Похищенная ученица

Пролог

Княжество Лорания.
Южная провинция.
Яна Брайл.
Стоять и смотреть на восхитительный закат. Что может быть лучше? Перед тем как совершить убийство. Большой огненный шар дневного светила коснулся линии горизонта. Перистые облака приобрели бордово-оранжевый цвет, затем окрасились в холодный фиолетовый. Над головой стремительно темнело молочно-голубое небо. Слабый ветер трепал мои длинные волосы, играясь с выпавшими из хвоста непослушными прядями. Лето катилось к концу, завтра последний день месяца Жатвы. Все посевы скошены, пшеница убрана в снопы и частично перевезена на склады. Мы славно потрудились, и тело ломило от усталости. Мои более удачливые подруги сейчас готовят ужин, нянчат детей, а что остается мне? Только выходить сюда каждый вечер и отвлекаться от мрачных мыслей, всматриваясь вдаль.
Когда-то все было иначе. Я росла наивным ребенком, верила в те байки о светлом будущем, что рассказывали детям. Думала, в двадцать один год обрету семью, настоящее счастье, как и все девочки в Лорании. Любовь, о которой твердили родители, лучшая пара во всем княжестве, предопределенная мне звездами… Великие астрологи, управители нашего государства, уже просчитали все за нас и подберут нам самого лучшего, нежного, заботливого мужа. Так часто и бывало. Только не у меня. И мать уже позже пояснила почему – в тот самый миг, когда отдала сумку с вещами моему нареченному мужу. Вдруг выяснилось, что я необычная девушка. Во мне текла особая, проклятая богами сила. Эту тайну я не должна никому рассказывать. Лучше забыть. Лучше от самой себя скрыть. Иначе меня сожгут на костре как ведьму. Инквизиторы – каратели астрологов не дремлют, ищут нас по всему княжеству. Никто никогда не рассказывал, почему мы вне закона. За свою недолгую жизнь я не сделала ничего плохого, мухи не обидела, не колдовала, за что меня нужно поймать и сжечь? Матушка не сказала. В день бракосочетания счастливая жизнь окончилась, все разбилось в один миг. Мать я больше не видела. Муж сказал, она умерла в начале того лета.
Астрологи выбрали мне Дина – землепашца с другого конца Лорании. Очень красивого внешне и уродливого внутри человека. Дин оказался садистом и тираном. Никто в его родном поселке об этом не знал, на людях он вел себя как примерный муж, и соседские девушки завидовали мне. Но когда закрывалась дверь нашего дома…
Я никогда не была трусихой, покорной девочкой, которая молча сносит все, что с ней делают, но… оказалась не готова к тому, что первым делом в нашем новом доме, вместо слов любви получу кулаком в голову, потом еще плетью и много раз… очень много… Дин заявил, что знает о моей особенности, откуда непонятно, и что теперь я буду самой смиренной женой, иначе выдаст инквизиции. У меня случился сильный шок, я не справилась с накатившим страхом и попала в его ловушку на годы. Сделала, как он велел. Держала язык за зубами. Молча сносила побои, когда он пьяный или обкуренный возвращался от друзей, позволяла делать в постели все, что он хотел. К моей радости выпивал он часто и много, так что до того самого дела доходило редко. Наверное, мне стоило поблагодарить астрологов, что выбрали мне алкаша и наркомана, а не постельного садиста, иначе моя личность давно разбилась бы на мелкие осколки, и оставалось бы только утопиться…
Мы жили вместе два года. Шрамы на спине с нашей первой ночи так и не прошли. Ненавижу. Темное небо сделалось черным, на востоке зажглись первые звезды. Надо возвращаться, пока благоверного еще нет, но не хотелось. Одно желание – раствориться в этой небесной бездне. Резкий порыв ветра налетел и всколыхнул длинную юбку. Прежде я танцевала в лучах заходящего солнца, во все глаза смотрела на яркие ночные звезды, а в груди крутился тот бурлящий клубок силы… Я давно не чувствую его. Ничего не чувствую. Я сжала рукоять длинного ножа, спрятанного за поясом. Снова стать той кем была. Истинное желание. Морок упал недавно, и пришло осмысление – выход есть. Сегодня сделаю это. Инквизиция и костер более не пугали.
Я хотела уже идти домой, но внезапно небо над головой заслонила огромная тень. Гармония и покой, подаренные вечерними сумерками, испарились в миг. Меня обуял ужас, когда я увидела, что опускается на скошенное поле. Воздушный вихрь, поднятый хлопающими крыльями, сбил меня с ног. Громадина. Я упала в высокую траву и на трясущихся коленях поползла в сторону села. Тогда даже мысли о ненавистном Дине, которого собиралась убить, вылетели из головы. Сжимая нож, я старалась не потерять здравомыслие и не удариться в панику. Рогатый ящер крутил вытянутой треугольной головой. Топот человеческих ног. Люди спрыгнули с его гигантского крыла на землю. Трое. Мужчины, облаченные в черные плащи.
– Рэд, где она? – принес мне порыв ветра. – Покажи!
Самый высокий из них спрашивал летающего монстра! Мое сердце пропустило удар. Неужели инквизиторы? Неужели Дин узнал о моих намереньях? Холодный пот потек по спине, но я продолжила неосознанно пятиться ползком в сторону села. На меня смотрели два огромных желтых глаза. Почувствовал. Он видит меня в траве!
– Туда, – указал главный, и двое оставшихся мужчин бросились в мою сторону.
Вот теперь дикий страх цепко сжал мое сердце, я подпрыгнула и помчалась, куда глаза глядят. Бежать, бежать быстрее!
– Стой! – крикнул один из преследователей.
И не подумаю! Бежала, как могла, из последних сил! Дрянное длинное платье! Ненавижу такую одежду! У нашего дома горел фонарь. Туда, потом на село! А дальше просто скрыться! Это же несправедливо! Я ведь никогда не пользовалась силой, даже не знаю, как это делать! Почему меня нужно убить?!
– Стой, дура! – донесся грубый голос другого преследователя, совсем близко, почти за спиной.
Не успею, демоны вас побери! Кто-то в прыжке хватает меня за пояс, я падаю на землю, качусь по траве, вскакиваю и оглядываюсь. Мужчина тоже упал, на меня смотрит молодое лицо, черт не разобрать, но я вижу, он совсем мальчишка – мой ровесник. И уже инквизитор?!
– Остановись, – выдыхает он, начиная подниматься на ноги.
Я перевожу взгляд на другого, возникшего за его спиной. Еще один мальчишка с бритым черепом, немного полноват… Стоп! Некогда разглядывать! Вдруг морок наведут?! Тогда все! Бежать! Скрыться!
Оборачиваюсь, делаю резкий рывок в сторону и врезаюсь в главаря. Ловушка! Обошел меня со стороны! Из-под капюшона видны только стриженые усы, короткая борода и плотно сжатые губы. Не успеваю пикнуть, татуированная рука сжимает мое плечо. Не рука, а тиски.
– Шивз, мешок! – звучит жесткий приказ.
Все! Хана! Точно инквизиторы! Зачем мешок? Не надо мешок! Откуда только силы взялись? Выхватываю свой длинный нож и наношу рассекающий удар, прежде чем соображаю, что творю!
Главарь не шелохнулся, только зашипел. Бью в коленку ногой и, вырвавшись, бегу вперед. Удача, удача! Но оставалась она со мной недолго. Навстречу плелся пьяный Дин.
– Яяяна, Яяна, сейчас ты узнаешь, кто у нас в доме хозяин!.. – громко вопил он.
Это предел! Но совершить задуманный поступок перед своим пленением я не успела, в спину ударила глухая вибрирующая волна, я упала, и сознание начало медленно уплывать во мрак.
– Есть! – склонился надо мной бритый парень, – Милорд, как вы? Ранены?
– Ерунда, – донесся издалека раздраженный голос. – Упаковывай ее и улетаем.
– Вот дикарка, – хмыкнул третий. – Милорд, а что делать с этим?
До меня донеслось нечленораздельное бормотание Дина.
– Сотри память насколько получится. Поторопись!
– Да, милорд.
Теряя сознание, я поняла, что это не инквизиция. Но кто? И что им от меня нужно? Ответов не было, а тьма ночного неба все глубже затягивала в себя.

 

Год первый.
Заоблачная земля.
Южные склоны Альдестона.
Эр Гарс.
Рэд планировал, рассекая воздух подобно тонкому падающему листу. Огромный ящер вытянулся, лег на восходящий воздушный поток и уверенно летел домой. Грациозный, уравновешенный. Мысленный контакт с ним всегда приносил покой. Не хотелось выходить из транса. До дома сталось немного. Миссия в Диких землях завершена – найдено пятнадцать девушек. Неплохо для этого года. Мои ученики проявили себя достойно. Сейчас я наблюдал, как Форзак проверяет прочность цепей, прикрепляющих к броне последних трех девушек. Мне не нравилось летать на эти ежегодные поиски. Надоело одно и то же – девичьи сопли, слезы, объяснения, уговоры… с этой последней даже забавно вышло, зато быстро и просто. Давно женщины не бросались на меня с ножом. Дикие! Что с них взять? Чтобы из них сделать нормальных жительниц нашей Империи в столь короткий срок, надо иметь стальные нервы.
Я взглянул на спящих девушек и нахмурился. Будь я директором, то прекратил бы эту порочную практику обучать чужестранок. Пускай эти глупые лоранийцы сами между собой разбираются, сжигают друг друга в ритуальных кострах, сидят в башнях, чертят свои безумные астрологические карты. Зачем нам их проблемы? Где они и где мы? Но из-за странной энергетической особенности наших магов, мы с Рэдом приговорены совершать этот скучный ежегодный облет столь далеких территорий и похищать одаренных. Мерзость. Я поморщился, почувствовав неодобрение Рэда. Древний обычно необщительный ящер, относящийся к высокоразвитому виду ордоков, соизволил выразить недовольство моими мыслями. Рэд он такой: непогрешимый, справедливый и немного сентиментальный. Я сконцентрировался и перестал смущать моего летающего товарища, погрузившись в созерцание черных силуэтов высоченного горного хребта Альдестон, отделяющего нашу Империю от этого дикого мира.

 

Заоблачная земля.
Фертран.
Яна Брайл.
Сознание вернулось вдруг и мгновенно. Вздрогнув, я резко села и осмотрелась по сторонам. Светло, деревянные потолки, окно-арка, три узкие кровати в ряд, большой стол в центре, огромный шкаф у стены, кресло и потертый ковер с нечитаемым рисунком. Взгляд вернулся к креслу, где удобно расположилась незнакомка. На вид ей было лет тридцать, стройная, с пышной грудью, волосы средней длины отливали золотом, немного круглое лицо и пронзительные изумрудные глаза. Женщина была одета в простое красное платье, сверху накинут невесомый зеленый плащ, обшитый дорогой золотой тесьмой. Не стесняясь, дама в открытую и с любопытством рассматривала меня. Вспомнив события, предшествовавшие моему пробуждению, я напряглась. Молчание затягивалось. Кто бы она ни была, я не стремилась начинать беседу, ибо не понятно, в какой ситуации выдалось оказаться.
– Меня зовут Рина Дженис, я преподаватель в магической полетной Школе.
Что? Только и хотелось переспросить. Полетная школа? Я нахмурилась. Первый раз слышу. Ни о какой школе я не знала, так же как и том, что мне в ней делать. Одно радовало, на казематы княжеской инквизиции это помещение не похоже.
– Как тебя зовут?
– Яна Брайл, – поколебавшись, сообщила я, медленно отводя пристальный взгляд от женщины.
Надо было кое-что проверить. Спрыгнув босиком на каменный пол, я шагнула к окну и вскрикнула от удивления. Горы, высоченные хребты обступили зеленую долину, там внизу раскинулся маленький город с черепичными крышами, узкими улицами, портом…. Солнце стояло в зените, вода искрилось невероятным серебристо-стальным цветом до горизонта. Я прежде не видела моря… Но больше меня поразили облака… Они, как пушистые горы, скрывали вершины скал, некоторые плавали внизу в долине между горными хребтами… С ума сойти! От шока даже не могла пошевелиться. Все, что я видела в Лорании, это поля, леса, болота и редкие озера – такой у нас незамысловатый пейзаж… Может, это сон? Инквизиторский морок? А может, я уже в раю…
– Мы в Заоблачной земле. Город Фертран, – пояснила незнакомка.
Я подняла изумленные глаза. Неужели? Невозможно! Многие в Лорании знают эту легенду о крае света. Там серые волны бьются о высокие скалы, мифическая страна туманов и замков, где долины перемешиваются с водопадами, рожденными из ледников. Это закрытый край, куда невозможно попасть, ибо никто еще не смог перейти через высокие горы Альдестон, обступивших Лоранию. О населяющих ее людях говорят, что все они летающие ящеры в человеческом обличии, и каждый из них маг невиданной силы. Говорят, что мужи их рыжеволосы, бесстрашны, а женщины статны, горды и неприступны. А еще что сами боги живут среди них… И нет там рабства и смертной казни, а умирают они поднимаясь к солнцу, и само небо любит их так, что зажигает в честь великих героев звезды… Много чего болтают маленьким детям, но я думала, это сказки… Сознание оказалось не готово поверить в невероятное… Скепсис, возникший на моем лице, не укрылся от внимательной Рины. Обман? Но все настолько реально…
– Зачем я здесь? – горло пересохло.
Моя натура прибывала в таком смятении, что мысли метались не в силах собраться в хоть какое-нибудь стройное умозаключение.
– Не бойся, – спокойно произнесла она, видя, что творилось на моем лице. Эта женщина тут из-за своей невероятной проницательности… Ее глаза… Словно мысли читает. – Здесь тебе не причинят вреда. Точнее даже так, только здесь тебе никогда ничего не будет угрожать. Скоро ты поймешь, что это правда. А пока, может, расскажешь о себе что-нибудь?
Какая доброжелательность, но я давно разучилась доверять людям… Верить или не верить – вот вокруг чего метались мои мысли. Вечно ожидая удара от судьбы, я перестала надеяться, что может случиться чудо, что вдруг Дин упадет и сломает себе шею, мне не придется трястись от страха за свою проклятую силу, астрологов разгонят, а инквизицию сожгут. Что вдруг меня вырвут из всего этого ада и перенесут в волшебный край, где всегда светит солнце и царит свобода и справедливость… Нет, это определенно морок. Что она спросила?
– Простите?
Рина терпеливо повторила свой вопрос.
– Пока у нас есть время до пробуждения твоей соседки, может, расскажешь, как ты жила в Лорании?
Я перевела взгляд на одну из коек, где спала молодая девушка. На вид примерно семнадцать лет, белые длинные волосы, высокие аристократические скулы, затянута в дорогое городское платье… Она определенно из столицы…
– Нет, – коротко ответила я.
Рина понимающе улыбнулась, давая понять, что настаивать на ответе не собирается. Мои сомнения только усилились, ну не могут люди быть такими добрыми. Подозрительно.
– Как хочешь, – кивнула она, сложив пальцы рук в замок.
Мне показалось, собеседница делает какую-то заметку в уме, но не успела я впасть в очередное недоверие к ближнему своему, как она неожиданно прищурилась и спросила заговорщицким шепотом:
– Это правда, что ты ранила ножом нашего лорда?
Сначала я совершенно не поняла сути вопроса, лишь через пару секунд сообразив и вспомнив, как меня забрали… Нахмурившись, я подняла глаза на хитрое и любопытное лицо этой странной женщины. Невозможно не поразиться, как быстро сменилось настроение на нем. Вот она спокойна и доброжелательна, и, вот миг, возникает хулиганская искра в глазах.
– Я испугалась, решила, что за мной пришли инквизиторы, – ответила я.
Рина громко рассмеялась, не обратив внимания на мою неуверенность. Что веселого? Но искренность и радость меня подкупили, и я почувствовала тень доверия к ней. Может, на то и был расчет?
Отсмеявшись, леди Дженис махнула рукой.
– Не обращай внимания. Скоро сама все поймешь. Просто лорд Гарс у нас персона очень специфическая, – не добавила понимания она.
В следующий момент спящая девочка зашевелилась, тряхнула головой и застонала. Медленно поднявшись на локтях, блондинка сощуренными сонными глазами взглянула на нас.
– С пробуждением, мисс Далин, – приветствовала ее Рина.
Девушка села, огляделась и… разревелась. Слезы потекли из прекрасных голубых глаз, она всхлипнула и упала обратно на подушку. Изумилась даже я.
– Как вы могли?! Как посмели забрать меня?! – доносился глухой голос, следом последовала серия всхлипов. – Я… Я домой хочу!
Истерика… Милое личико на секунду оторвалось от подушки.
– Мама не могла так со мной поступииииить. Вссс. Вссс. Зачем я вам?! Верните! Верните меня обратно!!! У меня там все! Вся моя жиииизнь.
Девочка размазывала сопли по пухлым щекам и смотрела на нас обеих с неприязнью. Ну, дорогая, я тут ни при чем! Леди Дженис же молча наблюдала за этой бурей эмоций, ожидая ее окончания. И оно наступило. Минут через десять. Блондинка вцепилась в подушку, впала в апатию, слезы закончились и лишь изредка слышались всхлипы. Всегда думала, что именно так рыдают богатенькие девицы в своих замках.
– Мисс Далин, вас забрали из Диких земель… – медленно и раздельно начала Рина.
– Я хочу назад!!! – резко рявкнула малышка.
От неожиданности я вздрогнула, а леди Джениз даже не моргнула.
– Хотите отправиться на костер?
– Что? – непонимающе выдохнула истеричная особа.
Удивительно, неужели в Лорании еще кто-то не знает про колдунов и ведьм, о поимке которых так печется Совет Астрологов…
– У вас есть сила, которая, если разовьется, сделает вас непобедимыми. Правители Лорании хорошо это знают и специально пудрят мозги простым людям. Всех вас нашли бы и казнили. Вы представляете опасность для астрологов.
– Но…
– Думаешь, тебе удалось бы избежать этого? Из-за близости твоей семьи к вашему князю? Не надейся. Тебя разоблачили бы первой. Родители спасли тебе жизнь.
Дверь, обитая железными листами, отворилась и на пороге возникла четвертая действующая фигура, загороженная высоченной стопкой белья, одежды, полотенец и чего-то еще.
– Это правда, детка, – произнесла груда полотенец хрипловатым голосом. – Тебе повезло. Астрологи они, знаешь ли, не дураки, неуправляемые конкуренты никому не нужны, слишком велика угроза для их влияния!
Выдохнув, незнакомка бросила кучу белья на свободную кровать и предстала перед нами. Каштановые волосы почти метровой длины, высокая, очень худая, с темными глазами и густыми бровями.
– Не реви, барышня, – со снисхождением бросила она. – Вот я, например, хлебнула этого говна по горло, уже собиралась отправиться к предкам! Инквизиторы шли по следу. Почти настигли! А теперь благодаря регесторским магам, моя жизнь продолжается. Когда узнала, что это все, – она обвела окружающее пространство пальцем. – Не сказки, и когда меня забрали, я хотела того парнишку расцеловать!
Блондинка вытерла слезы и внимательно слушала эмоциональную шатенку, а я непроизвольно улыбалась. Рина же все так же, с непоколебимым спокойствием, взирала на нас троих. Удовлетворенная улыбка играла на губах.
– Миледи, я все принесла, – указала девушка на кучу белья.
– Спасибо, мисс Золдар, – поблагодарила рыжеволосая преподавательница. – Как вы поняли, я здесь не просто так, а для того, чтоб прояснить вам некоторые вопросы, пожалуй, начну отвечать с самого главного. Зачем и почему вас сюда привезли.
Хотя никого из этих девушек я раньше не видела, но мы синхронно переглянулись и уставились на леди Дженис.
– Вы знаете, что обладаете магической силой, но чтобы ее развить, надо учиться, и мы вас научим. Окончив нашу Школу, вы сможете найти достойную должность, высокое жалование и устроиться в любом городе, любой провинции Регесторской Империи. Да, – кивнула она, – Мы не на краю света, как вы представляете, мы на краю великой страны, о которой вы пока ничего не знаете. Уверена, никто из вас не мечтал о таком повороте судьбы, не так ли?
Мисс Золдар заслушалась, мечтательно покачав головой. Мед нашел уши. Блондинка только-только справилась с истерикой и слушала, не шевелясь.
– За что такая благотворительность? Какое вам дело до Лорании, и зачем было привозить нас сюда? – недоверчиво спросила я.
Леди Дженис наградила меня мимолётным взглядом изумрудных глаз и коротко кивнула.
– Правильный вопрос, мисс Брайл. Мы, преподаватели Школы, могли бы скрыть это от вас, но считаем справедливым поставить адептов в известность. Большинство наших учащихся родились здесь, на территории Заоблачной земли, много меньше прибыли из других провинций Регестора, и почти все из этих магов… мужчины. Представляете? Только один из десяти младенцев, рожденных в Империи с таким даром как у вас, девочка. Вот почему в конце каждого лета, специальная группа магов отправляется в чужие края на поиски девушек с силой. Так повелось, что у вас, в Лоранийском княжестве, рожденные с нашим даром – все девочки. Удивительная ситуация, данная богами…
– Чудно! Сочувствую вам, – ехидно скривилась блондинка. – Вот и учите своих мужчин! Зачем нас из дома похищать?!
Не отреагировав на неприкрытую агрессию, Джениз продолжила.
– Терпение, мисс Далин, сейчас все расскажу. Ваша сила имеет энергетическую особенность, она может быть соединена с силой другого мага той же природы. При объединении возникает ментальная связь, благодаря которой оба партнера становятся как сообщающиеся сосуды для энергии. В такой паре у каждого увеличивается личный потенциал на величину потенциала партнера. Согласитесь, неплохо удвоить свое могущество… Многого можно достичь, стать великим магом, управлять стихией, строить сложнейшие магические структуры… – она на мгновение замолчала и потом выдала. – Эти пары – это брачные союзы.
Соседки переваривали информацию, а я нахмурилась и спросила.
– Вам что, нужны любовницы?
– Жены, – мягко поправила Рина. – Не думайте о нас так плохо, мисс Брайл. Никакого насилия. Нам нужны девушки, способные приручить ветер, поднять воздушный аппарат в небо, те, кто поймет наших адептов лучше других, таких же, как они. Пара образуется лишь от настоящих чувств и не всегда, это великое таинство единения двух душ, вот почему мы ищем вас, привозим, обучаем вместе с нашими мальчишками. Мы надеемся, что за четыре года, проведенные в этих стенах, вы проникнитесь симпатией к кому-то и, возможно, создадите настоящий союз. Магу полета пару может составить только магиня полета. Поэтому вы здесь.
– Ясно. Мы – это дополнительный источник энергии для ваших магов, – сощурившись, бросила я.
– Если говорить жестко, то да, – не стала юлить Джениз. – Вы дополнительный источник для них, они для вас. Связь обоюдная и равная.
– Вы говорили, мы станем могущественными, – произнесла блондинка. – Зачем же нам тогда ваши мужчины? Зачем становиться их парами?
Хороший вопрос, я поддерживаю. Рина снова усмехнулась.
– Во-первых, найдя партнера, вы станете еще сильнее, а в этом заинтересована Империя, но есть еще и второе. Ваша сила особенная, она влияет на репродуктивную функцию. Проще говоря, родить ребенка от обычного человека или мага другого вида, вы не сможете. Всем нам когда-нибудь захочется создать семью, продлить себя, но сделать это возможно только с магом полета. Никто вас не заставляет, не ищет пару за вас, как астрологи в Лорании. Вы найдете себе мужа сами. Он тоже ищет вас. И это будет настоящая любовь. Поэтому у нас в Школе поощряются личные отношения.
Она замолчала. Каждая из нас пораженно осмысливала услышанное.
– Получается, я могу спать с кем хочу и не залечу? Пока не влюблюсь по-настоящему? А он не влюбится в меня? – первой сообразила мисс Золдар.
– Все правильно, – Рина поднялась на ноги, давая понять, что разговор подходит к концу.
Вот почему у нас с Дином не было детей, у нас отсутствовала эта связь…
– А если я не хочу? Если я не буду искать себе эту пару, и муж мне не нужен, и дети? Что? Вы выгоните меня тогда? Вернете обратно?
Леди Дженис оглянулась, наградив меня проницательным взглядом.
– Нет, так нет. Обратно, мы никого не возим. По окончании Школы, ты получишь билет через пролив и полную свободу, – она оглядела нас. – До встречи на построении.
Когда дверь закрылась, Хельга посмотрела на меня и восхищенно произнесла.
– Какая добрая женщина!
– И опасная, – тихо добавила я.
* * *
Кажется, мы будем жить здесь вместе? Меня зовут Хельга Золдар, актриса из южной провинции Лорании.
Повисла напряженная пауза, шатенка перевела на нас вопросительный взгляд, и закатила глаза, сокрушаясь, кто ей достался в соседки.
– Яна Брайл, селянка, – коротко представилась я, складывая руки на груди.
Блондинка поморщилась, Хельга покосилась на нее и, поджав губы, спросила.
– Ну а ты кто, девочка богатых родителей?
Подняв голову, малышка вздернула маленький носик.
– Баронесса Ингрид Далин.
– Понятно, Яна, ты знаешь таких баронов? – вопросительно посмотрела на меня актриса.
– Никогда не слышала, – ухмыльнулась я в ответ.
Ингрид стушевалась, поняв, что сморозила глупость, немного ума у маленькой девочки все же есть.
– Я тут принесла постельные комплекты, одежду, правда за обувью придется вечером идти снова.
Подойдя поближе, я увидела длинную серую юбку в пол, простую приталенную рубашку с неглубоким вырезом, узкие брюки с карманами, широкий пояс со стальной пряжкой.
– Какой кошмар! – скривилась Ингрид, а мы с Хельгой снова обменялись понимающими взглядами. – Я в таком никуда не пойду!
– А сегодня и не надо, – ответила шатенка. – Сегодня нас будут представлять учителям. И, кажется, пора идти.
Ну, давайте посмотрим, что представляет собой эта полетная Школа.

 

Заоблачная земля.
Фертран.
Эр Гарс.
С самого утра я работал у себя в кабинете. После бессонной ночи гудела голова, а надо было разгрести кучу бумаг, и еще это построение первогодок, чтоб им пусто было. Погода как назло прекрасная, и меня размаривало заснуть, работать совсем не хотелось. Впрочем, что же это я…
– Форзак, зайди ко мне! – я послал мысленный вызов через браслет связи и откинулся в кресле.
Если необходимо заполнять бумажки, пусть этим занимается личный адъютант.
– Милорд! – через десять минут сонный парень стоял передо мной на вытяжку.
Я хмуро взглянул на него.
– Почему так долго? – и указал на кипу отчетов, переданных мне накануне мастером Джениз. – Приступай.
Мой подопечный ничем не выдал своего недовольства, вот за это я и взял его в ученики. Подойдя к двери, я высунулся в коридор и нашел взглядом секретаршу.
– Мисс Критс, сделайте мне кофе!
Девица вздрогнула, побледнела и быстро кивнула. Такое поведение взбесило меня. Еще магиней называется. Тьфу.
Когда вернулся в кабинет стало понятно, что я не зря вызвал Форзака, сейчас не до этой писанины. Посреди помещения меня уже дожидался посыльный его величества. Молодой маг в серой форме с нашивками имперского дворца поклонился и подал мне тонкий конверт. Сломав печать, я пробежал взглядом по тексту. Плохо.
– Желаете передать ответ, ваша милость?
Я задумался, прикидывая который сейчас час.
– Скажите его величеству, что я прибуду сразу после заката. И возьмите письмо для лорда Хеклинга.
Набросав несколько строк, я запечатал конверт и передал королевскому курьеру. Он поклонился и без лишних спецэффектов растворился в воздухе.
Форзак бросил на меня любопытный взгляд, но, разумеется, спросить ничего не посмел. Глянув в окно на тренировочный стадион, я понял, что пора собираться – смотрины нового набора вот-вот начнутся.
– Когда закончишь, можешь быть свободен, – бросил я парню, направляясь к выходу.
– Слушаюсь, милорд!
Только я открыл дверь, что-то влетело в меня. Секретарша вскрикнула, и фарфоровая чашка со звоном разбилась. Вот дерьмо! На моей рубашке расплывалось темное пятно. Что за день?!
– Мисс Критс, как можно быть такой безмозглой, безрукой и нерасторопной дурой?! – риторически рявкнул я.
Испуганная девица начала бормотать извинения, но я ее не слушал. В дальнем конце коридора возникла мадам директриса. На лице старушки ясно читалось неодобрение.
– Лорд Гарс, идемте. Опаздываем.
– Уже, мадам, – улыбнулся я ей.

 

Заоблачная земля.
Фертран.
Яна Брайл.
Мы не стали переодеваться в казенную одежду. Все что я успела, это причесаться расческой Хельги, которой удалось прихватить из Лорании немного личных вещей. Во время полета на ящере девушка была в сознании, и сейчас рассказывала об этом приключении с неподдельным восхищением. Впрочем, актрисе все нравилось, она постоянно восхваляла наших спасителей-похитителей, и казалось мне слишком легкомысленным.
Нас поселили на третьем этаже пятиэтажного общежития – красивого здания из серого камня с мраморными башенками на крыше, большими балконами на этажах. Мы с Хельгой вышли в коридор, малышка Ингрид шла следом, явно опасаясь остаться одной в этом новом для всех мире. Собралось много народа. Молодые мужчины и девушки, возраст – максимум двадцать пять лет, одетые в темно-синие мантии. Кто-то тащил сумку, кто-то беседовал с соседом, но все они при нашем появлении замолкали и провожали нас любопытными взглядами. Без мантий мы резко выделялись из толпы. Находиться под столь пристальным вниманием мне не понравилось, как будто тебя под увеличительным стеклом рассматривают. Фу!
Мы спускались по лестнице, студенты перед нами расходились в стороны, а я спиной продолжала чувствовать их взгляды. Через открытые железные двери мы вышли на улицу. Светило яркое солнце, над головой сияло синее небо, облака разошлись, и я увидела горы, покрытые блестящими снежными шапками, высоченные, они и с трех сторон обступали крепостные стены. Изнутри цитадель казалась огромной, в центре находился зеленый стадион – поле, засеянное низкой травой и расчерченное разметкой. Чуть в стороне высились две стальные опоры, на которых был подвешен огромный медный гонг и кувалда к нему. На краю стадиона, напротив тяжелых железных врат высокого величественного замка, находился небольшой помост, кафедра и три металлических шеста, рядом стояли два молодых бородатых парня – почетный караул. Задрав голову, я увидела, как на ветру реют длинные разноцветные флаги, а в следующий миг заметила четыре воздушных корабля, парящие высоко над землей. Дирижабли. Толстые цепи опутали серебристые овальные шары, снизу под каждым висели прямоугольные гондолы, обитые металлом, к которым крепились перпендикулярные балки с огромными треугольными парусами. Никогда прежде я не видела таких аппаратов. Невероятно!
– Кажется нам туда, – отвлекла меня Хельга, указав на группу девиц без мантий. Мы направились к ним. Множество любопытных лиц высунулось из общежития, люди, шедшие от главных ворот, тоже останавливались и смотрели на нас, но никто не решался приблизиться вплотную. Мы столпились в самом центре зеленого овального поля и внимательно разглядывали друг друга. Большинство увезенных из Лорании девушек оказались младше меня, лет по восемнадцать, может быть… Растерянные лица, простой наивный взгляд, у некоторых страх… А вот местные парни выглядели необычно, одеты иначе чем принято у нас на родине – в облегающие рубашки, свободные брюки с широкими кожаными поясами. Такой прикид сексуально обтягивал хорошо развитую мускулатуру некоторых из них, которые в свою очередь тоже с любопытством разглядывали нас. Я вдруг с грустью осознала, что выглядим мы жалко. Особенно, когда увидела трех прекраснейших, резко выделяющихся на нашем фоне, девушек. Длинные светлые волосы, яркие синие глаза, одежда простая – серые платья, из дорогих тканей, скромные украшения, подобранные со вкусом, саквояжи, перчатки, шарфики. Идеальные модницы. Здешние. Мы, в сравнении с ними, оборванки. Не только я это ощущала, наши девочки сбились в кучку и тихо переговаривались, косясь на эти местные иконы стиля. Некоторые парни бросали на нас двусмысленные взгляды, от которых у Ингрид, например, загорелись уши и появился румянец на щеке. Хельга же ничуть не тушевалась, а даже получала удовольствие, улыбаясь молодым мужчинам в ответ. М-да. Теперь мне стали понятны слова леди Джениз о том, что их будущим магам очень нужны пары. Спокойной жизни это стадо мужских гормонов нам точно не даст, а ведь наверняка еще старшие курсы есть… И никто их осаживать не станет. Фу, дрянь. Нет уж, голубчики, замуж я больше не хочу и ничьей подстилкой в благодарность за спасение не стану. Хватит мне связи с Дином, чтоб его инквизиторы побрали! Такая лапша о любви для ушей этих наивных дурочек, краснеющих под непривычным вниманием, а я уже хлебнула всего этого. Уроды…
Неожиданно раздался шум, и мы повернули головы в сторону помоста. Из общежития вышла высокая темноволосая девушка в форменной мантии и направилась к нам. Пройдя мимо, она скосила глаза и коротко приказала.
– Новичкам построиться в шеренгу.
Не останавливаясь, она прошествовала дальше к гонгу, взяла молот и ударила. Над стадионом раздался громкий вибрирующий звук. Перешептывания прекратились, наступила тишина. Развернувшись, девушка двинулась к помосту. Встав напротив одного из двух караульных, она дождалась, пока тот отомрет, медленно поднимет руки и снимет с шеи сверкающий медальон. Темноволосая красотка торжественно приняла его, одела на себя и заняла место молодого парнишки, опустив на голову капюшон. Красивая церемония!
Из распахнутых ворот замка вышла группа мужчин и женщин, среди которых была и Рина Джениз. Учителя Школы явились знакомиться с нами. Парни-новички быстро сориентировались и выстроились вдоль белой линии напротив помоста. Три местные девицы тоже подхватили саквояжи и пристроились рядом с ними, а вот наши стушевались. Схватив Хельгу за локоть, я потащила ее вперед и встала рядом с местными магинями, остальные соотечественницы скованно последовали нашему примеру.
Разношерстая когорта преподавателей наблюдала за нами с терпением и снисхождением, и когда, мы, наконец, выстроились, за кафедру встала полная пожилая женщина, в аккуратной серебристо-синей мантии, у нее были вьющиеся седые волосы, коротко подстриженные, взгляд строгий и внимательный. Она осмотрела нашу шеренгу, задержавшись на девушках, края ее губ слегка поднялись. Покосившись на соседок, я заметила, что они похожи на испуганных цыплят. Не удивительно, девочки оказались в чужой стране, словно в другом мире… Тем временем преподаватели разбились на небольшие группы и периодически бросали на нас оценивающие взгляды, тихонько переговариваясь.
– Новички, местные и неместные, добро пожаловать в нашу полетную Школу. Меня зовут директор Трис Павс. Всем вам оказана великая честь. Наши преподаватели, – она указала рукой на свою группу поддержки, – Лучшие в Империи. Ваш талант редок и дорог. Многие могущественные маги, состоящие на службе короны, начинали свой путь, так же как и вы, стоя здесь перед глазами всей Школы. Гордитесь своим статусом, будьте прилежными и достойными адептами, учитесь усердно и, возможно, имена некоторых из вас навсегда впишут в летопись Регестора.
Она сделала паузу, переводя взгляд с парней на нас.
– Девушки из Лорании, мы рады, что вы согласились быть с нами. Мы знаем, вам сейчас нелегко, но, будьте уверены, сегодня вы обрели настоящую семью. В Империи, вы можете забыть о тяготах жизни на своей родине. Никто более не станет преследовать вас за ваш дар. Мы уважаем человека не за титул и не по праву рождения, а за уровень мастерства и личные заслуги перед Школой и страной.
Ну да, ну да. Прям рай на земле. Не бывает такого. Не верю. Не веееерю.
– Позвольте представить нашего второго директора – моего супруга – Вэла Павса, который расскажет вам основные правила жизни в Школе.
Директриса, отошла в сторону, продолжая наблюдать за нами, а на кафедру поднялся плотный старичок с загорелым морщинистым лицом. Я тем временем рассматривала остальных учителей. Некоторые держались с аристократической гордостью, другие походили на обычных людей – встретишь и не узнаешь что маг.
Первым делом я приметила Рину Джениз, которая стояла рядом с удивительной женщиной. Не заметить ее было невозможно. Невысокая брюнетка со светлым лицом, Темные глаза, подведены черной тушью, нарисованные стрелки уходили к вискам и красиво закручивались несколькими спиралями, обрисованными серебристой краской. Губы женщины накрашены белой помадой, черные волосы собраны на макушке в пышный хвост, перевязанный черно-белыми длинными лентами с перьями, из прически выбивались седые небрежные пряди. Она была одета в обтягивающие брюки, кольчужная майка натянута поверх прозрачной рубашки. Изумительная!
Следующим меня поразил огромный мужчина. Фигура угрожающего вида – широченные плечи, мускулы и громадные ладони, лысый череп, пышные усы, живые глаза и большой меч на поясе. Сложа руки на груди, он что-то шептал на ухо директрисе. Рядом с ними стояла женщина с черной кожей, я подобных людей никогда не видела.
Остальные пятнадцать человек ничем не выделялись. Люди как люди, просто держались с достоинством. Спустя мгновение мой взгляд наткнулся на еще одного колоритного персонажа. Он стоял в стороне от странной женщины и Рины с откровенно скучающим лицом. Высокий тренированный мужчина с почти полностью выбритым черепом, лишь на макушки от затылка до лба осталась широкая полоса длинных светлых волос, собранных в небрежный хвост… Темные серые глаза, густые брови, короткие усы и аккуратная борода. Большие ладони, покрытые татуировками, сжимали ограждение, на пальцах широкие металлические кольца. Я вдруг похолодела и наверняка побледнела. Не узнать эти руки невозможно. Мой похититель, которого я случайно ранила. Подняв глаза, я встретила его колючий изучающий взгляд. Брр, как в ледяную воду окунулась. Захотелось спрятаться. Интуиция подсказывала, что нормальных отношений мне с ним не видать.
Местная девушка, стоящая рядом, в этот момент шепнула своей подруге.
– Смотри, вон он, лорд дэ Гарс, подчинивший серебристого ящера. Слева крайний. Брат говорил, это проклятье всей школы, страх и ужас, просто жуткий маг.
– Это тот, у кого ни одно занятие не проходит, чтобы не довести кого-то до слез?
– Да.
Взгляд-бур перенацелился с меня на девушек, и подруги замолчали.
Услышав это короткое перешептывание, я ощутила, как сердце ухнуло. Хреново. Меня этот лорд точно запомнил, но может все еще обойдется…
Между тем директор что-то говорил:
– Срок обучения четыре года, в конце каждого экзамены. Всем иностранным девушкам выдается имперская энциклопедия, где подробно описаны традиции, история и этикет Империи. Все это вы должны сдать преподавателям в дополнение к остальным предметам. Помните, первый год посвящен активации вашего дара и адаптации, он самый простой. И еще одно. Разумеется, вы свободные люди, но первому курсу запрещено покидать стены Школы. Это сделано для вашей же пользы, в целях лучшей адаптации к процессу обучения.
Он покосился на супругу, та шепнула ему что-то.
– Да. Последнее. По результатам собеседования с леди Джениз, определены главы ваших групп. У мужчин Джон Лиммер, шаг вперед. У девушек Ингрид Далин, тоже прошу вперед.
Баронесса вздрогнула, а Хельга, которая стояла рядом с ней, буквально пинком вытолкнула ее из шеренги.
– Все запомнили старших своих подгрупп? Вот и хорошо. Завтра утром состоится вводный урок в зале на первом этаже учебного замка. Карту и распорядок дня прочитаете на экране объявлений в общежитии. Я желаю всем вам удачи. Добро пожаловать в полетную Школу.
Директор спустился с кафедры, а директриса поднялась на секунду и махнула рукой:
– Все свободны!
Преподаватели начали быстро расходиться. Мы с Хельгой переглянулись. Ингрид стояла с красным лицом и не шевелилась. Мужская половина группы расслабилась, подхватила сумки и двинулась к нам.
– Привет, девчонки, что грустим? – посыпались вопросы со всех сторон. – Помочь вещи донести? А что вещей нет совсем? Как вам у нас в Заоблачной земле? Нравится? Ты красотка! Выйдешь за меня?
Они обступили девушек кольцом. Здешние красавицы быстро выбрались из оцепления, двоих из них уже провожали здоровенные накаченные парни, третья девушка тоже быстро ретировалась, а нас взяли в блокаду. Некоторые из ребят были прямо ух, очень даже ничего, и я заметила, как загорелись глаза у лораниек. Возможно, это похищение действительно большая удача для моих соотечественниц, дома всех этих наивных малышек ждала бы смерть, а тут может кто-то найдет себе достойную пару…
Сейчас нас с Хельгой больше интересовало состояние нашей соседки, нежели однокурсники. Бросать ее тут одну, не смотря на заносчивость и высокомерие, не хотелось.
– Ингрид, ты чего, баронесса? – тронула ее за плечо Хельга.
Девушка вздрогнула, медленно повернулась и скривилась, сейчас снова слезы лить начнет.
– Не смей реветь посреди Школы! – шикнула на нее я и взяла за руку.
– Я хочу домой, – сдавленно проблеяла она.
Мы с Хельгой потянули ее в сторону общежития, но не тут то было. Дорогу перегородил Джон Лиммер.
Рубашка обтягивала мускулистые плечи, тренированную спину и накаченные руки. У него был короткий ежик черных волос, пронзительные голубые глаза и мягкая доброжелательная улыбка. При этом держался он с достоинством и никаких провокационных взглядов себе не позволял. Видно, что заинтересован, но благородный, лишнего себе не позволит.
– Привет. Я хотел познакомиться со старшей женской подгруппы, узнать в какой комнате ты живешь, мало ли что, – произнес он.
Наша баронесса того и гляди в обморок упадет, куда ей знакомиться…
– Третий этаж, вторая комната, слева от балкона, – вместо нее бросила Хельга и обворожительно улыбнулась парню. – Ты красавчик, приходи в любое время!
Джон Лиммер замер и удивленно вскинул брови, явно не ожидав подобного ответа. Противник был деморализован, мы обогнули его по дуге и потащили безропотную бледную Ингрид в общежитие.
– Скорей, – шепнула Хельга, рассмеявшись.
И мы ускорились.
– Что ты сказала?! Что значит в любое время?! – ужаснулась я.
– А что? – пожала плечами соседка. – Он мне приглянулся.
По пути мы еще несколько раз сталкивались с молодыми мужчинами разных возрастов, желающими познакомиться. Эти коршуны поджидали новеньких у входа на этаж. Заметив нашу прыть, девушки со старших курсов хохотали в след. Видимо, все первогодки попадают под этот мужской прессинг. Ужас! Ужас! Вбежав в свою комнату, мы рассмеялись и задвинули засов. Ну, правда же, это было презабавно. И в тот момент я благодарила Рину от всей души, что она предупредила чего ждать.
Опустив баронессу на кровать, мы сели напротив.
– Что ты распереживалась? – спросила я бледную девушку.
Ингрид помолчала, но через несколько секунд ответила тонким голосом.
– Я не хочу быть старшей! Какая из меня старшая группы?
– Как? – ухмыльнулась Хельга, – Ты же баронесса. У вас это в крови – командовать простым сбродом!
– Я домой хочу, вы…. - она задрожала и упала на подушку. – Вы чудовищны! Я хочу домой!!!
М-да. И правда, какая из нее старшая?
– Ингрид, ты помнишь, что сказала Джениз? Никто тебя обратно не вернет. Смирись. Мы здесь застряли навсегда, – жестко произнесла я. – Вот поверь, если все так, как они говорят, то это не самый плохой расклад. Не реви. Что тут сложного, познакомиться с пятнадцатью девчонками и доносить до них требования этих магов? Ничего страшного в этом не вижу…
– Вы… они, они все простолюдиииииинки… – протянула малышка – Вссс. Вы меня ненавиииииидите. Вссс. Вссс.
О боги! Мы с Хельгой переглянулись.
– Ингрид, прекрати. Никто тебя не ненавидит! Если станешь общаться с окружающими как с равными и снимешь корону с головы, они отнесутся к тебе как к родной, – пояснила я.
Блондинка подняла на нас красные глаза.
– Вссс. Вссс.
– Мы поможем тебе, – подбодрила ее Хельга. – Не дрейфь!
– Праааааавда? – немного успокоилась девчонка. – Вссс. Вссс.
Я согласно кивнула.

 

Регесторская Империя.
Дикельтарк.
Эр Гарс.
Начальники департаментов, я и Кавр сидели в моем ведомственном кабинете. Последний не участвовал в беседе, а расслабленно лежал в моем кресле у окна. Казалось, сводный брат совсем не обращает на нас внимания, а витает где-то в своих мыслях, но это не так. Когда возникает необходимость, он легко сбрасывает эту инфантильную маску и преображается в безжалостного правителя.
По правую руку красный от гнева лорд Оливер Римт – он по немагической части, справа мой старый знакомый и друг – Вальтер Хеклинг, он же лицо нашего Ведомства. Вальтер управлял магическим отделом. Лорд Римт давно служил в департаменте и возглавлял его последние пятнадцать лет. Прежде никаких нареканий у меня к нему не было. Еще мой отец назначил его на этот пост. Но… Император, Вальтер и служащие, приближенные ко мне, доносили о недавнем усилении Гильдий Воров, Братства Пиратов, а теперь еще и этот геморрой на наши задницы! Куда он смотрел?! Сколько можно спускать дела?! Его депрессия слишком затянулась!
Я набрал в легкие побольше воздуха, почувствовав как усиливается гнев.
– Господин Римт, за последние несколько недель вы не принесли мне ни одной хорошей новости, – я вперился в него взглядом, схватив донесение. – Это! Это второе нападение на воздушное судно за месяц! Организованное! Нет. Нет! Не утруждайтесь! Даже мои дебильные студенты поняли бы что к чему! А вы меня уверяете, что это несчастные случаи?! Вы вообще это читали?! – я потряс бумажкой. – Оливер, вроде вы умный человек! С чего вы взяли, что пропажа трех аппаратов в одном секторе, это крушения?! Шпионы доносят вам, милорд, видели неизвестный дирижабль! Что это значит?! Я вас спрашиваю! Молчите?! Я расскажу вам, а лорд Хеклинг подтвердит мои слова. Мы с вами вырастили у себя в Империи не только морских пиратов, теперь у нас еще и воздушные появились! Когда вы собирались сообщить мне эту новость?!! Может, стоит прекратить пить вино на балах по случаю кончины леди Римт, и пора взяться за дело?! О скачке преступности среди людей, мы с вами поговорим на плановом совещании! Подумайте, как объясняться будете!
Я резко скомкал донесение и с размаху закинул его в дальний угол. Римта потряхивало, и он, кажется, стал приобретать фиолетовый окрас. Мне были не нужны навыки чтеца мыслей, чтобы понять, о чем он сейчас думает. Только плевать я хотел на его уязвленное самолюбие. Если старик полагал, что долгие годы отличной службы позволят дать ему слабину, то зря!
– Скажите, Оливер, а вы знаете, агенты докладывают об активности пиратов в Ледниковом море? Знаете, что они задумали? Доносят о секретной базе на каком-то архипелаге у границы! Рорский демон вас побери, вы вообще в курсе этого?! Почему такую недобрую весть мне принес лорд Хеклинг, хотя его задача бдеть за магами?!
– Милорд… – хрипло просипел он. – Простите. Я немедленно начну ра…
– Вы! – перебил я подчиненного. – Немедленно оповестите нашу разведывательную сеть. Каждый шпион в Регесторе, в землях горцев, в братстве… я хочу, чтобы все рыли носом землю! Чтобы не спали и не ели, пока не будет найдена база! Пока не будет известно настоящее имя воздушного пирата и его приметы! Вы нормальной жизнью у меня не заживете! Клянусь!
Я выдохнул, пытаясь успокоиться.
– Слушаюсь, ваша милость, – склонил голову Римт, а я с сомнением покачал головой, все, о чем он сейчас думал, это как бы поскорее свалить отсюда.
– И еще одно. Прежде чем вы уйдете. Найдите Хана Пана и доставьте его ко мне на допрос. Не церемоньтесь с ним. Пусть хорошенько испугается! Полагаю, этот пройдоха сможет нам помочь.
– Слушаюсь, ваша милость.
– Свободны.
Лорд Римт поклонился и быстро покинул мой кабинет. Наступила тишина. Несколько вдохов выдохов, чтобы спустить лишний пар.
– Вальтер, при следующем контакте с нашими агентами в Роре, выдай им дополнительное задание. Вдруг всплывут рабы… Только пусть будут очень осторожны, не в ущерб основной деятельности.
– Сделаем, – кивнул мой друг.
– Надо собрать группу магов из разведки, пусть рыщут по пространству на северо-востоке, в провинциях Ямерстан, Шордаст и прилегающих территориях: Огненные острова, острова Великих волн и над морем. Интуиция подсказывает, искать следует там, – я обвел указанный квадрат на карте, начерченной прямо на моем столе.
– Ладно. Думаешь, база все-таки существует? – он откинул с лица белую гриву волос.
– Уверен. Донесение от одного из моих личных агентов из Шордаста, – и уже тише добавил. – Только связано ли это с неуловимым дирижаблем еще вопрос.
Вальтер закинул ногу на ногу.
– Почему именно эти дирижабли подверглись нападению? Как считаешь? Случайность? Грабить воздушный транспорт не имеет смысла, дирижабли не перевозят грузы, для этого есть море и корабли.
– Понятия не имею, – почесал я короткую бороду. – Причины нападений? Работорговля, вымогательство, выкуп – самое очевидное. Рорцы бы дорого заплатили за имперского мага… Кровавый бизнес.
Некоторое время назад мы ловили организованную группу, занимавшуюся убийствами магов по всему Регестору. Три киллера и отставной слабенький связной. Жертвами стали пять человек – целители, неспособные дать достойный отпор. Их тела находили полностью обескровленными. Долго мы за ним побегали по Империи, ублюдку удалось скрыться в Роре. Дурачок. Один из моих агентов, сообщил, что колдуны его самого пустили в расход и сделали это показательно.
– Пока никаких сообщений о выкупах пропавших без вести не поступало, – пожал плечами мой друг.
Я вздохнул.
– Лучше бы поступили, тогда бы ситуация немного прояснилась.
Мы оба замолчали.
– Вероятно, у них есть шпионы в портах, – задумчиво предположил Вальтер.
– Согласен, – кивнул я. – И если шпионами могут быть люди, то те, кто атаковал дирижабли над Ледниковым морем, вероятнее всего обладают силой. Иначе они бы так не наглели. Да и кем надо быть, чтобы уничтожить аппарат набитый магами?!
– Теоретически это, возможно. Застать врасплох и…
Он прав, мы не всесильны.
– Возможно, но я хотел сказать не это. Судя по всему, неуловимый воздушный пират, как его там?
– Несущий смерть.
– Точно… Он учился у нас в Заоблачной. Так управлять дирижаблем могут только наши адепты, – тяжело вздохнул я. – Мы воспитали предателя…
Кавр, молча слушавший нашу беседу, незаметно подошел сзади и поставил на стол бокал с вином.
– Мы слишком мало знаем об этих нападениях. Уверен, ты не мог проморгать его, – сдержанно улыбнулся Император. – Вероятно, это кто-то другой, возможно, обычный человек.
– Надеюсь.
Снова повисла пауза, я, находясь в прескверном настроении, не стремился к общению. Вальтер молча пил вино, задумчиво теребя бумагу с донесением.
– Занятно у тебя проходят совещания, – между тем произнес сводный брат. – Ты не против, если я буду иногда заходить и слушать, как ты глумишься над своими людьми? Для тренировки. Чтобы потом применять твои методы на Совете?
Вальтер усмехнулся – он слышал и не такую брань из моих уст. Я не стал отвечать, знаю, на Совете Его Императорское Величество с нас и начнет разнос, и никакое родство его не остановит.
– Римт давно нарывался. Шатается с молодыми девками, только представленными ко двору, по балам. Полгода не прошло, как его благоверная отбыла к предкам, а в департаменте бардак! Кавр, его необходимо сменить. Стал стар. Не справляется.
Император расслабленно пожал плечами.
– Меняй, какие проблемы? Я не против. На кого?
Это действительно большой вопрос. Заместители лорда спят и видят, когда старик уйдет в отставку, их поведение настолько очевидно, что вызывает одно отвращение. После увольнения Оливера, их придется сослать в аналитический отдел. Нужен тот, кому можно доверять, и кто сможет оперативно управлять большой сетью агентов. В департаменте много молодых лоботрясов и опытных следователей, но как-то все не то… И с дисциплиной сложности. Стоило покопаться в личных делах, может и нашелся бы подходящий человек…
– Пока кандидатуры нет, и некогда мне учить приемника, а придется, – покачал я головой. – Но эту проблему надо решать.
Император расхаживал передо мной туда-сюда.
– Надо. Еще одна такая выволочка, и, боюсь, лорд Римт отчалит вслед за супругой, – хмыкнул он. – Может, твоего последнего адъютанта? Вроде ты хвалил его?
Я едва не подавился вином.
– Смеешься?! Форзака? Он сопляк! Исполнительный конечно, но руководить он не сможет. Ему еще два года учиться…
– Подучи его. Пару лет наш Оливер еще протянет, – кивнул Вальтер. – Ты сам был не сильно старше, когда возглавил Ведомство.
Вот поэтому мне точно известно, что Форзак не тот, кто нам нужен.
– Ау, Вальтер! Ничего я не возглавлял. Глава Ведомства у нас ты! Не забывай! А я лишь выполняю поручения Вашего Императорского Величества, – я шутливо кивнул Кавру, а потом серьезно добавил. – С Форзаком не выйдет. К тому же, он хочет пойти к тебе.
– Может тогда магистр Филис? – опять предложил сводный брат.
О боги, сегодня определенно не мой день.
– С этой ехидной?! Нет уж, я и в Школе с ней налаялся. Не спорю, она преданный Империи боевой маг с опытом, и мозги вроде работают, но характер… В последние время, с тех пор как они спелись с Джениз, стало совсем невыносимо. Представляешь, что будет, если она узнает, что я руковожу Ведомством? Пару раз меня уже чуть до горячки не довела! Бешеная баба.
– А у меня с этими дамами проблем нет, – ухмыльнулся Вальтер.
– Вот и работай с ними сам. Таких как Филис опасно рядом со мной оставлять. Поубиваем друг друга.
Друг и брат засмеялись, они прекрасно знали о наших терках с этой бестией, доходящих до открытой ненависти.
– Ты уверен, что она тебе не нравится? У вас такие страстные отношения… – усмехнулся Хеклинг.
– Для утех предпочитаю выбирать женщин традиционной внешности, – пробурчал я и вернул шпильку Вальтеру. – А вот ты, друг мой, почему интересуешься? Неужели наша ведьма тебе по сердцу?
Он замахал руками.
– Что ты?! Если Леди Хеклинг заподозрит меня и магистра Филис, то тебе придется искать человека и на мое место тоже, она меня отравит или задушит… в общем, сам знаешь.
Кавр, отстраненно следивший за беседой, вернул нас к теме разговора:
– Эр, все же приемника лорда Римта надо определить. И лучше специально его подготовить. Найди среди своих адептов. Не придется тратить лишнее время, твои адъютанты и так таскаются за тобой как привязанные. Выдрессируй, и я утвержу его. Мне не нужен на этом посту еще один опытный и престарелый со своим особым мнением. Я хочу, чтобы немагический департамент снова заработал как часы. Приглядись к новичкам. Кстати, как они?
Я поморщился.
– Как всегда. Малолетние дурни, мнящие себя могучими магами.
– А женщины?
– Три из Заоблачной, остальные, сам знаешь – балласт для парней. Зачем мы их вообще учим? Давайте просто привезем и женим на наших лоботрясах?! Еще деньги тратим на этих лораниек. А сколько соплей, истерик придется выдержать, прежде чем они почувствуют и осознают, как им повезло. Кавр, давай прекратим эту порочную практику.
Мой сводный брат покачал головой.
– Будущие жены должны учиться наравне с магами полета, тогда вероятность образования пары станет максимальной. Ты и сам это понимаешь. Такое правило не мне отменять. Тебе там никто не приглянулся?
Каждый год одно и то же. Брат никак не угомонится. Раньше отец капал на мозги, теперь этот не отстает.
– Ты прекрасно знаешь, мне не нужна ни жена, ни ментальная связь, я и без этого маг с огромным потенциалом, – терпеливо ответил я в миллион первый раз.
Кавр хмыкнул.
– Знаю, а еще знаю, что тебе четвертый десяток, и давно пора обзавестись наследником. Отец бы не одобрил…
– Кавр, позволь самому решить! – раздраженно перебил его я. – Тут даже твое императорское величество бессильно. Это мое личное дело! Все!
Вздохнув, он не стал спорить. Закрыв эту тему, мы обсудили последние городские сплетни, выпили вина и немного расслабились.
В полночь я покинул здание Ведомства и телепортировался назад в свои покои в полетной Школе. Более десяти лет я практикую мгновенные перемещения в пространстве, но каждый раз, как в первый, пробивает животный страх. Не понимаю, как посыльные маги спокойно растворяются в одном месте и появляются в другом. Это же мерзко! Вот что значит отсутствие предрасположенности…

 

Заоблачная земля.
Фертран.
Яна Брайл.
Вечером мы сходили за обувью, расписанием, осмотрели главный холл и побывали в столовой. Маги старших курсов, в отличие от нас, ходили в просторных мантиях и не выделялись. Длинноволосая Хельга особенно привлекала внимание, малышка Ингрид – красотка с кукольной внешностью, не отставала. Парни провожали их восхищенными заинтересованными взглядами, а я искренне радовалась, что рядом со мной два таких отвлекающих фактора. После жизни с Дином мое терпение утратилось, и излишнее мужское внимание стало пыткой. Уродиной я никогда не была. Стройная, даже тощая, среднего роста, каштановые волосы, длинная густая челка, прямой нос и острый подбородок – вот мой обобщенный портрет. Говорят, у меня красивое лицо, но с соседками мне не тягаться. Какой-то изюминки не хватало, может блеска карих глаз? Но все равно стоило отстать от девушек, как, словно коршуны на потерявшегося птенца, нападали они – мужчины. Первый раз в библиотеке, когда я брала экземпляры имперской энциклопедии. Парень, стоявший в очереди передо мной, сразу предложил провести с ним ночь, чтобы определить подойдем мы друг другу или нет. Я постаралась отказать вежливо. Второй раз, когда ждала подруг у экрана объявлений, меня обступила компания адептов третьего курса. Они изображали из себя крутых мачо, споря между собой, кто же из них самый сильный маг. Половины терминов из их разговора я не поняла, а все мои мысли свелись к тому, что нужно срочно узнать, как любезно отказывать местным мужчинам. Вероятность наличия такого раздела в энциклопедии не велика, но вдруг? Своей вершины приставания достигли на ужине.
Столовая находилась в учебном замке на первом этаже вход отдельный – с торца. Просторное светлое помещение с панорамными окнами и видом на стадион. Мы переглянулись, взяли подносы, набрали немного еды и принялись искать свободное место. Старшекурсники поглядывали на нас с ухмылками. Все места были заняты, а подсаживаться к этим озабоченным… к местным… ну уж нет! Вот удача! Две старшие адептки закончили ужин и унесли свои подносы, а мы метнулись на их место. Хельга на ходу схватила свободный стул у чужого стола, за которым сидели три мужские физиономии, жаждущие знакомства. Ее действие было встречено недовольным мычанием.
– Какая дрянь! – тихо зашипела я, усаживаясь за стол.
Хельга удивленно приподняла бровь.
– Ты что? Это же прекрасно! Ты не понимаешь, что это значит! Пожелай, и любой из них будет твоим! Сделает для тебя, что захочешь! А секс… да что я вам говорю! Вы, наверное, и не знаете, что это такое. Это рай!
Бывшая актриса картинно закатила глаза и потянула в рот кусок теплой булочки.
Хм. Надо было обойтись без комментариев, но не удержалась и произнесла.
– Вообще-то я была замужем за алкашем и тираном. Так что не утруждайся объяснять!
Ингрид тихонько вскрикнула, приложив ладошку к губам, ее глаза в страхе расширились. Хельга так и не донесла булку до рта, улыбка померкла, и она поджала губы.
– Извини, – коротко ответила она, а я ощутила ее неловкость.
– Ты ведь не знала. Все в порядке, – я постаралась доброжелательно улыбнуться.
Дальше разговор не пошел, мы принялись за еду. Парни за соседними столиками интереса к нам не теряли, но и подходить не решались, ожидая намека или благосклонного знака. Осмотревшись, я заметила двух совсем молоденьких девушек из нашей группы, адепты уже разводили их на беседу. Вздохнув, я прикинула в уме, что в Школе учатся примерно двести студентов, две трети мужского пола. Хочется, не хочется, а познакомиться придется со многими.
За окном наступил вечер. Стадион красиво освещался белыми блуждающими прожекторами, дорожки и караульный помост отдельно подсвечивали большие огненные лампы, а на башнях зажглись красные сигнальные огни. На вечернем небе начали проявляться первые звезды. Темные силуэты гор, обступивших долину Фертрана, подпирали небесный купол, и лишь снежные шапки на их вершинах поблескивали в последних отраженных лучах закатившегося солнца.
Возвращаясь в свою комнату, мы подошли к необычному экрану объявлений, расположенному на нашем этаже. Стоило тронуть его пальцем и изображение оживало. Нажав, на карту учебного замка можно увеличивать и уменьшать изображение по своему желанию. Вот она магия! Невероятно!
Завтра у нас вводная лекция в семь утра. Мои соседки застонали, но я пообещала их разбудить вовремя. Дождавшись пока девушки уснут, я зажгла светильник и села в кресло, на руках лежала имперская энциклопедия.
Я сама себе улыбнулась. Нет, недоверие и осторожность не оставили меня, но… без сомнения, это был неплохой день. И, кажется, он станет началом моей новой жизни. Раскрыв книгу на первой странице, я углубилась в чтение.
Поразительные открытия ожидали меня. Мы, лораниицы, понятия не имели, что за высокими снежными хребтами Альдестона находится огромный мир, гораздо более разнообразный, чем рассказывали нам в детстве. Заоблачная земля лишь маленькая провинция на отшибе огромной Регесторской Империи. Ледниковое море отделяло ее от остального континента, расположенного северо-западнее. В Империю входили десятки областей, островов и архипелагов. Ландшафт преимущественно долинный, несколько возвышенностей, три больших реки, на севере низкие пологие горы, местные добывают там металлическую руду, а пастухи пасут скот. Климат различный – на севере теплее чем на юге, зимы короче, лучше условия для земледелия. Зима – сезон дождей. В Заоблачной земле бушуют снежные штормы и воздушное сообщение останавливается, на материке в это время неделями идут безостановочные дожди.
Ледниковое море простирается много дальше, чем нарисовано на картинке, вода в нем холодная и прогревается лишь в начале лета. Мореходство хорошо развито, большая часть грузов перевозятся по морю, и профессия моряка одна из самых популярных среди жителей побережья.
Столица находится в южной части государства – это огромный город Дикельтарк. И, судя по картинкам, он в несколько раз больше Фертрана. Императорская резиденция, магический совет, институт Артефактологии, Тайное ведомство и руководство различных гильдий, все эти учреждения находились в столице.
Императора зовут Атнис дэль Кавр Третий. Вот так имечко… Династия Атнис правила уже без малого триста лет, свергнув прежнего императора немага. Смена правящих родов положительно повлияла на развитие магических институтов Империи, и в какой-то степень обеспечило расцвет культуры и экономики.
Следом шел перечень основных доходных статей бюджета. Торговля, рыбный промысел, охота, добыча золота, перевозки, в общем, ничего необычного, пролистываем…
Империя граничила с севера с царствами Рор и Воленстир. О первом информации мало. Закрытое государство, населения немного. Несколько веков назад воевало с Регестором. Боевые действия со временем сошли на нет, уступив место холодному дипломатическому противостоянию, а мирный договор так и не был подписан. Все из-за обоюдной ненависти друг к другу. По сей день в Роре правят темные колдуны и чернокнижники, чью магию регесторцы запрещают, за нее здесь полагается смертная казнь. Граница хорошо охраняется гвардией, на всей ее протяженности стоят сторожевые башни, и существует только один пункт пропуска, где можно законно перейти на территорию другого государства. Воспользоваться им может лишь обычный человек, магам и колдунам путь заказан.
По-другому обстояло дело с обширным царством Воленстир. Это густонаселенная страна, где прожевали люди с черной кожей. Они хорошие воины и в основном занимались наемничеством. Воленстирцев охотно принимали охранять торговые караваны и морские корабли. А еще там были прекрасные пляжи, росли фрукты, а местные жители делали великолепное вино.
Ну и последняя исследованная земля – материк Орабат за широким проливом. Там жили индейцы, которым не было дела ни до чего, кроме междоусобных войн.
* * *
Наступил первый день месяца Красного листа, ознаменовав начало осени. За время, проведенное с Дином, я привыкла просыпаться с восходом солнца, как бы не уставала накануне. Вот и сейчас, его теплые лучи проникли сквозь открытое окно, коснулись моего лица. Вздрогнув, я отложила книгу и выбралась из кресла, чтобы разбудить соседок. Неожиданно раздались громкие вибрирующие звуки. Караульные били подъем.
– Что это? – лениво выглянула из-под одеяла Хельга.
Отвернувшись от окна, я пожала плечами.
– Местный будильник, видимо.
– Смотри-ка, а на Ингрид не действует.
Баронесса не желала просыпаться, но кое-как мы растолкали эту соню. Хельга сооружала на голове высокую прическу, мы с Ингрид привели себя в порядок, дождались пока бывшая актриса закончит и отправились в столовую. Студентов было гораздо больше чем накануне. Многие выглядели заспанными и, к моей великой радости, к нам даже никто особо не приставал. Мы проворно заняли пустой столик, соседки взяли булочки и чай, а я, отыскав кофейник, налила себе полную кружку бодрящего напитка. Рогалики с джемом оказались божественными, а местный кофе имел особенный аромат и терпкий вкус. Выпив, я окончательно проснулась и принялась осматриваться. Адепты долго не рассиживались, поели, убрали подносы и на улицу. За столом у большого окна завтракали директора, вот кто никуда не спешил. Студенты старались держаться от них подальше. Закончив, мы тоже отнесли подносы и отправились к учебному замку. Проходя мимо парадного караула, я задрала голову и рассмотрела три охраняемых флага, реющих на слабом ветру. Имперский – фиолетовое полотнище с тремя перпендикулярными белыми полосами, флаг провинции Заоблачная земля – две полосы белая и синяя, и герб полетной Школы – воздушный шар с чешуйчатыми крыльями. Мой взгляд переместился с флагов на учебный замок. Его формы устремились в небо, отполированная поверхность серого камня блестела на солнце, фигуры каменных ящеров на карнизах грозно взирали сверху вниз на посетителей. На верхних этажах виднелись огромные окна-арки, а над ними находились остроконечные башенки. Величественно и красиво. Против воли, мне начинало нравиться это место.
Через массивные открытые ворота мы вошли внутрь и оказались в сумрачном помещении. Воздух прохладный, слегка влажный. Большой круглый холл, пол был выложен белой мозаикой, где-то высоко-высоко застекленный потолок. Создавалось ощущение, что находишься в колодце – наверху виднелся лишь маленький квадратный кусочек неба. Лучи дневного света проникали через окна верхних этажей, рассекая воздух, словно солнечные прожектора. По сторонам холла две каменные лестницы вели наверх, прямо вперед уходил широкий коридор с полукруглым низким сводом. Чтобы попасть в главный зал, как раз необходимо пройти через него в другой холл поменьше с каменным куполом и небольшими овальными окошками. Здесь в центре находился маленький фонтан, кадки с цветами и лавочки. По кругу помещения располагались двери в аудитории. Мы поняли, что пришли, когда заметили своих однокурсников около одной из них. Лоранийки в казенной серой одежде сбились в группу и подпирали стену, местные красотки сидели на лавке и тихо переговаривались. Парни пытались растормошить моих соотечественниц, и некоторым это удавалось. Парочка девочек мило переглядывались с незнакомыми ребятами. Заметив нас, из толпы выбрался Джон Лиммер. Сегодня он был одет в серую обтягивающую рубашку с коротким рукавом и плотные льняные брюки, подпоясанные широким ремнем с массивной серебряной пряжкой.
– Привет, – поздоровался он. – Позвольте познакомить вас с моими друзьями. Мой брат Ройс Лиммер и друг Рихтер Бэл.
Ройс выглядел щуплым парнем, совершенно не похожим на своего накаченного брата, а Бэл, напротив, напоминал шкафчик. Ростом он был на две головы выше меня с огромными ручищами и открытой дружелюбной улыбкой.
– Очень приятно, – кивнула Хельга.
Ингрид и я в разговор не вступали. Джон хитро прищурился.
– Я просто хотел узнать, можно ли им, как и мне, приходить в любое время к вам в комнату?
– Нет!!! – в один голос завопили мы с баронессой.
Парни взглянули на нас с лукавой укоризной, для них это была всего лишь игра. Мол, хорошо, не сейчас, так в следующий раз мы вас разведем на беседу и встречу.
Слава богам, к аудитории в этот момент подошла Рина Джениз и открыла дверь в зал.
Спустившись по лестнице, мы стали рассаживаться, хотелось занять место повыше и подальше, но галерку уже оккупировали парни. Пришлось сесть в первом ряду у прохода. Рина Джениз дождалась, пока группа будет готова ее слушать, и, лишь когда наступила тишина, заговорила.
– Доброе утро, первый курс. Рада приветствовать вас в Школе на вводной лекции. Мы с вами всеми уже беседовали лично, но повторю для забывших, меня зовут мастер Рина Джениз. Я не маг полета и преподаю в Школе смежную дисциплину, о которой вы узнаете на третьем курсе. Сегодня я здесь, чтобы рассказать о правилах поведения в Школе. Но сначала перекличка. Старайтесь не опаздывать на занятия, если дверь в аудиторию закрылась, значит, лекция началась, и вас уже никто не пустит. Не все мастера и магистры в нашей Школе столь же терпеливы как я, поэтому советую не испытывать судьбу и не нарываться на наряды вне очереди. Итак, начнем, пожалуй.
Преподавательница называла имена и фамилии, адепты вставали, обозначая свое присутствие. Кроме друзей Лиммера, мне запомнилось еще несколько ребят. Это Надлер Раф – высокий щуплый парень с длинными черными волосами, очень тучный Роб Венерти, прекрасные местные адептки Ярин Шармер с сестрой, Диль Орига и две моих соотечественницы – Ева Лират и Элла Ераз. И запомнились они мне только потому, что сидели прямо за нами.
Дошла очередь и до меня, я встала, села, потом поднялась Ингрид.
– Очень хорошо. Никто не потерялся. Мисс Далин, пожалуйста, раздайте тетради, и начнем.
Вот так, обеспеченные всем необходимым, мы приступили к занятию. Мастер Джениз начала свой рассказ с описания учебного процесса. Лекции и тренировки длятся по два часа, расписание составляется ежемесячно для каждого курса. У нас будут такие предметы как Физика человеческого тела, Основы управления энергией, Физическая культура, Концентрация, Правила полета и механика воздушного судна, Теория магического управления дирижаблем и Бытовая магия. Сама Рина будет вести дисциплину История и традиции Регесторской Империи, по которой надо сдавать зачет. Сделать это можно в течение года по предварительной договоренности все той же Рине Джениз. После этого нам сразу выдадут мантию. Я уже решила, что буду штудировать энциклопедию и днем и ночью, только бы скорее надеть эту мантию и не ходить как белая, точнее серая, ворона. Уверена, на то расчет и был…
Далее мастер рассказала о правилах поведения в Школе. Подъем в шесть, завтрак, далее два урока и обед, снова занятия, затем свободное время. Первокурсникам выходить в город запрещалось. Главные ворота закрывались в десять, а в одиннадцать вечера уже никто не имел права расхаживать по территории крепости без особого разрешения преподавателей. В Школе принята жесткая дисциплина. К мастерам и магистрам следовало обращаться уважительно, выполнять все их поручения. Хороший студент, сдавший экзамены, получал стипендию. Летом полагались продолжительные каникулы – аж целых два месяца.
Лекция прошла непринужденно, все внимательно слушали, кто-то даже что-то помечал в тетради. Под конец Рина спросила есть ли вопросы, но желающих выпендриться не нашлось, поэтому мастер Джениз собралась и покинула зал, пожелав нам хорошего дня.
После короткого перерыва, в течение которого мы успели лишь добежать до соседней аудитории, началась лекция по физике человеческого тела. Читал ее целитель Ян Бурек. Этот пожилой старичок заведовал школьным лазаретом. Он серьезно сокрушался, что больных мало, и заняться ему нечем, поэтому подбил директора дать ему возможность преподавать то, что он знал лучше всего. Не откладывая в долгий ящик, старик принялся рассказывать о внутреннем устройстве человеческого организма. Бурек активировал магический экран и выводил туда картинки заспиртованных легких, печени, мозга… Оглянувшись, я увидела, что мутило не только меня. К счастью, завтрак давно переварился… Мастер говорил о количестве крови, лимфы, относительной плотности костей, какой-то еще ерунде. Я все записывала, преподаватель не диктовал, и конспекты получались отрывистыми. Но хоть что-то. Вот Ингрид сейчас под стол сползет. Она, наверное, и крови никогда не видела. Зато Бурек выглядел воодушевленным, бегал вдоль экрана, тыкал пальцем и улыбался. Детальный рассказ о процессе пищеварения делал этого человека самым счастливым. Других довольных в аудитории не наблюдалось. Парни на галерке сидели с кислыми минами, но, заметив мой взгляд, оживились и заулыбались. Блин! Лучше я буду смотреть на Бурека. Покосившись на Хельгу, я заметила, как она вовсю переглядывается с Лиммером. Вот они, лоранийские раскрепощенные актрисы…
Когда эта нудятина завершилась, мы отправились на обед. После такой лекции кусок не лез в горло – вспоминался заспиртованный желудок. Поковыряв ложкой овощное пюре, я решила отложить перекус на потом и опустила в карман три булки с сыром. Хельга пообедала нормально, вероятно, пропустив все прелести лекции мимо ушей. Ингрид тяжело вздыхала – девушка не привыкла так долго учиться и жаловалась на больную голову.
Следующая тренировка мне не понравилась. Физическая культура. Это не занятие, а издевательство какое-то. Проходило оно… да. На стадионе. На глазах у свободных от занятий студентов. Вел его тот воин-гигант, которого я заприметила еще накануне. Звали этого господина Гордон Киделика. Начиналось все безобидно. В раздевалке нам выдали спортивную форму, там были брюки, не облегающие, но все-таки. В Лорании, девушка не могла позволить себе носить мужскую одежду. Это неприлично.
– Я это не одену! – воскликнула Ингрид. – Я из порядочной семьи!
– Ммм… – улыбнувшись, протянула Хельга, осматривая свою обтянутую попу в зеркале.
Прильнув к окну, я разглядела сестер Шармер на стадионе, они ничего не стеснялись. Впрочем, одежда сейчас меня не особо заботила. Больше волновали прибывающие зрители. Похоже, сейчас будет шоу. У кромки поля собралось десятка два человек, желающих поглазеть на нашу тренировку. Не к добру это. Одев спортивную форму, я поплелась за соседками на улицу. Возмущение Ингрид поддержала Ева Лират, обхватившая себя руками и шагавшая с красным от стыда лицом.
– Вижу, одежда пришлась вам по размеру, – пророкотал мастер Киделика, и все почему-то взглянули на нас. – Построение!
Мы выстроились в шеренгу и стали слушать громкоголосого преподавателя.
– Каждый учебный год к нам прибывает полсотни человек, желающих стать магами полета, мастерами управления стихией и так далее и тому подобное. Но, мало кто понимает – если ваше физическое тело не готово, вы не сможете контролировать свою силу! Только в тренированном теле зарождается энергия в достаточном для использования количестве! И если девушкам это неизвестно, то вы, – он указал на мужскую половину строя, – должны знать это наверняка! Но что я вижу?
Он прошелся вдоль шеренги, присматриваясь к парням и тыкая в них пальцем.
– Этот лодырь, ты мало бегаешь, блондинчик любит пожрать, а этот щуплый малец не отожмется и десяти раз, а вот ты, ты вообще уверен, что не ошибся учебным заведением?! – он остановился и сделал несколько шагов в сторону. – На тренировках у нас с вами есть главная задача – подготовиться к управлению энергией, перебороть вредные привычки, сделать вас достойными статуса мага! Нале-во! Вокруг стадиона, бегом марш!
Мы побежали. Пробежали несколько кругов, потом была зарядка, отжимания, потом снова бег на выносливость, следом нагрузили мышцы спины, о которых нам сегодня пол утра твердил Бурек. Прыжки на месте из глубокого приседа, махи ногами. В принципе ничего сверхъестественного не требовалось, но некоторые ученики уже были на пределе – перелезть через препятствие не могли, перепрыгнуть яму тоже… Жалкое зрелище. И вот за нами, за такими увальнями, наблюдала с усмешками уже более многочисленная группа зевак. Придурки!
– Красавица! – обратил на меня внимание Киделика, – Что встала?! Давай! Шевели мягким местом! Побежали! Побежали!
Я помчалась, как ошпаренная, подальше от этого вояки. То, что он был военным, каким-нибудь отставным гвардейцем или стражником, сомнений не вызывало. Оскорбления, благо не в мой адрес, сыпались как из рога изобилия. Девушек он пока не вспоминал, а вот парням доставалось.
– Поднимай задницу! Слабак! Жирный индюк! В следующий раз возьмешь порцию поменьше! Червяк, не смог яму переползти! Шевелись! Шевелись! Быстрей!
Бегали мы долго. Едва живые девчонки приползли на финиш и упали на траву у полосы препятствий. Я тоже запыхалась, и бок начал болеть. Лоранийские демоны, вот зачем пилотам дирижаблей такие нагрузки?! Больше всего стало жалко Роба Венерти. Толстяк упал на землю, и его вырвало. Как хорошо, что я отказалась от обеда. Диль Орига, – третья местная девушка, не выдержав, села на траву и положила голову на колени. Господин Киделика подскочил к ней, попытался мотивировать словами, но та уже ни на что не реагировала. К счастью, тренировка закончилась, и мы могли продолжать лежать на траве. Ингрид, на удивление, оказалась не в самой плохой форме, а вот Хельга и остальные лежали, как поверженные на поле брани. Фух!
В Лорании мы, конечно, не бегали, не прыгали, но ходить за водой на реку приходилось много раз в день, еще работа в поле, изматывающая, под палящим солнцем, поэтому к нагрузкам мое тело оказалось более ли менее готовым.
Из остальных в «живых» оказались Джон и Ройс Лиммеры, сестры Шармер, и еще три незнакомых парня. Остальные лежали трупами.
– Итак, что я вижу, птенцы мои? – с каким-то радостным удовлетворением спросил наш мучитель. – Нам с вами есть чем заняться. На зимнем зачете вы должны выдержать эту тренировку и стоять передо мной с белыми физиономиями, не пыхтеть и сопли по лицу не размазывать! Кто не готов может упаковывать вещички и возвращаться к мамочкам, ну или идти на все четыре стороны!
Ага, ага. Только куда мы денемся…
– Все свободны!
Не прощаясь, гора мускулов направилась обратно в учебный замок. Никто из нас даже на ноги не поднялся.
– Он настоящий садист, – произнесла рыжеволосая Элла, чье лицо позеленело от усталости.
– До зимы еще три месяца, есть возможность потренироваться, – ответил лежащий в стороне Надлер Раф.
– Сейчас бы в общагу, в душ… – мечтательно потянула Диль.
– Остался последний рывок, – хмыкнула Хельга, имея в виду еще одно занятие.
Разговаривать не хотелось. Закинув руки за голову, я лежала на траве и завороженно смотрела в небо. Облака неслись с огромной скоростью, клубились у верхушек гор, то скрывая, то укрывая каменные выступы, постоянно трансформируясь, не замирая ни на миг, исполняя неведомый танец собственного бытия…
Шум шагов по каменной брусчатке вернул меня в реальность. Наша группа едва успела успокоить дыхание, как из замка вышел он. Лоранийские демоны, не может быть! Только не это!
Лорд Эр Гарс прошествовал мимо караула прямиком к нам. Одет он был в черную рубашку с рукавами по локоть, в прямые солдатские штаны и тяжелые ботинки. Волосы все так же убраны в хвост на макушке, губы плотно сжаты. Лорд уставился на наше поле павших с плохо прикрытым презрением. Маг не поленился скользнуть своим взглядом темно-серых грозовых глаз по каждому. Когда же он добрался до женской половины группы, то почудилось, что если бы Гарс мог, то испепелил бы нас на месте одной силой мысли. По спине расползся пугающий холодок.
– Первый курс, построиться. Смирно! – раздался над стадионом тихий, но четкий приказ. Голос у лорда оказался низким и немного резким.
Мы все затихли, стали подниматься с травы и снова строиться в одну линию. Некоторым адептам встать после тренировки с Киделикой удалось с трудом, им достался особенно «ласковый» взгляд.
Эр Гарс сложил свои татуированные руки на груди и внимательно и долго взирал на нас. Я старалась смотреть прямо перед собой и ничем не выделяться.
– Лиммер, Далин, два шага вперед, – после продолжительной паузы произнес он, а я увидела краем глаза, как затряслись руки у баронессы.
Джон рванул из строя, а Ингрид немного замешкалась, но тоже вышла, вся бледная до ужаса.
– В следующий раз вы должны построить ваши группы до моего прихода. Я не желаю больше видеть стадо полудохлых адептов. Ясно?! – он прищурился.
– Слушаюсь, милорд! – бодро отрапортовал Джон.
– Да, милорд, – тихо пискнула баронесса.
– Следующий вопрос. Кто в ваших группах уже работал с энергией?
– Я, мой брат Ройс, Раф, Бэл, и Граллер пробовали, милорд! – по-военному отчитался Лиммер.
Гарс цепким взглядом находил тех, чьи фамилии произносил Джон, и запоминал.
– Мисс Далин? – он двинулся к нашему краю шеренги.
И чем ближе подходил, тем сильнее трясло Ингрид. Мне тоже становилось не по себе.
– Я… я не знаю, милорд.
Он нахмурился и приблизился вплотную, нависнув над девушкой.
– Что вы там мямлите?!
Баронесса вот-вот в обморок упадет. Мне стало жалко маленькую блондинку, но помочь ей никто не мог.
– Я не знаю, ми… милорд, – снова повторила она, заикаясь.
Густые брови взметнулись вверх.
– Как? Вы еще не познакомились со своей группой? – зло прошипел он.
– Нет, милорд, – у нашей соседки сейчас припадок случится.
Рыкнув, Гарс обвел всех нас недобрым взглядом.
– О боги, ну почему вы посылаете мне ежегодно этих дебилок?! – и снова взглянул на уже всхлипывающую баронессу. – Завтра я задам этот вопрос снова, и если не ответишь, то пеняй на себя. Встали в строй!
Из глаз Ингрид полились слезы, ее трясло от подкатывающей истерики. Нежная душа девочки не могла выдержать той эмоциональной волны неприязни, презрения и унижения, что транслировал этот человек.
– Кто не знает, меня зовут лорд Эр Гарс. Я буду вести у вас предметы в течение всего периода обучения. В этом году это Концентрация и Основы управления энергией. К концу года, вы должны быть в состоянии управлять прямой энергией. Что это значит, я объясню позже. Кто не справится, будет отчислен. А теперь построились согласно разметке на поле.
Газон в этой части стадиона был расчерчен белой краской на квадраты. Каждому адепту полагался свой квадрат. Мы рассредоточились и принялись ждать.
– Теперь опускаемся на колени, закрываем глаза и продолжаем слушать меня.
Ммм. А мне нравится. Прекрасная поза для отдыха.
– Итак, концентрация. Что это? – спросил он и сам же начал отвечать. – У всех вас есть сила, кое-кто даже умеет пользоваться простыми бытовыми магическими схемами или формулами, для которых не нужно никакой сосредоточенности. Визуализированная схема такого заклинания сама концентрирует вашу энергию нужным образом и не требует от вас никаких усилий. Некоторые особо одаренные люди, лишенные магического таланта, тоже могут это делать, используя жизненную энергию. Но у нас в Школе вы обучаетесь настоящему искусству, для которого понадобится много больше сил, чем может концентрировать самая сложная магическая формула. Кто в таком случае будет контролировать вашу силу? Ваше сознание. Способность долго концентрировать внимание на нужном объекте, обеспечит вам бесперебойное поступление энергии к нему и чистоту передачи нужного мыслеобраза. Поясню на примере. Вы захотели атаковать меня, ударить своей силой. Для этого необходимо собрать достаточное количество энергии, вложить в нее ударные свойства, сконцентрироваться на мне и с помощью волевого усилия послать ее в мою сторону. Сама по себе энергия нейтральна, и если вы не будете удерживать ее своим вниманием, то ваш удар по пути ко мне потеряет свои свойства, и атака не удастся. Так чего нам с вами не хватает? Мисс Золдар, я не разрешал открывать глаза!
Повисла пауза, а потом лорд продолжил.
– Ни ощущения энергии, ни концентрации, ни знаний о структурах у вас нет. И над этим мы будем работать. Мисс Далин, прекращайте хлюпать носом!
Послышались шаги. Эр Гарс ходил между рядов.
– Как достичь состояния тотальной сосредоточенности, спросите вы? Сейчас вы пытаетесь концентрироваться на моем голосе, но как бы вы не старались, ваше внимание рассеяно, неосознанно вы отвлекаетесь на посторонние мысли и внешние факторы. Ваша цель, найти в себе место, свободное от мыслей, точку покоя и тишины, а затем выделить ее в своем сознании в отдельную область. Эта часть вашего разума обеспечит постоянный контроль над магическими структурами любой сложности! Разделить свое сознание непросто, но возможно. Я хочу, чтобы вы концентрировались на пустоте. Никаких мыслей, умозаключений, только пустота. Ищите это место. Забудьте о постороннем шуме, об окружающей обстановке, обо мне, никаких страхов, печалей, желаний. Есть только вы и пустота. Глаза не открывать! Не спать! Итак, приступаем.
Задание оказалось сложным. Еще бы! Сидеть, не двигаться, не думать, забыть обо всем, даже о себе, стать этой темной пустотой. Мне вдруг безумно захотелось почесать нос, и мысли заплясали вокруг этого желания. Помучавшись, я все-таки потерла его и начала заново. Проблемы возникли не только у меня, кто-то кашлял и чихал. Внутренний монолог не прекращался, мне вообще казалось, что он ускорился. Мысли словно назло выбирались из тьмы сознания и кружились вокруг меня, некоторые звенели как колокольчики «а вот и я», «а вот и я». Ничего не выходило, и раздражение только росло. А вдруг не получится? А если меня сюда привезли по ошибке? Минут через десять мне это вообще надоело, я просто сидела с закрытыми глазами, периодически возобновляя попытки сконцентрироваться на пустоте. Слух обострился, магистр тихонько ходил между рядами, делал адептам замечания. Мимо меня он тоже прошел, остановившись ненадолго, но я в тот момент активно пыталась концентрироваться, и лорд тихо удалился. Время текло медленно, мысли продолжали крутиться в голове. Но рано или поздно все заканчивается, закончилось и это тупое сидение на коленях.
– Прекратили концентрацию! Открыли глаза, – наконец распорядился маг. – Встали.
Разлепив веки, я потерла гудящую от напряжения голову и с трудом поднялась на онемевшие ноги. Другие адепты испытывали те же трудности. А вот пять парней встать не смогли. Они спали!
Гарс ухмыльнулся, щелкнул пальцами, и, откуда не возьмись, на ребят вылилась вода. Парни подскочили, нецензурно ругаясь, а народ у края стадиона громко заржал. Магистр хищно улыбнулся и без лишних слов направился в учебный замок.
Ребята подкалывали заснувших, шутили, представление всех повеселило. Через пару минут однокурсники стали расходиться, а мы с Хельгой поспешили к бледной и припухшей Ингрид.
– Ты как? – поинтересовалась актриса, опускаясь рядом на землю.
Я тоже села по другую сторону, готовясь начинать откачивать девочку.
– Я боюсь его, – тихо ответила баронесса. – Он же просто душу вынимает… Даже посмотреть на него не могу. Жуткий, страшный, весь в этих мерзких татуировках, а глаза… отвратительные. И его поведение, меня никто прежде так не позорил…
Она снова начала заводиться и всхлипывать.
– Прекрати! Неужели ты будешь каждый раз рыдать, когда тебя назовут дурой? – спросила я. – Похоже, у них это тут принято. Сначала Киделика, теперь этот…
– Но я никогда не знала такого обращения! – она замотала головой, проглатывая слезы. – Нет, конечно, нет, но я не могу переносить его присутствие! Как подходит, поджилки трясутся, и ноги отнимаются. А внутри… Внутри все клубком переворачивается.
В этом я склонна была согласиться. Действительно препротивный субъект.
– Соберись! – строго призвала Хельга. – Наверняка, он чувствует твою реакцию, как хищник жертву. Не давай ему оружия против себя. Может, он специально пытается тебя довести? Гарс ненавидит хлюпиков, измывается над ними. Как бы тебе не было больно не показывай виду! Он, между прочем, не просто магистр и лорд, он особый агент Тайного Ведомства Императора, и наверняка считает, что ему дозволено больше других.
– И все мирятся с этим?! – воскликнула Ингрид.
– Он на хорошем счету, а уровень его энергии настолько высок, что никому в Школе с ним не тягаться.
– Но что он тут делает, если такой супер маг?
Хороший вопрос. Сидел бы в этом Ведомстве, раз такой крутой.
– Говорят, сам Император приказал ему оставаться в Школе, пока он не найдет себе пару, – ухмыльнулась Хельга. – Лорду Гарсу уже за тридцать, но он одинок.
– И не удивительно! Кто рискнет подойти к такому страшилищу?! – перестала плакать баронесса.
– Нууу, не скажиии, – озорно улыбнулась ценительница любовных утех… – Ты не приглядывалась. Видела его плечи? А задницу? А что могут творить такие большие руки…
– Откуда тебе все это известно? – перебила я всезнающую Хельгу. С ее фантазиями давно все понятно…
– Богатый опыт, – подняла брови девушка.
– Я про сплетни!
– Мне Джон рассказал, – улыбнулась она, откинув прядь волос назад.
– Когда успела! – сокрушенно выдохнула я.
– Пока вы тормозили в раздевалке, – хихикнула она и посерьезнела. – Но вообще-то, конечно, лорд Гарс невыносим. И женщин он, кажется, ненавидит. Считает бесполезными слабачками. Поэтому, скорее всего, это просто сказки про пару. Девушки бегут от него, как ошпаренные. И я бы побежала. Он здесь для другого. Джон, например, мечтает учиться у него, многие воспитанники Гарса потом неплохо устраиваются в жизни, жалование в Тайном Ведомстве очень достойное.
Эта версия и правда казалась более правдоподобной.
– Ладно, давайте уходить, надо переодеться и отправляться знакомиться с группой, иначе завтра он тебя заклюет.
* * *
С моря плыли тяжелые темные тучи, из них едва заметными серыми косыми лентами лился дождь на черепичные крыши Фертрана. Вуаль тумана то накатывала, то открывала взору морской порт. Корабли покачивались на волнах, люди попрятались по домам. Воздушную гавань полностью поглотили облака. Не видно ни шаров, ни дирижаблей, лишь стальные тросы исчезали в густом тумане. Тренировочное поле опустело, только караульные продолжали стоять на своих постах.
После физкультуры и концентрации я съела пирожки, приняла душ и почувствовала, как усталость отступает. Баронесса сделала прическу, очистила одежду и была готова прогуляться по общежитию.
– Я не знаю, кто где живет, так что будем ломиться наугад, – красила губы Хельга. Ее волосы были заплетены в косу и убраны в аккуратный пучок.
– Мы вообще-то к однокурсницам идем, – бросила на нее косой взгляд Ингрид.
– Пусть, – остановила ее я. – Будет от нас внимание отвлекать.
Наша самая опытная красотка заулыбалась, поправляя широкий пояс.
– Я готова.
Вечер оказался познавательным. Другие похищенные лоранийки тоже общались тройками. Рула Горваль, Ева Лират и Венни Бриз жили в комнате в начале этажа. Рула оказалась серьезной девушкой, она о своем даре не подозревала и прежде не практиковала. Еве было шестнадцать, брюнетка, милая, с добрыми черными глазами. Вот она знала, что такое энергия, и просветила нас в общих чертах. Оказалось, это некая упругая невидимая субстанция, незаметно текущая по организму. Девушка ощущала ее как покалывание на кончиках пальцев. Венни была неразговорчивой, подозрительно косилась на Ингрид и отвечала на вопросы односложно. В другой комнате мы познакомились еще с тремя девушками, никто из них про энергию слыхом не слыхивал. Осталось найти еще шестерых, но нам не повезло. В следующей комнате мы наткнулись на Надлера Рафа и еще двух парней, с которыми раньше не пересекались. Один из них сразу обратил на меня пристальное внимание. Монти Граллер. Это был парень моего возраста, невысокого роста с волосами до плеч и маленькими коричневыми глазками. Никакого доверия он не вызывал, но я ему сразу приглянулась. Граллер хотел предложить нам зайти, но мы извинились, сославшись на важные дела, и уже начали уходить, когда он вдруг схватил меня за руку. Не ожидав, я резко развернулась и дернулась. Монти рухнул у моих ног. На шум начали открываться соседние двери, из проемов выглядывали студенты и с любопытством рассматривали эту неловкую картину.
– Прости меня, пожалуйста, – я протянула ему руку, но тот резко вскочил и метнулся обратно в комнату.
– Ничего страшного, Брайл, – сдержанно улыбнулся Раф, – Граллер наверно перепутал тебя с кем-то. И вообще он у нас странный.
И закрыл дверь перед моим носом, не попрощавшись.
Я обернулась на Хельгу и Ингрид.
– Вы что-то поняли?
Девушки пожали плечами.
– Лучше пойдем дальше, – потянула меня за руку Хельга.
Об этом странном случае с молодым студентом я быстро забыла. Остальных однокурсниц мы нашли в столовой на ужине. Одна из них Элла Ераз – очень красивая девушка с копной рыжих волос, веснушками на лице и грустными зелеными глазами. По характеру она была спокойной, говорила медленно и размеренно. В отличие от нас, энергией научилась управлять давно, даже могла зажигать огонь и магичить. Девушка научилась скрываться в лесах Лорании и не хотела лететь в Заоблачную землю. Лорд Гарс уговорил ее, убедив, что в Регесторе прятаться больше не придется. Элла оказалась единственной, кто смог продемонстрировать нам эту магию, о которой все твердили. На ее пальцах возникли искорки, и салфетка в руке вспыхнула. Мы восхищенно выдохнули, удивительное чудо!
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий