Шоу продолжается

Книга: Шоу продолжается
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

Вскоре я поняла, почему так бесился Шайран. Понять — поняла, а вот что он чувствовал, зная, что мне приходится ходить на свидания с другими мужчинами, даже не представляю. Наверное, я бы мечтала порвать всех соперниц, обрати внимание Шайран хоть на кого-нибудь из других участниц. Так что… да, я чувствовала себя слегка виноватой. Но кто же знал, что первое место к такому приведет! А ведь могла бы догадаться. На Индину ли Талле, до сих пор чаще всего оказывавшуюся на первом месте, обращали внимание по переменке почти все женихи. Наверное, первое место как-то обязывает…
В общем, меня пригласил на свидание техноэльф Милаэль тиа Вириталь. Ну, что я могу о нем сказать? Вежливый, обходительный. И невероятно холодный. Нет, он не смотрел свысока, не было в его поведении надменности, но холодная отстраненность все равно не позволяла проникнуться к техноэльфу симпатией.
Постоянно думая о Шайране и о его чувствах, к тому же, я никак не могла расслабиться и просто насладиться разговором с Милаэлем. А ведь он рассказывал весьма любопытные вещи о жизни в мирах Ливерея. О стеклянных высотках, вспарывающих небо. О реках и озерах, полностью подчиненных технике. Об умных домах, о больших экранах и средствах передвижения. О больших, чистых городах, построенных из светлого материала, который нам на Земле неизвестен, и обилия стекла. Правда, это тоже как бы не совсем то стекло, к которому мы привыкли.
А после свидания с Милаэлем меня почти сразу перехватил Хелес! Даже опомниться не успела, как он уволок меня на прогулку по саду. Честно говоря, после ночной проверки я относилась к демонам с предубеждением и постоянно ожидала какого-нибудь подвоха. Прислушивалась к себе, старательно ища хотя бы малейшие признаки очарования или влечения.
— Вы нервничаете? — улыбнулся Хелес. От движения его головы по черным волосам пробежали красные искорки. Смотрелось красиво, но пускать слюни особо пока не хотелось.
Да, от этого загорелого, привлекательного мужчины с очень рельефным, мощным телом исходила такая энергия… страсти, что ли? Исходить — исходила, но вроде бы особо не атаковала. Просто чувствовалась.
— Нет. Просто пытаюсь понять. — А ведь я не спросила Шайрана, что сделают с теми демонами, которые нас проверяли! Просто не до этого было. Между прочим, вопрос на самом деле важный. — Я читала о демонах, о вашей ауре, притягивающей к себе противоположный пол. Но, каюсь, не было времени детально погрузиться в изучение информации. Вы ведь можете это контролировать?
— Степень излучения нашего обаяния? Да, можем. Вы боитесь, что я прицельно ударю по вам? — он снова улыбнулся, причем весьма хищно.
— Не боюсь. Но, прямо скажем, последняя проверка произвела впечатление… На всех.
— Вы ведь умная девушка, Виктория. Понимаете, что это было необходимо. Важный критерий для выбора невесты с моей стороны.
— Понимаю, — я кивнула. Помолчала немного, решая, стоит оно того или нет. Если Ксандр прав, а я сейчас задам вопрос, то…
С одной стороны, будет хорошо показать всем, что ведущие миры — не так уж прекрасны и порой совершают чудовищные поступки. Это хорошо будет для варианта «потребовать суверенитета». А с другой стороны, Хелес может обозлиться на меня из-за того, что выставляю их всех монстрами. Получить в личные враги одного из правителей Карвагена? Не лучший ход, если я планирую дожить до финала отбора, а желательно вообще прожить долгую и счастливую жизнь.
И все-таки решилась:
— Насколько знаю, невесты неприкосновенны. Неприкосновенны для всех, кроме женихов, потому что во время отбора мы принадлежим вам. Но демоны к нам прикасались. Неужели… им так легко позволили к нам прикасаться?
Хелес смерил меня странным, очень внимательным взглядом.
— Похоже, я недооценивал вас.
Это после нашего яркого знакомства? Ну вот. А мог бы впечатлиться хоть немного.
— Им не «так легко» позволили к вам прикоснуться. Это были смертники, линна. Демоны-предатели, приговоренные к казни. И за прикосновение к невестам они уже понесли наказание. Как, впрочем, и за попытку переворота в мирах Карвагена.
Не скажу, что прочитать эмоции по лицу Хелеса было легко — он наверняка, как и положено правителю, прекрасно ими управлял, но что-то все же подсказывало мне: не разозлился. Наоборот, счел это неплохим шансом заявить во всеуслышание, к чему может привести попытка неподчинения в мирах Карвагена.
Наверное, я не ощутила именно жалости к демонам, однако в этот момент мне все же стало неприятно. Очень неприятно. Причем по двум причинам. И вторую я облекла в вопрос:
— Я правильно понимаю, что к нам подпустили преступников?
Глаза Хелеса предостерегающе сверкнули.
— У демонов много интересных магических секретов. А мы, лучи звезды Черной Крови, легко можем брать подчиненных под контроль. Никто не смог бы причинить невестам вред. Просто физически не было такой возможности — магия подчинения сильна, и обойти ее невозможно.
А еще я вдруг поняла: это последний раз, когда он прощает мне столь провокационный вопрос. Причем Хелес ответил еще до того, как я совершила ошибку! До того, как сделала свой вопрос еще более провокационным. Предотвратил, заявил о полной безопасности прошедшего испытания, прежде чем я могла бы намекнуть о неосторожном, неприемлемом отношении к участницам отбора. Хелес помог мне. Уберег от ошибки. Наверное, в память о невольно оказанной помощи при нашем случайном знакомстве.
Ну что ж… я снова прошла по лезвию ножа и узнала ответ, заодно напомнив зрителям о жестокости ведущих миров. Осталось решить, как быть дальше и какой тактики придерживаться. Но Шайрану довериться все-таки стоит. Теперь я прекрасно понимаю, почему он вспылил из-за моего первого места. Будешь тут беситься, когда меня подряд сразу на два свидания пригласили! Хорошо хоть Тшахилавирион не объявился. Наверное, хорошо… Потому что чем дольше он не напоминает о себе, тем сильнее я напрягаюсь, ожидая какого-нибудь страшного подвоха.
До конца дня Шайран так и не пришел. Злился? Был занят, например, расследованием? Или все-таки злился на меня? Не знаю. Эти мысли терзали, не давали покоя. Я вдруг осознала, что без Шайрана мне плохо. Я думаю о нем постоянно, мне не хватает его присутствия рядом. Всего лишь взгляда, улыбки и голоса. Похоже, я всерьез влюбилась? А эта ссора еще больше заставляет нервничать! И Ксандр, и все те сомнения, что терзали меня… Ну как я могла усомниться в Шайране? Как?
А на следующий день у нас в расписании значилось очередное испытание.
— Ожидаете в комнате отдыха, заходите по одной, — озвучила Изанна несложные инструкции. — А также у меня есть для вас важная новость. Через пять дней состоится магическое испытание. В общем-то, ничего сложного или необычного для вас. Это единственное испытание, на котором соберутся зрители. Будет проводиться на магической арене. Вы всего лишь должны будете показать выбранную вами же самими программу. Кто что лучше умеет — то и показывает. Но постарайтесь показать, на что вы способны. Слабые магички или просто плохо владеющие своими способностями невесты вряд ли будут нужны женихам. Ну а сейчас начинаем сегодняшнее испытание. Линна Виктория! Следуйте за мной.
Значит, вызывать будут по рейтингу. И я иду первой…
Знакомая дверь вызвала внутренний протест, но я не подала виду. Зелье — значит, зелье. Разве я могу отказаться, могу отступить? Придется выдержать все, что нам приготовили.
— Заходите, линна. Пейте.
Проклятое зелье. Как же оно надоело. Однако я без заминки поднесла чашку к губам и выпила все, до дна. Пошатнулась, когда голова закружилась. С трудом сдержала подступающую к горлу тошноту. Не опозориться, только бы не опозориться.
Темнота наплывала со всех сторон, тело ощущалось все хуже, но я все равно почувствовала, как меня взяли на руки и отнесли в комнату с белыми стенами, где уложили на койку. Приборы неприятно попискивали, ко мне ловко, профессионально подключали провода. Это — последнее, что я ощутила, прежде чем окончательно уплыть в темноту.

 

Важный прием. Мой супруг в отъезде, и я здесь одна, чтобы провести все как нужно. Сидим за столом, я — во главе, потому что это место супруги правителя. Много аристократов и правителей других ведущих миров. Встаю, чтобы произнести торжественную речь. Все смотрят на меня внимательно, словно чего-то ожидая. В их взглядах много всего, и я отчетливо читаю в этих взглядах: сомнение, недоверие и недовольство, даже ненависть. Они ненавидят меня за то, что я сейчас нахожусь во главе стола. Ненавидят, потому что считают недостойной. Женщины — завидуют. Они бы сами рады оказаться на моем месте. Мужчины — презирают, полагая, что женщина не может им что-либо указывать. И все, все они ждут, когда я оступлюсь, когда совершу малейшую ошибку, чтобы накинуться стаей стервятников.
И это происходит. Тонкая ткань платья цепляется за торчащий из стула гвоздик. А ведь я встаю и вовремя остановиться не успеваю! Слышен треск ткани, юбка полностью отрывается. Стою перед гостями в рваном платье, с огромной дырой между талией и юбкой, теперь свисающей вниз и начинающейся где-то на уровне колен. А от талии до колен — все голо, видно нижнее белье!
Лица присутствующих сначала вытягиваются, а потом гости начинают смеяться. Все. Все смеются! Мерзко, злорадно. Унизительно. Стыд опаляет щеки.
— Так вот, линна Виктория, как вы всего добиваетесь… — смеется симпатичная драконица.
— А вид и вправду ничего, приятная фигурка, — поддерживает ее насмешливый эльф.
Они продолжают смеяться. Я понимаю, что опозорилась. Это невероятный позор…
Эмоции накаляются, наполняют до предела: ощущение позора, стыд, унижение. И этот смех. Злой, бесконечный смех. Кажется, со всех сторон начинают сыпаться оскорбления.
Они ненавидят меня. Смеются, потому что дождались момента, когда я оступилась. Но черт возьми, почему я должна чувствовать себя униженной? Почему? Только ли из-за того, что со мной случилась неприятность? Я не обнажалась сама. Это случайность. Подумаешь, порванное платье. Подумаешь, на глазах у всей этой толпы. Почему я должна чувствовать себя униженной? Смеются? Ну и пусть! Это они — гиены, которые только в стае на что-то способны. Которые могут лишь огрызаться, когда чувствуют слабость противника. А слабости больше не будет. Эта нелепая случайность меня не касается. Их смех — обтекает и возвращается к ним. Да-да, к ним, потому что проблема именно в них! А мою гордость, мое достоинство никто не отнимет, даже разорванное платье не лишает меня того, что есть у меня внутри.
И я улыбаюсь им в ответ, потому что унижения нет. Они самих себя унижают. Не меня.
Внезапный рывок, пространство сминается подобно листу бумаги, и меня закручивает в стремительном цветном водовороте.

 

Очнулась, снова накатила тошнота. Головокружение, настолько сильное, что поначалу трудно понять, где я вообще и что происходит. Но потом, кажется, разобралась. От меня отсоединили проводки, помогли подняться. А провожатая довела до портала, который вывел к дверям моей комнаты. Чуть покачиваясь, ввалилась к себе. Эйва не отреагировала никак — после вчерашнего обжорства отсыпалась. Она даже утром проснулась совсем ненадолго и забилась еще глубже в шкаф. Кстати, почему феи спят в шкафах? Это же ненормально!
Впрочем, думать о повадках фей сейчас было сложно. Вообще думать сложно, когда единственное, на чем еще удается сосредоточиться — это на удержании завтрака внутри себя. Очень сложная задача, очень. Нужно освежиться. Вода должна помочь.
Помогла! В некотором роде. По крайней мере, после ванны мне стало лучше физически. Но все равно возникли безрадостные мысли, доживу ли я с этим зельем до конца отбора или однажды просто не выдержу и скончаюсь прямо на испытании.
Мысли вообще не давали покоя. Зачем потребовалось такое испытание? Что проверяли на этот раз? Внутреннее достоинство? Умение абстрагироваться от внешних неприятностей или выйти из любой ситуации, даже если все против тебя?
После навеянных сном картин осталось отвратительное послевкусие. Бывает, ночью приснится какая-нибудь гадость. Наутро не можешь вспомнить, что именно снилось, но весь день присутствует легкая тень этого, неприятное чувство, неясно чем вызванное. Примерно так же и здесь. Только сон я помнила. Помнила все эти эмоции, которые там испытала. Ощущение позора. Унижение. Вот за что они с нами это делают?!
Кажется, меня начала охватывать депрессия. Противное послевкусие, неясное будущее. Слишком много всего навалилось. А ведь даже отдохнуть нормально не дают! Одно за другим, одно за другим…
Мне не хватает Шайрана. Как же не хватает Шайрана! Наверное, он занят чем-то важным. Я это понимаю, но не могу не думать о нем, не вспоминать, как мы расстались. Я должна извиниться. Не знаю, почему он не назвал причину, однако стоило послушать его. Мы могли бы во всем разобраться, но вместо этого поссорились.
А если рассказать ему о Ксандре? Что будет тогда? Ну, при условии, что я после этого выживу. Тьфу! Если поразмыслить без самоиронии, то к чему может привести рассказ о Ксандре? Вероятно, к окончательному краху всех его планов. Зная о Ксандре, Шайран сделает все, чтобы не подпустить его ко мне. Значит, мы уже не сможем договориться. Значит, я уже не потребую независимости для Земли, и не важно, на каком месте в рейтинге при этом буду находиться. И тогда останется надеяться только на то, что Шайран справится. Справится со всем, что мне обещал.
Довериться и рассказать — значит обрубить все пути для этой возможности. Но можно все-таки оставить лазейку на тот случай, если у Шайрана что-то не получится.
А пока я пытаюсь найти ответ на этот вопрос, стоит прекратить все встречи с Ксандром. Я верю Шайрану, он не обманет. Я смотрела в его глаза и видела, что он говорит правду. Больше не поеду ни на какие встречи с Ксандром, даже если он позовет.
Однако выступать хуже, чем получается, тоже не хочу.
Жаль, что от свиданий нельзя отказаться. Вроде как невеста должна соглашаться и вообще радоваться, если жених обратил на нее внимание. Как бы так… избежать этих свиданий, нервирующих Шайрана, да и мне особого удовольствия не доставляющих? Или, может, после одного свидания «для галочки» ни Милаэль, ни Хелес меня уже не позовут? Хелесу я вообще настроение неплохо так подпортила. А Найтан пообещал Шайрану, что претендовать не будет. Тшахилавирион остается проблемой, как и был, не зависимо от моего рейтинга. Кстати, подозрительно затаившейся проблемой! Вот что задумал этот любитель человеческой энергии?
Нужно отвлечься. Срочно отвлечься от всех этих мыслей! Иначе так и с ума сойти недолго. Особенно на почве мерзких зелий. Нет, они точно мозг не выжигают? Или вон те провода, которые к нам подключают. Как они считывают наше состояние, как передают на экраны изображение, все то, что мы видим? Опасно же!
Увы, на прогулку я не могла выйти никак — сил по-прежнему было маловато, да и покачивало меня слегка. Если кто увидит… нет, свою слабость показывать не стоит. На обед, пожалуй, тоже не пойду. Позаимствую потом шоколадку у Эйвы — ей все равно столько не съесть и за… хм… сколько там осталось? Ну ладно, не съесть за пару дней, а вот о месяце я сначала что-то ошибочно подумала. Фея — настоящий монстр шоколадопожирания!
В итоге, поразмыслив, решила забраться в планшет и посмотреть на какую-нибудь не слишком заумную ерунду, ибо на изучение полезной информации мозг сейчас, опять же, не способен.
Ерунда оказалась не такой уж ерундой. На глаза попались новости, да еще какие! Восстание в Карвагене. Восставали демоны против демонов, но пострадали почему-то люди. Магические атаки, использование сложного яда… как итог — около сотни жертв, причем все люди. Посторонние демоны не пострадали. Из правительства — никто. Демонов-мятежников, конечно же, схватили и приговорили к смерти. Вероятно, некоторые из тех мятежников и проверяли нас ночью на устойчивость к демоническому обаянию.
Но что меня потрясло, так это отношение к человеческой жизни. Вся статья была построена так, будто попытка переворота обошлась без крови. Демоны не пострадали — и это главное! А что люди погибли случайно, оказавшись не в том месте и не в тот момент… Ну, это как у нас бы сказали, что здание сгорело, но никто не пострадал. Вот люди в таком горящем здании в роли мебели и вещей выступили. Что-то такое, что не жалко, и можно сказать «без потерь».
Отвлеклась так отвлеклась. Поморщившись, закрыла вкладку с новостями. И тут заметила, что появился новый выпуск! Странно. Неужели успели обработать видео и прямо сейчас расскажут, как кто прошел испытание? Может, даже пояснят, для чего устроили столь странное издевательство над нашей психикой?
С любопытством ткнула на воспроизведение видео. Но такого я не ожидала…
— Сегодня от таинственного, но надежного источника, имя которого мы не вправе разглашать, поступила важная информация касательно покушения на Салахара эвр Илварен, — объявила ведущая. Я затаила дыхание. — Мы все удивлялись, как можно навредить дракону. Так вот, оказалось, можно. Можно, если кто-то, кому этот дракон доверял, объединится с Демиургом. Да, дорогие! На Салахара эвр Илварен напал сам Демиург и нанес ему смертельный удар, от которого Салахар эвр Илварен еще чудом не умер. Но самое ужасное, что Демиургу помогла одна из невест…
Я потрясенно замерла. Что? Неужели?..
— Виктория Севарина оказала помощь Демиургу, помогла ему подобраться к Салахару эвр Илварен! Это Виктория виновата в том, что всеми любимый император Таизира вот уже вторую неделю находится при смерти.
Что? Да как? Этого не может быть!
Я смотрела в экран планшета и не верила. Просто не верила в происходящее. Так не бывает. Этого не может быть. Почему я? Почему обвиняют меня? Но… я ведь на самом деле причастна. Пусть не так, как заявила ведущая, но ведь причастна! Откуда они об этом узнали?!
Звонок в дверь заставил вздрогнуть, вывел из потрясенного ступора.
— Почему Викторию до сих пор не допросили? Почему она до сих пор не под стражей? Или почему предательницу-невесту хотя бы не исключили из отбора? — вопрошала на экране ведущая, а звонок в дверь тем временем повторился.
Бросив планшет на диване, даже на паузу не поставив видео, поспешила открыть. И тут меня чуть не снесла целая толпа журналистов.
— Виктория, как вы можете прокомментировать обвинение?
— Виктория, почему вы до сих пор не под стражей?
— Линна, вас уже допрашивали?
— Зачем вы покушались на Салахара эвр Илварен?!
Толпа журналистов ломанулась ко мне, камеры тут же залетели в комнату. Я пыталась закрыть дверь, но журналисты толкались, выкрикивали чудовищные вопросы, совали мне в лицо микрофоны. Я перепугалась. Казалось, они готовы на части меня разорвать. Ради сенсации. За Салахара. Это действительно было страшно… Словно стихийная волна, неуправляема толпа, жаждущая зрелищ и сенсаций. Создавая щит между нами, оттолкнула журналистов обратно в коридор и все-таки захлопнула дверь. Тут же раздался звонок. Затем — грохот. Они начали ломиться, самым настоящим образом ломиться, пытаясь выломать дверь!
— Ее нужно схватить немедленно, пока больше никто не пострадал! Как потенциальная убийца была допущена на отбор? Почему Таизир до сих пор молчит?! — продолжала ведущая, ее голос с планшета разносился по комнате.
Дверь сотрясалась. Вряд ли ее так легко выломать, но…
— Замолчите! — голос Шайрана. В планшете. Не знаю, что там дальше произошло в выпуске, похоже, в его прямом эфире, но все звуки, исходившие от планшета, внезапно заглохли.
Вспышка портала посреди комнаты — из него выходит Шайран. Шаг — и я оказываюсь в объятиях дракона.
— Шайран, я не понимаю, почему? За что? Как они… — вспомнив о камерах, вовремя изменила вопрос: — могли меня обвинить?
Как могли обвинить, а не как узнали о моей причастности.
Меня потряхивало, Шайран крепко прижимал к себе. Посмотрев на камеры, зарычал, открыл рот и… выпустил огонь. Да-да, прямо изо рта, вполне человеческого на вид, вырвалось драконье пламя и спалило все камеры. Без следа. Даже капельки расплавленного материала не осталось.
Мозг внезапно включился, заработал с бешеной скоростью. Камеры Шайран вырубил огнем, потому что здесь ситуация такая, что на случайную поломку не спишешь. А значит, не стоит показывать, что «случайные» поломки тоже устраивал он — потому и способ уничтожения камер другой. Это все понятно. Непонятно одно. Откуда они узнали о моей причастности?!
Ведь о том, что у Демиурга был доступ к моей магии, знал только Шайран. Только Шайран… И он же просил понизить мой рейтинг. А когда увидел меня на свиданиях с другими, мог… или не мог? Мог ли Шайран настолько разозлиться, чтобы самостоятельно понизить мой рейтинг таким чудовищным способом?!
Нет. Он бы на такое не пошел. Но тогда как?..
— Все хорошо. Все будет хорошо, — Шайран нежно провел рукой по спине, погладил по волосам.
— Меня не упекут за решетку? Просто выгонят с отбора?
— Никто тебя не выгонит. Не посмеют.
Стук в дверь стал прямо-таки оглушительным.
— Посидишь здесь минутку одна? — спросил Шайран, заглядывая мне в глаза и наверняка ища в них признаки паники.
Я постаралась взять себя в руки. Если Шайран сказал, что не посмеют ничего со мной сделать, значит, не посмеют. Он не позволит. И бояться нечего. Я решительно кивнула. Усадив меня на диван, Шайран метнулся к двери, открыл ее рывком, смел журналистов, тут же попытавшихся прорваться ко мне в комнату, и закрыл дверь с противоположной стороны. Одна секунда, вторая, третья. В коридоре слышится подозрительный шум, возмущенные крики, переходящие почему-то в самый настоящий визг. Четыре, пять, шесть. Шайран снова открывает дверь. За его спиной — никого. Но на пороге дракон не задерживается — проходит ко мне, снова захлопывает дверь, срабатывает замок.
— Ты их прогнал?
— Нет, они не хотели уходить. Сами — не хотели. Пришлось создать портал и вытолкать их с Элинора, — зло сказал Шайран, присаживаясь рядом со мной и снова заключая в объятия.
— Что?.. Вытолкал всех журналистов в другой мир? — переспросила я потрясенно. Слова Шайрана настолько ошарашили, что на какой-то миг я даже забыла о возникших проблемах. — Куда?
— А, не знаю. Я был зол, чтобы проверять. В один из миров Карвагена, кажется. Да ты не беспокойся, я глянул, чтобы не впечатать их в гору и не сбросить в вулканическую лаву.
Я выдохнула и прижалась к Шайрану. Зажмурившись, уткнулась в его плечо. Так тепло, так надежно. Безопасно.
— Спасибо… Они меня напугали.
— А знаешь, пожалуй, заберу тебя на время из Элинора. Нечего тебе здесь делать.
— Значит, все-таки не позволят участвовать в отборе?
— Позволят. Но пока я все улажу, поживешь… у меня. Никто об этом не узнает. Это даже хорошо. Можно будет сказать, что забрали в Таизир до выяснения всех обстоятельств. — Шайран кивнул сам себе и поднялся вместе со мной с дивана.
— Но что произошло? Как они вообще додумались меня приплести?
Взгляд Шайрана помрачнел.
— А кто знал о твоей причастности?
— Ты, я… и Демиург. Это… — я запнулась, — Демиург? Но зачем ему?!
— Затем, чтобы тебя исключили из отбора и, вероятно, снова подняли вопрос о том, кому достанется Земля. Ничего не меняется, Демиургу нужна Земля, и он снова сделал свой ход. Подкинул в прессу информацию. Причем информацию правдивую…
— Но они ведь не смогут этого доказать?
— Не смогут, — дракон улыбнулся. — Я все подчистил. Никто не докажет. А сам Тайламиш вряд ли явится для дачи показаний.
— Он скрывается? До сих пор?
— Если бы нам удалось его поймать, мы бы спасли Салахара.
— А как это связано?
— Именно магия Тайламиша нанесла удар по Салахару. Он же может разрушить заклинание. Сам, конечно, не захочет, но нам согласились помочь… кое-кто из Демиургов. Они тоже решили, что Тайламиш нарушает их негласные правила. Поэтому если поймаем Тайламиша, то при помощи других Демиургов сможем разрушить заклинание на Салахаре. Ну а сейчас… — Шайран открыл портал, — переправим тебя в безопасное место.
Безопасным местом оказался его… хм… замок. Замок, который я увидела впервые! Как поняла, что это замок? А увидела через дверь, возле которой мы появились, коридор с магическими, а может, и техномагическими факелами на стенах. В комнате оказалось довольно уютно. Большой камин, в котором приятно потрескивал огонь. Светлая обивка на стенах, небольшое количество украшенной узорами мебели. И много-много свечей, тоже, кажется, не совсем обычных. Потому что обычные вряд ли будут висеть рядом со стенами прямо в воздухе.
— Замок? — я удивленно взглянула на Шайрана.
— Я уверен в качестве защиты своих владений, но выбрал самое защищенное из них, — пояснил дракон. — К тому же, ты здесь еще ни разу не была. Уверен, что никто, кроме Салахара, не знал, куда я приводил тебя раньше, но неизвестно, как сильно Тайламиш успел воздействовать на Салахара. Если каким-то образом прочитал его воспоминания, то… то это очень паршиво для всех нас, а для тебя опасно тем, что он мог знать, куда я тебя спрячу. Теперь не догадается и найти не сможет при всем желании.
Я представила, к чему могло бы привести, если бы Тайламиш на самом деле забрался в мысли Салахара. Он бы узнал все тайны Таизира! Все тайны императора. Да это же настоящая катастрофа для драконов. Открываются все более ужасные подробности…
— Тебе что-нибудь принести? Еду? Напитки?
— Планшет, если можно. Да и обед… обед я пропустила.
Шайран кивнул.
— Все будет.
Небольшой портал. Заглянув в него, Шайран выудил оттуда мой планшет, снова закрыл. Повернулся ко мне, окинул обеспокоенным взглядом.
— Я пришлю к тебе служанку, она все расскажет и покажет. Пока ты побудешь здесь, а я все улажу. Не беспокойся, через несколько часов вернусь, — пообещал Шайран, коротко поцеловал меня в губы и ушел порталом.
Я осмотрелась. Уютная гостиная, светлая. Даже и не скажешь, что если выйти в коридор — наткнешься на серые, каменные стены. А здесь тепло, хорошо. Бежевые тона в сочетании с темно-коричневым смотрятся особенно удачно. Мебель — приземистая, но почему-то широкая, вся: от диванчиков и кресел, до столика и даже шкафа.
Хотела уже подойти к окну, чтобы хоть примерно определить, где находится замок, но в этот момент в комнату вошла служанка. Я с интересом взглянула на нее. Человек. Не дракон. Интересно, мы в каком мире находимся? И почему бы не спросить у служанки?
— Госпожа, — поклонилась девушка.
— Скажите, мы сейчас в каком мире находимся?
Девушка удивленно моргнула, но ответила четко:
— Заштир, магический мир Таизира.
Ну, видимо, так в мирах Таизира принято: уточнять, магический это мир или техномагический, потому что драконам подвластны оба вида. А еще смахивает очень на средневековье. Впрочем, как вариант, это просто Шайран решил жить в замке. А ведь магический мир может выглядеть вполне современно. Однако это уточнять уже не стала. У меня ведь есть планшет! Посмотрю там, зачем лишний раз демонстрировать свое невежество.
Убедившись, что больше вопросов пока не будет, служанка продолжила:
— Для вас приготовили обед. Принести сюда или показать столовую?
— Сюда принесите.
Отправиться на экскурсию по замку было любопытно, но, если честно, я немного еще не отошла от нападения журналистов и всех этих жутких обвинений. Что самое отвратительное, не таких уж беспочвенных!
— Как скажете, госпожа, — служанка кивнула. — Если будет желание отдохнуть — дверь слева. Там вы найдете купальню и спальню. Все это в полном вашем распоряжении.
Откланявшись, служанка ушла. Вероятно, за моим обедом отправилась. А я таки заглянула за эту дверь. Очень уж интересно стало, как это за ней можно найти и купальню, и спальню. Оказалось, действительно можно. Просто за дверью обнаружилась небольшая комнатка с единственным предметом мебели — мягким пуфиком. Ну и зеркало еще висело на стене перед пуфиком. А так — больше ничего. Зато аж целых три двери. За одной — шикарная купальня с самым настоящим бассейном и даже небольшими фонтанчиками, с помощью которых, видимо, и набиралась вода. За второй — спальня, тоже шикарная. Ну а за третьей — коридор.
Видимо, весь этот комплекс комнат составлял гостевые покои. Или не гостевые, а еще какие-нибудь… Но личных вещей я здесь не нашла. Ни одежды, ни расчесок. Ничего, кроме мебели.
До прихода служанки я еще успела заглянуть в каждое окно. Между прочим, учитывая, что они выходили на разные стороны, то некоторое представление о расположении замка все же давали. Но не особо. Потому что со всех сторон я увидела лес, и только лес! Высокие, величественные деревья с темно-зеленой листвой тянулись к серому, затянутому облаками небу. Вот и все, что я увидела в окнах. Похоже, Шайран спрятал меня довольно надежно… За что я очень ему благодарна.
После обеда, оказавшегося, кстати говоря, очень вкусным, я забралась с ногами, предварительно скинув с них обувь, на диван, устроила на коленях планшет и таки решилась заглянуть в местный интернет. Было страшно. Очень. Мне вообще начало казаться, что против меня ополчились все Объединенные Миры. И ведь нет доказательств! Шайран сказал, что нет и быть не может. Но им нужна сенсация. Лишь бы только повод найти, лишь бы на кого-нибудь наброситься всей стаей. Как жаль, что в этот раз жертвой оказалась я…
Вспомнив журналистов, так рьяно на меня набросившихся, снова вздрогнула. Да после их явления точно будут сниться кошмары!
И снова вспоминается, как Шайран уверял меня, что я не виновата. Что ничего не могла сделать, чтобы предотвратить ранение Салахара. Но ведь могла! Могла бы… Если б поспешила, если б нашла способ сообщить в тот злополучный день или даже раньше, когда странные сны только начались. Если бы я только знала… А так, получается, обвинения все же не беспочвенны. Доля моей вины в том, что Салахар теперь лежит при смерти, на самом деле есть.
Так, нужно взять себя в руки. Перевела дыхание, включила планшет. И наткнулась на новый выпуск шоу. Когда нажимала на воспроизведение, рука слегка подрагивала.
— Таизир в лице Шайрана эвр Шеосс наконец прокомментировал полученные нами новости, — говорила ведущая с на удивление постным выражением лица. — Шайран эвр Шеосс заявил, что сразу после ранения Салахара эвр Илварен было проведено полное расследование, в ходе которого выяснились все подробности покушения: кто и как это сделал. Весь механизм действия магии был изучен. И совершенно точно было ясно, что никто посторонний Демиургу не помогал. Викторию Севарину оболгали.
Ох, ну надо же! Как быстро Шайран с ними поговорил. А дальше я поняла, почему ведущая так мрачно выглядит.
— Поэтому мы все приносим извинения Виктории Севариной. И я в том числе. Признаю ошибку: мне не стоило делать столь громкие заявления до официального ответа Таизира. Прошу прощения за то, что ввела всех в заблуждение…
Чуть помолчав, ведущая все так же мрачно добавила:
— Поскольку обвинения оказались ложными, Виктория Севарина остается на отборе. Голосуйте, дорогие зрители. Ну а мы с вами увидимся завтра.
Я облегченно вздохнула. Господи, неужели все улажено? Этот кошмар закончился, не успев толком начаться? Даже не верится! Но как хорошо… хорошо, если все действительно обошлось.
Шайран гений! Определенно. Так быстро все провернул, опроверг, заставил извиниться. У меня слов нет, одно восхищение.
Восхищение… А внутри что-то колет, не дает покоя. И я даже знаю, что именно. Недоговоренность между нами. По большей части именно с моей стороны.
Чтобы лишний раз не терзать себя неприятными мыслями, решила отправиться в купальню. Вода всегда помогает расслабиться, успокоиться, а иногда даже какими-то неведомыми путями пригоняет в голову поистине дельные размышления. Между прочим, купальня здесь шикарная — грех не опробовать!
И я, в общем, действительно насладилась. И насладилась, и успокоилась, и почти задремала от удовольствия. Приятная, расслабленная нега длилась ровно до того момента, как я осознала: в покоях нет вещей. Одежды нет! Ни халата, ни банально даже полотенца. Можно было бы позвать служанку, но как это сделать? Черт! Ну и вляпалась я. В конце концов, не надевать же одежду на мокрое тело? И не одеялом вытираться? Потому что единственное, что здесь есть — это постельное белье, собственно, в кровати.
Так, не паникуем. Возможно, найдется какая-нибудь кнопка вызова. У Найтана в замке были такие, правда, с применением техномагии, а здесь магический мир, но ведь наверняка должен быть аналог!
Я решительно выбралась из воды…
Этого стоило ожидать. Иначе просто не могло случиться. Да, закон подлости. Потому что стоило мне выйти из купальни совершенно голой, проскочить мимо комнатки с зеркалом — не пуфиком же обтираться — и добраться ровно до середины гостиной, когда заискрился портал, являя моему взору Шайрана. Но, что важнее, являя ему обнаженную меня. И не то чтобы являя. В общем, да, впечаталась я в ошеломленного дракона с разбегу!
Все произошло очень быстро. Удивление в желтых глазах сменилось жарким пламенем, а потом мой мир перевернулся. Раз — и я уже лежу на кровати поверх покрывала, Шайран нависает надо мной, совершенно обнаженной, и жадно, до безумия жадно покрывает поцелуями тело, собирая капельки воды.
Вот его губы только что были на моей шее, но уже спустились к груди, прикусили кожу. Я вздрогнула, невольно выгнулась. Горячая ладонь тут же скользнула по бедру вверх, огладила талию и легла на поясницу, прижимая к дракону еще ближе. Жаркий поцелуй снова коснулся груди, и этот жар стремительно просачивался сквозь кожу, завладевая всем телом.
Не знаю, каким чудом не отключился мозг. Наверное, меня спас собственный страх. Потому что нельзя было не понимать, чем все это закончится, если Шайрана не остановить.
Первый раз страшно? Наверное, да. Хотя больше — волнующе. Потому что я не средневековая барышня, впервые в жизни увидевшая мужчину и слышавшая только страшные рассказы старших, замужних подруг. Может быть, даже почти не страшно… потому что тело с жаром откликается на ласки, потому что продолжения хочется самой. Но так нельзя. Это нарушение правил отбора. А еще… я не могу. Просто не могу позволить, чтобы это произошло до того, как Шайран узнает о Ксандре и его планах! Планах, которые совсем недавно были нашими общими.
— Шайран, подожди… — Поцелуй в губы, просто умопомрачительный поцелуй не позволяет сказать, но как только появляется возможность, упорно продолжаю: — Я должна тебе кое о чем рассказать. О Ксандре.
Шайран замер. Какое-то время дракон тяжело, хрипло дышал, я видела в его глазах с тонкими ниточками вертикальных зрачков туман, наваждение, жажду обладания. Но постепенно Шайран все-таки сумел взять себя в руки, посмотрел на меня уже вполне осмысленно.
— Ксандр? Это тот, который помог нам справиться с Демиургом?
Ага! Значит, Шайран уже раздобыл информацию о нежданном незнакомце, ведь Ксандр тогда имени своего не называл.
— Ну… да… Мы с ним были знакомы…
Тумана в глазах Шайрана как не бывало. Зато страсть никуда не делась, а к ней добавилась ярость. Зарычав, дракон резко отпрянул от меня и, схватив края покрывала, замотал меня в него. Сам же отстранился, поднялся с кровати. Я попыталась пошевелиться — не получилось. Он замотал меня каким-то неимоверным образом так, что я теперь не могла высвободиться из этого кокона!
Дракон вышагивал перед кроватью из стороны в сторону нервно, как лев, ожидающий в клетке, когда его покормят.
— Шайран, — осторожно позвала. — Ты не мог бы помочь мне освободиться?
— А что не так? — он остановился и вперил в меня горящий взгляд.
Сделалось как-то неуютно. Особенно учитывая, что я тут в коконе лежу и даже сбежать никуда не могу! Ни сбежать, ни защититься, если что. Разве только перекатиться, грохнутся с кровати и закатиться под нее? Пусть потом выколупывает.
— Что не так? — повторил Шайран. — Рассказывай про Ксандра. Когда это вы успели познакомиться и почему ты вдруг вспомнила о нем во время моих поцелуев!
По спине побежал холодок. Закатиться под кровать захотелось с удвоенной силой. Потому что Шайран в ярости! И теперь понятно, из-за чего. Выбрала я, конечно, идеальный момент для разговора.
— Я расскажу… Но ты не мог бы меня сначала высвободить? Очень сильно замотал. Даже рукой пошевелить не получается.
— Замотал, чтобы ты не соблазняла меня голым телом. Иначе разговор придется отложить и продолжить начатое, — зло сказал Шайран.
— Так я прикроюсь покрывалом. Не буду соблазнять… Но хотелось бы как-то все же иметь возможность двигаться…
— Хотелось? Иметь?! — снова зарычал Шайран, причем так, что я невольно вздрогнула. — Да если я хотя бы пальцем к тебе притронусь, то сорвусь. И мы продолжим, можешь быть уверена. Вот только мне показалось, или ты совсем не хочешь этого? А не хочешь, чтобы я тебя изнасиловал? — И как рявкнет: — Тогда не ной и рассказывай!
Я с трудом удержалась, чтобы не застонать. Как же с драконами сложно! Или это со всеми мужчинами? Ну вот, уже решил, что мне было неприятно то, что он делал…
— Сейчас расскажу… секунду, — пробормотала я и таки покатилась. Нет, не с кровати! Просто подумалось, что если перекатиться на бок, то, возможно, мне таки удастся выпутаться из кокона. Ткань там натянется по-другому, появится лазейка. Не получилось. Я то в одну сторону повернусь, то в другую, старательно извиваясь и пытаясь высвободить хотя бы руки, но никак! Он что, края покрывала спаял?
— Что ты делаешь? — спросил Шайран, наблюдая за моей возней со странным выражением лица.
— Пытаюсь освободиться. Кокон, знаешь ли, нервирует. Не могу сосредоточиться на разговоре.
— Нервирует?! Это ты меня нервируешь! — окончательно разозлился Шайран.
Махнул рукой, словно разрывая воздух перед собой. Пальцы охватило золотистое пламя. Раз — и покрывало внезапно раскрывалось, выпуская меня из тугого кокона. Шайран резко развернулся, поворачиваясь ко мне спиной, и рванул к двери, прочь из спальни. Удар двери о косяк, вспышка портала. Из портала в меня, из противоположной комнаты, но вполне прицельно прилетела одежда: туника и брюки. А дверь захлопнулась, и за ней скрылся Шайран. Правда, пока я торопливо натягивала на себя одежду, за окном раздался дикий рев. Самый настоящий драконий рев. Зарево осветило окна, где-то в небе раздалась вспышка молнии. Снова яростный рев.
Довела…
Но теперь уже и рассказывать-то почти не страшно. Шайран бесится потому, что я во время его поцелуев заговорила о Ксандре. А когда он узнает правду, не такую страшную, как успел себе надумать, может, уже не так сильно будет беситься?
Мимо окна пронеслась волна огня. Снова рык. И внезапно все стихло. Посидела в тишине, подождала. Вскоре заявился Шайран. Причем, видимо, уже где-то искупаться успел — сам-то сухой, а вот с волос стекают капельки воды. Я, кстати, свои волосы слегка подсушила полотенцем, но тоже пока еще мокрые. Забавная из нас парочка получается.
— Рассказывай. Я готов тебя слушать, — сказал Шайран, одной рукой пододвигая к кровати тяжеленное кресло. Опустился в него, скрестил на груди руки и вперил в меня тяжелый взгляд.
М-да. А говорить под таким взглядом будет не так-то легко.
— Шайран, для начала хочу сказать, что… — «все не так, как ты подумал». Боже, более ужасной фразы просто не существует! Поэтому я решила зайти с другой стороны: — Я вспомнила о Ксандре… — игнорируя тихий рык, мужественно и торопливо, пока Шайран опять не сорвался, продолжила, — только потому, что давно собиралась рассказать тебе правду. И меня тяготили недомолвки, я, правда, хотела рассказать. И в этот момент просто поняла, что рассказать должна до того, как между нами… ну, ты понял.
— Продолжай, — сказал Шайран, прикрывая глаза, то ли чтобы успокоиться, то ли чтобы меня не видеть. Кажется, я начала его раздражать.
— Так вот, о Ксандре. На самом деле, мы были знакомы с ним уже давно…
Я помолчала, внимательно глядя на Шайрана, но он пока не срывался и крушить ничего не собирался. Все так же сидел с полуприкрытыми глазами и слушал.
Рассказывать, так рассказывать все, ничего не утаивая.
— Ксандр с Земли. Вернее, Александр. Сашка. Так его звали, когда он жил на Земле. Там и познакомились. Какое-то время встречались…
Шайран напрягся, но меня не перебивал.
— Это было давно. Уже почти забылись те эмоции, а чувств тем более нет. Какое-то время мы с Сашей встречались, а потом он исчез. Просто внезапно исчез. Его даже родители искали, полиция. Но он как сквозь землю провалился. А потом я встретила его уже здесь, на Элиноре. Он сам пришел. Пришел, чтобы помочь. Напугал сначала, чтобы мой Дар проявился. Ты, наверное, помнишь тот день… Когда вы с Салахаром ворвались ко мне в комнату, потому что ты почувствовал всплеск моей магии.
Шайран едва заметно кивнул.
— А этот всплеск был спровоцирован Ксандром. Потом он приходил еще. Рассказывал об Объединенных Мирах. Это он мне сказал. Он сказал, что Земля достанется тому жениху, кто выберет меня. А недавно… — я набрала в грудь побольше воздуха и выдохнула: — Недавно он сказал, что я должна попасть на первое место и потребовать суверенитета для Земли.
Шайран открыл глаза и прожег меня взглядом.
— Ты ему веришь? Он сказал — и ты тут же побежала выполнять?
— Нет! Не тут же… Я вообще не доверяю ему.
— Так же, как и мне? Не доверяешь?
Похоже, Шайран сложил два и два. Ведь он-то обещал все решить. А если я рассматривала другие варианты…
Перевела дыхание, собираясь с мыслями.
— Пойми, Шайран. Благополучие Земли очень важно для меня. Я просто не переживу, если с нашим миром что-то случится. Осознание, что я могла что-то сделать, но не сделала, меня просто убьет. Я не доверяю Ксандру и все его слова обдумываю много раз. Тебе я доверяю. Я верю, что ты сделаешь все возможное… Но если не получится? Если все Объединенные Миры будут против? Если они вообще войной на Таизир пойдут?! Об этом я тоже не могу не думать. А Ксандр… он, по сути, предложил запасной план. Пойми, я просто не могу оставаться в стороне. Не могу переложить все на твои плечи и расслабиться. Пока Земля не будет в безопасности, я не успокоюсь, снова и снова буду прокручивать в голове всевозможные варианты. И это совсем не значит, что я тебе не доверяю. Доверяю. Очень. Просто… — я развела руками и покачала головой. — Похоже, я просто запуталась.
Какое-то время Шайран молчал. Просто молчал и смотрел на меня этим прожигающим насквозь взглядом.
— Ты понимаешь, к чему может привести план Ксандра? — тихо спросил он.
Вот чего я не ожидала, так это именно таких слов! Думала, будет ругать за то, что не рассказала раньше. Или ревновать к Ксандру. Но чтобы так, обсуждать план?..
— Я понимаю, что осуществить это было бы очень трудно…
— Ну, допустим, — перебил Шайран. — Допустим, ты потребуешь суверенитета. Как ты это, кстати, сделаешь?
— В прямом эфире…
— В прямом эфире, хорошо. Допустим, некоторые люди даже поддержат. Угнетенные и несчастные, которые будут угнетенными и несчастными, что для них ни делай, просто им нравится такими себя чувствовать, просто они постоянно чем-то недовольны. Так вот, недовольные сложившейся ситуацией определенно найдутся. И поддержат. Поддержат идею о том, чтобы мир, заселенный людьми, освободился от влияния ведущих миров. Допустим, Совет Объединенных Миров под давлением многочисленных восстаний согласится объявить о независимости Земли. Пообещает не трогать и никак на Землю не влиять. Все, полная свобода. А дальше что? Ты хоть представляешь, что будет дальше?
— Нет…
— А дальше, Вика, объявится тот, кому плевать на решение Объединенных Миров! Тот же Тайламиш. Или любой другой Демиург. Им плевать на людей Объединенных Миров. Плевать на возможные восстания. Они просто возьмут то, что останется бесхозным. И если ведущие миры могли бы защитить подчиненные им миры, то на защиту Земли не встанет никто. Думаешь, Демиург станет хорошим хозяином?
— Я… я не подумала о Демиурге.
А Шайран добивал, жестко, безжалостно:
— Я не знаю, зачем именно Тайламишу понадобилась Земля, но могу сходу накидать несколько вариантов. Например, если он захочет создать свое родное творение, а силы ему на это не хватит, то он может выкачать энергию из Земли. Подчистую. Из самой планеты, из ее обитателей. Земля рассыплется в прах, зато Тайламиш получит необходимую энергию и сотворит какую-нибудь свою мечту. Или, например, решит перекроить Землю по своему желанию. Вас порадуют вулканы на каждом шагу? Можно будет заселить устойчивых к магме ящеров, ну а люди… на людей ему плевать.
— А Фиастрея? Она же нормальная?.. — я падала в бездну и отчаянно пыталась ухватиться за последнюю соломинку.
— Нет, Вика! Не бывает нормальных Демиургов. Все они слишком отличаются от нас, от нашего мышления. Думаешь, Объединенные Миры не ценят человеческие жизни? Да ты не представляешь, как ко всем нам относятся Демиурги! — И снова зарычал: — Я же сказал, что все решу! Сказал ведь?
— Сказал…
— Что тебя не устраивало? Что?! — Шайран сорвался со своего места и вцепился в мои плечи. Думала, сейчас встряхнет, всю душу вытрясет, но нет — просто смотрел. Так пронзительно смотрел своими мерцающими желтыми глазами в мои.
Не знаю, каким чудом нашла в себе силы ответить:
— Я просто боялась, что тебя не поддержат. Что тебе не захотят подчиниться. Что твое решение не примут.
— Не смогут не принять. У меня есть право на Таизир.
— Что?.. — потрясенно выдохнула я.
А Шайран продолжал. С болью, с каким-то надрывом:
— Почему, Вика? Почему с тобой так сложно? Почему ты не можешь просто довериться?
И его боль затопила меня тоже.
— Доверяю, — тихо прошептала я, неотрывно глядя Шайрану в глаза.
— Нет, Вика, — он с горечью покачал головой. — Не доверяешь. Ты, похоже, просто не знаешь, что значит «доверие». И не поймешь. Ты ведь не дракон. Да, поэтому все так сложно. Если бы у меня был выбор, я бы выбрал драконицу, а не человека.
Я едва не задохнулась от его слов. Как пощечина. Весь воздух выбили из легких.
А Шайран отстранился, отвернулся от меня и, создав портал, куда-то ушел.
Завалившись набок, я свернулась калачиком и горько разрыдалась. Боль была просто невыносимая.
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий