Шоу продолжается

Книга: Шоу продолжается
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

Темнота. Я парила в этой темноте, а в ней вспыхивали искорки света. Вот одна зажглась, холодная, серебристая. Совсем далеко. Вот другая — чуть поближе и потеплее, с мягким бежевым отливом. Какое-то время я чувствовала спокойствие, даже умиротворение. Так приятно было парить среди постепенно загорающихся искорок света, которые в каком-то неведомом, но манящем танце кружатся вокруг меня. А потом это началось снова.
Грязно-розовая лента пронзила мое сердце. Я вскрикнула, но с губ не сорвалось ни звука. Здесь царила абсолютная тишина. И в этой тишине одна за другой меня пронзали грязно-розовые ленты. Как тогда, после лабиринта. Только, наверное, немного тоньше и бледнее почему-то. Боли от этого меньше не становилось. Я беззвучно кричала, извивалась, пыталась вырваться. Щит призвать в этом странном месте почему-то не получалось. А когда ленты заняли свои места, пронзив буквально все тело, из меня начали вытягивать силы…

 

Я проснулась, почти задыхаясь. Сердце колотилось как сумасшедшее, меня потряхивало, а лоб покрывали капельки пота. Опять этот проклятый сон! Опять после него тело дрожит от слабости, и даже дышать тяжело, словно грудная клетка резко сделалась неподъемной или, может, просто все силы закончились.
Не в первый раз просыпаюсь так посреди ночи. Это началось с того происшествия в лабиринте. Кто бы мог подумать, что мой организм так кошмарно отреагирует на этот стресс. Нет чтобы успокоиться немного, расслабиться. Надо каждую ночь устраивать мне жуткий кошмар, после которого, к тому же, настолько паршиво, что удавиться хочется.
Одно хорошо — просыпаюсь от этого ужастика посреди ночи. Полежу немного, снова засну — а наутро уже лучше, только неясная тень остается, гложет неприятными воспоминаниями. Но хотя бы от усталости не валюсь. Успеваю, наверное, восстановиться.
Понимаю, прошло еще очень мало времени. Но если так будет продолжаться, мне придется выпрашивать в лечебном корпусе какое-нибудь успокоительное!
Представила. Ну да, прихожу к врачу. Говорю, мол, дайте успокоительное. А тут камера подлетает — и в следующем выпуске показывают, что одна из участниц, которая и без того была опасна для окружающих, к тому же, окончательно рехнулась. Шикарно!
Видимо, придется как-то самой с этим справляться.
Побрызгав на лицо и шею водой из графина, перевернулась на другой бок и наконец заснула спокойным сном без сновидений.

 

Еще за завтраком удивилась, как мало нас стало. Пыталась посчитать. Не знаю, получилось верно, или все же сбилась, но выходило, что всего четырнадцать участниц. И это вместе со мной!
Как так? Неужели все остальные завалили испытание? Хотя, может, просто не захотели идти завтракать?..
Оставшиеся на отборе девушки недоуменно переглядывались, искали знакомые лица и некоторые не находили. Неужели столько среди нас оказалось маньячек, готовых отправить других на смерть, лишь бы победить? Хотя о чем это я. Отправить на смерть, преднамеренно в этом поучаствовав — одно. И совсем другое — просто не оказать вовремя помощь. К сожалению, Литара осталась. Вот от кого я не ожидала. А с другой стороны… может быть, она просто сильна в ментальной магии? Может, она умеет определять, в наведенном сне мы находимся, или в реальности? Это бы все объяснило. А может, дело в том, что я просто к ней слишком предвзято отношусь. Наглая стерва, которая постоянно норовит облить меня грязью, вовсе не обязательно должна быть маньячкой.
Завтрак сегодня многие закончили раньше обычного. И я в их числе! Потому что не терпелось увидеть свежий выпуск отбора.
— Ты бы видела это! Ты бы видела… Они там все… Какой кошмар! Хорошо, что мне досталась ты, а не одна из этих… Какой кошмар! — причитала Эйва, когда я вернулась в свои покои.
Похоже, она успела посмотреть.
— Это кошмар, Вика! Кошмар, — потрясая руками, Эйва воззрилась на меня круглыми, слегка выпученными глазами. Тряхнула головой. — Не могу больше этого видеть.
Феечка развернулась и улетела в спальню. А я поспешила забраться с планшетом на диван. Ну что ж, посмотрим!
Это был кошмар… Самый настоящий.
После просмотра видео с вылетевшими участницами я некоторое время бездумно сидела на диване, глядя в противоположную стену.
Злорадные улыбки. Они просто стояли и смотрели, как умирают другие. И только после этого выбегали из зала звать на помощь. В лечебный корпус совсем не спешили, изображая растерянность. Одна участница притворилась, будто потеряла сознание. Конечно, пока она лежала в «обмороке», все соперницы умерли. Другая участница додумалась проверить пульс. Убедившись, что все умерли, отправилась на поиски помощи, весьма достоверно изображая панику. Но это еще не все.
Одна как будто обезумела. Она бегала по залу, радостно хохотала, как сумасшедшая. Хватала умирающих, бьющихся в агонии девушек за волосы, окунала их лицами в торты и пирожные. Нескольких даже пнула, когда те упали на пол! Самое настоящее безумие. И вот она все это время проходила отбор вместе с нами? Мы с ней не общались. Я даже имении ее не запомнила. Но выворачивает наизнанку уже от того, что она вместе с нами участвовала в отборе! Не понимаю… как ее допустили, если ей нужно в дурке лечиться?
Спасибо, что лица отравленных девушек были размыты — не поймешь где кто. Словно абстрактные образы. Для той, кто видит этот сон, хватало знать, что они ее соперницы. Не представляю, что было бы со мной, если бы на каждом видео натыкалась на собственное лицо, искаженное мукой.
И все равно слишком жутко. Слишком мерзко, отвратительно.
До чего еще дойдут испытания на проклятом отборе?
В дверь позвонили, вырывая из шоковой прострации. От неожиданности я даже подскочила. Поспешила открыть. За дверью обнаружилась Цирисса.
— Я должна сказать тебе спасибо, Вика.
— За что?
— Ты разве не смотрела выпуск шоу?
— Пока только видео с испытаниями.
— Я их еще перед завтраком посмотрела. Там, конечно, творился настоящий кошмар, — Цирисса покачала головой. — И ведь нет никакой гарантии, что среди нас не осталось бездушных тварей. Кто-то, кто изобразил небольшой ступор, а потом бросился звать на помощь, ведь тоже мог только изображать в надежде потянуть время. А Индина, которая у нас на первом месте? Она не на помощь звала — пыталась помочь!
— Думаешь, притворялась?
— Не знаю. Она вроде как разбирается в зельях. Могла на самом деле верить, что сумеет спасти. Но ведь глупо, если у нее нет с собой никаких противоядий.
— Ей почти удалось всех спасти, — напомнила я. — Добежала до лечебного корпуса, сразу сказала, что за яд.
— Но ведь не успела. Возможно, на это был расчет, — Цирисса пожала плечами. — Я могу войти?
— Конечно. — Я посторонилась.
— Я хотела поблагодарить за твой совет. Ты сказала, что не стоит ходить на вечеринку. Пойдем, посмотрим вместе выпуск. Ты все поймешь.
Пожалуй, мне не помешает отвлечься и слегка встряхнуться.
Ну а дальше выяснилось, что я была права. Девчонки, устроившие вечернюю тусовку, сговорились, чтобы унизить двух приглашенных. Напоив их чем-то крепким, уговорили станцевать стриптиз на столе, да еще слегка… ну, как бы так выразиться… в общем, извивались они в паре, периодически прикасаясь друг к другу. Выглядело, кстати, весьма профессионально. Вот только это вряд ли пойдет девушкам в плюс. Подозреваю, уже завтра они опустятся на последние строчки рейтинга. Может, танец и был потрясающий, но не будущей правительнице устраивать стриптиз на все Объединенные Миры.
— Думаю, меня тоже собирались развести вот на такое… — со злостью сказала Цирисса. — И ведь не докажешь! Они так хорошо притворялись.
Я согласно кивнула:
— Да, совсем незаметно, что они специально подбили девчонок.
— Я уверена, что эта троица подбросила идею стриптиза. Знаю девчонок, не могли они сами до такого додуматься.
Все на самом деле выглядело так, будто девушки, танцевавшие стриптиз, сами до того и дошли, никто их не подбивал. Их будто даже не спаивали, хотя троица зачинщиц попивала легкое вино, а в бокалах приглашенных неизменно оказывался напиток покрепче. Еще две приглашенные смогли удержаться и глупостей не натворить. Но даже просто распитие алкоголя может сыграть против них. Как знать, что именно не понравится зрителям? Заранее трудно предугадать.
— А станцевали-то как хорошо, — я покачала головой.
— Думаешь, кто из правителей поможет им удержаться на отборе? После увиденного.
— Есть кандидаты?
— А камер нет?
Я на всякий случай прислушалась к ощущениям.
— Нет, нас не снимают.
— Думаю, Хелес. Это ведь демоны — натуры страстные. Техноэльфы точно предпочитают девушек скромных, наивных и невинных не только телом, но и душой. Остальные… ну, тоже не похоже, чтобы стали спасать невест после такого. А вот Хелес, наверное, может. Если впечатлится.
— Возможно, ты смогла бы удержать девчонок от ошибки, — предположила я. — Но теперь уж бесполезно гадать.
— Спасибо, Вика, — Цирисса серьезно посмотрела на меня. — Возможно, это прозвучит отвратительно, но по большей части на отборе каждая сама за себя. Я рада, что не пошла. Рада, что вообще не участвовала в этом. Даже если смогла бы предотвратить… нет, лучше не участвовать, чтобы не портить рейтинг себе, чем участвовать и спасать их.
— Это не отвратительно, Цирисса. И лучше так, сказать открыто, чем исподтишка подстраивать гадости другим.
— Спасибо за понимание, — она улыбнулась. — Смотрим дальше?
А дальше было еще много интересного, хотя по большей части выпуск был посвящен тому, как участницы прошли испытание. Ведущая делала большие глаза и ужасалась поведению некоторых участниц. Именно они стали звездами выпуска. В последний раз.
— Мирата Мивар будет отправлена в клинику для проверки психологического состояния, — сообщила ведущая, когда поток «ужасаний» закончился. — Ведь то, что мы увидели… по-настоящему пугает и вызывает сомнения в том, что девушка здорова.
Под конец, как ни странно, упомянули меня. Показали знакомство с Найтаном и отрывки из нашего с ним разговора. Особенно внимание заострили почему-то на моменте, когда я перечисляла типичные ужастики из наших земных фильмов.
Ведущая, появившаяся после этого на экране, снова выпучила глаза.
— Неужели на Земле так страшно жить? Все время на протяжении отбора мы пытаемся понять Викторию. Пытаемся узнать, из какого мира она пришла, что собой представляет Земля. И с каждым разом открываются все более шокирующие подробности. Добрая, отзывчивая девушка, которая сразу же кинулась искать помощь для отравленных невест. Девушка, которая предпочитает честную борьбу. Она почти открыто сказала, что никогда не пойдет на подлость. И в этот раз, кажется, она действительно не поняла, что находится во сне. Значит, все происходящее для нее было реально. Значит, Виктория именно такая, какой мы ее увидели. Но, может, это лишь одна грань открылась перед нами? Как она жила до отбора? В каких условиях, среди каких существ? И неужели Земля — настолько страшный мир?
— А мои слова о фильмах они пропустили мимо ушей? — пробормотала я, когда смогла подобрать отвалившуюся челюсть. — Даже Найтан понял!
— Они понимают ровно то, что хотят, — Цирисса пожала плечами. — Но, как видишь, со словами нужно быть осторожней. Все они имеют последствия. Вон Найтан Сарне заявился к тебе лысым.
— Ну, это было даже забавно. Выводы ведущей тоже, в принципе, забавны. И, возможно, даже полезны… — Я всерьез задумалась. — Да, знаешь, наверное, все обернулось весьма удачно. Если я вышла из страшного мира, значит, от меня можно ждать чего угодно, а с землянами стоит считаться, верно? Мало ли, на что мы способны.
Я предвкушающе улыбнулась. Цирисса лишь неопределенно хмыкнула.
Итог оказался неплохой. Я — на пятом месте. Вероятно, зрителям понравилось мое прохождение лабиринта. Ведь то, что произошло после того, как я провалилась во вражеский портал, в шоу не показывали да и вообще не снимали. Думаю, испытание в наведенном сне испортить рейтинг не должно. Я выступила не хуже остальных, а если сравнивать с сумасшедшими злодейками, то даже лучше.
— Пойду переоденусь перед интервью, — сказала Цирисса, поднимаясь с дивана.
— Да, мне тоже, пожалуй, стоит приготовиться.
Сегодня в нашем расписании значилось интервью по теме прошедшего испытания. Что ж, мне есть что сказать. Уверена, журналисты не смогут не затронуть один важный вопрос, на который пора дать ответ.
Я закрывала дверь за Цириссой, когда планшет издал странный звук. Как выяснилось, это уведомление о полученном сообщении. Что? Мне кто-то написал?
«После интервью езжай на прогулку. Встречаемся на нашем месте. Думаю, нам есть о чем поговорить. К.»
Да, Ксандр. Нам есть о чем поговорить.
О предстоящей встрече старалась не думать. Но одеться пришлось с учетом поездки на мотоджете. Так что на интервью пришла в красивой блузке с широкими рукавами и в черных, обтягивающих брюках.
— Скажите, Виктория, что вы чувствовали, когда увидели, что невесты отравлены и, кажется, умирают?
— Конечно, я испугалась. В первое мгновение растерялась, но потом поняла, что нужно бежать в лечебный корпус.
— Но вы ведь так и не добежали до лечебного корпуса.
— До него было слишком далеко. Я бы не успела.
— Вы обратились к советнику Таизира, к Шайрану эвр Шеосс! Что подтолкнуло вас обратиться к столь высокому лицу?
Огромного труда стоило сохранить внешнее спокойствие.
— Логика. Шайран эвр Шеосс обеспечивает безопасность невест на отборе. К тому же, я уверена, он бы сумел помочь девушкам.
— На прошлом испытании вы вышли из наведенного сна. Вы действительно умеете это делать?
Господи, до чего глупый вопрос. Но, кажется, мы подошли к самому интересному.
— Да, умею. Если понимаю, что это сон.
— Но в этот раз вы прошли испытание до конца. Решили не выходить? Значит, вы заранее знали, как нужно себя вести?
— Нет. В этот раз я верила, что все, происходящее во сне, реальность.
Ведь почти до конца верила?..
— А в прошлый раз? Вы прервали испытание!
— Я прерывала не испытание, а сон. — Я улыбнулась. — Это важное уточнение. Разве вы, поняв, что спите, не попытались бы выйти из сна? Не берем в расчет что-то приятное… Я впервые осознала себя во сне. Конечно же, мне стало интересно. Интересно, смогу ли выйти из сна, проснуться. О последствиях в тот момент, к сожалению, не задумывалась. Иначе можно было бы избежать стольких пересудов…
— То есть… вы хотите сказать, что сделали это ради интереса, а не для того, чтобы смухлевать на испытании?
— Конечно. Когда в нас открываются новые способности, нам не терпится их испробовать, — я таинственно улыбнулась.
Ох, что тут началось! Это было подобно самому настоящему взрыву среди журналистов. Чуть ли не ломанулись ко мне со всех сторон, заваливая вопросами.
— Это новое проявление вашего Дара?
— Но как же так, это невозможно! Дар не может быть настолько разнообразным!
— Что еще могут земляне? Признавайтесь, вы — великие маги, способные сравниться с драконами?
Журналистов от меня пришлось буквально отгонять. Потому как время интервью вышло, нужно было подсунуть им других невест, а меня — спасти от этого шквала.
Но, похоже, все сложилось удачно. Снова показала, что земляне не так просты, как могло показаться этим обитателям продвинутых миров.
Дар выходить из наведенных снов! А что? Неплохо звучит. И вовсе не обязательно вдаваться в подробности, рассказывать, что в первый раз осознала себя благодаря провалам в знаниях. Со вторым разом получилось любопытней, но вот об этом пока никому знать не стоит.
Зрителям нужно шоу, и они его получат. О землянах еще будут говорить. А сейчас пора разобраться с Сашкой. Выяснить наконец, какого черта здесь творится!
Отделавшись от журналистов, я поспешила к конюшням. Вернее, в пристройку рядом с ними, где стояло единственное техническое, а вернее, техномагическое средство передвижения — мой мотоджет. У остальных участниц то ли нет таких, то ли просто не стали брать с собой. Скорее, второе. Помнится, нам вообще ничего не разрешили взять с собой. Или это только со мной так поступили, потому что землянка? С другой стороны, многие участницы из магических миров. Но ведь это, наверное, не значит, что к ним не завозят техномагические штучки?
Нашла взглядом панель, на которую ни в коем случае нельзя нажимать, если не хочу взлететь в воздух. Пока что с мотоджетом умею управляться точно так же, как с мотоциклами. А мотоциклы у нас на Земле не летают. Хотя полеты тоже надо будет освоить. Со временем, когда представится возможность.
Выкатила мотоджет на дорогу, устроилась на удобном сиденье и завела. Пожалуй, стоит прокатиться с ветерком. Главное — панели смерти не касаться, но теперь я знаю, где она находится, и буду осторожна.
А дальше была захватывающая быстрая езда, хотя бы ненадолго подарившая ощущение свободы. С полетом на драконе, конечно, не сравнить, но в этом тоже есть своя прелесть. Так приятно мчаться по прямой дороге, когда ветер бьет в лицо, развевает волосы и широкие рукава блузки, скользя по коже, приникая и обтекая. Отдаться на волю скорости, отпустить мысли в полет и на какое-то время забыться.
Не думать о Шайране, который, наверное, слишком занят теперь, чтобы продолжать занятия со мной. Не думать о том, как сильно к нему тянет, потому что у наших чувств нет и не может быть будущего. По крайней мере, пока Шайран не убедит меня в обратном. Нужно ли это ему?
Не думать о том, что еду на встречу к бывшему парню. Он не обманывал, нет. Всего лишь скрывал правду, не пожелал рассказать, кто он такой. Можно ли назвать это предательством с его стороны? Наверное, нет. Наверное, он сам показал свое отношение к тому, что было когда-то между нами, все перечеркнул, когда впервые пришел ко мне в комнату, скрывая лицо под капюшоном. А может быть, все дело в том, что ставки слишком высоки…
Отпустить эти мысли на свободу. Пусть их сдует ветер, пусть они отстанут, затерявшись где-то позади, потому что не смогут догнать мотоджет.
Еще подъезжая, на том самом месте увидела Ксандра. Снова в черном плаще, но на этот раз без капюшона. А то ведь мог, наверное, сделать вид, будто ничего не было. Снова спрятаться и с серьезным видом заявить, что мне показалось. Впрочем, я бы тогда просто развернулась и поехала назад. И он это знает. Он вообще очень хорошо меня знает.
Остановив мотоджет, молча с него слезла. Ксандр тоже не стал ничего говорить. Только бросил на меня странный взгляд, но почти сразу повернулся к мотоджету, чтобы скрыть его маскировочной магией. А я, не дожидаясь предложения, прошла к раскидистому дереву, под которым, как и в прошлый раз, дожидался столик с двумя плетеными стульями. Закуски тоже были. Неужели Ксандр думает, что теперь я приму угощение?
Заняв свободный стул, он снова призвал магию, чтобы окутать наше укромное местечко сероватой полупрозрачной дымкой, в глубинах которой поблескивали серебристые искорки. Красиво, наверное, даже.
— Ты злишься? — тихо спросил Ксандр.
Я перевела взгляд на него. Отвечать не спешила — рассматривала, раз уж представилась такая возможность.
Темно-каштановые волосы в легком беспорядке. Короткие, если сравнивать со всеми остальными обитателями Объединенных Миров — так и не стал отращивать по местной моде. Светлая кожа, резковатые, но приятные черты лица. Усталый взгляд темно-карих глаз. Тот самый Сашка, которого я знала, и в то же время другой. Как знать, что ему пришлось пережить после попадания в другой мир? Шаиласс — место недружелюбное, выжить наверняка было непросто. Нет, этого Ксандра я не знаю. Не стоит обманываться.
— Мы не виделись два года. Ты ничего мне не должен, — ответила спокойно, почти равнодушно. Я действительно не злилась. Обида? Может быть, если только подсознательная. Но когда начинаешь размышлять, то понимаешь: Ксандр на самом деле ничего мне не должен, даже рассказывать правду.
Он ответил внимательным, изучающим взглядом.
— Ты повзрослела.
— Мы оба изменились.
— Но нам все же нужно поговорить. Я не хочу, чтобы ты подумала, будто я хотел тебя обмануть.
— Отчего же. Ты меня не обманывал. Всего лишь не рассказал правду, скрыв свое лицо. Но, как я уже сказала, ты ничего мне не должен.
Немного поразмыслив, Ксандр произнес:
— Наверное, не должен. Но я все же хочу. Просто выслушай. Все началось именно с меня. О Земле не вспоминали бы еще долгие годы. На нашу жизнь хватило бы точно, а то и еще на пару тысячелетий. Ты ведь уже видела их летоисчисление?
— Пять цифр, — я усмехнулась.
— Да. Безумие какое-то. Особенно, когда пытаешься осмыслить, сколько же лет эти миры существуют и развиваются. Нет, такое представить невозможно, — Ксандр тряхнул головой. — Все началось, когда открылся спонтанный портал, и я случайно провалился в другой мир… Не буду сейчас вдаваться в подробности, это ни к чему и займет много времени. Как ты уже знаешь, я попал в миры Шаиласса. Долго скитался по ним, скрывая свое происхождение. Пытался разобраться в происходящем. Повезло, что сначала оказался среди людей, а с энергетическим вампиром встретился гораздо позже…
Ксандр отвел взгляд, посмотрел куда-то вдаль, сквозь маскировочную дымку. Похоже, встреча с энергетическим вампиром приятной не была.
— Но именно в обществе энергетических вампиров все начало проясняться. Я разобрался, что такое Объединенные Миры. Разобрался в их устройстве и многом другом. А потом меня заприметил Тшахилавирион. Наверное, из-за Дара, который раскрылся во мне. Умение маскироваться так, что даже самые сильные из энергетических вампиров не могли почувствовать. Тшахилавирион не хотел упускать столь ценный Дар в моем лице. На самом деле, Вика, ты не представляешь, насколько мы с тобой сильны, насколько наш Дар отличается от тех, что есть у других людей в этих Объединенных Мирах. И не только у людей. Когда используем Дар, мы способны выстоять даже против драконов, которые здесь считаются самыми сильными. Ну, я не говорю сейчас о Демиургах, — Ксандр невесело усмехнулся. — Уж с создателями миров не сравнится никто.
А я вспоминала, как Шайран проверял прочность моего щита. Превратившись в дракона, палил разнообразными видами огня. И я все их выдержала. Все.
— Хочешь сказать, мы уникальны? Но ведь наверняка в Объединенных Мирах найдутся и другие одаренные сверх меры.
— В том-то и дело. Не найдутся. Уж точно не среди людей. Да и другие расы мы способны поразить силой Дара. Дар у нас на самом деле невероятный. Что у тебя, что у меня. Я не знаю, или это мы с тобой такие уникальные, или все земляне такие, а может, только часть, но, согласись, двое — это уже заслуживает внимания.
— Хочешь сказать, Землей заинтересовались именно поэтому?
— Да, Вика! Мне очень жаль. Я долго скрывал, что я с Земли.
— Но как? У них же ментальная магия.
Ксандр ухмыльнулся.
— А я к ней невосприимчив. Абсолютно. На меня не действует вообще никакая, даже самого высокого уровня. Так что вскрыть мою черепушку они не могли. Вот и пытались выяснить другими способами. Я долго хранил это в тайне. Энергетические вампиры — не те существа, которым хочется рассказать о своем доме и дорогу туда показать. Но они узнали все равно. И заинтересовались Землей. Решили, наверное, что там могут быть еще одаренные. Глядя на тебя… не ошиблись.
— Но двое — это еще не значит, что все.
— Конечно, не значит. Но разве их это волнует?
— Не понимаю, зачем им люди с Даром, если они собираются не развивать наш мир, а всего лишь превратить в свою кормушку!
— А зависимость прямая, — со злостью ответил Ксандр. — Человек с большим потенциалом и сильным Даром — гораздо более приятная, полезная и питательная еда для них, чем какая-нибудь пустышка.
Мне стало противно. Настолько, что буквально затрясло от негодования.
— Значит, они собираются сделать из нас ферму питательной пищи?! Нашли мир, где может быть много людей с Даром, и всех хотят сожрать, потому что это вкусно и полезно?!
— Ну, не всех сразу. Еще выводить, разводить, как на настоящей ферме.
Боже, как это мерзко. Как отвратительно.
— Мне жаль, Вика. Я не смог уберечь Землю. Когда они выяснили, откуда я, то пришлось сообщить в Совет. Ведущие миры не обзаводятся подчиненными мирами без ведома Совета. Все равно докопались бы, откуда у Тшахилавириона появилась Земля. А в тот момент как раз планировался межмировой отбор. Уж не знаю, кто додумался предложить эту идею с приглашением на отбор девушки с Земли и дальнейшими условиями. Тшахилавирион был не в восторге, но сразу решил, что девушка с Земли достанется ему. А я пообещал себе, что не допущу, чтобы Земля досталась энергетическим вампирам. Ты веришь мне, Вика?
А я и забыла, как он умеет смотреть. Так, будто в душу заглядывает, в то же время открывая и себя навстречу.
— Я верю, что ты не желаешь зла Земле. Верю, что хочешь помочь и не допустить, чтобы Земля оказалась в лапах энергетических вампиров.
— А в то, что я не желаю зла тебе?
— Не желаешь. Вот только… никто ведь не знает, на что мне придется пойти, чтобы уберечь Землю от энергетических вампиров. — Я невесело улыбнулась. — Может быть, мне придется пожертвовать собственным счастьем? Как думаешь, Ксандр? Как думаешь, что будет, когда я дойду до финала?
— Я бы все отдал, Вика, чтобы ты была счастлива… — глухо и как-то хрипло сказал он.
— Почему ты скрыл свое лицо?
— Потому что это было бы уже слишком. Ты только узнала о существовании других миров, согласилась на участие в отборе. А тут я бы заявился во всей красе? Я даже не представляю, что бы в таком случае было с тобой! Как бы ты отреагировала.
Ксандр смотрел прямо и открыто мне прямо в глаза. Но все же… Мы не виделись два года. Могу ли я верить каждому его слову? Он мог не показать свое лицо, чтобы не сбивать меня с толку, не отвлекать от кандидатур в мужья. Как знать!
— Скорее всего, решила бы, что все это — театр абсурда, чья-то нехорошая шутка.
— Моя? — Ксандр невесело усмехнулся.
Я неопределенно повела плечами и сменила тему:
— Так что будет в финале? Только не говори, что ты об этом еще не думал.
— Не хочу тебя напугать…
— Поздно.
— Ты еще не готова.
— Раз уж мы об этом заговорили, то или тебе придется сказать, или я на самом деле не смогу больше тебе доверять.
Ксандр вздохнул, помолчал немного. Смотрел на меня как-то затравленно, будто его пугало то, что он собирается сказать.
— Если ты пройдешь испытания идеально и покажешь, что с землянами нужно считаться, то в финале можно будет во всеуслышание потребовать для Земли суверенитета. Но тогда тебе придется еще и доказать, что твой Дар действительно очень силен. Хотя с этим проблем, кажется, нет…
Ксандр что-то говорил, говорил, а я сидела в шоке и не могла поверить. Затребовать суверенитет? И это должна буду сделать я, предварительно всех убедив, что мы на самом деле этого заслуживаем?
— Эй, Вика, ты в порядке? — Ксандр помахал у меня перед лицом.
— В порядке ли я? Конечно нет! Ты еще спрашиваешь. Сам такое…
— Но я же говорил. Говорил, что ты еще не готова. Слишком мало времени прошло. Возможно, ближе к финалу…
— Да к этому вообще невозможно подготовиться! — кажется, в голосе прорезались истерические нотки.
— А что ты предлагаешь? У тебя есть другие варианты? Выйти замуж за Салахара?
— Нет! Замуж ни за кого из правителей я не хочу.
— Я так и думал, — Ксандр усмехнулся. — Не беспокойся, время еще есть. Подумай, поразмысли. У тебя будет время привыкнуть к этой идее. А дальше… мы все продумаем вместе. Все началось с меня, и я не оставлю тебя одну. — Он смотрел так проникновенно, так… тьфу!
Я перевела дыхание, пытаясь успокоиться. Сердце опять отбивало барабанную дробь. Со всеми этими отборами, если не нервный срыв, так аритмию точно заработаю.
— Допустим, Дар я уже неплохо показала. Все уже и так говорят, что «у землянки удивительный Дар». Допустим даже, я пройду все испытания. Но в твоем плане есть изъян. Если в каком-нибудь интервью заявить, что Земля должна быть свободна, это просто не покажут в выпуске. А мне устроят несчастный случай, да и все.
— Покажут. В нужный момент я устрою прямую трансляцию. Увидят все. Конечно, было бы проще, если бы Шайран тогда не увидел мое лицо, но все равно выкрутимся. У меня есть идеи, как это устроить.
— Меня должны полюбить. Все межмировое сообщество должно быть от меня в восторге, чтобы был хоть какой-то толк от вынесения вопроса на всеобщее обозрение.
— Да, Вика, — Ксандр развел руками. — Ты должна им понравиться, без этого никак.
— И этим мне придется заняться уже одной… Ты ведь не собирался переодеваться в меня и завоевывать любовь публики?
Ксандр рассмеялся.
— Признаюсь, не собирался. Но ты уже неплохо справляешься. Уже нравишься им.
— Пятое место?..
— А ты представь, сколько народу смотрит отбор. Если ты на пятом, значит, за тебя проголосовали многие. Их очень много, ты не представляешь, насколько. Но… ты права. Ты должна быть на первом.
— Что?.. — я аж поперхнулась воздухом, закашлялась. — Ты серьезно?! Ксандр, это невозможно!
— Я верю в тебя, — он улыбнулся. — На первом месте ты откажешься от женихов и потребуешь суверенитета для Земли.

 

Салахар нервно расхаживал по кабинету. Остановившись, посмотрел на Шайрана и заявил:
— Мы оба видим, что с тобой происходит. Так продолжаться не может.
— Да, так продолжаться не может, — спокойно согласился Шайран. — Земляне очень сильны, их мир может оказаться кладезем невероятных, разнообразных способностей. Нам пригодится Земля.
— О, теперь ты расписываешь, как выгодно обладать Землей, — хмыкнул Салахар. — Предлагаешь ввести ее под покровительство Таизира? Но ты понимаешь, что это значит? Хочешь, чтобы я взял Викторию в жены?
— Нет. Только Землю.
— Так постановил Совет!
— А ты — глава этого Совета.
— Но не в таких вопросах, Шайран. Думаешь, Тшахилавирион промолчит?
— Ты — глава Совета, — повторил Шайран. — Это можно будет решить, если ты изъявишь желание взять Землю под наше покровительство.
— И все это, потому что ты влюбился?! Потому что нашел для себя подходящую пару? — вспылил император.
Но Шайран оставался спокоен.
— Ты знаешь, насколько это для нас важно.
— Нет, не знаю. Я такого ни разу не чувствовал.
— Но каждый дракон одновременно и хочет, и боится это почувствовать.
— А может быть, мне просто отослать тебя? Поставить кого-нибудь другого на твое место следить за безопасностью на отборе, а тебя — куда-нибудь подальше, чтобы мозги проветрил?
— Я никуда не уйду. Я буду рядом с ней.
— Вы не можете быть вместе.
— Только пока ты упрямишься.
— О, ты так уверен, что я соглашусь поставить Совет на уши, чтобы только удовлетворить твою жажду обладания этой девушкой?
— Ты ведь все понимаешь, Салахар. Понимаешь, что это за чувство. Насколько оно серьезно.
— Другие сбегали, и ничего.
— Я не другие. Даже ты, Салахар! Ты ищешь ее. Девушку, с которой у тебя начнет образовываться связь. Поверь. Это действительно ни с чем не сравнимо. Это больно, это как будто наизнанку тебя выворачивает, сводит с ума, пока ты к ней не прикоснешься, но еще сильнее, если можешь прикасаться и понимаешь, что этого никогда не будет достаточно, всегда будет мало, всегда будет хотеться еще. Но это чувство уже никогда не променяешь ни на что другое.
Салахар покачал головой.
— Вот смотрю на тебя и уже сомневаюсь, что хочу себе кого-нибудь найти.
— Отбор — это тупик. Для тебя тупик, потому что там ее нет. Подумай, Салахар, пока не поздно.
— Я не могу отменить отбор. Этого уж точно никто не поймет.
— А решение насчет Земли?
— А что насчет Земли… Иногда мне хочется к демонам сжечь своего Советника.
— Потренируемся? — предложил Шайран с улыбкой. — Давно не разминались.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий