Шоу продолжается

Книга: Шоу продолжается
Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15

Глава 14

Убежище Шайрана оказалось небольшим, неприметным деревянным домиком. Два этажа, но на каждом — всего по две комнаты. Со стороны домик казался какой-то заброшенной хижиной, а внутри все выглядело вполне опрятно и добротно. Даже ванная комната имелась с техномагическими штучками, чтобы не лишать нас привычных удобств. Выходить из дома мне не запрещалось, но далеко отходить не рекомендовалось.
Прямо скажем, идти здесь в принципе некуда. Домик стоял на краю лесной чащи у подножия гор. Шайран заверил, что опасные существа здесь не водятся. Вернее, водятся и в горах, и в лесу, но к дому не подойдут — он об этом позаботился. И однажды на прогулке вокруг дома я уловила магическую защиту. Безопасность небольшой территории Шайран обеспечил.
Еще он принес мне планшет, с которого я могла выходить в интернет и следить за отбором. Хотя было бы за чем следить… Отбор снова приостановили. Все бы ничего, но уже второй кандидат от Таизира, того самого мира, который этот отбор объявил, умудрился выбыть из числа женихов. Милаэль и Найтан давали интервью. Они выступали за то, чтобы отбор продолжался. Тшахилавирион всех послал прямо на камеру. Хелес вел себя вполне флегматично. Такое ощущение, что пока он развлекался с другими демоницами, а потому недоступность Лэйры его особо не тревожила. Но в Совете Объединенных Миров наметились беспорядки. С приостановкой отбора были согласны не все, но, опять же, другую команду ни Милаэль, ни Найтан дать не могли — не они созывали отбор.
Пресса гудела. Вовсю обсуждался побег Шайрана и мое исчезновение. Тшахилавирион в похищении, ясное дело, не признавался, да его и не подозревали. Кстати, Тшахилавирион таки объявил итоги испытания. Как и планировал, сказал, что я единственная прошла испытание. А когда он шел меня забирать с окраин тьмы, меня похитили! Ясное дело, в похищении подозревали Шайрана. Я исчезла, он сбежал. Логично ведь предположить, что мы теперь скрываемся вместе. Ну хоть в чем-то не ошиблись, а то вечно бред какой-то несут в этих новостях.
Не знаю, где Шайран добывал готовую пищу, но сам он не готовил, хотя небольшая кухня в домике имелась. Основную часть дня дракон где-то пропадал, вероятно, проводя подготовку плана, возвращался только по вечерам. Когда он смотрел на меня, я видела в его глазах огонь. Страсть, желание, вновь зарождающееся безумие. Понимала, что так не может продолжаться долго, но ничего не могла поделать с собой, не могла его подпустить. Понимала, что если буду тянуть, то Шайран сойдет с ума и сорвется. Кто из нас потом пожалеет больше — не представляю, да и не важно это уже будет. Но я не хотела делать выбор, просто не могла его сделать только потому, что на Шайрана давят инстинкты! Это казалось неправильным. Словно я уже давно не имею права выбора, а теперь меня упорно толкают к неизбежному.
— Скоро все закончится, — сказал Шайран, снова вернувшись ближе к вечеру на третий день нашего пребывания в домике. На отборе к тому моменту ничего не изменилось — царило нервное затишье.
— Все идет по плану? — я подняла на него глаза, оторвавшись от чтения статьи в планшете.
Вот странно. Подпустить к себе не могла, но при этом каждый раз дожидалась возвращения Шайрана в гостиной на первом этаже. Потому что в мою комнату он мог сразу и не зайти, а я хотела точно знать, когда он приходит домой. Волновалась. Несмотря ни на что, волновалась за него.
— Да, — кивнул Шайран, устраиваясь в кресле передо мной. — Мы готовим ловушку для Демиурга. Сейчас ты считаешься преступницей, как и я. Единственный, кто может все это опровергнуть — Салахар. Мы заметили у него улучшения. Он борется, не сдается. Но ему все равно нужна помощь. А помочь можно только с использованием магии самого Тайламиша. Мы хотим заманить его в ловушку.
Я отложила планшет. Сердце забилось чаще. Неужели Шайран все-таки расскажет, поделится планом со мной?
Дракон продолжал:
— Мы объявим, что Салахар справился с заклинанием, но пока не может говорить, приходит в себя. Тайламиш не оставит это и попытается заставить Салахара замолчать, уже навсегда. Мы устроим засаду, будем ждать Тайламиша вместе с Фиастреей. Она согласилась помочь, всегда больше других Демиургов проявляла к Объединенным Мирам благосклонность.
— Значит, ты все эти дни встречался с Фиастреей?
— Мы виделись, готовились к осуществлению плана. — Шайран внимательно так на меня посмотрел, прищурился. — Ревнуешь?
— Даже в мыслях не было!
— А может быть, все-таки ревнуешь? Соскучилась?
Он перебрался с кресла ко мне на диван и заключил в объятия. В комнатке стояли два кресла, но я почему-то всегда выбирала именно диван. Не знаю, может быть, подсознательно хотела оставить место для Шайрана?
— Признавайся, все-таки ревнуешь?
Шайран пытался поймать мои руки и прижать к себе, чтобы не брыкалась, но я шутливо сопротивлялась и выворачивалась.
— Не ревную! — я замерла, позволяя все же удержать мои запястья. Хитро прищурилась и решила слегка уступить: — Но… может быть, соскучилась. Немного. Потому что здесь в принципе скучно.
Но поддразнивание Шайран проигнорировал.
— Соскучилась, — повторил он с улыбкой и потянулся ко мне, явно намереваясь поцеловать.
Я резко повернула голову, и губы в последний момент мазнули только по щеке. Веселиться резко расхотелось. Нет, не ревновала. Да, соскучилась. Но… не могу переступить, просто не могу! Что-то внутри не дает, противится.
— Не надо, — сказала я, не глядя на Шайрана.
Он тут же отпустил мои запястья, отстранился.
— Я подожду, — сказал он тихо, поднимаясь с дивана. — А сейчас, пожалуй, время ужина.

 

Теперь я знала, чего ожидать. И ждала потрясающей новости об исцелении Салахара. Впрочем, это означало бы, что засада на Демиурга состоится в ближайшее время, а это, в свою очередь, приведет к тому, что Шайран будет в опасности. Я волновалась! Волновалась и в то же время ждала, потому что затишье пугало, наверное, еще больше. Но сегодня новости не было. По крайней мере, не сразу, не с утра.
На отборе показывали свидания. Хелес выводил на прогулки Лэйру, Милаэль крутился вокруг Цириссы и всячески пытался ее очаровать, но она лишь холодно улыбалась, принимая ухаживания, однако не отвечая взаимностью. Впечатление на нее не произвел даже головокружительный полет на космолете. Найтан появлялся всего пару раз. Видно было, что он хочет порадовать, приободрить Лисавету, но… чувствовалось здесь что-то не то. То ли Найтан был слишком бледен, то ли его взгляд слишком рассеян. А после двух выпусков он вообще перестал появляться в кадре, не появился и сегодня.
Новости о плохом самочувствии Найтана Сарне продолжали проскальзывать, но по большей части проходили как-то незаметно на фоне остальных, например, об активно ведущихся поисках двух беглецов в нашем с Шайраном лице.
Сегодня он пришел на несколько часов раньше обычного. А в руках держал гигантский букет тех самых цветов, за которыми только драконы в истинном обличье и могут летать. На мгновение при виде меня в глазах Шайрана вспыхнуло уже знакомое безумие, но он тут же прикрыл веки, а когда снова на меня посмотрел, остался только спокойный желтый огонь.
— Примешь от меня этот скромный дар?
— Скромный по драконьим меркам, — я улыбнулась, вспоминая нашу шутку. — Приму, если сам найдешь место, куда пристроить!
Вопрос, кстати, был не такой уж простой. Это в особняке на Элиноре комнаты были просторными, с высокими потолками — хоть дерево сади, что, в принципе, Шайран тогда и сделал. Здесь же потолки были значительно ниже. И вообще с появлением этого дерева я так заподозрила, что одной комнатой в нашем распоряжении станет меньше, потому что мебели места не останется, а нам придется продвигаться по стеночке. Ну или под этой пышной копной по полу ползать, чтобы поливать.
Опасалась, как выяснилось, зря. Мебель осталась. Сдвинуть, конечно, пришлось к самой стене, но хотя бы не выносить. Диван дракон двигал вместе со мной, потому как я на этом диване снова устроилась, наблюдая за любопытным действом. Надо же все-таки, какая силища у него.
— Ну как? — спросил Шайран, отходя в сторону и глядя на установленный в центре комнаты гигантский букет.
— Красиво, — признала я. И даже тесноту можно потерпеть ради аромата свежести, вмиг наполнившего комнату.
— Собирайся. Мы отправляемся на прогулку.
— Ты серьезно?
— Конечно. Скоро все закончится и мы сможем вернуться, но пока… хватит сидеть в четырех стенах. Думаю, тебе пора проветриться. Не согласна?
— Какое «не согласна»? Согласна, конечно!
Собралась быстро. Помимо еды Шайран обеспечил меня несколькими комплектами одежды, поэтому решила переодеться в удобный спортивный костюм. Ведь мы вряд ли отправимся куда-нибудь в город? Нас везде ищут! Поэтому представляю только два варианта: лес или горы. Вот поэтому и выбрала спортивный костюм.
Но Шайран удивил. Вместо пешей прогулки по чащобе или карабканья в горы, принял истинный драконий облик. Я не смогла удержаться от восторженного вздоха. Гигантский черный дракон, сияющий на ярком солнце, выглядел потрясающе и величественно. В нем чувствовалась сила, звериная мощь и уверенность небесного хозяина.
— Забирайся, — подумал Шайран.
А когда я устроилась у него на спине, он расправил огромные крылья, взмахнул, оттолкнулся лапами без всякого разбега и взмыл в небо. Полет был столь стремителен и столь… вертикален, что возникло ощущение, будто мы не поднимаемся — падаем прямо в объятия неба!
У меня перехватило дыхание. А потом Шайран столь же неожиданно принял горизонтальное положение и устремился вдаль.
Яркое солнце слепило глаза, играло искристыми бликами на глянцево-черной чешуе. Ветер, усилившийся из-за скоростного полета, бил в лицо, швырял за спиной волосы. Далеко внизу исчезла земля, а небо словно обрушилось на нас. Остались только бескрайние воздушные просторы и ощущение, как будто если подняться еще чуточку выше, то можно будет обхватить руками весь мир. Тяжелые мысли, гнетущие эмоции остались внизу — они просто не смогли подняться вслед за нами так высоко.
В этой свободной легкости ко мне постепенно начали пробиваться эмоции Шайрана. В них было много всего. Чувство вины, настороженность, отчаянное желание быть вместе со мной. Вместе с полетом темнота из его мыслей уходила, а легкость и радость разливались по нам двоим одновременно, потому что чувства начали переплетаться, и уже сложно было определить, где заканчивается Шайран и начинаюсь я.
Восторг полета, восторг единения.
Я потеряла счет времени и не хотела, чтобы это заканчивалось. Но Шайран помнил. И в какой-то момент все же спустился на землю перед домиком. Когда я спрыгнула с дракона, Шайран принял человеческий облик, рывком оказался рядом со мной и заключил в объятия. Я чувствовала его разгоряченное тело. Мое было горячим не меньше. И жаждало так же сильно. Губы Шайрана жадно накрыли мои, завладели ими и вместе с тем, кажется, разумом. Иначе как еще объяснить мой ответ? Я раскрылась навстречу, с жаром принимая ласки. Мои пальцы зарылись в черные, густые волосы. Руки Шайрана гладили мою талию, бедра и скользили по спине.
Недавно поселившийся во мне страх куда-то исчез, растворился в обоюдном желании. Этот полет… пусть единение мыслей и чувств уже прошло, но оставило за собой уверенность: Шайран предпочтет умереть, чем причинить мне вред. Я для него — все. Вся его жизнь. Его мир. Разве можно предать такое чувство, разве можно отказаться?
Но когда спина во что-то уперлась — это Шайран прижал меня к двери дома — я внезапно очнулась. И не смогла. Снова.
— Шайран, хватит… — выдохнула я, когда его губы оставили в покое мои и переместились на шею. — Хватит, пожалуйста.
Он остановился почти сразу. Одна рука по-прежнему сжимала мою талию. Вторая уперлась в дверь ладонью справа от меня. Шайран дышал тяжело, прерывисто. Я слышала стук его сердца и чувствовала дыхание на своих губах, потому что лицо дракона застыло всего в нескольких миллиметрах от моего.
Меня начало потряхивать. Не от страха или неприятия — от жара, от такого же бешеного стука в груди. Казалось, сердце вот-вот выпрыгнет — настолько сильно оно сейчас колотилось. Но… я смотрела на Шайрана и понимала, что не могу. Просто не могу!
— Ты специально? Надеялся, что полет нас сблизит? — спросила сглотнув. Потому что от слова «сблизит» снова перехватило дыхание и в голове закрутились жаркие картинки.
— Я хотел, чтобы ты знала, что чувствую я.
— Я… знаю, но…
— Иди в дом, — прохрипел Шайран и резко отстранился, позволяя мне открыть дверь.
Дважды повторять не пришлось. Бросив последний взгляд на Шайрана, снова уловила в его глазах отблески безумия. На миг показалось, что он не выдержит — набросится на меня, не позволит уйти. Но Шайран оставался на месте, и я скрылась в прохладной, благоухающей прохладе дома.
Умом я все понимаю. Понимаю, что Шайран на грани, что сдерживается из последних сил, а безумие все сильнее им завладевает. Понимаю, что он не хотел причинить мне боль, не хотел напугать. Понимаю, что Ксандр специально все подстроил. Может быть, он добивался даже не того, чтобы Шайран от меня отвернулся, а чтобы от него отвернулась я, увидев, на что способны драконы. Я все это понимаю. Понимаю, что дело в проклятой драконьей связи, затмевающей разум инстинктами, которые так чудовищно были в тот раз спровоцированы. Но не могу! Что-то все равно останавливает меня.
Наверное, я уже простила Шайрана. По крайней мере, поняла, что он не виноват. Просто мы оба оказались в очень сложной ситуации.

 

В доме я не бездельничала. Пусть Шайран отсутствовал большую часть времени, я проводила ее с пользой. Отслеживание новостей, которые, впрочем, особо не менялись, много времени не занимало. Хотя сегодня вот сообщалось, что Найтан Сарне заболел и не выходит из своих покоев. Волнуется весь Ниагар.
Все остальное свободное время, которого было сейчас предостаточно, я тратила на тренировки. Сначала — магия общая, то есть все то, что можно освоить при помощи заклинаний. Нашла в БЗОМе несколько полезных страничек с уроками и постепенно осваивала. Читала много теории, на практике пока к сложным заклинаниям не переходила — не хотелось разрушить приютивший нас домик.
А после общей магии переключалась на покорение Дара. Короткая разминка с щитом, чтобы не забыть, как им пользоваться. Зато потом — попытки переместиться. И вот сегодня у меня получилось! Старательно представляя все детали обстановки, я смогла переместиться из гостиной на первом этаже в свою спальню. Сама смогла, по своему желанию! Наконец-то.
Правда, ликование быстро закончилось. Сразу, как только я поняла, что не в своей спальне нахожусь. Поначалу обстановка показалась мне знакомой, вон те же деревянные стены, такой же потолок и вид из окна. И все же комната не моя. Черт возьми, куда меня занесло?! Запаниковав, рванула к выходу и распахнула дверь. Тут же уткнулась носом в чью-то широкую грудь. Паника усилиться не успела — к счастью, до меня дошло, что грудь вполне знакомая. Шайран!
Я все-таки в доме? Неужели…
— Что ты делала в моей спальне?
Подняв голову и встретившись с ним взглядом, поняла: вляпалась. Черт возьми, снова вляпалась! Он, конечно, сдерживается еще, но какой голодный, какой жаркий огонь полыхает в глазах.
— Это… случайно вышло. Я училась перемещаться. Хотела попасть в свою комнату, но, похоже, немного промахнулась. И ведь почти. Почти, да? — затараторила я. — Почти получилось. Подумаешь, на пару метров промахнулась и угодила в соседнюю.
Поскольку Шайран не думал меня пропускать, а наоборот, как-то даже надвигался, пришлось сойти с порога и отступить назад в комнату.
— Не просто угодила в соседнюю, — как-то подозрительно хрипло сказал он, не сводя с меня горячего взгляда. — Разве ты еще не поняла? Тебя влечет ко мне. Тянет неудержимо. Как бы ты ни противилась, твое подсознание выдает твое желание быть рядом со мной. Разум контролировал происходящее, ты запретила себе покидать дом, потому что понимала, насколько это опасно, но все равно желание прорвалось — ты попыталась переместиться ближе ко мне. В мою комнату.
Я отступала, Шайран надвигался. Ну просто… да рефлекс это! Вот что еще делать, если на тебя надвигаются, а виснуть на его шее вроде как не хочется?
— Вика… ты сводишь меня с ума. Не могу. Не могу без тебя, — прохрипел он, в один шаг преодолевая оставшееся между нами расстояние.
Рука Шайрана опустилась мне на поясницу и притянула к нему, буквально вжимая в сильное, горячее тело. Губы впились в мои в страстном, сводящем с ума поцелуе. Мое сердце тут же ответило бешеным стуком, дыхание сбилось, а по телу прокатилось волнующее тепло.
Шайран жадно целовал мои губы, от губ спустился к шее и плечам. Руки скользили по телу, ласкали. Внезапно забравшись под кофточку, обожгли прикосновением к коже. Я вздрогнула от неожиданности и яркости чувств, почти нестерпимой.
Резко отстранившись от меня, Шайран посмотрел мне в глаза.
— Если ты сейчас уйдешь, — прошептал он, тяжело дыша, — я отпущу. Сейчас отпущу. Ты можешь уйти, не продолжать. Я попытаюсь сдержаться, обещаю.
Я смотрела в желтые глаза с узкими, словно ниточки, зрачками. Смотрела и видела в них безумие, которое зрело все эти дни. Сегодня оно готово взорваться, подчинить себе дракона, свести его с ума. Уже на грани, это вот-вот произойдет, но он продолжает бороться.
— Не причиню тебе боль. Никогда не сделаю того, что ты не захочешь сама.
И я вижу в его глазах отчаянную уверенность, что лучше сойти с ума, лучше самому умереть, чем притронуться ко мне, если я того не захочу. Наверное, совместный полет обострил мои чувства, помог увидеть все это, ощутить и понять.
Шайран вот-вот сойдет с ума. От безумно сильного желания обладать своей парой. Закрепление связи требует физической близости. Но он скорее сделает что-нибудь с собой, чем причинит мне боль. Шайран уже едва не взял меня силой, и пусть тогда он плохо себя контролировал, не был способен на разумные мысли, но он помнит все. И это страшит дракона. Страшит сама мысль о том, чтобы причинить мне боль, снова напугать, снова оттолкнуть. Скорее, он убьет себя, чем позволит себе причинить мне вред.
И я не знаю, не понимаю, как могу все это сейчас чувствовать, как вижу насквозь, словно заглянула в душу, окунулась во все эти эмоции.
Глаза Шайрана удивленно расширились. Кажется, он понял. И вообще понял чуть больше, чем я. Но держался он из последних сил.
Хватит. Хватит бегать от него, хватит его мучить. Я не хотела мстить или наказывать, мне просто было больно. Все получилось как-то само. Не могла подпустить к себе Шайрана и постоянно отталкивала, даже видя, что ему становится все хуже и хуже. Пришло время сделать выбор, определиться.
Ведь на самом деле все просто. Мне нужно лишь решить: хочу я быть с Шайраном или нет. Хочу провести с ним всю свою жизнь или нет. Но если я откажусь сейчас, то вместе мы уже не будем, это погубит Шайрана. А если все же хочу… то я не могу позволить ему сойти с ума.
Это невероятное чувство, ни с чем не сравнимое, нечто нереальное! Стоять вот сейчас в объятиях дракона и понимать, что его судьба, его жизнь, весь он в моих руках. Потому что от моего решения зависит все: Шайран стоит у пропасти, из которой будет уже не вернуться.
Может быть, я не могу спасти Землю. Да и любой другой мир тоже спасти не смогу. Но я могу спасти Шайрана. И я его спасу. Потому что он нужен мне, и сейчас я это понимаю. Нужен, очень. Я готова впустить его в свое сердце, и пусть он станет тем миром, который я спасаю.
Я нежно обхватила лицо Шайрана руками.
— Я не собираюсь уходить. Я люблю тебя, Шайран.
И это был взрыв. Шайран изумленно, счастливо улыбнулся и подхватил меня на руки. Комната перевернулась. Хотя нет, это не комната перевернулась, а мы, потому что мгновение назад еще стояли и вдруг очутились на кровати. На кровати Шайрана…
Сорванная с меня одежда полетела куда-то в сторону. Со своей Шайран разделался еще быстрее — попросту сжег, призвав пламя, кажется, самой поверхностью кожи. Я испуганно ойкнула, но меня коснулось лишь тепло. А потом было не до изучения необычного драконьего явления, потому что, узрев меня обнаженной, Шайран увлеченно принялся исследовать мое тело. Да, тела друг друга сейчас интересовали нас гораздо больше, чем магические способности.
Я тоже исследовала. С интересом проводила по чешуйкам на руках и висках. Гладила их, такие прохладные и прочные на ощупь. Касалась кончиками пальцев кожи на слиянии с чешуйками и, кажется, Шайрану это нравилось.
Он целовал меня жарко, настойчиво и прикусывал кожу, но это было не больно, наоборот, волнующе. Руки Шайрана скользили по телу, едва заметно касаясь коготками, и на контрасте с мягкими прикосновениями пальцев это сводило с ума еще больше.
— Я люблю тебя, Вика. Я так тебя люблю… — шептал он, не отрываясь от меня, и я чувствовала эти слова всем своим телом, собственной кожей.
Ну а как именно любит — он прекрасно продемонстрировал.

 

Какое-то время спустя, когда я нежилась в объятиях Шайрана, он, словно к чему-то прислушиваясь, задумчиво произнес:
— Знаешь, Вика… ты невероятная.
— Что ты имеешь в виду?
— Похоже, привязка с твоей стороны тоже состоялась. Без ритуала. Просто когда ты приняла решение быть вместе со мной.
— Чего?! — выпалила я, потрясенно поднимаясь на локте.
Но Шайран, конечно, не позволил мне подняться. Рассмеявшись, обнял и перекатился так, чтобы я оказалась на спине, а он нависал надо мной.
— Люди совместимы с драконами. Но твоя совместимость оказалась гораздо большей. Нам не нужен ритуал. Похоже… землянки — лучшие невесты.
— Постой-постой, ничего не понимаю. — Я потрясла головой. — Как это не нужен ритуал? И при чем здесь остальные землянки?!
Шайран улыбнулся и чмокнул меня в нос. Надо же, никогда еще не видела его таким счастливым, таким умиротворенным.
— Может быть, землянки ни при чем. А может быть, при чем. Или ты уникум для Земли, или у вас там все такие — идеальные невесты. В Объединенных Мирах люди подходят почти для любой расы. Человеческие женщины совместимы почти с любой расой. Но у драконов нужен еще ритуал, чтобы женщина могла ощутить драконью привязку, так же привязаться, стать настоящей парой по-драконьи. У тебя этого не требовалось. Привязка произошла.
— Но… я ничего странного не заметила.
— Неужели? — Шайран весело улыбнулся. — А когда ты смотрела на меня и знала, что я чувствую? Не просто знала или догадывалась по взгляду, а вместе со мной ощущала, как будто в меня погрузилась?
Меня как электрическим током прошибло. А ведь было! Действительно было.
— Хочешь сказать, привязка состоялась уже в тот момент?
— Скажем так. Установление привязки в тот момент началось, стало возможным. А физическая близость ее закрепила.
— Хочешь сказать, что… я теперь привязана к тебе по-драконьи?.. — потрясенно выдохнула я.
Шайран моментально напрягся.
— Ты жалеешь?
— Нет. Ни капли. Просто не ожидала, — поспешила заверить его, пока опять не придумал себе лишнего. А потом на всякий случай слова подкрепила действием. Как-то понравилось мне такое времяпрепровождение.
Во второй раз все было медленно и тягуче. Мы не спешили. Теперь, когда яростный голод удовлетворен, можно в полной мере насладиться процессом, разжигая огонь страсти неторопливо, со вкусом. Я прислушивалась к своим ощущениям и на самом деле начала замечать нечто странное. Как во время полета. Я могла разделить эмоции Шайрана вместе с ним. Я знала, что он чувствует мои эмоции, знала, как ощущает меня, и это пьянило еще больше. Я чувствовала его любовь, всеобъемлющую, доводящую до исступления.
Зря я боялась. Мои собственные чувства не изменились. Остались точно такими же, к каким я пришла, когда приняла решение, что хочу быть с Шайраном и не позволю безумию им завладеть. Чувства не изменились, но… расширились, что ли? Теперь я понимала, что это не предел. И чувствовала Шайрана как саму себя.
Он был прав. Зная все это, ощущая, предать или усомниться уже невозможно. Лишь безграничная вера друг другу и друг в друга, потому что такие чувства не обмануть, потому что чужая душа уже не чужая, а твоя собственная и лежит в твоих руках.

 

Шайран решил действовать немедленно. Не то чтобы выскочил из постели и побежал ловить Демиурга, даже не отыскав новые трусы взамен тех, которые сам же спалил, но максимально ускорил приготовления. Наверное, после того, как узнал, каково это — близость со своей парой, он хотел сделать приятное для меня и поскорее все уладить, чтобы мы могли освободить себя из заточения уютного, но такого скучного домика.
Хотя какое там «наверное»! Я ведь точно знала, что так оно и есть.
Но возникла проблема, откуда не ждали. После создания двухсторонней привязки моя магия… как бы так выразиться… резко скакнула в развитии вперед. То есть стала мощнее, резерв вот расширился. Я могла позволить себе гораздо более затратные заклинания. Позволить-то могла, а освоить пока не успевала. И все бы ничего, заклинания подождут, с ними спешить некуда. Перемещения стали получаться гораздо чаще! По несколько раз на дню. Даже когда я не хотела… и вообще не ожидала.
Вот лежу я на диване с планшетом в обнимку, изучаю магическую теорию, и тут бац — я уже в объятиях Шайрана. А он, между прочим, в какой-то нише сидит, кого-то выслеживает.
Да, каждый раз меня несло к Шайрану. Точка выхода значения не имела, где бы он ни находился, что бы ни делал, я оказывалась рядом с ним. Хорошо, что на колени к нему не закинуло прямо в туалет. А то в ванную вон уже закинуло. Пришлось вместе с Шайраном водные процедуры принимать, что, в общем-то, понравилось обоим… Но не решало проблему!
У Шайрана, значит, важные дела, он то в засаде, то ловушку доделывает, то еще что-нибудь такое же серьезное, а тут я вываливаюсь ему на руки в самый неподходящий момент. По нескольку раз в день.
И даже когда все уже было готово, чтобы пустить новость о чудесном исцелении Салахара, Шайран не мог этого сделать, потому как опасался, что я вновь появлюсь в ответственный момент.
Шайран нервничал. Я тоже нервничала. Он пытался научить меня сдерживать перемещения, я старательно пыталась научиться, понимая, насколько это сейчас важно.
В Совете Объединенных Миров творился какой-то бардак. Одни предлагали исключить Таизир из отбора и закончить его без драконов. Другие возмущались, намекая, что очень уж символично получается, неужели миры забыли, кто самый главный и крутой и осмелятся пододвинуть драконов? На что получали вполне закономерные замечания: Таизир остался без правителя и, вполне возможно, погрязнет в войне, во время которой ему будет не до политики Объединенных Миров.
Найтан не выходил из своей комнаты, к нему никого не пускали, и даже Шайран, несмотря на беспокойство, опасался к нему пробраться, посмотреть, что случилось. Потому что ставки на свободу Шайрана слишком высоки.
Я, стиснув зубы, тренировалась уже почти беспрерывно. Перемещаться к Шайрану, когда именно я этого хочу. Перемещаться, когда невмоготу, но хотя бы не к Шайрану. И высший пилотаж — не перемещаться никуда.
Проблема, конечно, возникла не вовремя. Но через несколько дней, когда уже все сроки отбора были нарушены, я все же смогла взять себя в руки. Несколько раз подряд удержалась от перемещения! Выдохнула облегченно. Кажется, наметился прогресс.
Постепенно Шайран даже уходить стал только для того, чтобы я могла тренироваться — никуда не перемещаться, пока его нет, ну а если совсем уж сильно начинало свербеть, то перемещалась в комнату к Шайрану. Вернее, в нашу общую. Теперь мы жили в этой комнате вместе.
В один из дней мы устроили пикник в вечерних сумерках на полянке в лесу неподалеку от нашего убежища. Правда, разговор быстро перестал быть романтическим.
— Я узнал, что стало с ведущим миром Земли.
Я едва не поперхнулась от такой новости и во все глаза уставилась на Шайрана.
— Ведущий мир был уничтожен Демиургом, который хотел этим миром завладеть.
— Тайламиш?.. — спросила я потрясенно.
— Нет. Тайламиш заинтересовался Землей не так давно. О Земле на самом деле не вспоминали сотни лет. И я теперь понимаю, почему. Эта информация была в архивах, в которые я на днях забрался. Так вот, ведущий мир был слабым, имел во владениях всего несколько миров, но хотел развиваться. И прежде всего развивать именно себя — ведущий мир, особо не заботясь о подчиненных. Тогда правителем ведущего мира было принято решение отдать Землю Демиургу.
С каждым словом мое потрясение росло. Шайран продолжал:
— Ведущий мир продал Землю Демиургу, но, видимо, что-то не рассчитал. Демиург не собирался платить, а попросту все уничтожил. Ты не знаешь, как Демиурги уничтожают миры. Это страшно. Они их выпивают, высасывая энергию и тем самым увеличивая собственное могущество. Иногда — частично выпивают. Иногда — полностью. Первый этап — выпить магические потоки мира, а сам мир оставить. Источники в таком случае погибнут, а мир выживет.
— Это… это ведь и произошло с Землей!
— Да. Но Демиург на этом останавливаться не собирался. Второй этап — это выпить жизненную силу мира, после чего он разрушается, буквально рассыпается. Я больше чем уверен, что Демиург не собирался ограничиться только поглощением магии. Он хотел выжать все соки из Земли, как поступил с остальными несколькими подчиненными мирами и ведущим миром. Поэтому не осталось ничего, ни единого напоминания — одна Земля без присмотра на окраине Объединенных Миров. Будь миров больше, не одна Земля, мы давно бы обратили на это внимание. Но Земля осталась одна. А Демиурга не стало.
— Я не понимаю…
— Я тоже, — признался Шайран. — Нигде нет об этом никакой информации. Можно лишь предположить, что на Земле Демиург погиб. Не успел уничтожить мир и поглотить всю его энергию без остатка.
Какое-то время мы молчали. Я пыталась переварить все сказанное Шайраном. Он тоже раздумывал. Потому что… да потому что получалось что-то странное!
— Если Демиург уничтожил ведущий мир и еще несколько миров в придачу, то, получается, он стал очень силен? — Я решила выстроить логическую цепочку и начать с очевидного.
— Да, — ожидаемо подтвердил Шайран.
— Значит, он стал в разы сильнее. И сильнее других Демиургов?
— Сильнее кое-кого. Сила у всех Демиургов очень разнится, но да, он поднялся на несколько ступеней выше.
Я кивнула. Это интересная информация, ее нужно запомнить.
— И все же Демиург стал в разы сильнее. А на Земле зубки пообломал. Что могло его остановить, вот что?
— Я не знаю, — Шайран покачал головой. — Просто не знаю, что еще могло сравниться с Демиургом, который выпил несколько миров.
Я тоже не знала. Зато поняла кое-что другое.
— Получается, когда-то на Земле была магия?!
— Конечно, была, — Шайран улыбнулся. — Еще пятьсот лет назад была. Или до вас не дошли сведения о тех временах?
— До нас дошли сведения об охоте на ведьм. И вообще… о темном времени, именуемом Средними веками. Но никакой великой магии вроде бы не было.
— Была. Просто после того, как лишились магических источников, а вместе с ними и потоков, люди, вероятно, были отброшены в развитии назад и постепенно о магии стали забывать.
А ведь получается, не все, что мы учили на уроках истории, так уж правдиво. За последние пятьсот лет — возможно. А что если… Атлантида, майя, египетские пирамиды или какие там еще были чудеса? Ведь есть же намеки, есть намеки на то, что магия когда-то существовала в нашем мире! Просто теперь все это искажено до неузнаваемости, не поймешь уже, как было на самом деле.
— И что бы ты ни утверждала, истории о драконах у вас появились тоже не просто так, — усмехнулся Шайран.
— У нас жили драконы?
— Нет. Но временами наведывались. Когда знали о Земле. Пока тоже не забыли…
Вот ведь… как за пятьсот лет память подпортилась! Или кто-то постарался стереть всю информацию? Скорее всего, постарался. Даже наверняка это был тот самый Демиург. Как говорится, нет тела — нет дела. Нет информации о мирах — никто не удивится их исчезновению. Но что убило самого Демиурга?
— Это точно не Тайламиш?
— Точно.
— Тайламиш мог быть хотя бы знаком с тем Демиургом? Или даже состоять с ним в родственных связях?
— А вот это… — в глазах Шайрана вспыхнул интерес. — Знаешь, Вика, это возможно. Мы выясним, когда его поймаем.
— Но… выходит, Тайламиш тоже может хотеть заполучить Землю именно поэтому? Чтобы высосать ее без остатка? Раз уж магии там нет все равно.
Шайран не стал лукавить. Помрачнел, но ответил честно:
— Скорее всего.
На том грустный и серьезный разговор был закончен. Еще через пару дней удалось закрепить результат со сдерживанием перемещений, и Шайран решил, что пора.
На следующее утро в прессе появилась шокирующая новость: Салахар пришел в себя, но еще слишком слаб, чтобы говорить.
Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий