Кровь, кремний и чужие

Глава 10

Аванг.
Раса: робот.
Уровень 27.
Сила 10.
Энергия 10.
Ловкость 6.
Сопротивление 6.
Харизма 3.
Наука 10.
Торговля 3.
Ремонт 3.
Легкое оружие 3.
Тяжелое оружие 10.
Тяжелая броня 6.
Энергетическая броня 3.
Энергетическое оружие 10.
Бесчувственный Палач 3.
Взрывное дело 2.
Хитрость 8.
Камикадзе 2.
Шитье 1.
Разрушитель.
Хитрый Портной.
У Вас имеется 15 свободных баллов характеристик.
Несколько дней после возвращения от Бишопа я потратил на прокачку. Действовал по отработанному плану – загонщики и ловушка. С каждым разом приходили мобы все сильнее и сильнее, один раз монстры уничтожили роботов, которые заманивали их ко мне под гранаты. И быстро так – минута, и готово, два разведчика и четыре солдата исчезли, словно их никогда и не было. На всякий случай то место я пометил как опасное и решил временно держаться в стороне от него.
А потом со мной связалась Аниласта.
«Слушай меня, верный помощник. Совсем скоро недалеко от тебя появятся мои солдаты, которые несут очень важный груз. Их мало и они почти безоружны, а по пятам следуют сильные враги. Ты должен встретить и сопроводить до своей базы союзников. Груз не должен пострадать или попасть в руки врагов. Для подготовки даю тебе двадцать часов».
И по своей всегдашней привычке тут же отключилась.

 

Вы получили задание ДОЛГ СОЮЗНИКА.
Условие: встретить отряд солдат Аниласты и сопроводить до своей базы. Выступить необходимо не позднее чем через двадцать часов.

 

– Вот зараза! – сплюнул я.
Не то чтобы я был против помощи – за выполнение квестов Аниласта платит щедро, – но мне сильно не понравилась фраза «сильные враги». Меньше всего мне сейчас хочется встревать в драчку с кем-то вроде тех архаровцев, которые прищучили меня у магазина Бишопа. – Зараза!
Я так хотел накопить баллы для постройки НИИ, а тут их приходится тратить на солдат.
Да уж… десять баллов ушли на улучшение «брондов». Теперь каждый штурмовик получил плазменное оружие – скорострельную «кляксу» и четыре гранаты, плюс мощные накладные заряды, для уничтожения преград и не только. Парочка таких штук проломят броню броневику. Оставшиеся пять баллов ушли на повышение уровня оружейного цеха, и тут же, когда был создан первый модернизированный «бронд», его плазменная винтовка ушла на исследовательский стенд.
Пока винтовка исследовалась для дальнейшего копирования, я клепал штурмовиков. Пятерым вручил роторные лазерные пулеметы. С их мощью (я о солдатах) такая тяжесть будет по плечу, и в будущем, когда придется прикрывать союзников от сильных врагов, эти пять пулеметов сыграют ответственную роль.
Отряд, с которым я выступил на помощь, насчитывал двадцать пять «брондов» (правда, только восемь из них были улучшенные, больше сделать не успел) и два десятка разведчиков. Половина «тихих» солдат были вооружены «кляксами» вместо огнестрельных бесшумных винтовок. На скрытность это сильно повлияет в случае огневого контакта, но зато мощь каждого разведчика выросла в три раза!
Перед уходом отдал распоряжение свернуть все работы вдали от стен баз, вернул патрули. Остались только одиночные разведчики, засевшие в схронах в радиусе двух километров от моих баз. Им вменялось вести только наблюдение и все. Уничтожать врагов должны были ГБРы (группа быстрого реагирования), которые я создал из восьми штурмовиков и всех имеющихся солдат. По четыре «бронда» на каждую базу, у одного из четверки роторный лазерный пулемет, остальные с «кляксами». А их лазерные винтовки получили простые солдаты.
Жаль, очень-очень жаль, что я не скоро смогу создавать роботов с собственным разумом, способных принимать самостоятельные решения, а не тупо следовать приказам. Имей я такого подчиненного, то уходил бы сейчас не с таким тяжелым грузом на сердце.
До лимита времени оставалось еще три с половиной часа, когда мой громыхающий отряд вышел из ворот базы номер один.
До места рандеву идти километров двенадцать по прямой, а уж чистыми будут все пятнадцать. Роботы – не люди, могут поддерживать скорость на уровне шести-семи километров в час. По моим подсчетам, мы должны оказаться в точке чуть раньше, успеть осмотреться, подготовиться, выбрать лежки для засады, чтобы встретить врагов.
Немного жалел, что не успел отремонтировать хотя бы один бронированный джип. Иметь в отряде технику, которая способна прикрыть броней и массированным огнем (стрельба со станка из люка или с рук – разница преогромная), очень полезно. Но хоть и выкупил чертеж автомеханика у Бишопа (на радостях от моего согласия участвовать в его авантюре торговец сделал мне существенную скидку, и средств от продажи оружия хватило на столь полезного рабочего робота), приступить к работе по восстановлению машин не успел – все ресурсы уходили на штурмовиков и оружие.
От такого большого количества роботов шум стоял сильный. Мы сообщали о себе на всю округу, и потому каждые два-три километра нас пробовали на зуб всяческие твари. Из потерь – три разведчика и один штурмовик. Из плюсов… почти что и не было их, кроме разве что чувства уверенности и удовольствия от своих солдат. Штурмовики легко расправились с двумя отрядами высокоуровневых тролбов из трех и пяти особей, в этом бою с пятеркой чужих и потерял я одного бронда.
Все, вот и место рандеву, до часа «Х» еще почти сорок минут. Развалины здесь ничем не отличались от прочих, мимо которых я шел последние три (почти) часа. Те же завалы от обрушенных зданий, скелеты двух или трех первых этажей, пустые оконные и дверные проемы. Смятые взрывами и временем киоски, тумбы для объявлений, полопавшийся асфальт, чахлые кусты и кривые деревца, которые едва-едва находят силы, чтобы существовать в этом мире безжизненного бетона, железа и пластика.
На моих глазах из одного ржавого киоска, смятого до состояния блина (первое мое впечатление), выскользнула человеческая фигура.
Женская.
Между нами было метров двадцать, разведчики уже давно окружили здесь все колечком из наблюдателей, передовое прикрытие из четверки брондов прошло мимо киоска. То есть незнакомка оказалась в окружении и ей бы сидеть в своем укрытии до упора, пока мы бы не ушли, но…
Хм, а ведь по ней никто не стреляет. На такой близкой дистанции, видя рядом человека, мои роботы открыли бы стрельбу на одних, э-э, программах.
Хм, а аура-то у нее зеленая.
Союзник, выходит.
Курьер, посланный подчиненными Аниласты мне навстречу? Или же разведчик, который должен был осмотреть место встречи? И почему она человек, ведь Красная Королева ни при каких обстоятельствах не станет людям доверять что-то важное, да и вообще сотрудничать. Миньоны вроде меня да, могут, и Скайнет в юбке спокойно относится к этому.
А ведь симпатичная. Высокая, не ниже метра восьмидесяти, с распущенными длинными темно-русыми волосами, светлой кожей, стройная фигурка, осиная талия, крупная грудь и широкие бедра – 90–60–90. Из одежды какие-то туфельки и что-то похожее на закрытый купальник с рукавами до локтей и очень глубоким декольте, чуть ли не до пупка. М-да, в таком виде бродить по развалинам? Да она чокнутая!
Оружия в руках не видно, скорее всего, прячет в инвентаре. Вот, правда, с левой рукой у нее что-то… непонятное.
– Ты кто? – окликнул я незнакомку.
Вместо ответа она быстро направилась ко мне. Шла, как модель по подиуму, всякий мусор под ногами ей не мешал, словно и не было его. А ведь (рассмотрел, когда приблизилась) ее туфельки были на высоченных шпильках.
Мои роботы вели себя абсолютно равнодушно, видя в приближающейся друга, а вот я заволновался.
– Не молчи, ответь, кто ты?
И снова тишина. После этого я приказал взять гостью на прицел. Правда, ее это не смутило, и она остановилась лишь в трех метрах от меня, почти уткнувшись в штурмовиков, которые по моей команде встали на ее пути.
– Я эй-ви-четыре-четыре-восемь. Задача – встретиться с тобой, – произнесла девушка.
Или роботесса.
Сейчас, когда до нее можно было почти дотронуться, я рассмотрел ее очень хорошо. Кожа (вернее, тот материал, который ее дублирует) идеальная, без морщинок, пятнышек и оспин. Пропорции лица не менее идеальны. Немного портит холодное выражение голубых глаз и их небольшое свечение в начинающихся сумерках. Ее левая рука от локтя и ниже была полностью металлическая и на человеческую конечность не походила совсем, скорее это был пучок стальных струн.
Голос звонкий, живой, но впечатление от него смазано сухим обращением.
– А имя у тебя есть? Чтобы короче обращаться?
– Я назвала серийный номер. Если интересен класс модели, то я принадлежу к серии псевдоживых механических созданий – «Линжана».
– Линжана? Здорово, – буркнул я, – а можно буду звать тебя по-другому? Например… Э-э, Алисой?
– Да. Но сейчас проблема не в имени, а в задании.
– Что-то не так? – насторожился я.
Ну да, когда это все получалось в жизни по плану? И пусть я сейчас в игре, но закон подлости прописан, наверное, в БИОСе.
– Мой отряд уничтожен, груз попал в руки врагов.
Тут же переслала несколько снимков врагов. Четыре транспорта: большая закрытая платформа на гусеничном шасси, легковая машина, закрытая бронелистами снизу доверху, и со щелями-бойницами в тех местах, где под броней скрывались окна, два мотоцикла с гравиприводом, которые легко порхали по завалам, игнорируя ямы и некрупные обломки, даже могли потихонечку взбираться на завалы средней крутизны, недоступные девяти десятым тяжелой техники. Судя по фигуркам мотоциклистов в легкой броне, мне предстояло столкнуться с женщинами. Как минимум с четырьмя. И, судя по экипировке и технике, девчонки неслабого уровня.

 

Задание ДОЛГ СОЮЗНИКА обновлено.
Условие: отбить груз у врагов. Не допустить его потерю или уничтожение.
– Сколько врагов? Хоть примерно?
– От двенадцати до семнадцати человек. Подготовка и снаряжение – хорошие. Тяжелого оружия мало, и оно установлено на транспорте, в основном легкое и скорострельное, но низкий урон компенсируется высокой точностью и знанием слабых мест целей.
– Вас сколько было? – продолжал я допытываться.
– Пять. Две модели серии «Линжана», один штурмовик «БА-1001», два разведчика «Тень-200».
– Всего-то?
– Остальные были уничтожены при захвате ценного груза. Также у противника, в чьих руках сейчас груз, есть воздушный разведчик-дрон, с помощью которого нас выследили и устроили засаду на пути. Тебе необходимо это учитывать, когда будешь отбивать груз.
– А что за груз?
– Хранилище информации.
Вновь пришли снимки, два. Жесткий диск, размером с книгу среднего формата, нижняя часть и бока с трех сторон металлические, верхняя прозрачная, сквозь которую видны дорожки микросхем, чуть светящиеся разноцветные светодиоды. Последняя боковая сторона имела кучу разъемов и узкую выдвижную ручку, которая прикрывала хрупкие «гнезда». На втором снимке была показана нижняя часть, на которой были выдавлены в металле крупные цифры и латинские буквы.
– Где они сейчас? Понимаешь, если они уже направились на свою базу, то нам их не догнать на своих двоих.
– Их главный транспорт серьезно поврежден, далеко уехать не смогут. Искать нужно в этом районе, – Алиса переслала мне очередное сообщение, и на моей внутренней карте засветился небольшой кружок, очерчивающий часть руин в семи-десяти километрах от этого места.
Разведчики, которые обнаружили место стоянки людей, немедленно сообщили об этом и заняли позиции так, чтобы враги оказались в кольце. Странным было то, что возле машин не заметили ни одной фигуры, в окрестностях не сидели в секретах бойцы или управляемые дроны. Вот мины имелись, дюжину смертоносных сюрпризов с электронными взрывателями мои подчиненные все же нашли. И я уверен, что там было больше, просто не все по силам низкоуровневым роботам. Чуть позже это подтвердила Алиса, отыскав два фугаса с дистанционным управлением. Она сообщила неприятную новость: как минимум три разведчика прошли мимо этих закладок, после чего умная электронная начинка фугасов передала данные на главный пульт.
Враги знают, что мы здесь. И это плохо, очень плохо.
Странно одно – разведчики заметили отсутствие врагов у машин до того момента, как решили приблизиться и попали в зону действия мин и датчиков. Алиса по моему приказу прошлась дважды по маршруту роботов, но там все было чисто, никаких неприятных сюрпризов, да и странно было бы, если люди решили установить дорогие девайсы на таком удалении от стоянки. Да и вражеские наблюдатели не могли заметить никого: ни одной высотки рядом нет, с которой все подходы были бы как на ладони. Передвигались мои разведчики скрытно, в режиме маскировки (я решил перестраховаться, наплевав на высокий расход энергии, благо что каждый робот создан в единственном числе из всей партии, то есть энергоячейка намного выше мощностью).
Враги молчали, всем своим поведением показывая, что их тут нет. Вся их техника была здесь – главный транспорт, оба мотоцикла и машина, а люди как будто вымерли. Следов боя незаметно, а то была у меня мысль, что конкуренты или другие охотники за жестким диском постарались.
– Эх, сейчас бы ударить из всех стволов по машинам, посмотреть, как люди отреагируют, – мечтательно произнес я.
– Нельзя. Процент повреждения хранилища информации недопустимо высок, – тут же вскинулась Алиса.
Уже прошло два часа, как мой отряд окружил вражескую стоянку, и все были готовы открыть шквальный огонь, поливая плазмой и лазерными лучами технику и возможные места укрытий. Никогда я бы не позволил сделать врагам ничего похожего. Фактически они теряют очень дорогой транспорт без гарантии нашего уничтожения, буде людям пришла мысль поймать нас в ловушку на живца, роль которого выполняют машины и мотоциклы.
– Да знаю я, шучу, – откликнулся я.
Говорить, что даже знай я точно, что жесткий диск не пострадает, и все равно бы тогда не стал бездумно палить по площадям… Почему? Ну, вы даете, да кто же собственными руками будет ломать личное имущество? Ведь весь вражеский транспорт я уже видел в моем гараже!
– Какое решение примешь? – спросила Алиса. – Ждать, когда враги сами решат пойти в атаку? Спровоцировать беспокоящим огнем?
– Последнее.
По моей команде десять солдат – штурмовиков и разведчиков – открыли стрельбу по камням рядом с машинами. Каждый сделал по десятку выстрелов, потом вновь спрятались в своих укрытиях.
И тишина.
– Вперед, – отдал я вторую команду.
Семь штурмовиков с двух сторон быстро, насколько это было в их силах, побежали к машинам.
И вновь ни одного выстрела в ответ. Меня уже начинают пугать эти непонятки.
Штурмовики усердно топтались рядом с машинами, заглядывали во все щели, в бойницы транспорта и машины.
Пусто. Ни одной живой души.
Наконец мне это надоело, и я приказал наблюдателям и пулеметчикам оставаться на своих позициях, а сам стал спускаться с завала вниз, к стоянке людей.
И вот тогда, когда до ближайшего мотоцикла мне оставалось пройти метров десять, ситуация изменилась. Отовсюду – из обломков бетона, из пучков гнутой арматуры, из разного хлама и мусора – полезли тонкие змеевидные существа. В высоту вытянулись на полтора метра, тело кожистое, без шерсти, чешуи и перьев, похоже на змеиное, если бы змеи умели подниматься на такую высоту. Вместо головы что-то похожее на цветочный бутон, на тюльпан, который еще не распустился.
Тварей было очень много, не меньше двух сотен. Вся стоянка и территория на пару десятков метров вокруг нее за один миг «проросла» живым шевелящимся и плюющимся ковром.
Да-да, они плевались. Из каждого бутона с периодичностью секунд пятнадцать вылетала струя коричнево-зеленой летучей пыльцы. Стреляли твари недалеко – метров на семь, но учитывая их количество, за несколько секунд площадка диаметром в сотню метров окуталась полупрозрачным облаком.

 

Шикша.
Раса: чужие.
Уровень: 3.

 

Стрельба по тварям оказалась малорезультативной, уж очень тонкая и постоянно дергающаяся мишень оказалась, хорошо, что на месте стоят, словно черенки садовник когда-то воткнул в землю, потом их засыпало щебнем, а в рост они пошли только сейчас.
После нескольких залпов самые сообразительные роботы (разведчики из старого состава, с которыми я почти с самого начала патрулирую, воюю, набираю опыт себе и попутно им) убрали винтовки и взялись за ножи. А вот штурмовики продолжали сажать оплавленные кляксы на обломках бетона из своих «клякс» до того момента, пока я не запретил стрельбу и не приказал рвать чужих голыми руками.
Сам прихлопнуть, выкорчевать хоть одну тварюшку не сумел: вокруг вьюном вилась Алиса, кромсая врагов клинком, в который превратилась ее левая рука.
Чтобы уничтожить такую армию врагов, у нас ушло чуть менее десяти минут, и хорошо еще, что шикши и не думали прятаться обратно под завалы, плевались до последнего. За время стычки я, Алиса, мои роботы, техника людей и обломки покрылись слоем пыльцы.
Только прикончили последний живой отросток, как пришло сообщение о появлении новых врагов, и следом зазвучали выстрелы дозорных. Через несколько секунд загудели роторы пулеметов. Еще через тридцать секунд мне стали поступать сообщения об уроне, который несли дозорные разведчики, а еще спустя две минуты я потерял двух солдат. И одновременно с этим через гребни завалов на мой отряд хлынула волна чужих.
Все твари были разные – одни похожие на пауков, другие с чертами скорпионов, третьи – уродливые кривобокие великаны-гуманоиды, про четвертых можно сказать, что на их создание пошли сотни крыс, слепленные в одно целое, пищащие сотнями пастей и шевелящие множеством лапок.
Их было больше двух десятков, самый крупный, скорпионоподобная тварь, не уступал размером бронеавтомобилю, возле которого я стоял, самый мелкий, крысиный шар, доходил мне чуть выше пояса. Их встретили дружным залпом из «клякс» и градом плазменных гранат с поставленным детонатором на срабатывание от удара.
Завоняло горелой костью и шерстью, паленым мясом и чем-то химическим, кислым.

 

Шикша-паразит.
Раса: чужие.
Уровень: 23.
Личинка чужого захватывает тело носителя, после этого начинает его перестройку, увеличивая размеры и защиту. Для этого зараженный должен питаться плотью жертвы одного с собой вида. В редких случаях зараженный шикшей начинает трансформироваться в сиамских близнецов, но разум или, что будет вернее, доступ к телу имеет лишь паразит, все прочие тела играют лишь роль страшных дополнительных органов. Наиболее подвержены этому эффекту мелкие создания – крысы, некрупные змеи и ящерицы.

 

На меня вылетела паукообразная тварь, покрытая кучерявой, черной со стальным отливом шерстью. Тело у твари было некрупным, примерно с Алису, но вот ног имелось с перебором, причем торчали они отовсюду и поднимали тело на высоту пары метров. Три крошечные головы в передней части тела грозно щелкали пастями или жвалами, или хелицерами… черт знает, как правильно назвать эти зазубренные пары серпов друг напротив друга.
Встретил чужого выстрелом из «кляксы», следом бросил плазменную гранату и тут же на пару мгновений прикрыл лицо рукой от сильного жара.
Удачный выстрел срубил одну из передних ног и повредил две соседних, а граната обуглила до черноты ближайшую ко мне голову и сожгла изрядный кусок шерсти.

 

Вы нанесли 98 единиц урона.
Вы нанесли критический удар.
Вы нанесли 260 единиц урона.
Вы нанесли критический удар.

 

Чужой потерял пять или шесть секунд, чтобы развернуться ко мне второй головой, и все это время я поливал его плазмой, калеча ноги и плавя шерсть на теле.
– Не стреляй!
Рядом появилась Алиса, которая чуть ранее кромсала крысиного короля (я вспомнил, кого мне напоминает эта тварь, был однажды заказ на комикс, основой для которого стал сюжет древнего «Щелкунчика», тогда-то я и нашел в сети описание крысиных королей – спутавшихся хвостами крыс, а в мифологии – сросшихся телами).
Роботесса проскочила мимо частокола движущихся ног и начала рубить твердое брюхо чужого, иногда переключаясь на суставчатые ноги. Мне казалось, что там и младенцу не развернуться – не наступят, так разотрут между собой, но вот Алиса опровергала эти мысли, ловко лишая чужого конечностей и прорубая неподатливый хитин на его животе.
Мысленно с досадой плюнув (я уже рассчитывал записать тварь себе в актив, когда вмешалась посланница Аниласты), я переключился на другую цель – трехметрового великана с двумя головами и тремя руками, причем если головы росли нормально (ну, на то, что две – это ненормально, закрою глаза), из плеч, то с руками твари не так повезло: правая, вероятно из-за второй головы, опустилась ниже нормы, где у обычных людей уже ребра идут, причем выросла под ключицей, левая находилась на своем месте, а вот третья вылезала из груди. В каждой руке было зажато по стальному метровому пруту, которыми пользовался чужой очень ловко.
Этой твари уже досталось от моих роботов: шкура с кусками мяса свисала клочьями, в ранах местами белели кости, левая нога покрылась черной блестящей коркой ожогов, отчего чужой сильно припадал на нее при ходьбе.
Вскинув к плечу «кляксу», я навел прицел на самую большую голову и выстрелил, потом еще раз, еще…
Вы нанесли 78 единиц урона!
Вы нанесли 81 единицу урона!
Вы нанесли 76 единиц урона!

 

И тут в спину чужому прилетел пучок лазерных лучей от пулеметчика с верхушки завала, мгновением позже один из глаз твари лопнул от выстрела моей «кляксы».

 

Вы нанесли 110 единиц урона!
Вы нанесли критический удар!
Враг уничтожен!
Сложность выстрела 102 %!
Вы повышаете характеристику Энергетическое оружие +1!

 

И следом еще одно, самое приятное, самое долгожданное сообщение, которое я готов видеть хоть каждую минуту в этом игровом мире.

 

Ваши заслуги были оценены по достоинству, и Вы получаете новый уровень!
Ваш уровень – 28!
У Вас имеется 5 свободных баллов характеристик.

 

Атака чужих была опасна лишь своей неожиданностью и рукопашной, когда плазменное и лазерное оружие теряет преимущество, а противники превосходят вдвое уровнем. Когда рисунок боя поменялся, роботы перегруппировались, разрывая дистанцию, то с тварями было быстро покончено. Без потерь не обошлось – семь разведчиков и двое штурмовиков были полностью уничтожены. Еще пять роботов оказались в той или иной степени повреждены. Пострадал один пулемет, его теперь без серьезной починки только бросать с высоты на голову врагам, на большее не годится.
– Вот же гадость, – брезгливо произнес я, стирая остатки пыльцы с себя. – Не знаешь, не опасно?
– Нервно-паралитический токсин крайне опасен для биологических организмов, – спокойно (даже слишком спокойно, черт побери!) ответила Алиса.
– Твою… слушай, я ничего не ощущаю. Когда воздействовать начнет, чем лечиться? А ты ничего не чувствуешь?
– Из нас двоих только ты имеешь биологическую оболочку. Моя лишь имитирует ее, иначе некоторые функции были бы мне недоступны. Тебе не стоит бояться яда – он воздействует на биологический организм в целом, у тебя же совсем другое устройство, – усмехнулась роботесса.
– Уф, как камень с плеч, – признался я. – Знаешь, мне уже довелось испытать моменты, когда заражали мою живую часть – очень неприятно.
– Мне все равно, главное для меня – вернуть хранилище информации, – равнодушно повела точеным плечиком собеседница, плавно развернулась и, покачивая бедрами, направилась к машинам.
Наверное, никаких таких мыслей в голове у нее не было, но на меня ее движения подействовали как хорошая порция виагры. Разработчики, которые создавали ее, поработали на славу.
Чертовы разработчики! Они премии получили, а я теперь мучаюсь. Интересно, а в игре публичные дома для роботов существуют? Или однажды я смогу создать роботессу «по образу и подобию», с которой можно… прочь, прочь такие мысли, я же с ума сейчас сойду! Нужно немедленно себя чем-то занять, потаскать что-то тяжелое или убить кого-нибудь.
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. paiglidPymn
    Блестящая идея и своевременно --- Ваш вопрос как расценивать? аккаунты клэш оф кланс раздача, сайт проверки аккаунтов psn а также steam database логины для брута
  2. hauseaMub
    ....не очень --- Браво, замечательная фраза и своевременно редуктор угловой продажа, продажа повышающих редукторов а также мотор редуктор евродрайв продажи редуктора гбо