Шоу продолжается

Книга: Шоу продолжается
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

— Что творится! Что творится! Как же так?! — верещала Эйва. Причем верещать она, кажется, начала еще до того, как я вернулась в покои, и продолжала теперь, не замечая меня. — Как же так! Салаха-ар!
Несчастная феечка чуть ли не рвала на себе волосы, а я затыкала уши, чтобы не оглохнуть от дикого, тонкого визга, граничащего с ультразвуком.
Открывшийся позади меня портал ощутила всем своим существом. Торопливо обернулась, сразу создавая щит. Но, как выяснилось, защита не требовалась.
— Шайран?.. — я замерла, не зная, что делать, что говорить. Внезапно стало страшно. Что если он все знает, что если обвинит меня? Проклятье! Салахар ранен, а я тут думаю непонятно о чем. — Как Салахар?
Эйва пискнула, прекратила голосить и маленькой реактивной ракетой рванула в спальню.
— В коме, — обронил Шайран, со странной внимательностью рассматривая меня.
От этого его взгляда сбилось дыхание.
— Шайран, послушай…
— Мне нужно тебя осмотреть.
Он шагнул ко мне. Подавив порыв отшатнуться, осталась на месте. Впрочем, Шайран не стал хватать меня в охапку. Остановился рядом, выставил ладонь, почти касаясь лица, и зашептал какие-то слова. Рука засветилась мягким золотистым светом. Дракон водил светящейся рукой вдоль меня, я чувствовала, как магия касается кожи и, кажется, проникает глубже. А когда Шайран закончил и снова посмотрел на меня, я ощутила возникшее между нами напряжение.
— Ты даже не спросила, зачем я это делаю.
— Мне приснился странный сон. Я хотела найти тебя, рассказать. Чувствовала, что должно произойти что-то ужасное… Это как-то связано?
— Да, связано. Пойдем, Вика. Присядем, поговорим. И ты все мне расскажешь.
Расскажу, конечно. Вот только поздно уже. Что теперь можно изменить?
— Это случилось в первую же ночь после лабиринта. Мне снилось одно и то же: как я плыву в темноте, там вспыхивают звезды, а потом грязно-розовые ленты пронзают меня. Прямо как в том подвале… — голос невольно сорвался. Не ожидала, что так тяжело будет говорить о произошедшем. — Я думала, это просто кошмар, Шайран! Всего лишь дурацкий кошмар из-за пережитого стресса!
— Тихо. Успокойся, — он наклонился ко мне, взял за руки. Пронзительные желтые глаза на самом деле успокаивали, дарили уверенность. — Ты ни в чем не виновата. Продолжай.
— Это снилось мне каждую ночь. А еще эти ленты вытягивали из меня силы. Я просыпалась, дрожа от слабости. Но что не бывает после кошмара? Я снова засыпала, а наутро кошмар казался просто противным сном. Терял свою яркость… Но в последний раз все было иначе. Этой ночью я увидела Демиурга. Сон не так уж сильно изменился, но я почувствовала, что все это не просто так. Что сон как-то связан с реальностью. Демиург смеялся. И это было плохо. Очень плохо, Шайран. А теперь…
— Все хорошо, Вика. Успокойся.
Я всхлипнула, поняв, что вот-вот разрыдаюсь.
— Какое «хорошо»? Салахар в коме! Я ведь не успела предупредить… Нужно было сказать раньше, когда это только началось!
Наплевав на все правила, Шайран встал со своего места, подхватил меня на руки и, опустившись в кресле, устроил у себя на коленях. В объятиях дракона сразу стало как-то уютнее, спокойнее. Как будто он обо всем позаботится, решит все проблемы, защитит от целой Вселенной.
— Да, Салахар в коме. Но главное, что он не умер. Еще есть шанс.
— Объясни, что произошло, — тихо попросила я.
— Это Демиург. Оказался хитрой и предусмотрительной тварью. Теми грязно-розовыми нитями он создал между вами связь. Когда ты их разорвала, ты прекратила отток своих сил к нему. Но что-то все же осталось. Связь между вами сохранилась. Это не могли почувствовать даже мы, потому что, сталкиваясь с Демиургом, даже драконы становятся практически бессильны, — с горечью признал Шайран. — Я не учуял, ничего не заметил. Когда обездвижил Демиурга, решил, что его связь с реальностью полностью разорвана. А он… как я уже говорил, он не спит, не теряет сознание и всегда наблюдает. Всегда. Он просто дожидался подходящего момента. По ночам, когда контроль разума у человека ослабляется, он тянул через эту связь твои силы. Поэтому тебе снились кошмары. Ты это чувствовала, просто не осознавала.
— Но зачем Демиургу моя магия? Он ведь сам обладает безграничной силой.
— Я запер его силу. Он находился в некотором коконе, из которого не мог достучаться до окружающего пространства. Салахар, остальные драконы тоже усилили защиту. Но именно связь с тобой стала для него лазейкой. Твоя магия нужна была не для того, чтобы усилить его, а лишь чтобы пробить этот кокон снаружи.
— Значит, он вырвался?..
— Тайламиш пробил в защите брешь этой ночью. Но ему было не интересно просто так сбегать. Он дожидался подходящего момента…
— Салахар?.. — догадалась я.
— Да, ты права. Мы с Салахаром приходили к Демиургу, при помощи ментальной магии пытались выяснить все подробности. На этот раз Салахар пришел к нему один. И в этот момент Тайламиш вырвался.
— Что теперь будет, Шайран?
— По-хорошему, тебя бы вычеркнуть из участниц отбора. Но ты ведь не согласишься? — он невесело усмехнулся. Вот только взгляд Шайрана оставался предельно серьезным.
— Я не могу отказаться от отбора. Сам знаешь, как это важно. — И выдохнула, словно в прорубь с ледяной водой нырнула: — Я должна.
— Должна. Знаю, — хмыкнул он. В голосе проскользнуло раздражение. — Значит, все остается как есть. Ты продолжаешь участие в отборе, а я обеспечиваю безопасность и пытаюсь найти Тайламиша.
— Но как? Ведь драконам с ним не справиться!
— А у нас есть выбор?
— Может быть, есть выход. Может… — я лихорадочно размышляла. — Может, обратиться к Демиургам? Ведь они наверняка не все хотят заполучить Землю! Ну два, три. Максимум. Целой толпе от Земли толку никакого не будет. А остальные? Может быть, их общество окажется против такого произвола?
— Мы обратимся, — Шайран кивнул. — Они обычно за своими присматривают. Но тебе, Вика, нужно быть вдвойне осторожней.
— Думаешь, он снова попытается меня убить?
— Я не знаю. Может быть.
Голос Шайрана прозвучал спокойно, без каких-либо эмоций. Вот только он еще сильнее прижал меня к себе, как будто боялся, что стоит выпустить из объятий — и непременно случится что-нибудь плохое.
— Он по-прежнему может тянуть из меня магию?
— Нет. При осмотре я разорвал последние связи.
— У меня теперь станет меньше магии?
— Он опустошал твой резерв, но резерв восстанавливается.
— А как он делал магов-однодневок, тех, кто лишается магии насовсем? Ведь их резерв тоже должен был восстанавливаться?
— Нет. Если исчерпать резерв до дна, да еще прихватить приличную порцию жизненных сил, а по пути искорежить магические структуры, то резерв уже не восстановится. Мы знали об этом феномене, но думали, что маги выгорают сами, просто перетрудившись. К тому же, никто из них ничего не помнил о произошедшем. Это тоже последствия потери большого количества жизненных сил. Кто бы мог подумать, что все это устраивал Тайламиш, а может, не только он, но и другие Демиурги, — Шайран покачал головой.
Какое-то время я еще нежилась в его объятиях. Шайран о чем-то размышлял, а я не отвлекала. Просто тихонько сидела и наслаждалась моментом. Так тепло, так надежно. И совсем не хочется думать о завтрашнем дне. Не хочется думать об ужасном происшествии, о побеге Демиурга, который вряд ли отступится от задумки заполучить Землю, но какие теперь методы выберет — остается только догадываться.
Шайран уткнулся носом мне в шею, глубоко вдохнул. Но больше ничего себе не позволил, с поцелуями не лез. Может, мой запах его успокаивает, помогает собраться с мыслями? Я прикрыла глаза, чувствуя, что еще немного, и все же разрыдаюсь. Потому что когда он так близко, мне становится больно. Больно от осознания, что это вот-вот прекратится!
— А что теперь будет с Салахаром? Какие шансы у него? — тихо спросила я.
— Тайламиш сделал с ним нечто, очень похожее на то, что мы сотворили с ним. Повязал разрушающую магию на нем самом. Извне что-либо сделать невозможно. Стена, блокировка. Мы никак не можем воздействовать на Салахара. А разрушительная магия, полностью закрывшись от внешнего пространства, питается от Салахара и разрушает его изнутри. Или он сумеет справиться сам, или мы пробьемся снаружи, или… Салахар умрет.
Внутри все сжалось от боли.
— Я должна была сказать раньше…
— Вика. — Чуть отстранившись, Шайран посмотрел мне в глаза. — Ты ни в чем не виновата. Не стоит себя винить. Даже мы не знаем обо всех возможностях Демиургов. Ты не могла знать тем более. Кто обращает внимание на сны? Все нормально, Вика. Ты здесь ни при чем. Скорее, уж я должен был проверить, полностью ли разрушена связь.
Я вздохнула, но спорить не стала.
— Надеюсь, все обойдется. Надеюсь, Салахар сможет прийти в себя.
— Будем надеяться, — кивнул Шайран. Тяжело вздохнул и неохотно произнес: — А сейчас, извини, мне пора.
— Я все понимаю.
— Я еще приду к тебе, — пообещал он, стаскивая меня со своих колен. — Как только…
— Я все понимаю, — заверила я.
Оставив меня сидеть в кресле одну, Шайран поднялся, бросил на меня последний, нечитаемый взгляд и ушел порталом.
Какое-то время я так и сидела неподвижно, глядя в одну точку прямо перед собой, а внутри меня бушевали, разрывая на части, страшные, пугающие мысли.
Что бы Шайран ни говорил, этого можно было избежать. Если бы я поделилась с ним не сегодня, а еще позавчера, когда он ко мне приходил. Ведь у нас в запасе могло быть целых два дня! Если бы… Тогда драконы были бы готовы, а может быть, даже разорвали бы связи, перекрыв Демиургу доступ к моим силам. Он бы не вырвался, Салахар бы не лежал сейчас при смерти в плену отвратительной магии.
Демиург на свободе. Это чудовище, этот кошмар во плоти вырвался на свободу! И от Земли он не отступится. А я не могу отказаться от отбора, не могу сдаться, бросив родной мир на произвол судьбы. Замкнутый круг, из которого не вырваться. Что еще он придумает? На что хватит его больной фантазии? Сначала пытался убить, потом — выставить чудовищем, а в прошлый раз чуть не отобрал мою магию, едва не выкачав ее до дна. Чего еще ожидать от него?!
И во всем виновата моя глупость. Ведь этот кошмар еще можно было предотвратить! Даже сегодня утром еще можно было что-то предпринять…
Слезы все-таки хлынули из глаз. Поджав колени к подбородку, я беззвучно плакала, чтобы не напугать Эйву, и только плечи тихонько содрогались.
Как же я устала от этого. Устала бояться, устала ожидать в любое мгновение удара. Устала от отбора, от правил, от обязательств. От того, что нельзя просто расслабиться и прижаться к Шайрану, как прижималась недавно. Устала от того, что все приходится тащить на себе, от того, что нельзя просто забыться в таких теплых, таких надежных объятиях. Устала от того, как все стало сложно. Если бы не отбор, если бы… то мы с Шайраном вообще бы не познакомились. А так я узнала, что способна на сильные чувства.

 

Два дня прошли в каком-то кошмаре, темном, липком и наполненном скорбью, как будто Салахара уже похоронили, а по всем Объединенным Мирам объявили траур.
Когда собирались все вместе в столовой, девушки выглядели подавленными и молчаливыми. Иногда начинались тихие разговоры, но никто никого не пытался уколоть или поддеть. Видно, что им тоже тяжело. Все переживают за Салахара, все его любили, даже если не все хотели понравиться именно ему.
Изанна никаких заявлений ни делала и тоже была молчалива. Все вопросы, что же теперь нас ждет, пресекала. Мы ждали, что скажут официально. Потому что никто не знал, что теперь будет с отбором, который созвал Салахар. Закроют, всех распустят по домам? А кто имеет на это право? Кто теперь будет решать, если император Таизира находится при смерти?
Два дня, когда нам казалось, что мы сходим с ума. Два дня неопределенности, затягивающей в пучину безумия. На фоне этого одна из участниц попыталась при помощи магии убить другую. Думала, что драконы слишком заняты своими делами, а на нас сейчас не обращают внимания. Ошиблась. Тут же примчался Шайран в компании с еще парой драконов. Пострадавшую спасли, а напавшую куда-то уволокли, мы ее больше не видели. Так что, можно сказать, нас осталось всего тринадцать. Счастливое число, если подумать.
Происшествие натолкнуло меня на полезную мысль и вообще слегка вытряхнуло из всеобщей скорбной апатии. Так что сегодня я перехватила Цириссу после обеда.
— Нам нужно отвлечься.
— Как? — она посмотрела на меня потухшим взглядом.
— Ну… можно, например, позаниматься магией. Кстати, я ведь ни разу не видела твою магию. Если отбор не отменят, практика точно лишней не будет. Если отменят, то… Это все равно лучше, чем сидеть по своим комнатам и сходить с ума.
— Ты права. Нужно что-то делать. Но, боюсь, моя магия не особо пойдет для тренировки.
— Зато моя пойдет, — предложила Нелейя, подходя к нам в компании с Лэйрой. — Пойдемте в тренировочный зал? Что-нибудь устроим.
Сначала пришлось разойтись по комнатам, чтобы переодеться в спортивные костюмы. В тренировочном зале встретились только через полчаса. Цирисса, кстати, все равно не изменила любимому фасону одежды, а вместо платья выбрала широкую юбку. Не уверена, что ей будет удобно, если придется бегать и прыгать, но, наверное, Цирисса вполне отдает себе отчет о собственных возможностях.
Этот зал отличался от того, в котором мы тренировались с Шайраном. Здесь, как ни странно, на стенах было развешено самое настоящее оружие! Мечи, шпаги, кинжалы. Нелейя и Лэйра сразу поспешили к ним.
— Мы ведь, кажется, магией собирались заниматься? — удивилась я.
— Магией тоже позанимаемся, а это — небольшая разминка, — пояснила Нелейя.
Как выяснилось позже, две из четырех владеют холодным оружием. Лэйра прекрасно управлялась с кинжалами, Нелейя — со шпагой. Наблюдая за ними, я вынужденно признала, что девушка с холодным оружием в руках — это красиво. Жаль, я не умею. И на отборе научиться уже, конечно, никак не успею. Мне бы магию освоить.
Нелейя с Лэйрой устроили бой. Мне особо разминаться было не с чем, так что после короткой разминки принялась выполнять упражнения, которые преподавал Шайран. Цирисса вытворяла что-то странное, выплетая пальцами символы и что-то шепча. Все настолько увлеклись, что не заметили, как близко девчонки подобрались к Цириссе. Уходя от атаки, Лэйра случайно толкнула Цириссу в спину, а оказавшаяся сбоку Нелейя так же случайно задела ее ладонь кончиком шпаги. Магия внезапно наполнила зал, как будто набухая. Цирисса ничего не успела сделать — кровь активировала действие заклинания. Взрыв, грохот, пол под ногами содрогнулся, даже трещинами пошел!
Мы с визгом бросились врассыпную, я невольно переместилась к выходу из зала, но хотя бы не в другой мир и не на руки к Шайрану — уже прогресс. Прибежали драконы, Изанна, еще какие-то люди. Магию Цириссы утихомирили, но бардак и разборки продолжались еще какое-то время. Как выяснилось, вся магия Цириссы работает на крови. Пока она просто повторяет заклинания, магическая энергия собирается в пространстве, но остается в состоянии готовности. А вот если ее активировать…
Цирисса активировать, конечно, не собиралась, все вышло случайно. Переполох мы устроили знатный. Особняк потрясло хорошенько, все невесты перепугались. Но… зато всех встряхнули. Думаю, нам это пошло на пользу.
Сегодня тренировку, к сожалению, пришлось прервать. Нам бы никто не позволил дальше сотрясать и разрушать несчастный особняк, но тихонько, уже в жилом крыле перед тем, как разойтись по комнатам, договорились с девчонками на завтра. Просто Цирисса пусть будет осторожнее.
— Ты почему не сказала, что так разрушительна? — прошипела Нелейя. Ну так, чтобы никто посторонний не услышал.
— Разве? Я говорила, что моя магия не подходит для тренировки, — невозмутимо откликнулась Цирисса. — Если бы не вы, ничего страшного не случилось бы.
Оказывается, в разных мирах свои особенности магии. Да, магическая энергия едина везде, но, во-первых, неоднородна, а во-вторых, миры населяют слишком разные расы, даже люди одного мира могут отличаться от людей другого. Где-то магии больше, где-то магии меньше, это тоже оказывает существенное влияние. Кому-то приходится учиться обращаться с огромным количеством магической энергии, другие собирают крохи и используют их. Причем инструменты для этого разные. Слова заклинаний, жесты, вспомогательные элементы, как у Цириссы кровь.
Все это еще сильнее увлекло меня магией. Стало интересно: а на что способна я? В моем мире магии нет, но теперь я нахожусь там, где магической энергии вдоволь. Какие инструменты смогу использовать я? Все или какие-то определенные? С каким количеством энергии смогу управиться?
Нужно продолжать занятия. Даже если Шайран больше не придет, нужно осваивать магию, не только Дар. Конечно, Шайран, как я и просила, учил меня. Но пока, к сожалению, все застопорилось на попытках почувствовать магическую энергию. Пока ее не почувствуешь, резонно, что управлять ею тоже не получится. Не знаю, в чем моя проблема. Почему до сих пор не удается. Шайран говорит, что это нормально, что многие идут к этому годами, просто… ну, это не так заметно, ведь все остальные осваивают магию еще в детстве и у них не поджимает время.
Вот только мне кажется, что дело в чем-то еще. Может быть, в том, что до сих пор я сама не слишком интересовалась магией? Даром — да. Его я старательно пыталась развивать, оттачивать. Потому что это то, чем можно овладеть в короткий срок. То, что помогает уже сейчас и не раз спасло. А вся остальная магия… кажется чем-то неподъемным, что осваивать можно годами, не добившись ничего существенней, чем какие-нибудь огоньки для освещения темных комнат. Каково изучать огоньки, если я могу перемещаться в пространстве при помощи Дара?
Но Дар способен дать далеко не все. Обычная магия гораздо шире, разнообразней. Просто осваивать ее в разы дольше, но чем быстрее добьюсь первых успехов, тем быстрее научусь чему-нибудь действительно стоящему!
А смогу ли я, как, например, Цирисса использовать кровь и сотрясать целые особняки? Смогу ли использовать магию так, как это делают, например, жители Таизира? Чему я, человек, вышедший с Земли, вообще смогу научиться?
Меня захватил этот вопрос. Им я и собралась заниматься, пока с отбором ничего непонятно. Однако добравшись до планшета, заметила, что появился новый выпуск. Интересно, что там будут показывать. Нашу общую скорбь? Или попытку одной участницы напасть на другую?
Без особого энтузиазма включила видео.
— Невесты скорбят так же, как и все Объединенные Миры, — ожидаемо начала ведущая, и нам продемонстрировали видео с совместных приемов пищи, унылых прогулок в саду некоторых участниц и грустные взгляды в пустоту, когда девушки оставались в своих комнатах. Сразу видно, что печаль не показная, ее по-настоящему испытывают все.
Впрочем, не стоит забывать, что остались только самые умные и предусмотрительные участницы. А кто-то, возможно, просто боится, что отбор закроют, нас распустят, и возможность выйти за правителя ведущего мира уплывет из рук спустя столько стараний.
— Мы не знали, чего ожидать. Не знали, будет ли продолжаться отбор, созванный императором Таизира — Салахаром эвр Илварен. Таизир по-прежнему не посвящает нас в результаты расследования. Известно, что состояние Салахара эвр Илварен не изменилось, но мы, конечно, продолжаем надеяться на лучшее. Однако сегодня появилась сенсационная новость!
Если до этого я слушала вполуха, то теперь заинтересовалась. Так, слегка. Но к экрану наклонилась.
— Таизир объявил, что теперь будет с отбором. Поскольку Салахар эвр Илварен до сих пор находится в коме и неизвестно, придет ли в себя, Шайран эвр Шеосс примет участие в отборе вместо него. С этого дня женихом от ведущего мира Таизир становится Шайран эвр Шеосс!
Ведущая еще что-то болтала, а я сидела, как оглушенная, и невидяще смотрела в экран. В голове снова и снова повторялись одни и те же слова: «Шайран эвр Шеосс примет участие в отборе».
Это что же получается? Нам больше не придется останавливать себя? Не придется бороться с чувствами? Все проблемы решены? Нет, такого просто не может быть. Не понимаю. Но ведь Шайран не может за Салахара принять Землю под крыло Таизира? Или может? Ничего не понимаю!
Господи, сколько мыслей, сколько эмоций. И сердце уже снова бьется, как сумасшедшее, заставляя содрогаться.
Что происходит? Что это значит? Могу ли я теперь надеяться?..
Не могу поверить! Просто не могу, пока не увижу Шайрана собственными глазами. Пока он не скажет мне, что стал женихом на отборе, что мы наконец…
Звонок в дверь раздался так неожиданно, что я невольно вздрогнула. Отключила видео, медленно поднялась. Звонок повторился. Ноги почему-то слушались плохо, идти было на редкость тяжело. Несмотря ни на что, до двери я все же добралась, открыла рывком, едва не оторвав себе ноготь, когда пальцы сорвались с ручки. Но мне уже было все равно, боль не ощущалась, потому что за порогом в коридоре стоял Шайран, а над его плечом парили камеры, сразу несколько, вот их я отчетливо ощутила.
— Добрый день, Виктория, — сказал Шайран с вежливой улыбкой. Глаза странно поблескивали. И вообще он не сводил с меня взгляда. Я тоже неотрывно смотрела на него.
— Добрый день, Шайран, — отозвалась слегка отрешенно.
— Вы не против, если мы с вами познакомимся поближе? Я могу войти?
— Конечно…
Шайран переступил порог, камеры вплыли вслед за ним. Дверь за спиной захлопнулась, и тут…
Дракон махнул рукой, как будто брызги с кисти стряхнул. Всколыхнулась полупрозрачная голубоватая волна и пошла от него во все стороны. Хотя нет, не во все. Исключительно в камеры! Раздался странный треск, скрежет, пронзительный звук помех, а потом я увидела их. Камеры одна за другой становились видимыми. По ним как будто синие разряды пробегали, волной смывая невидимость. Маленькие, размерами с небольшую usb-флэшку, серебристые, вполне даже симпатичные, они попадали на пол. Все до единой.
А когда работающих камер не осталось, Шайран шагнул ко мне, рывком притянул к себе за талию и накрыл губы поцелуем.
Взрыв, восторг, от которого обжигающее тепло растекается по телу и глубже, проникая в душу. Позволяю себе прижаться ближе, отвечаю на поцелуй, раскрываясь навстречу. Больше не сдерживаюсь и делаю то, чего так хотелось, чего так не хватало. Глажу сильные, мощные плечи, провожу по рукам, по спине и груди, чтобы почувствовать в полной мере, осознать не только разумом, но и всем своим существом. Он рядом, а я могу к нему прикасаться. Могу отвечать на поцелуй с жаром, который таился все это время внутри. Нет камер, нет ничего, что бы остановило сейчас.
Шайран… по-настоящему умеет целовать. Захватывающе, головокружительно. Настолько, что, как в книжках, подгибаются колени, но сильные руки не отпускают, крепко держат за талию, даря поддержку, уверенность в том, что все действительно будет хорошо, что на него можно положиться. Губы дракона умело сводят с ума, разжигают еще больший огонь. А может, это его огонь перетекает от Шайрана ко мне?
Звонок в дверь прозвучал столь неожиданно, что мы подпрыгнули. Оба. И уставились друг на друга ошалелыми глазами.
— Виктория? Шайран? С вами все в порядке? — раздалось встревоженное из-за двери. Незнакомый мужской голос. Черт, что происходит?
— Охрана, — сквозь стиснутые зубы рыкнул Шайран. — Я разберусь.
Бережно отпустив меня, как будто хрустальную вазу поставил на стол, отвернулся и резким движением, напугавшим даже меня, распахнул дверь с такой силой, что она ударилась о стену. В коридоре обнаружился молодой, незнакомый дракон.
— Ну, чего тебе?! — прорычал Шайран. Честное слово, на месте дракона я бы грохнулась в обморок. И прямо из обморока поползла бы прочь отсюда, подальше от страшного Шайрана!
— Так это… это… — дракон явно растерялся, глаз слегка задергался. — Волновался за вас. — И тут же нашелся: — Камеры почему-то отключились. Что случилось с камерами?
— Сломались, — сухо отозвался Шайран.
— Все сразу? — удивился дракон.
— Да.
— Я могу пройти? Их, наверное, стоит забрать и починить…
Шайран неопределенно повел плечами и посторонился, впуская дракона в комнату. Тот поднял камеры с пола, с удивлением осмотрел.
— Странно. По ним как будто сильным разрядом техномагии шандарахнуло.
— Короткое замыкание, — все так же сухо сказал Шайран.
Тут уже я чуть не поперхнулась, даже закашлялась немного, скрывая нервное хихиканье.
Дракон только хмыкнул, снова осмотрелся.
— Значит, ничего не произошло? Все в порядке?
— Да, Шан, все хорошо. Можешь идти, — просверлив его взглядом, ответил Шайран.
— Ну, хорошо…
Когда названный Шаном ушел, Шайран запер дверь и снова ко мне повернулся. Хотел подойти, но я отступила на шаг и выставила перед собой руку.
— Постой, пока я в здравом уме и твердой памяти, незамутненной яркими впечатлениями, хочу услышать это от тебя.
— Что именно? — с веселой усмешкой Шайран приподнял бровь. — Хочешь услышать, что я теперь один из женихов на отборе? — Он сделал ко мне шаг. — Или, например, что дракон Шайран эвр Шеосс будет ухаживать и всячески проявлять свою благосклонность к земной девушке Виктории Севариной? — Он сделал еще один шаг и перехватил выставленную мной руку. — А может быть… — Шайран притянул меня к себе и прошептал уже в губы, — хочешь услышать, как я схожу по тебе с ума и как сильно хочу поцеловать?
Дыхание перехватило, сердце сбилось с ритма. Но здравого рассудка я, к счастью, пока не утратила.
— Это все, конечно, замечательно, — прошептала в ответ, — но я хочу услышать кое-что другое. Хочу убедиться, что ты не оставишь меня наигравшись. Хочу точно знать, что Земля не попадет в лапы энергетических вампиров или обезумевших Демиургов.
Да, я требовала практически невозможного. Да, прекрасно понимала, что после таких слов любой другой мужчина, наверное, просто ушел бы. Ведь это почти равнозначно вопросу «Ты меня любишь?» А они не любят такие вопросы. Как будто это к чему-то обязывает. Но сейчас действительно обязывает. Не потому, что мне, такой дурочке, взбрело в голову против воли вытянуть признание. Но ведь сейчас от меня и моего поведения слишком многое зависит. Благополучие Земли — шутка ли! Я не имею права на ошибку. Ни на одну. И позволить себе чувства к тому, кто приведет мой родной мир в бездну, тоже не имею права.
Шайран сразу посерьезнел, слегка отстранился от меня. Ну вот, сейчас он скажет, что…
— Не оставлю.
— Что?..
— Ты ожидала услышать другой ответ? — он насмешливо хмыкнул.
— Нет, просто…
— А теперь послушай меня, Вика, очень внимательно. — Он осторожно, даже нежно обхватил мое лицо руками и посмотрел прямо в глаза. — Ты, похоже, еще просто не понимаешь, во что ввязалась. Но это началось еще с первой нашей встречи. Когда я только увидел тебя, все уже было предопределено. Да, я не сразу заметил. Не сразу почувствовал. Но теперь отступать уже некуда. Ты сводишь меня с ума. Даже не так. Когда я чувствую твой запах, я думаю только о том, чтобы прикасаться к тебе, целовать тебя…
Отняв на мгновение руку, он провел тыльной стороной ладони по щеке, так щемяще ласково, и с жаром продолжил:
— Когда мы далеко друг от друга, мои мысли постоянно возвращаются к тебе. Когда мы рядом, но я не могу к тебе прикоснуться, это доставляет почти физическую муку. Когда я к тебе прикасаюсь, этого кажется мало. Когда целую, единственное, что необходимо в этот момент — чтобы поцелуй длился бесконечно. Ты никуда от меня не денешься, Вика. Я не отступлюсь. Теперь уже просто не смогу. Буду рядом. Буду настаивать. Буду обладать, потому что иначе уже невозможно.
Сердце стучало, как бешеное. Желтые глаза Шайрана пульсировали странным огнем, кажется, в такт биению сердца. Хотелось прыгнуть в этот омут с головой, обо всем забыть, раствориться в поразительных, невероятных чувствах, наверное, даже не похожих на человеческие. Нет, это что-то иное, что-то необъяснимое, но манящее и обжигающее.
— Но Земля?.. Что будет с ней? — спросила отчего-то пересохшими губами, голос снова сорвался на шепот, на этот раз против воли.
— Я не оставлю ни тебя, ни Землю. Пойми, Вика, если для того, чтобы быть с тобой, мне придется перевернуть все миры, я это сделаю. Иначе уже невозможно.
Что-то еще терзало, не давало покоя. Наверное, необъяснимость чувств. Наверное, эта самая нечеловечность, которую так трудно понять, осознать и принять. Сомнения? Наверное, да. Можно ли назвать это любовью? Но, наверное, сейчас не имеет значения. Потому что мне тоже хочется этого. Очень сильно, до сжимающегося в груди сердца, хочется прикоснуться к Шайрану, ответить взаимностью.
— Спасибо, — выдохнула я и сама потянулась к нему с поцелуем.
Желтые глаза вспыхнули огнем, зрачки сузились, становясь вертикальными. Оказывается, это может завораживать. Эмоции затопили, переполнили.
Мягкие и в то же время настойчивые губы, уверенные прикосновения…
Звонок в дверь.
— Я принес замену! Вместо сломанных камер. Можно дальше снимать!
Господи. Чувствую, одним драконом сегодня станет меньше.
Шайран снова зарычал. Тихо, но угрожающе так, аж насквозь пробирает.
— Я его убью.
— Не омрачай этот день столь печальным событием…
Я-то пошутить хотела, но вспомнилось, что как минимум один дракон на самом деле находится при смерти. Похоже, Шайран тоже вспомнил, сразу помрачнел. Выпустив меня из объятий, распахнул дверь. Правда, при этом все-таки сдержался, не стал снова бить ею о стену.
— Ну?!
— Так камеры… я же сказал…
— Еще не включил? Хорошо.
— А знаете, — внезапно оживился дракон. Чувство самосохранения у него, похоже, резко атрофировалось. — Можно же сделать красивую картинку. Как вы появляетесь на пороге Виктории с цветами, как приглашаете ее на свидание. Зрителям непременно понравится! Кстати. А почему вы до сих пор в комнате? Я думал, по саду пойдете прогуляться.
Нет, я бы ему свою безопасность не доверила. А потом они еще удивляются, почему враги так легко могут проникнуть на территорию особняка. Да потому, что охрана до глубины души потрясает умом и сообразительностью!
Мы с Шайраном переглянулись, он неожиданно улыбнулся.
— А что? Неплохая идея! — и как хлопнул дракона по плечу, что тот носом впечатался в косяк и камеры из руки, естественно, выронил. Увы, простое падение их не сломало. А то было бы забавно отправить его за новой порцией камер. Но, видимо, чтобы они перестали работать, нужно более сильное воздействие. Например, техномагический удар или короткое замыкание хотя бы.
— Так я запускаю камеры, да? Нет. Сначала вы выходите из комнаты, а потом я запускаю камеры…
Шайран на самом деле направился к выходу из комнаты и дракона в коридор заодно выволок. Я проводила их недоуменным взглядом. Драконы закрыли дверь. Я постояла пару минут, помялась на месте. Хотела уже идти заниматься своими делами, например, теоретическим изучением полезных материалов — недавно вон на этикете метаморфов остановилась — но в дверь позвонили. Открыв, вполне ожидаемо обнаружила Шайрана. Ну, наверное, Шайрана. На самом деле, что это именно он, подсказала логика, а самого дракона было не рассмотреть из-за гигантского букета белых цветов, очень похожих на розы, но чем-то все же от них отличающихся.
— Виктория!
— Шайран?..
Камеры активно снимали, я это прекрасно чувствовала. Но видела по-прежнему только один огромный букет цветов, заслонивший собой дверной проем. А он хотя бы в комнату втиснется? И как Шайран раздобыл этот… хм… это… великолепие так быстро?
— Да, Виктория. Хочу пригласить вас на свидание. Примите в дар этот скромный букет…
— Скромность по-драконьи? — хмыкнула я.
— Конечно. Согласитесь, если сопоставить с размерами дракона, этот букет покажется скромным и почти незаметным.
— Не беспокойтесь, я его точно заметила. И буду замечать каждый день не по разу.
Такое дерево поставить посреди комнаты — так по стенке придется передвигаться, места больше не будет!
Шайран наконец переступил порог и вручил мне букет. Я моментально взмокла от тяжести и начала заваливаться куда-то набок. Шайран сообразил, что происходит что-то не то, перехватил меня. Сначала меня, потом цветы. Отобрал букет, осмотрелся. Хотя обзор этот вени… в смысле, шикарный букет неслабо так заслонял. В итоге возиться с букетом пришлось Шайрану самому, потому что такую тяжесть удержать я бы при всем старании не смогла. Подходящей вазы тоже не нашлось, но дракон не растерялся — открыл портал, откуда-то приволок напольную вазу весьма крупных размеров, ну и установил… дерево посреди комнаты. Обалдеть. Надеюсь, я и вправду буду его замечать каждый раз, а не выколю спросонья поутру себе глаз.
— Виктория, не откажете ли мне в романтической прогулке по саду? — вдохновленно вопросил Шайран, протягивая мне руку.
— С удовольствием, — откликнулась я, радуясь уже тому, что не придется таскаться с этим букетищем на протяжении всего свидания.
Кстати, одна из камер подлетела к нему поближе и отсняла во всех ракурсах. Молодец, хорошо работает. Не зря заменили.
Признаться, букет размером с куст особой радости не вызвал, но оставалась надежда, что хотя бы в выпуске шоу это будет смотреться впечатляюще. Впрочем, все мысли вылетели из головы, показались такой ерундой, когда встретилась глазами с Шайраном и отыскала в них затаенное пламя. По коже побежали иголочки. Свидание. Самое настоящее свидание с Шайраном. Невероятно!
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий