Шоу продолжается

Книга: Шоу продолжается
Назад: Глава 14
Дальше: Эпилог

Глава 15

Как только новость была объявлена, Шайрану пришлось оставить меня.
— Не скучай, — сказал он, подарив мне головокружительный поцелуй. — И не волнуйся. Со мной все будет хорошо. Мы поймаем Тайламиша, используем его, чтобы помочь Салахару. Салахар снова займет трон и объявит о нашей с тобой невиновности. Все будет хорошо, — заверил Шайран.
Он действительно верил, что у них все получится. Я это чувствовала, но ничего не могла с собой поделать. Порой самое сложное — это просто ждать и надеяться на лучшее, когда кто-то, кто тебе очень дорог, рискует своей жизнью.
С Демиургом может сравниться только другой Демиург. Но Шайрану помогает Фиастрея. Значит, все должно быть хорошо, все у них получится. А мне остается только верить и ждать.
С того момента, как Шайран ушел, я не находила себе места. Несколько раз возникало желание переместиться, но я вовремя его улавливала и сдерживала. Один раз все же переместилась, нацелившись на нашу совместную спальню. Порывшись в шкафу, выудила оттуда рубашку Шайрана, крепко сжала в руках и снова спустилась в гостиную. Странно это. Какая-то подсознательная потребность держать в руках его вещь. И вроде бы я не дракон, легкие запахи не улавливаю, но… так спокойней. Так проще успокоиться.
Они поймают Демиурга, Салахар придет в себя и объявит, что напал на него именно Тайламиш. Не мы. Кстати, разговор о происхождении Шайрана тоже состоялся на днях. Оказывается, он появился на свет на стороне, незадолго до рождения законного наследника. У драконов такое редкость, но все же случается. Правитель не расстроился. Решил, что чем больше верных Таизиру драконов, тем лучше. А потому, когда появился Салахар, привел во дворец Шайрана и растил их вместе. Официально — как друзей. На деле же он хотел, чтобы драконы подружились. Супруга его, конечно, догадывалась. Но вот в чем дело — они не были истинной парой. Ни он, ни она не сумели найти свою пару, а потому им было, в принципе, все равно. Так, выполняли долг перед родиной.
Как и задумывалось, Салахар с Шайраном стали лучшими друзьями. А когда они подросли, отец рассказал им правду. Так что они оба знали. Салахар, как законный сын, занял трон после отца. Шайран встал рядом с ним, как самый надежный советник. От всех остальных происхождение Шайрана держалось в секрете, но документальные доказательства были. Именно их подготовил Шайран на всякий случай, если Салахар не очнется. Ведь он не мог позволить, чтобы трон Таизира занял кто-то еще. Он — советник и, как бы жестоко это ни звучало, запасной правитель. Но вмешался Демиург. И подставил Шайрана.
Вернее, как рассказал Шайран, Тайламиш попытался убить Салахара, а Шайран его остановил. Но когда примчались другие драконы, из-за исчезновения Демиурга все выглядело так, будто напал именно Шайран. Еще и бумаги эти всплыли. Выводы были однозначные: переворот с целью захвата власти. Обо мне уж потом вспомнили, что я вроде как была причастна в первый раз, и предположили, что в первый раз Шайран действовал моими руками. А что? Встретив пару, дракон вполне может сойти с ума. Правила отбора запрещали Шайрану быть со мной, вот он и решил перевернуть все вверх дном, избавиться от Салахара и занять его место по всем фронтам, в том числе на отборе.
Если подумать, все даже вполне логично…
Пока я размышляла, стараясь отвлечься, у меня снова засвербело. Я старательно нацелилась на спальню, но… не получилось. Перемещение состоялось, но совсем не в спальню.
— Спокойно! Это не Тайламиш, — предостерегающе воскликнул Шайран.
— Что она здесь делает?! — возмутилась Фиастрея, когда я буквально втиснулась в объятия Шайрана.
— Здравствуйте… — пробормотала смущенно.
— Вика, — дракон, конечно, отказываться не стал и обнял меня, но смотрел при этом осуждающе.
— Я… не знаю, как это получилось.
— Вернуться сможешь?
Я кивнула. Покосилась на приоткрытую дверь. Похоже, за ней лежал бессознательный Салахар. Там пока все было спокойно, Тайламиш еще не пришел. Значит, я ничего не испортила. Не дожидаясь, когда мне прямо скажут «Вали отсюда», зажмурилась и перенеслась обратно в домик. Шайран специально так настроил защиту, чтобы я могла туда возвращаться, если вдруг окажусь за пределами.
После этого перемещения занервничала сильнее.
Очень не хотелось испортить так старательно подготовленную ловушку и вообще шанс поймать Демиурга и спасти Салахара. Я же самой себе не прощу, если все им испорчу! Но откуда тогда нехорошее предчувствие? Почему руки начинают дрожать, а сердце сжимается от страха за Шайрана, и этот страх становится все сильнее?
В попытке успокоиться отправилась на кухню. Там у нас всегда имелся чай, а еще бутерброды и фрукты. И суп на обед. Но есть я не хотела, а вот чаем решила отвлечься. Есть в этом что-то медитативное, чтобы держать горячую кружку обеими руками и медленными глотками попивать ароматный чай.
Похоже, столик на кухне потом придется выкинуть. Если это «потом» для нас вообще наступит. Потому что перемещение состоялось в самый неподходящий момент! Меня внезапно скрутило диким страхом, переходящим в самую настоящую панику, затмевающую разум. В голове буквально взорвалось: «Я должна быть там!» Дар сработал быстрее, чем успела хоть что-то предпринять. Чайник выпал из рук, опрокинулся и разлил кипяток по столешнице. Но я это уже не увидела, потому что очутилась в другом месте, далеко-далеко от нашего убежища.
Спасибо увеличившимся силам — не грохнулась без сознания от перемещения между мирами. А может, Таизир все же не так далеко находился от мира, где мы скрывались.
Я угодила в самое пекло. По правую руку от меня стояла кровать с Салахаром. А на краю кровати сидел Шайран, что-то выплетая над бессознательным драконом. Тонкая ниточка тянулась к его рукам от… Демиурга! Тайламиш стоял в центре комнаты, и в тот миг, когда я появилась, сорвал с себя сияющие магические оковы. Похоже, ловушка сработала плохо.
Тайламиш отшвырнул Фиастрею в противоположную стену, и та съехала на пол, кажется, теряя сознание. Второй удар должен был достаться Шайрану. Шайран никак не успевал защититься, потому что пытался помочь Салахару побороть смертоносную магию. Я появилась вовремя. И как раз успела выставить щит, закрывая нас с Шайраном и Салахаром от ударной волны. Шайран обернулся ко мне, на его лице удивление смешалось со страхом… за меня, конечно.
— А, вот ты-то мне и нужна! — радостно воскликнул Демиург.
Щит не был круговым, потому что я старалась защитить нас всех и старательно его расширила вместо того, чтобы закрыться с разных сторон. Так что щит еще держался, когда в стремительном движении Тайламиш обогнул сияющую преграду и схватил меня, увлекая в мгновенно созданный портал. Шайран бросился к нам, но не успел.
Тайламиш швырнул меня в стену, и стена эта внезапно ожила. С готовностью приняла мое тело, самостоятельно вырастила цепи и сковала ими: руки, ноги и даже за пояс зафиксировала для надежности.
— Уф, ну все, можно не торопиться. Мои порталы не отследит даже дракон, — выдохнул Тайламиш, заметно расслабился и повеселел.
Я с изумлением обнаружила, что находимся мы не в подвале, не в темнице, а в хорошо обставленной комнате. Она походила бы на обычную гостиную, вон здесь даже кресла, столик и книжный шкаф имелись, если бы не странные предметы у противоположной от меня стены. Они как будто затесались здесь из кабинета или лаборатории. Белый стол, никак не вписывающийся в интерьер, колбы на нем какие-то, кристаллы и много всего непонятного, мной не опознанного.
Однако потрясло даже не это. На стене я висела не одна! Справа от меня, точно так же скованный выходящими прямо из стены цепями, стоял Найтан.
— О, Виктория, — заметил он мое появление. Впрочем, трудно было не заметить, когда мы с Демиургом ворвались таким вихрем.
— Найтан Сарне… здравствуйте, Ваше Величество.
— Не хочу огорчать вас, Виктория, — заметил Тайламиш, — но Его Величество давно уже не здравствует. И чувствует себя отвратительно. Уж я об этом позаботился.
В ответ на мое удивление Найтан пояснил:
— Меня травили. А я, идиот, не замечал.
— Ну, не нужно принижать свои умственные способности, — утешил его Тайлмиш. — Я выбрал такое средство, чтобы ни один метаморф не мог догадаться, в чем дело. Повезло, что драконы были заняты своими делами и не лезли в ваши. Хотя… нет, не повезло, это ведь тоже благодаря мне!
Какой самодовольный тип. Бесит.
Кстати говоря, я пыталась переместиться. Или хотя бы щит создать. Или еще что-нибудь. Не получалось. Опять магию заблокировали! А кольцо… кольца на моем пальце не оказалось!
— Это ищешь? — хмыкнул Тайламиш, показывая… ну да, мое кольцо. И как только сдернуть успел? — Нет, дорогая земляночка, я все предусмотрел. Сначала позаботился о проблемах для драконов. Потом ослабил Найтана, чтобы меньше сопротивлялся. Как видишь, все получилось идеально.
— Почему вы сказали, что я-то вам и нужна? Вы ведь приходили убить Салахара!
— Да, видишь ли… не только. Конечно, я хотел его убить. И от Шайрана тоже избавиться хотел. И от Фиастреи, что-то уж сильно она мешается. Что? Что так на меня смотришь? Конечно, я знал, что меня ожидает ловушка! То, что Салахар до сих пор под действием заклинания, конечно, оказалось неожиданным, но… Я знал, что к моему появлению они подготовятся. Знал, что и ты будешь где-то неподалеку… Так что цели у меня было две. Убить всех неугодных, а тебя забрать.
На самом деле, Тайламиш слегка просчитался. Если бы не мои бесконтрольные перемещения, меня бы там не оказалось. Но уж как получилось. Я ни капли не жалею. Потому что с самого начала что-то пошло не так. Нехорошее предчувствие, беспокойство, страх — все это было не просто так. Я чувствовала, что Шайран на самом деле в опасности. И он бы погиб. Да, я в последний момент успела остановить атакующую волну, мчавшуюся на Шайрана и Салахара. Если бы не вмешалась, они бы оба погибли. И Шайран ничего предпринять не успевал, потому что был занят разрушением заклинания, а безопасность должна была обеспечивать Фиастрея. Как я поняла, она сильнее Тайламиша. Как тогда он вырвался, как сумел расправиться с ловушкой, да еще саму Фиастрею ударить?
Кстати, раз уж так сложилось, и я снова в плену, почему бы не выяснить все, что интересует?
— Я думала, Фиастрея сильнее вас…
— Сильнее. В принципе, сильнее, — согласно кивнул Тайламиш. Эй, что он там за этим лабораторным столом делает?! Больше не оборачиваясь, пояснил: — Но вот в чем дело. Чтобы справиться с ней, я хорошо подготовился. У меня не так много владений, и их действительно было жаль. Но пришлось парочку из них выкачать подчистую. Зато теперь я могу противостоять Фиастрее.
Мне стало нехорошо, к горлу подступила тошнота.
Не знаю, были эти миры обитаемыми или нет, но Тайламиш их уничтожил! Разрушил, высосал всю жизненную энергию, до последней капли, чтобы… чтобы захватить один мир? Нет, как-то не складывается.
— Что вам нужно? Чего вы добиваетесь?
Тайламиш все же повернулся ко мне, прервав какие-то, очевидно мерзопакостные, приготовления.
— Сначала я хотел заполучить миры Таизира по-быстрому. Драконы очень кстати тут крутились вокруг тебя, это можно было использовать. Но увы, с Таизиром пришлось повременить. Поэтому я решил получить миры Ниагара. Согласись, тоже неплохо?
Вот это да…
— А Землю?
— И, конечно же, Землю. Землю обязательно. С нее все началось.
— Началось что? И как вы собираетесь заполучить миры Ниагара? — я покосилась на Найтана.
— Ох, какая же ты любопытная! Знаешь, мне просто жаль времени. Вот рассказываю я тебе все свои планы, рассказываю… А потом ты же ничего не будешь соображать. Все усилия впустую.
Внутри похолодело.
— Как это не буду соображать?
— Да вот так… — он развел руками, — ты просто станешь моей пешкой. Моей послушной, бездумной пешкой.
Честно говоря, я слегка запаниковала. К убийству вроде как была готова. Не в том смысле, что готова умереть, но ожидала, что Тайламиш попытается убить. Жертвоприношение, очередная попытка отобрать магию — это я ожидала, но выжечь мне мозг и превратить в пешку?! Ах да, он же говорил, что никогда не повторяется.
— Ладно, — чуть поразмыслив, произнес Тайламиш. — Кто-то ведь должен оценить мою гениальность. Расскажу. И не хочу, чтобы ты терзалась в неведении. Страдания от понимания происходящего нравятся мне гораздо больше.
Осмотревшись, Тайламиш подошел к креслу, развернул его к нам и с удобством устроился в нем. М-да. Похоже, разговор будет долгий. Но если этот разговор поможет мне дольше сохранять разум, готова болтать с Демиургом хоть целые сутки! Может, удастся еще придумать, как отсюда выбраться. Если б у меня было мое кольцо… Или если б не блокировка магии… Интересно, Найтан достаточно крутой маг, чтобы разрушить блокатор магии? Надеюсь, он тоже думает, как спастись. Я вот отвлеку Тайламиша, а он, может, что-нибудь предпримет, все же побольше моего разбирается в магии.
— Все началось с Земли, — заговорил Тайламиш. — Когда стало известно, а вернее, о ее существовании опять вспомнили, я поднял кое-какие архивы. И понял, что мне нужна Земля.
Уж не те ли самые архивы?
— Видишь ли, Земля — это кладезь энергии. Существа, которые живут на ней, однажды смогли убить Демиурга. Что, в принципе, само по себе кажется невероятным.
Существа?! Но на Земле живут люди! Или пятьсот лет назад был кто-то еще? Или он все же именно о людях?..
— Мой дальний родственник, кажется, троюродный дядя, если не путаю… Кто теперь разберется в этих связях? У Демиургов очень запутанные генеалогические древа, а все потому, что живем мы безгранично долго. Мой дальний родственник хотел расширить свои возможности и заполучить ведущий мир с несколькими подчиненными, в число которых входила Земля. Если с остальными мирами проблем не возникло, то на Земле… Его убили на Земле! И я сам не представляю, как это произошло, но убили его существа, живущие на Земле. А значит, что, несмотря на гибель источников и исчезновение магии, вы, земляне, сами по себе представляете невероятно мощный источник энергии. Не магии, нет, но энергии. Для вас это значит, что вы можете добиться невероятных высот, если окажетесь в мирах, насыщенных магией. Что, впрочем, уже видно. Ты. Еще один землянин… кажется, он зовет себя Ксандром? Продолжая развивать свои способности, вы бы добились невероятного. Могли бы посоперничать с драконами! Ну а что касается меня, то мне нужно другое. Я заберу всю вашу энергию, и стану одним из самых сильных Демиургов. А там уже смогу расширять владения, устанавливать свои порядки. Многое станет мне доступно из того, что было недоступно раньше.
Он говорил, а мое потрясение росло. Да это даже хуже, чем планы энергетических вампиров! Те бы высасывали жизненную энергию постепенно, не убивая свои жертвы. Люди стали бы дойными коровами, жили, поклоняясь энергетическим вампирам, но хотя бы жили! А Тайламиш… чудовище.
Но еще сильнее поразило осознание: люди смогли убить Демиурга. Как? Как они это сделали?! И… смогу ли я помешать его планам? Ведь я тоже человек с Земли.
— Расширение я решил начать прямо сейчас. И если не получилось с Таизиром, то завладеть мирами Ниагара. Я воспользуюсь отбором и этим нелепым условием, которое на нем было принято «кто возьмет землянку в жены — тот получит Землю». О, если бы они все знали, как ценна Земля, никогда бы не озвучили такое условие. В Совете началась бы настоящая грызня, но исход уж точно не зависел бы от одной землянки…
Согласна, условие нелепое. Может, оно и хорошо, что в Объединенных Мирах не знали?
— В моем плане нужны только двое: правитель Ниагара Найтан Сарне, и ты, землянка, невольно оказавшаяся в гуще событий. Есть такая очень сильная, очень сложная магия… ментальная. Быстро это не сделать. Потребуется время, потребуется немало усилий с моей стороны, хотя за пару дней планирую управиться. Так вот, магия позволит подчинить вас полностью. Вы станете безвольными марионетками, выполняющими любые приказы. Я смогу смотреть вашими глазами, я буду думать и действовать за вас. Вы — лишь выполнять. Вы вернетесь на отбор, как ни в чем не бывало. Найтан Сарне выберет землянку и женится на ней. Драконы с отбора уже устранены. С Тшахилавирионом я тоже разберусь. Это будет несложно… Как только он узнает, что Землей интересуется Демиург, сбежит в Шаиласс и не высунется оттуда ближайшую пару тысячелетий. Никто не оспорит это решение. Найтан воспылает внезапной любовью и возьмет в жены землянку. Земля, естественно, перейдет под управление Ниагара. Но, по сути, под мое управление. А дальше… Земля, как и все миры Ниагара, в полном моем распоряжении.
Этот план потрясал до глубины души. Да каждое откровение Тайламиша потрясало!
— А вы не думаете, что метаморфы возмутятся? Вряд ли они ничего не заметят, если вы начнете высасывать один мир за другим.
— Ну, во-первых, я собираюсь «высосать» только Землю и еще парочку миров, чтобы уже ни один Демиург не посмел вмешиваться. А во-вторых, я не позволю метаморфам возмущаться.
— Ладно, метаморфам рты вы заткнете. А другие Демиурги? Неужели они не объединят усилия, чтобы вас остановить? Если объединят, то…
— Если объединятся, — перебил Тайламиш, — то мне придется поглотить силу еще нескольких миров. Думаю, мы сможем с ними договориться, чтобы не усугублять ситуацию. А ты, что же, пытаешься меня переубедить? — он развеселился. — Глупая девочка. Я не откажусь от своих планов. И процедуру ментального подчинения, пожалуй, начнем прямо сейчас. Мне осталось добавить всего несколько компонентов в магическую смесь. Подождете пару минут?
— Что за магическая смесь? — Ну надо же хоть еще немного его задержать!
— Она ослабляет волю, облегчает проникновение чужой воли извне. Пробивает даже таких труднопробиваемых, как вы. Идеальный вариант.
Поднявшись из кресла, Тайламиш направился к столику, где продолжил химичить. Я в очередной раз запаниковала и покосилась на Найтана. Увы, метаморф выглядел откровенно плохо и ответил мне растерянным, пожалуй, даже извиняющимся взглядом. Ясно, сделать он ничего не может. А я? Черт возьми, если люди как-то умудрились грохнуть Демиурга, то неужели я не справлюсь хотя бы с этим блокатором?!
Самым сложным было сосредоточиться, отвлечься от панических мыслей. В конце концов, возможно, эти мысли скачут в моей голове последние минуты или часы. Но я справилась, отстраняясь от страха. Так, теперь нужно сконцентрироваться, почувствовать хотя бы направление, откуда на нас направлен блокирующий излучатель.
Время шло. Не знаю, чем был занят Тайламиш, наверное, до сих пор химичил, но я на него не смотрела. Пыталась уловить, почувствовать хоть что-нибудь. Вспомнила, каким образом ощущала камеры. А ведь это может быть зацепкой. Да, получилось! Я знаю, где блокатор. Вот только… мне не хватит сил, чтобы от него избавиться. Слишком мало опыта, слишком еще плохо управляюсь с магией. По крайней мере, не настолько, чтобы, как рассказывал Шайран, дотянуться до внешних потоков и сразу использовать их. Как? Ну как это сделать?!
Или как-то добраться до кольца? Вон же оно, лежит на столе, поблескивает камнем. Я без магии, опять же, сделать ничего не могу, но ведь есть еще Найтан. И его немагическая способность изменять тело! Вот если бы он отрастил хвост и дотянулся до кольца…
Я повернулась к нему. Найтан поймал мой взгляд. Пошевелиться я не могла, руки тоже никак не повернуть, но… Глаза скосила наверх, к своей руке, перетянутой цепью. Убедившись, что Найтан проследил за моим взглядом, указала пальцем на стол. Ну давай, ну же, соображай!
В глазах Найтана отразилось понимание. Чуть поразмыслив, метаморф начал отращивать… нет, не хвост. Отросток торчал из его ноги, но так даже удобнее. И походил этот отросток на длинную, гибкую лиану. То, что нужно!
Я закусила губу, внимательно наблюдая и мысленно молясь, чтобы все получилось. Найтан… тужился. Да, с каждым мгновением он выглядел все хуже. Буквально серел на глазах, а лицо становилось все более худым, вот уже стали просвечивать скулы. Похоже, он тратит на это преобразование последние ресурсы организма. Но, с другой стороны, уж лучше так, чем лишиться разума и превратиться в марионетку?
Не успели. Отросток едва дотянулся до края стола, когда Тайламиш обернулся. С невозмутимым видом, даже не удивившись, щелкнул пальцами. Отросток вспыхнул пламенем и за доли мгновения обуглился. Найтан взвыл, выгнулся дугой. Кажется, от боли потерял сознание — его тело обмякло и безвольно повисло на цепях.
— Ну что ж, пожалуй, начнем, — улыбнулся Тайламиш, показывая пузырек с фиолетовой жидкостью.
Начать не успел. Потому что рядом с ним появился портал, а из портала вырвалась волна магии, отшвырнувшая его прямиком к столику. Взрыв получился знатный. Видимо, было там в этих колбочках что-то взрывоопасное, потому что бабахнуло так, что блокатор разнесло, а вместе с ним и половину комнаты. Рядом со мной тут же оказался Шайран, прикрывая нас щитом. Я тоже щит успела призвать, так что защита получилась двойная. Вслед за Шайраном из портала вышла Фиастрея и, не дожидаясь, когда дымок рассеется, повторно ударила по Тайламишу.
Второй раз, правда, застать врасплох его не получилось. Отплевываясь от какой-то дряни, которой успел наглотаться, Тайламиш ответил волной атакующей магии.
— Шайран, он выпил несколько миров! Он стал сильнее, — предупредила я.
Шайран кивнул, освобождая меня от оков. Под пальцами дракона они рассыпались в пыль.
— Мы поняли.
— Но… думаешь, Фиастрея справится?
— Нет. Она не стала пить миры, чтобы стать сильнее, а на переговоры с другими Демиургами времени не было. Я спешил к тебе. — Шайран придержал меня за талию, когда я покачнулась, лишившись опоры. Оказывается, ноги чудовищно затекли.
— Тайламиш был уверен, что ты не найдешь.
— Он не знал о нашей связи… Именно двухсторонняя связь помогает нам найти друг друга где угодно и когда угодно. Даже Демиурги не в силах этому препятствовать. Послушай меня, Вика. — Он обхватил меня за плечи и посмотрел прямо в глаза. — Сейчас главное, чтобы ты ушла. Чтобы оказалась в безопасности. А мы… разберемся.
— Но ведь ты привел Фиастрею на верную гибель. Тайламиш сильнее.
— И поэтому я не оставлю Фиастрею одну.
— А меня, значит, оставишь?!
— Все, хватит. — Шайран рыкнул и попытался втолкнуть меня в созданный портал.
Я поступила, наверное, неправильно и даже жестоко. Заехала по лбу Шайрану своим же щитом, чтобы увернуться, чтобы не смог втолкнуть меня в портал.
— Вика, что ты вытворяешь?!
То и вытворяю. Я прекрасно понимаю, к чему все идет. Тайламиш убьет Фиастрею и Шайрана. А дальше… да плевать, что потом он и до меня доберется, это уже не так уж волнует. Потому что я не позволю убить ему Шайрана! Не оставлю Шайрана одного, не брошу здесь умирать.
И он это прекрасно понял. Почувствовал так же, как я чувствовала его страх. Страх за мою жизнь. Этот страх почти застилал разум. Шайран был готов на все, чтобы защитить меня. И понимание, что не может этого сделать, сводило с ума. Наверное, только я еще оставалась якорем. Якорем на краю безумия, потому что как-то умудрялась держаться, отстраняться от этих сумасшедших эмоций на двоих, которые могут только сбросить нас в бездну.
Да, настоящее сумасшествие. Стоим, смотрим друг на друга яростно, упрямо, а вокруг — вспышки магии, все трясется, взрывается. Шайран рванул ко мне, снова попытавшись схватить за руку и затолкать в портал. Но было уже поздно. Фиастрея держалась слишком хорошо, но она угодила в ловушку. Все мы снова угодили в ловушку.
Этот мир принадлежал Тайламишу. И он решил выпить его до дна, чтобы одним ударом убить Фиастрею, чтобы шансов у нас не осталось.
Время как будто замерло. Не знаю, каким чудом мне удалось из всех этих взрывов и бешенства магии вычленить самое главное. Да, время замерло. Я всем своим существом ощутила, как Тайламиш пронзает своей энергетикой планету, как добирается до самой сердцевины и тянет к себе мощный поток — саму энергию мира. Демиург оказался вне времени. И я в это «вне времени» каким-то чудом последовала за ним.
Вокруг ничего не менялось. Шайран не шевелился. Фиастрея оказалась здесь же, она пыталась что-то предпринять, но было уже поздно. Просто мир этот принадлежит Тайламишу. А сам мир… взорвался. И это тоже было очень медленно. Мир разлетался на осколки, сияющая энергией сердцевина мощным потоком устремилась к Тайламишу. Отчаянно понимая, что нужно что-то сделать, а может, действуя на каких-то неведомых инстинктах, я потянулась к этому потоку и перехватила его. Глаза Тайламиша потрясенно распахнулись.
Обжигая руки и чувствуя, что задыхаюсь, я со всей силы толкнула поток энергии обратно, к сердцевине. И время будто вспять повернулось.
— Как? Этого не может быть! — воскликнул Тайламиш, потому что осколки мира снова собирались воедино, а Демиург, несмотря на все свои попытки, больше не мог дотянуться до энергии.
Фиастрея воспользовалась ситуацией и атаковала. Тайламиш закричал. Потом мир снова стал целым, время продолжило свой бег, а я рухнула без сознания. Кажется, Шайран все же успел подхватить меня на руки.

 

Пришла в себя в незнакомой комнате. Хотя нет, общий стиль интерьера кажется почему-то знакомым… Дом Шайрана? Ведь в его спальне я здесь еще не была!
Не успела об этом подумать, как дверь распахнулась. Шайран подлетел ко мне.
— Как ты, Вика? — спросил он, нежно проводя рукой по моему лицу. А как он, оказывается, прыгает быстро. Устроился уже сбоку от меня, лежит, весь такой заботливый, взволнованно смотрит на меня.
— Воды бы…
— Сейчас. — Шайран открыл в воздухе прямо над кроватью небольшой портал, засунул в него руку и извлек оттуда стакан с водой. Заранее приготовил, что ли?
Шайран помог мне выпить, я снова откинулась на подушку, прислушиваясь к ощущениям.
— Легкая слабость, но в целом… чувствую себя неплохо. Ну, еще голова немного кружится. Пожалуйста, пока не делай таких резких движений.
— Извини, — покаялся Шайран. Лег рядом со мной на подушке, меня обнял и притянул к себе. Медленно так, осторожно.
— Что там произошло? Тайламиша схватили? Фиастрея и Найтан живы, с ними все в порядке?
— Тайламиш убит и больше никогда нас не потревожит. Фиастрея в полном порядке. Найтан, надеюсь, скоро придет в себя. А что произошло — это ты мне расскажи.
Но, заметив в моем взгляде укор, Шайран вздохнул.
— Ладно, расскажу, как я сам это понимаю. Оказывается, у Тайламиша было немного больше информации о Земле, чем мне удалось раздобыть. Но для начала хочу объяснить. У каждой расы есть свои особенности. Это даже не всегда именно магия. Например, у драконов есть истинный облик, в котором мы извергаем пламя. Демоны — искусные соблазнители, их аура так воздействует, что сразу вызывает ответное влечение. Если, конечно, сам демон этого хочет. Энергетическим вампирам для жизни требуется чужая энергия. У каждой расы есть свои особенности. А люди… особенность людей — это их совместимость со многими другими расами. Но это касается только людей Объединенных Миров. Земляне другие. В сохранившихся с тех времен записях говорилось, что земляне славились неимоверно сильным контролем над магией.
Если честно, я не поняла, чему здесь удивляться.
— Не заметила за собой какого-то особого контроля. Я вон даже с перемещениями до сих пор прыгаю туда-сюда.
— Ну, допустим, только сюда, то есть, ко мне, — ухмыльнулся Шайран. — Вика, когда я говорю «сильный контроль» — это значит, достаточно сильный, чтобы перехватывать магические потоки у других.
И вот тут-то я поняла… Вот что я тогда сделала! Перехватила магический поток у Тайламиша. Но…
— Это невозможно.
— И это говоришь мне ты? — фыркнул Шайран, нежно щелкнув меня по носу.
Невольно улыбнулась. Он стал таким… счастливым, что ли? Неужели все это лишь потому, что мы теперь вместе без каких-то условностей и необходимости сдерживаться?
— Он Демиург. Как я могла сравниться с Демиургом? Только не говори, что…
— Нет, ты не Демиург. Ты… ну, наверное, человек.
— Наверное?!
— А, не знаю. У людей Объединенных Миров нет таких запредельных способностей.
Пока я раздумывала, а человек ли я вообще и люди ли в привычном для Объединенных Миров понимании живут на Земле, Шайран успокоил:
— Думаю, все же человек. Просто какой-то особый подвид.
— Земной…
— Именно.
Пожалуй, об этом лучше просто не думать. А то и рехнуться можно. Обидно было бы сойти с ума, когда уже все закончилось и со всеми разобрались.
— Теперь я понимаю, как люди справились с другим Демиургом. Тем, который тоже хотел выпить энергию Земли. Он попытался, а они не позволили. Перехватили контроль.
Шайран кивнул.
— Но тогда получается, — продолжила я, — что люди на самом деле не слабее Демиургов?..
И сама не поверила собственной мысли.
— Не совсем. Пожалуй, даже, совсем нет. Скажем так. Любой землянин… наверное, любой, это, кстати, пока еще неизвестно. Возьмем тебя. Ты можешь противостоять любому противнику, каким бы сильным он ни был. Просто перехватишь потоки — и все. Дальше хоть против него обращай, хоть по своему разумению используй. Но пока этого противника рядом нет — ты обычный маг. Разве что, если будешь развивать концентрацию, сможешь добиться хороших успехов. Но контроль над магией тоже нужно развивать. От учебы тебе никуда не деться.
— Даже не думала отлынивать. Просто пытаюсь понять. Получается, я могу подняться до уровня противника, но в остальном — обычный, но весьма хороший маг? Когда научусь…
— Правильно.
Пожалуй, меня это устраивает. Обычных магических способностей вполне хватит для счастливой жизни. А вот если кто сильный и могущественный захочет сотворить какую-нибудь фигню, вот тут-то он обломается!
— Ой, а как Салахар? Вы успели ему помочь?!
— Успели, — Шайран улыбнулся. — Теперь все будет хорошо. Кстати, хочешь новости посмотреть?
— Очень хочу!
Когда Шайран раздернул шторы, оказалось, что за окном уже день. Или утро… в общем, светло, солнечно. Я заверила, что подняться смогу, но Шайран все равно не позволил встать с кровати — только подушки друг на друга положил, чтобы мне удобней было сидеть. Экран располагался очень удобно — на противоположной стене. Можно было, не поднимаясь с кровати, включать и смотреть.
На экране появился Салахар. Еще бледный, осунувшийся, с усталой улыбкой, но, главное, живой и в сознании! А еще от него исходила уверенность.
— На меня напал Демиург. Шайран пытался защитить, как в первый раз, так, кстати говоря, и во второй. Если бы не он, у Демиурга получилось бы меня убить. И только благодаря Шайрану я смог продержаться так долго, смог наконец побороть заклинание и прийти в себя. Официально от лица всего Таизира заявляю: ни Шайран эвр Шеосс, ни Виктория Севарина не виноваты. Они всегда были преданны Таизиру и делали все возможное, чтобы мне помочь. С сегодняшнего дня я снова возвращаюсь к своим обязанностям на посту императора Таизира.
— Но Шайран эвр Шеосс обнаружил в Виктории Севариной свою пару! Разве он не хотел занять ваше место, разве…
— Нет, — перебил Салахар, жестко обрывая поток словоизлияния. — Шайран эвр Шеосс предан мне и Таизиру. К тому же, у него не было причин нападать на меня. Незадолго до этого нападения мы с ним договорились и я обещал, что не стану препятствовать его обретению пары.
— Но это ведь нарушение правил отбора!
— Знаете, — Салахар улыбнулся, — я не буду рассказывать, как бы все тогда получилось. Произошло то, что произошло. И сейчас именно Шайран эвр Шеосс представляет Таизир на отборе.
А когда журналисты попытались еще что-то возразить, им врубили видеозапись. Эта запись ошеломила и меня…
Потому что во весь экран развернулась знакомая сцена. Вот спальня Салахара, где он лежит под действием заклинания. Вот Тайламиш в центре связан магическими путами, которые удерживает Фиастрея, а Шайран, потихоньку выкачивая магию из Демиурга, работает над освобождением Салахара. Но все быстро меняется. Тайламиш умудряется избавиться от оков. И в самый нужный момент между ним и постелью Салахара появляюсь я. Каким-то чудом успеваю выставить щит. Поэтому когда Тайламиш бьет по драконам, удар не достигает своей цели.
Я охнула, потому что увиденное и вправду впечатляло. Не ожидала, что это так эффектно смотрится со стороны. Да я здесь как будто самый настоящий герой!
Запись на этом обрывалась. Видимо, дальше не сочли нужным показывать, но самое главное-то уже показали…
— Ты всех нас спасла, — сказал Шайран, устраиваясь рядом со мной и притягивая к себе. — Дважды.
— Ты тоже меня спасал. Намного больше раз, я уж сбилась со счета… Значит, теперь все обвинения с нас сняты?
— Да. Никто не посмеет даже косо на тебя посмотреть.
— А финал отбора? Покажешь?
Шайран улыбнулся.
— Не покажу. Потому что его еще нужно снять. Пойдешь со мной завтра?
— Куда?..
— Последний выпуск отбора снимать! Вернее, участвовать в нем. А снимать будут камеры, как всегда.

 

К финалу отбора я полностью пришла в себя и в новом платье — последнем творении Эйвы — выглядела потрясающе. Мы с дошедшими до финала участницами вшестером стояли в один ряд. А к нам подходили женихи. Каждый из них брал свою избранницу за руку и отводил в сторону.
Хелес выбрал Лэйру. Милаэль — Цириссу. Найтан, еще не полностью оправившийся и потому выглядевший несколько болезненно, взял за руку Лисавету. Девушка счастливо ему улыбнулась. Шайран подошел ко мне и, глядя мне прямо в глаза, протянул руку. Я ответила ему счастливой улыбкой и вложила руку в его ладонь. Мы тоже отошли. Последним остался Тшахилавирион. Выступив вперед, энергетический вампир заявил:
— Я не сделал свой выбор. Увы, на этом отборе не было ни одной подходящей мне невесты.
А дальше были поздравления, цветы. И небольшой беспорядок — это мои фанаты пытались прорваться, но драконы их не пускали.
Да-да, у меня, оказывается, появились фанаты! Накануне мы с Шайраном посмотрели еще один выпуск. Так вот, зрители требовали возможности голосовать. Осаждали организаторов отбора буквально со всех сторон, и через БЗОМ, и даже вживую пытались вылавливать, и в прессу ходили с протестами. Требовали, чтобы им позволили проголосовать в последний раз. В итоге организаторы все-таки сдались. За меня проголосовали почти единогласно, и пришлось организаторам впервые за существование отборов объявить новую номинацию «выбор зрителей» и присвоить ее мне.
Вот как сильно на всех повлияло последнее видео, где я защитила Шайрана с Салахаром, на свой щит приняв удар аж самого Демиурга! Наверное, повлияло и то, что меня теперь считали чуть ли не великомученицей. Еще бы! Столько пришлось натерпеться, в том числе от самих зрителей, обливавших меня всеобщим презрением.
И сейчас, стоя на пьедестале вместе с Шайраном, я чувствовала себя по-настоящему счастливой. Мы справилась. Справились со всеми трудностями и теперь можем быть вместе не скрываясь. Теперь все правильно, именно так, как должно быть.
А вечером, когда мы сбежали с шикарного празднования, потому что хотели побыть вдвоем, Шайран внезапно огорошил:
— Ксандру удалось вырваться из заточения у вампиров.
— Что? То есть он теперь где-то бродит на свободе?..
Я не то чтобы испугалась, но стало неприятно. Слишком много боли он причинил. Где гарантия, что, разгуливая на свободе, не учинит очередную подставу?
Шайран обнял меня.
— Не волнуйся. Я никогда в тебе не усомнюсь. А Ксандр уже снова пойман. Драконами. И хотел с тобой поговорить. Я бы с радостью никогда тебе этого не сообщал, но чувствую, что должен. Ксандр просил встречи с тобой. Поговоришь с ним?
Шайран внимательно посмотрел мне в глаза. Я чувствовала, что он не хочет пускать меня к Ксандру. Но Шайран понимал, что это может быть важно для меня, чтобы окончательно во всем разобраться и поставить точку. А еще он мне доверял, доверял безгранично.
— Я не хочу, но, наверное, должна…
— Пойдем.
Через портал Шайран привел меня к камере. Да, самая настоящая камера. Узкий коридор на подходе к ней, решетки с обеих сторон. И небольшая клетушка, в которой на скамейке сидел Ксандр. Выглядел он ничуть не лучше, чем у вампиров, но зато сама камера была вполне чистой и даже светлой. Видно, драконы ради удовольствия над пленниками не издевались и держали их в довольно-таки терпимых условиях.
С нашим появлением Ксандр поднял голову. В усталых глазах что-то блеснуло.
— Я отойду. Но если что, Вика, тут же вернусь и размажу его по стене.
Я кивнула.
— Спасибо…
Когда Шайран ушел, скрывшись за поворотом коридора, Ксандр заговорил:
— Я хотел извиниться. Прости, Вика, что так с тобой поступил.
Я повела плечами.
— Ты ведь понимаешь, что твои извинения для меня не имеют никакого значения.
— Понимаю. Просто хочу, чтобы ты знала. Я помнил тебя, никогда не забывал. И когда все с Землей закрутилось, подумал именно о тебе. Решил, что если кто-то и сможет помочь избежать отвратной участи, то только ты. И отбор на Земле пройдешь, и здесь тоже справишься. Но я не ожидал, что будет так тяжело. Не ожидал, что так сильно приревную…
Он грустно улыбнулся.
— На самом деле, мой план не был столь безумен, как ты думала. Если все земляне так же сильны, как мы, то Земля могла стать полноценным ведущим миром. Смогла бы защищать саму себя. Но… все сложилось как сложилось. Когда я увидел, что ты влюбилась в Шайрана, я чуть с ума не сошел. Мои чувства к тебе разгорелись с новой силой. И то, что я тогда сделал… прости. Я… я хотел, чтобы Шайран от тебя отвернулся. Хотел помешать вам. Хотел… — он замолк, глядя на меня виновато, растерянно и на удивление беспомощно. — Прости…
— А та женщина? — вспомнила я. — Та женщина, которая облила меня на празднике.
— Сестра участницы отбора. Айляны, кажется. Той самой, которая напала на тебя и была за это наказана. Она тоже хотела тебе отомстить и согласилась помочь мне. Но уверен, твой Шайран уже нашел ее.
— Чего именно ты добивался, Ксандр? На что ты рассчитывал? Что Шайран отвернется от меня и откажется помогать?
— Я верил в свой план. Верил, что и мы, и земляне справимся. Но тогда я вспылил. Просто осознание, что ты его любишь, стало невыносимым! Я хотел, чтобы ты поняла, какие драконы чудовища.
— Хотел, чтобы Шайран меня изнасиловал?
— Прости, Вика…
Немного помолчав, ответила:
— Наверное, когда-нибудь я смогу тебя простить. Но сейчас, извини, слишком противно.
Я развернулась и зашагала прочь. Не знаю, как Ксандр, а я готова поставить точку в этой истории.
Правда, как выяснилось, остался один нерешенный вопрос.
— Ксандр может сбежать, — предупредил Шайран. — Не представляю, как он умудрился сбежать из Шаиласса, но если смог оттуда…
— Что ты предлагаешь?
— А может и не сбежать… Все будет так, как ты решишь. Думаю, ты имеешь право принять это решение.
— А какие есть варианты? Честно говоря, мне будет неприятно знать, что он где-то разгуливает. Понимаю, что он вряд ли что-то плохое сможет сделать, но…
— Не бойся. — Шайран заключил меня в объятия. — Тебе нечего бояться. Мы можем заточить Ксандра так, что сбежать он не сможет никогда. Можем позволить сбежать, но слегка подкорректировать его путь, чтобы угодил в любопытный мир… Да, есть у нас такие миры, резервации. Из них уже никуда не деться, из них невозможно открыть портал, чтобы попасть в другой мир. Вот такой…
— Вполне может стать для Ксандра домом, — закончила я.
Наверное, это даже милосердно. Потому что если до него доберется Тшахилавирион, вот тогда Ксандру мало не покажется. А в закрытых мирах он вполне может освоиться.
— Не сомневайся. Я всегда буду тебе верить, — сказал Шайран. — И любить.
— Я знаю.
Назад: Глава 14
Дальше: Эпилог
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий