найдем здесь никого, по крайней мере быстро. Помогай.
– Хранилище информации там. Как минимум одна из человеческих женщин находится там же, думаю, что и прочие рядом, раз их захватили вместе, – махнула куда-то в сторону роботесса.
– Логично, – хмыкнул я. – Веди.
Роботесса, которая чувствовала сигнал от жесткого диска, уверенно зашагала к дальней стене пещеры. Иногда, когда путь перегораживали целые гроздья коконов, она взмахивала левой рукой, срезая преграду или разрубая ту на части. Один раз из рассеченного надвое кокона плеснула желто-зеленая густая жидкость, и раздался писк боли – минус одна личинка.
«Лисиц» в количестве семи штук мы нашли почти рядом с проходом. Судя по проглядывающим под ногами, вывернутым кверху кускам бурых от ржавчины рельс, это был туннель в незапамятные времена. А сейчас по нему курсировали чужие, приносившие зараженных жертв и выводящие уже созревших соплеменников.
Девушки выглядели скверно – животы раздулись, лица перекошены в гримасе боли, из ушей и глаз сочились струйки крови. Все были без сознания. У одной из них в легком пластмассовом (или из материала, похожего на мягкую пластмассу) небольшом рюкзачке за спиной лежал большой, чуть меньше блока питания к системнику, параллелепипед жесткого диска.

 

Задание ДОЛГ СОЮЗНИКА обновлено.
Условие: доставить хранилище информации на свою базу.

 

– Что решил делать дальше, Аванг? – поинтересовалась Алиса, когда квестовый предмет перекочевал в мой инвентарь.
– Выполнять обещание.
– Которое из двух? Спасешь или избавишь от мучений? – продолжала докапываться до меня роботесса.
Я мысленно выругался: принимать решение нужно быстро, но одно из них мне претит. Спасать? Как бы не утянула моя доброта нас всех на погибельную дорожку.
– Попытаемся их вытащить, – наконец, решился я.
– Как пожелаешь, – пожала плечами Алиса.
Тон ее был равнодушным, но как-то я понял, что мои слова ее не сильно порадовали. Убить несчастных «лисиц» – вот это ей пришлось бы по душе.
То, что мое решение было правильным, я понял, когда увидел несколько металлических шкафчиков на стене, когда несчастных «лисиц» оторвали вместе с кусками коконов.
– Ого!
Узкие пеналы выглядели внушительно, хоть и был металл, из которого они выполнены, тонким, но с первого наскока не поддался моим усилиям. Со второго тоже.
– Алиса, можешь разрезать дверцы? – спросил я роботессу.
Та без слов кивнула и махнула рукой, на лету превращая левую конечность в прочный и острый клинок. Я мысленно уже видел, как расходится металл, открывая доступ к содержимому шкафчиков. Но…
От удара на дверце осталась только светло-серая царапина.
Алиса была удивлена не меньше, чем я.
– Аванг, этот металл мне не по силам. Возможно, термостойкость у него ниже, и ты сможешь прожечь из винтовки, – произнесла она, указывая на «кляксу». – Но так можно повредить содержимое.
– Тогда на фиг, – вздохнул я.
Видя мое сожаление, роботесса предложила:
– Я могу попробовать взломать замки, но на это потребуется время. И если в этот момент по коридору пойдут чужие, то…
То и будет нам «то» – недоговоренность я понял очень хорошо.
– Пока разведчики станут поднимать «лисиц», ты пробуй сломать хоть одну ячейку, – попросил я.
– Хорошо, я постараюсь это сделать, – пообещала девушка.
Левая рука Алисы вновь трансформировалась, только на этот раз во что-то тонкое, с кучей зубчиков, углов, усиков.
Отмычка? Уверен, что да, ведь профессия у роботессы (или правильнее будет ВУС?) специфическая. Порой нужно не с громом и молнией пройти по тылам врагов, а без шума и пыли поползать по их сусекам.
Когда отдал приказ вытаскивать зараженных девушек из коконов, то опасался негативной реакции своих подчиненных. Как-никак, но сейчас рядом с ними оказались люди – их злейшие враги, и никакие мои приказы не смогут отменить общую директиву: убивать хомо сапиенсов. На мое счастье, все обошлось. Быть может, на руку мне, да и самим «лисичкам» сыграл сам факт их заражения.
До момента, когда все пострадавшие девушки были доставлены в трубу, Алиса успела вскрыть две ячейки. В одной мне, в качестве трофея, достался небольшой кейс из темно-серебристого металла с кодовым замком и ржавыми наручниками, пристегнутыми к ручке. Во втором шкафчике лежали ремень и кобура с громоздким лазерным пистолетом и планшет с пластиковой картой. Все это я убрал в инвентарь, сожалея, что придется терпеть и мучиться от невозможности прямо сейчас утолить свое любопытство.
Перед тем как покинуть зал, с растущими зародышами шикш в телах невезучих жертв, Алиса установила несколько фугасов из гранат и зарядов штурмовиков, что мы прихватили с собой. Радиодетонатор она вручила мне.
Через несколько минут я, по сигналу роботессы, нажал кнопку активации закладок. Раньше – опасно – можно попасть под удар, позже – существовал риск, что сигнал не пройдет сквозь толстые стены и завалы.
Рвануло так, что всех нас в трубе несколько раз подбросило и перевернуло, сама труба потрескалась, местами отвалились куски бетона с нее, обнажив металлический каркас. К счастью, никто не выпал, тут нам повезло, что труба была замурована в породу.

 

Вы нанесли 385 единиц урона!..

 

Сообщения потекли одно за другим, информируя о моих достижениях.

 

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!
Ваш уровень – 29!
У Вас имеется 5 свободных баллах характеристик.
Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!
Ваш уровень – 30!
У Вас имеется 10 свободных баллов характеристик.
Вы повысили вторичную характеристику Хитрость +1!
Вы повышаете вторичную характеристику Взрывное дело +1!

 

– Аванг, почему замер? – окликнула меня диверсантка. – Что с тобой?
– А? Да нет, ничего… все нормально, – скороговоркой произнес я и смахнул все системные сообщения. – Вперед!
Беда случилась перед самым выходом. Когда я уже радовался, что без потерь и с существенным приваром вот-вот окажусь на поверхности, рядом с Алисой рухнул пласт стены, и из образовавшейся норы со скоростью молнии вылетела огромная клешня.
– Ах! – совсем по-человечески вскрикнула роботесса, когда ее, в районе груди, сдавила смертоносная конечность.
Через секунду клешня исчезла в норе вместе с девушкой.
– Сука! – заревел я от страха и бешенства. – Убью гадов! Людей оставить здесь, все на помощь Алисе!

 

Задание ДОЛГ СОЮЗНИКА обновлено.
Все члены отряда Аниласты погибли, теперь Вы единственный защитник ценной вещи.
Условие: доставить хранилище информации на свою базу.

 

Алису я нашел в десяти метрах далее. Нора протянулась под углом на три метра и вывела в невысокую маленькую пещерку с парой выходов. В этой пещере лежали останки роботессы и мертвый мутант, какая-то смесь многоножки с одной большой клешней. Клинок-рука Алисы полностью вошел в голову твари, убив практически мгновенно. Но и девушке не повезло – многоножка в момент смерти с такой силой сдавила свою убийцу, что хитиновые кромки клешни, покрытые микроскопическими зубчиками, разрезали роботессу пополам.
– Забрать останки Алисы, – хмуро приказал я. – И дальше идем.
До Светы мы добрались без приключений.
– Спас?! – вскинулась девушка, когда я остановился рядом с ее укрытием. – М-м-м…
– Что с тобой?
Девушка едва слышно выпустила воздух сквозь зубы, сдерживая последующие стоны боли.
– Резко дернулась… противопоказано мне такое. Еще пять-шесть часов нужно лежать. Так что там с девчонками, Аванг?..
– Живые, но без сознания. Вытащил всех, кого нашел. Мои солдаты их там всех положили, – я махнул рукой в сторону древней автобусной стоянки, некогда закрытой с трех сторон прозрачными пластиковыми стенами, сейчас же посеревшими до полной непрозрачности, в трещинах и покрытые ворсом мха.
– Аванг. – Впереди наметилось движение, и через пару секунд в метре от меня стояла Света. – Аванг, донеси их до броневика и загрузи в него.
Я с удивлением посмотрел на собеседницу:
– Куда? Свет, неужели ты думаешь, что я отдам вам технику?
Теперь пришла ее очередь удивляться.
– Но… как же?.. – неуверенно сказала она. – Аванг, это техника моего клана!
– И что? А вы напали на солдат моей стороны и захватили очень важную для моего командования вещь, тем самым чуть не порушив мое задание.
– Ты!..
Показалось, что если бы девушка не опиралась на короткую автоматическую винтовку, то притопнула бы сейчас от злости.
– Ты не посмеешь! Ясно?
– Свет, я выполнил наш уговор – спас твоих подруг. Бери и лечи их, приходи в чувство сама и валите до своей базы, но машины я вам не дам!
Девушка сверлила меня злым взглядом и тискала ствол винтовки, прикладом которой упиралась в землю.
– Я не смогу их здесь вылечить, – медленно произнесла она. – Только на базе помогут, а здесь лишь растягивать мучения. И аптечек у меня очень мало осталось.
– Послушай…
– Коль, пожалуйста, – очень тихо произнесла она. – Это же больно, когда тебя переделывает личинка. Можно запросто сойти с ума.
– Могу прикончить, и всё, – буркнул я. – Чик – и воскресла!
– Нет! – вскрикнула собеседница и даже чуть подалась вперед. – Не надо, прошу. Нельзя нам умирать… в подземелье, если бы не было иного выхода – да, но не сейчас. Аванг… Коль, прошу, помоги. Забирай все машины, только транспорт оставь. В легковушку просто мы все не поместимся.
– Черт с тобой, – сквозь зубы выдавил я свое согласие, – забирай.
– Поможешь дойти и погрузить девчонок?
– Помогу.
Чего уж теперь, сказал «а», говори и «б». Понимаю, что меня, вроде школьника, симпатичная девчонка разводит на «а понеси мой портфель… и пирожное не купишь ли в столовке», но отказать не могу. Одичал я без общения совсем, одичал. А с другой стороны, у меня настроение хорошее – вот-вот задание выполню и получу заслуженные плюшки. Так что пусть забирает транспорт и катит к своим феминисткам-«лисицам». Да и в целом, если подумать, то рассчитываю однажды получить добро обратно… Для сорвавшихся – это жизнь, а не игра, тут долги как в реальной жизни. Да и в крови у мужчин всегда помогать женщинам, даже если они теоретически враги, и если мужик – мужик.
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12
Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. paiglidPymn
    Блестящая идея и своевременно --- Ваш вопрос как расценивать? аккаунты клэш оф кланс раздача, сайт проверки аккаунтов psn а также steam database логины для брута
  2. hauseaMub
    ....не очень --- Браво, замечательная фраза и своевременно редуктор угловой продажа, продажа повышающих редукторов а также мотор редуктор евродрайв продажи редуктора гбо