Шоу продолжается

Книга: Шоу продолжается
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

После перемещения от Шайрана я оказалась в своей комнате на Элиноре. Судя по темноте, царила глубокая ночь. В спальне было тихо, похоже, мое появление осталось для Эйвы незамеченным. Я рухнула на кровать, все так же закутанная в покрывало, и, согнувшись в комочек, разревелась. Старалась плакать тихо, но периодически всхлипывала и все равно разбудила Эйву. Она, встрепанная, с широко раскрытыми зелеными глазищами, металась надо мной, сыпала пыльцой и какое-то время пыталась выспрашивать, что произошло. Я не могла ответить — рыдания душили, тело содрогалось. Сообразив, что я все равно не смогу ничего объяснить, Эйва просто принялась гладить меня по спине и волосам, тихонько приговаривая что-то успокаивающее. Так, кажется, и заснула, провалилась в темноту.
На следующий день чувствовала себя абсолютно разбитой. Не хотелось одеваться, не хотелось есть и что-либо делать. Не то чтобы не хотелось жить, но мне было все равно. Вот просто наплевать. Накатила такая апатия, что в пору лезть на стену, но это тоже было лень.
К обеду участницы отбора должны были вернуться с Ливерея. Готовил мне здесь кто-то завтрак или нет — не знаю, не стала проверять. Когда спать стало уже невмоготу, просто лежала с открытыми глазами и бездумно смотрела в потолок. Поначалу Эйва еще пыталась вытащить меня из кровати, даже одеяло стягивала, но силы все-таки были не равны. Наконец феечка оставила меня в покое и куда-то улетела.
Правда, вскоре выяснилось, куда именно. Она в мой планшет залезла. Видимо, надеялась найти причину моего состояния в свежем выпуске шоу. Увы, ничего подобного там не было. Кажется, никто даже не заметил моего отсутствия. Или Шайран ничего не разнес в эльфийском доме, или на шоу наложили цензуру, запретив об этом говорить. Шайран… даже думать о нем не хочу!
Кстати, вполне мог случиться очередной скандал. Моя одежда, снятая Ксандром, осталась в той комнате. И кто-то ведь туда ворвался, когда Шайран уносил меня оттуда порталом. Да, одежда одной из невест вместе с нижним бельем — это определенно скандал. Но вот не случился почему-то.
— Ой, что это… какой кошмар! Вика! Здесь важные новости, — внезапно воскликнула Эйва через несколько минут после того, как шоу закончилось.
— И что?
Я имела в виду «Мне-то какое дело», но феечка, видимо, рассудила иначе. Восприняла мою фразу как вопрос «Что же там произошло».
— Найтан Сарне плохо себя чувствует вот уже второй день, а сегодня вообще слег, и никого к нему не пускают!
— Ну и что? — без малейшего интереса откликнулась я.
— А это еще не все! Вот, послушай. — И нажала на кнопку воспроизведения очередного видео.
Это оказались новости.
— Сегодня стала известна невероятная информация, сенсационная новость! — сообщил незнакомый женский голос. — Шайран эвр Шеосс — внебрачный сын ныне почившего императора Арргона эвр Илварен и старший брат Салахара эвр Илварен. Именно поэтому Шайран эвр Шеосс посчитал себя достойным занять место императора Салахара эвр Илварен на отборе и временно взять правление Таизира на себя. Но так ли уж это было временно и не задумывался ли самый настоящий переворот?
Эйва испуганно пискнула, а ведущая продолжала:
— Последние события наталкивают на мысль, что все это было спланировано заранее. На отборе невест, за которым сейчас наблюдают зрители по всем Объединенным Мирам, мы увидели нечто выбивающееся из всех правил и даже запрещенное. Да, речь именно о развратном занятии, за которым застали невесту Викторию Севарину и советника Шайрана эвр Шеосс. Они уже давно вместе занимались магией. Магией ли? Может быть, они давно скрывали свои чувства, но до недавнего времени успешно? Может быть, Шайран эвр Шеосс сам ранил императора, чтобы занять его место на отборе и заполучить одну из невест отбора?
Эйва плюхнулась задом на столешницу и принялась обмахиваться салфеткой.
— Все мы знаем, что пара для дракона очень важна. Ради нее дракон готов на любые поступки. Однако нападение на императора непростительно. Сейчас мы не предполагаем и не строим догадки на пустом месте. Утром Шайран эвр Шеосс был задержан драконами за нападением на Салахара эвр Илварен. Судя по всему, Шайран эвр Шеосс попытался добить императора, чтобы предъявить права на императорский трон, а в качестве приза заполучить невесту Викторию Севарину. На данный момент Шайран эвр Шеосс находится в тюрьме Таизира, ведется следствие. Мы будем держать вас в курсе дальнейших событий и обязательно сообщим подробности, как только они станут известны.
Выпуск новостей, видимо, закончился. На этом Эйва грохнулась в обморок, состукав о столешницу. Если честно, я так и не поняла, что именно произвело столько шума. Кости? Голова? Вроде бы такая хрупкая феечка…
Все так же лежа на кровати, лениво размышляла…
Нет, новость меня не затронула. Что-то внутри заскреблось, но особого волнения не вызвало. Шайран пытался добить Салахара? Нет, это вряд ли. Скорее, спасал, но Демиург как-то умудрился подставить его. Почему вдруг именно сейчас? Вариантов два. Во-первых, чертов отбор приближается к финалу. А это значит, что пора действовать. Во-вторых, Шайран мог на самом деле раскрыть свое происхождение. Мог и вправду претендовать, чтобы гарантировать безопасность Земли. Если он станет не временно исполняющим обязанности, а законным правителем Таизира, то уже никто, даже Тшахилавирион не посмеет перечить ему и оспаривать право на Землю в качестве приданого ко мне. Шайран пытался загладить вину? Сомневаюсь. Наверное, он до сих пор считает, что я его предала. Или все же одумался, понял, как сильно ошибся? Ведь стоило хотя бы немного подумать, когда ослепляющая ярость спала, когда разум начал возвращаться после вспышки безумия.
Но как бы там ни было, о происхождении Шайрана стало известно, а Демиург, ведь только он из всех мог пробраться к Салахару и подставить Шайрана, сделал свой ход, чтобы не допустить возможных последствий и объявления о праве на императорский трон.
Ну что ж, на этот раз Шайран серьезно вляпался.
Я бы так и пролежала целый день, не вылезая из постели, но заурчавший живот и чувство голода все-таки погнали меня вперед. Далеко не ушла — ограничилась фруктами и водой, которые были в комнате. Выходить из своих покоев не хотелось. Видеть тоже никого не хотелось.
По пути, прежде чем вернуться обратно в кровать, побрызгала водой на Эйву. Феечка неохотно пришла в себя.
— Вика, ты встала? Это хорошо… хорошо… — она как-то осоловело осматривалась по сторонам. — То, что произошло с Шайраном, это ужасно. Как же мы теперь…
— А никак, — я пожала плечами и, дожевывая яблоко, отправилась обратно к кровати. Но не дошла. Потому что поняла, что не могу отстраняться, просто не имею права.
Черт возьми, я не имею права впадать в апатию, жалеть себя и утопать в депрессии. Не имею права ни на что, потому что будущее Земли снова под вопросом, гигантским таким и жирным, как клякса.
Пока я осознавала, в комнату вплыла камера. Пока только одна, но ведь достаточно одной, чтобы следить за мной.
И тут меня накрыло. Злостью, яростью, ненавистью!
У меня в личной жизни катастрофа, а я даже не имею права вдоволь пострадать! Мне нужно думать, что делать дальше, как Землю спасать, если уж Шайран оказался в тюрьме. И тут еще эта проклятая камера, когда мне хочется все к чертям разнести. Кстати, идея. Может, мне удастся вырубить камеру? Потому что бесит, потому что хочется выпустить пар и что-нибудь сломать!
Так, думаем. Камера снимает меня. Значит, ко мне она сейчас повернута «передом», если так можно выразиться. Подходим к ней, быстро огибаем, оказываясь позади, и, пока она разворачивается, хрясь по ней щитом. И еще, и еще один удар! Я била щитом, как будто это сковорода. Била в воздухе там, где, по моим ощущениям, должна находиться камера. Била с остервенением, в каком-то припадке, пока что-то действительно не поломала. Сначала почувствовалась сама камера, я уже не по воздуху била, а по мелкому предмету, застывшему в воздухе. Потом она начала мерцать, проявляясь перед глазами, пока полностью не лишилась невидимости и, раздолбанная, не рухнула на пол. Кажется, у нее даже какая-то мелкая деталька отлетела. Я перевела дыхание и только тогда успокоилась.
Меня потряхивало, со лба стекал пот. От напряжения дрожали руки. Щит вообще рассеялся, воспротивившись такому обращению с собой. Но мне было это нужно, очень нужно! Выпустить эмоции, устроить разрядку.
Зато исчезла апатия и даже обида со злостью поутихли. В голове закрутились мысли. Нужно думать, как дальше быть. Нужно думать.
Хорошо, что я только камеру расколотила, а не всю комнату разгромила. Потому что сейчас придут драконы. И ведь если бы они обнаружили разгром, вполне могли бы меня замести в местную тюрьму вслед за Шайраном! Да и так могут. Решат, что мы вместе покушались на Салахара, по крайней мере, вместе в первый раз, и тоже схватят. Что тогда будет с Землей? Проклятье! И так, и так ничего хорошего родному миру не светит.
Шайран под арестом. Теперь Тшахилавирион легко сможет взять меня в жены. Я, конечно, уже совсем не котируюсь и, вроде как, даже позор жениться на такой, но ради Земли он потерпит. А есть еще Демиург, которого такой расклад тоже не устроит. Значит, его ход не последний, на подставе, устроенной Шайрану, он не остановится. Планирует все же добраться до меня? А дальше что? Как он-то через меня сможет Землю получить? Нужно быть женихом на отборе, чтобы завладеть Землей законно. А если захватывать и идти против Объединенных Миров, то, в принципе, на меня ему уже должно быть наплевать. Только посмеется, глядя на самодовольную мордаху Тшахилавириона, потому что основное препятствие — Шайрана — он уже устранил.
А может, все это ошибка? Может, драконы еще разберутся, что Шайран не виноват?..
Звонок в дверь отвлек от размышлений. Это незнакомый молодой дракон, видимо, из охраны, пришел за сломанной камерой. Интересно, она засняла все же, как я ее разламываю, или удалось оставаться за пределами видимости? Я старалась. Максимум, что будет видно в кадре — это голубые вспышки света и мое лицо где-то за ними. А, в общем, не так уж интересно. Мне все равно.
Однако на дракона поглядывала с опаской. Как ни странно, он пришел один, не целый конвой. Уже хорошо. Может, не станут пока трогать?
— Линна Виктория, я заберу сломанную камеру и отнесу специалистам. Не беспокойтесь, ее скоро починят.
Не беспокоюсь. Вот ни капли.
Правда, при виде, что камера не как в прошлый раз вышла из строя по непонятной причине, а слегка пострадала физически, дракон приподнял бровь. Но замечание делать не стал — почему-то промолчал. Я все так же напряженно следила за ним, однако попыток скрутить меня и увести на допрос дракон не делал. Уже на выходе в коридор остановился, посмотрел на меня и сказал:
— Шайран эвр Шеосс — очень хороший советник и надежный друг. К сожалению, я не могу сделать для вас больше, но сегодня допроса не будет. Допрос состоится через два дня, после испытания в мирах Шаиласса.
То, как серьезно, понимающе смотрел на меня дракон, как отзывался о Шайране… что-то внутри меня все же заставило дрогнуть. Я подалась за ним.
— Постойте. Шайран… его на самом деле задержали?
— Да, — подтвердил дракон, слегка склонив голову. — Извините. Я сделал все, что мог.
— Спасибо, — прошептала я, когда он уже вышел из комнаты. Но слух у драконов лучше, чем у людей, так что не сомневаюсь — он услышал.
Если это друг Шайрана, а Шайран попросил его об услуге за меня, то можно быть уверенной, что компрометирующие кадры с моим безумством в чужие руки не попадут. Хотя, может, и попадут, если сигнал передается сразу на сервер, но здесь не такая сенсация, чтобы устраивать экстренный выпуск шоу. Следовательно, будет время подчистить лишние кадры. Да, пожалуй, он так и сделает. Уберет все, что меня компрометирует.
Почему я так цинично об этом размышляю? Да потому, что Землю спасать надо. И я еще не решила, пригодятся мне в этом деле оставшиеся ошметки репутации, или на них уже совсем наплевать.
Так, у меня два дня. Почему именно два? Наверное, в этом тоже есть какой-то смысл. Сегодня — день отдыха. Шайран дал мне сегодняшний день, чтобы, вероятно, успеть прийти в себя после того, как сам же едва… ну, не будем об этом. А завтра, что у нас завтра?
Ответ нашелся в расписании. Как раз недавно добавили, а я поначалу и не заметила, потому что стресс спускала на камере. Завтра испытание в мирах Шаиласса, без каких-либо пояснений. Значит, мне дается время, чтобы пройти испытание. Что это значит и есть ли у Шайрана какой-нибудь план? А черт его знает!
Ясно одно: если Шайран попросил этого дракона за меня, значит, он не отвернулся. Да и как он отвернется от меня? Драконья связь не позволит, просто не позволит. Я могу быть сколь угодно ужасной парой, вести развратный образ жизни и постоянно изменять Шайрану, а он все равно будет раз за разом ко мне возвращаться.
Я горько усмехнулась. Какая-то безвыходная у него получается ситуация. Впрочем, сейчас нужно подумать о другом. Что с Землей-то делать? А главное, что я могу сделать, именно я?
Размышления, увы, ни к чему хорошему не привели. Получалось, что я-то как раз теперь ничего и не могу. Разве что плыть по течению и старательно проходить испытания, которые подкинет Тшахилавирион. Здесь чудится какой-то подвох, но, опять же, остается только гадать, а пока не увидишь, что он устроил, подготовиться все равно никак не получится. Придется решать проблемы по мере их поступления и выкручиваться на ходу. Зачем? А, не знаю. Понятия не имею, что теперь ждет Землю.
Как противостоять Демиургу, даже не представляю. От него, наверное, вообще не спастись. А вот как подпортить игру Тшахилавириону, одна идея в голову все же пришла. Правда, от этой идеи мне поплохело, пришлось ползти к графину воды и вливать в себя освежающую жидкость. Нет, с такими идеями я точно рехнусь!
Но если… а что если это единственный выход?
Как стояла, так и села, почти рухнула на диван, стискивая в пальцах стакан с водой.
Единственный план без участия Шайрана — это план, который придумал Ксандр. Но все это тоже становится невозможным при том рейтинге, который сейчас есть у меня. К тому же, последние события подбросили в огонь дровишек — меня вполне могут счесть соучастницей Шайрана, ведь это якобы он захотел устранить Салахара, чтобы быть вместе с найденной среди участниц отбора парой. Да и о первых подозрениях обязательно вспомнят. Если подумать, все сходится. Мы с Шайраном сговорились, чтобы устранить Салахара. Так вот, на рейтинг и любовь публики можно не рассчитывать. А без этого, с тем отношением, какое ко мне теперь есть, невозможно затребовать независимость для Земли.
И это, не говоря о том, что мысли о Ксандре вызывают тошноту.
Но есть один выход, есть. Я отчаянно пытаюсь придумать иной, вот только, похоже, кроме него, больше не остается ничего.
Совет Объединенных Миров принял решение: кто из женихов на отборе возьмет замуж Викторию Севарину, тот получит в качестве приданого Землю. Значит, единственный способ пообломать загребущие ручонки Тшахилавириона — это сделать так, чтобы он не смог меня выбрать, не смог жениться на мне. Увы, теперь из отбора можно выбыть только единственным способом — умереть. Но тогда условие не состоится и Объединенным Мирам снова придется думать, как и кому распределить Землю. Конечно, нет никакой гарантии, что она в итоге не окажется все равно у энергетических вампиров или у Демиурга, но это даст хоть какой-то шанс, потому что если я дойду до конца отбора, то меня выберет Тшахилавирион. Выберет меня и получит Землю. Здесь без вариантов, если только, опять же, не вмешается Демиург, но вот далеко не факт, что его вмешательство будет лучше, чем превращение Земли в ферму для энергетических вампиров.
Хорошо, если Землю отдадут Таизиру в качестве искупления за Салахара… Драконы в любом случае лучше энергетических вампиров и Демиургов. Но это все будет потом, если не сработает первое «кто возьмет Викторию, тот возьмет и Землю». А с отбора, если не замуж, мне теперь дорога только одна — вперед ногами, лежа.
Черт, не хочу! Я так мало еще жила, что не хочу умирать даже ради спасения Земли!
А может, как-то удастся поговорить с Шайраном? Может, у него есть план, может, с него снимут обвинения? Увы, вряд ли успеют до конца отбора во всем разобраться, а если действовал Демиург, то могут вообще не разобраться и поверить, будто Шайран действительно пытался убить Салахара.
На допрос меня поведут, скорее всего, в Таизир. Возможно, это даже будет проходить недалеко от места, где держат Шайрана. Стоит отбросить сейчас все эмоции, обиду и разочарование: Шайран — мой союзник. Да, именно так. Не любимый мужчина или друг. Просто союзник, потому что ему выгодно позаботиться о благополучии Земли, он ведь наверняка попытается наладить со мной отношения, загладить вину, вновь расположить к себе. Что бы он там ни думал, а драконья связь потребует свое. Значит, Шайран — по-прежнему союзник. В своих чувствах разберусь потом, если это вообще понадобится…
Закусила губу, чтобы не разреветься от собственных мыслей.
Как же больно! Больно настолько, что хочется выть и бросаться на стены. Но я не могу позволить себе проявлений эмоций, вообще никаких. Нужно думать о Земле. Так вот, когда меня отведут на допрос, нужно попытаться связаться с Шайраном. Как вариант, воспользоваться перемещением. А вдруг получится? Должно же когда-нибудь получиться сделать это по своей воле! С Элинора я бы не рискнула пытаться, мало будет толку от меня бездыханной. А вот из одной точки Таизира в другую — вполне.
Значит, нужно пережить сегодняшний день. Завтра пройти испытание в мирах Шаиласса, иных вариантов нет. Пройти, ускользнуть от Тшахилавириона и дождаться вызова на допрос. А там уже будет видно, как поступить.
Кстати, перемещение на дальнее расстояние — прекрасный способ самоубийства, если уж иного выхода не будет. Ну а что? Вполне неплохой вариант! Это могут счесть как доказательство моей вины и попытку сбежать из-под стражи. Сбежала и умерла, не рассчитав собственных сил. Опять же, кольцо у меня есть, о свойствах которого никто не знает. Если на самом деле заключат под стражу и заблокируют магию, смогу им воспользоваться, а затем — уже перемещаться. И тогда вполне логичным кажется вариант перехода Земли в руки Таизира, как больше всего пострадавшей стороны от действий землянки.
Сама не знаю, как не свихнулась от всех этих мыслей! Впору, наверное, было впадать в отчаяние и биться в истерике, но я старательно держала себя в руках, потому что не могла позволить себе малейшей слабости. Плакать буду, если вон… убивать себя придется. А остаток дня я потратила на тренировки. Пока шла по коридорам, меня никто не останавливал, не окликал и не пытался задержать.
В особняке вообще было крайне спокойно и пустынно. Наверное, вернувшиеся участницы отбора сидели по своим комнатам, стараясь не высовываться. Новости все же ошеломляющие.
А я без проблем добралась до тренировочного зала и там пыталась переноситься из одного угла в другой. Не получалось, но я не сдавалась, повторяя попытки снова и снова.
На ужин все-таки пришлось сходить, иначе мне грозил если не голодный обморок, то как минимум ослабление организма и отвратное самочувствие завтрашним утром. Этого допустить никак было нельзя — завтра объявлено испытание в мирах Шаиласса.
Теперь, когда мне удалось избавиться от апатии и взять себя в руки, даже любопытно оказалось взглянуть на обстановку среди участниц. А обстановка была… тихая и нервная. Девушки не знали, чего ожидать, и готовились к худшему. Изанна тоже не торопилась прояснять ситуацию. Периодически то одна, то другая участница пыталась заговорить о составе женихов и последних новостях, но под мрачными взглядами остальных, быстро сникая, замолкала.
В общем, все было не лучше, чем при ранении Салахара, но на этот раз, судя по всему, отбор не останавливали. По крайней мере, назначенное на завтра испытание в мирах Шаиласса не отменили.
Цирисса перехватила меня на выходе из столовой.
— Вика, я тут узнала, что испытание у всех назначено на разное время. И, по-моему, ты пойдешь первой. Хотела пожелать тебе удачи. И… держись. Правда, держись. Не все отвернулись от тебя и не все верят, что ты причастна к этому.
— Спасибо, — я улыбнулась. От слов поддержки на душе потеплело. Пока шли к своим комнатам, заметила: — А ты, вижу, решила сменить стиль?
В светло-зеленом, летящем платье Цирисса и вправду не походила сама на себя.
— Лучше не напоминай, — она поморщилась. — Милаэль настоял. Говорит, что теперь я — воплощение исконно эльфийских традиций, символ возрождения их магии. Приходится соответствовать.
Но, несмотря на якобы смирение, я уловила в глазах Цириссы что-то такое непокорное, упрямое. Похоже, Милаэлю это с рук не сойдет, да и намучаются еще техноэльфы с ней. Или теперь просто эльфы? Наверное, все же техноэльфы, потому что от техники они вряд ли откажутся, попытаются совмещать одно с другим при помощи способностей Цириссы.
Это перед энергетическими вампирами она готова была преклоняться, а техноэльфы такого трепета в ней не вызывали, так что им еще предстоит познакомиться с непростым характером Цириссы.
— Не жалей, — сказала я, когда мы остановились возле двери в мою комнату. Покои Цириссы располагались чуть дальше. — Тшахилавирион ведет себя не так, как остальные женихи, не пытается выбрать невесту. И подошел ко мне еще до того, как мог узнать. Ему не нужна невеста. А с Милаэлем, возможно, у вас будет неплохое будущее.
И под изумленным взглядом Цириссы поспешила скрыться в своей комнате. Пусть мы не стали подругами, но и врагами тоже не стали. Мне захотелось отблагодарить ее за добро и поддержку, которую она проявила хотя бы сейчас. А что-либо выяснить Цирисса все равно не сможет, просто не успеет. Но пусть знает, что шансов привлечь внимание Тшахилавириона у нее не было не потому, что она какая-то не такая, а я особенная. Просто… не невеста ему нужна.
На следующий день к испытанию готовилась, как могла. Поражать вампиров своей красотой и женственностью не собиралась, а потому выбрала удобную одежду: штаны спортивного кроя и не стесняющую движений рубашку. Не помешали бы еще доспехи, но я их банально носить не умею. А то могли бы с Эйвой сотворить напоследок! Тьфу, размышляю так, будто на смерть отправляюсь. Не знаю насчет Демиурга, а Тшахилавириону я пока что нужна живой.
Кстати, рубашка была с высоким воротом и застегивалась под горло. Энергетические вампиры не проявляют такого рвения к шеям жертв, как вампиры обычные, но здесь у меня, наверное, сработало предубеждение. Вот захотелось закрыть шею, чтобы неповадно было! К тому же, в мирах Шаиласса есть кровососущие вампиры. Они вампирам энергетическим подчиняются и стоят на ступень ниже. Вдруг участниц отбора к ним будут закидывать?
Цирисса оказалась права — на испытание я пришла одна. Изанна встретила меня и тут же повела к арке пространственного коридора. Странно, однако, несмотря на неизвестность, страха почему-то не было. Наверное, в моей жизни уже случилось все, что могло меня напугать.
Пройдя через пространственный коридор, мы оказались в темном мрачном зале, похожем на готический собор. Нам навстречу выступил, как ни странно, человек. Это было ясно хотя бы благодаря отсутствию плаща, ослабляющего воздействие хищной вампирской ауры.
— Линна Изанна, линна Виктория, — он поклонился поочередно нам обеим. — Добро пожаловать в Шаиласс.
Камеры добросовестно снимали, присутствие сразу нескольких я хорошо ощущала.
— Не секрет, что миры Шаиласса опасны, — начал он вступительную речь. — Порой даже слишком. В глубинах мира скрываются опасности, способные свести с ума…
Я как будто на какую-то игру угодила. Вот сейчас мне расскажут правила, поведают легенду и отправят на задание.
— Конечно, любой энергетический вампир, взяв в жены человеческую женщину, будет о ней заботиться, оберегать. Жену самого Владыки будут оберегать еще усердней. Но ситуации случаются разные. Тшахилавирион шалэ Виарон Дишессе Ринш хочет убедиться, что его будущая жена сможет хотя бы продержаться до прихода помощи.
С этими словами мужчина открыл портал и кивнул мне:
— Вы пройдете через портал одна, линна Виктория.
По другую сторону сияющей арки портала, кстати говоря, клубилась беспросветная тьма, но делать нечего. Я решительно шагнула в портал. Стремительный перенос, вслед за мной по воздуху плывут камеры. Но стоило перемещению завершиться, портал тут же погас, а с ним — единственный источник света. Меня накрыло темнотой.
Какое-то время я внимательно прислушивалась и силилась хоть что-нибудь разглядеть, надеясь, что глаза привыкнут к темноте, но время шло, а увидеть ничего не получалось. Создала щит, не слишком большой, чтобы не мешался, но служил в качестве фонарика. Не помогло! Это какая-то неправильная тьма, потому что сам щит видно, хотя даже он выглядит здесь каким-то тусклым, а что дальше — непонятно, снова эта непроглядная тьма. Ну что ж, придется передвигаться на ощупь. Если в мирах Шаиласса все такое вот, утопающее во тьме, то не завидую людям, там живущим, и совсем не понимаю Цириссу.
Но пора, наверное, двигаться. А хотя кто сказал, что я должна куда-то идти? На месте постоим, подождем! Не хватало еще самой добровольно доставить себя в ловушку. Что-то мне подсказывает, что ловушка здесь наверняка будет…
Пока стояла, упорно не сходя с места, размышляла. Все эти испытания у конкретных женихов как раз проводятся для того, чтобы каждый жених определился, на какую участницу отбора обратить внимание, а на какую — не нужно. Так вот, мне вовсе не обязательно проходить это испытание! Тогда если Тшахилавирион проявит ко мне интерес даже после провала, вот это уже будет подозрительно, причем подозрительно в глазах зрителей. То есть, по сути, для всех Объединенных Миров. И упрощать ему задачу я не собираюсь! Пусть ему придется выбирать самую худшую из невест — мало того, что якобы состояла в порочной связи с советником Таизира, на пару с ним почти грохнув императора, так еще и вампирское испытание завалила. Отличный вариант для Тшахилавириона, да. Пусть гордится своим выбором.
Все бы ничего, но от размышлений меня отвлек подозрительный шорох. А потом еще один и еще. Я торопливо создала вокруг себя круговой щит. Сразу надо было это сделать!
И тут я увидела их. Правда, толком не рассмотрела, но с разных сторон на меня начали набрасываться странные черные полоски. Видела я их только в тот момент, когда они прилипали к щиту и по нему же сползали. Но это только поначалу сползали, а потом стали каким-то чудом на нем удерживаться, старательно впиваясь мелкими, но явно острыми зубками.
Я потрясенно смотрела, как существа, похожие то ли на змеек, то ли на пиявок-переростков, цепляются за щит своими зубками и облепляют его с разных сторон. Щит-то, по идее, должен быть гладким! Как они умудряются в него впиваться, как?! И хватит ли его толщины, чтобы зубки не добрались до меня?
Слегка занервничав, попыталась сосредоточиться. Так, мне нужно увеличить щит. Отодвинуть его от себя, чтобы были еще маневры для действий, если эти твари отрастят зубы, и те вдруг проколют щит. В такое верилось слабо, все же само драконье пламя не смогло пробиться сквозь защиту, но перестраховка никогда лишней не бывает.
Отодвинуть щит от себя мне удалось. Места внутри него стало побольше. Прыгать и бегать не получится, но хотя бы отвести руку или закрыть лицо должна успеть. Перевела дыхание, стараясь не нервничать. Ощутила подозрительно быстро навалившуюся усталость. Странно, раньше могла удерживать щит без труда, и усталость наступала только после нескольких атак Шайрана, и то постепенно…
А змейки-пиявки (пиявчатые змеи?) продолжали набрасываться на щит с разных сторон. Одна за другой приклеивались к нему, шевелили зубастыми ртами, впиваясь этими зубками прямо в щит. И… мне показалось, или щит стал менее ярким?! Осторожно добавила магической энергии в щит, продолжая напряженно наблюдать за пиявчатыми змеями. Увидела, как они зашевелились, распластавшись по щиту. Держать щит стало неожиданно тяжело, будто я несколько килограммов на плечи взвалила.
Так, не нравится мне это. Пожалуй, стоять на месте — не вариант. Нужно двигаться. Не хочу, чтобы эти твари до меня добрались! Не хочу даже ради провала.
Я зашагала вперед и тут обнаружила еще одну проблему. Передвигаться со щитом тоже стало тяжелее, чем обычно. То ли эти твари весят тонну, то ли… опять щит поубавил яркости. Они выпивают энергию?! Я с ужасом осознала, что пиявчатые змеи на самом деле не просто так присосались — твари пьют энергию прямо из щита, а он постепенно истончается. И я, конечно, могу влить в него энергию дополнительно, вот только долго так не продержусь. Увы, несмотря на все мои способности, резерв далеко не безграничен. Его можно увеличить постепенно, однако на это уйдут годы тренировок. А меня готовы сожрать прямо сейчас!
Снова усилила щит. Несмотря на тяжесть, ускорила шаг. Быстрее нужно отсюда выбираться, пока не погрызли, быстрее. По пути пыталась настроиться и перенестись, но увы, если щитом я овладела, то перемещения пока не отработала. Они получались… когда сами того хотели, видимо. А перемещение, побег с испытания — отличный вариант! Только не получается никак.
Я шла и чувствовала наваливающуюся усталость. А еще щит странно стал мерцать. Пыталась скинуть с него пиявок, но те вцепились намертво. Даже стены нет, чтобы размазать об нее! Спина взмокла, шея под волосами тоже покрылась капельками пота. Ну же, Вика, нельзя останавливаться. И опять нужно влить энергию в щит.
Но в следующий раз, когда я снова собиралась усилить защиту, вышла осечка. Вспыхнула пара искорок — и внезапно щит лопнул, словно мыльный пузырь. Пиявки сразу рухнули на землю. Я сорвалась с места и помчалась во тьму. Только руки выставила перед собой, чтобы со всей дури не впечататься во что-нибудь лицом.
Я бежала, ничего не видя, в беспросветной темноте, а на меня со всех сторон набрасывались эти пиявки. Я отчаянно от них отбивалась, но все больше, все чаще им удавалось меня зацепить. Вот порез на руке, еще один, еще. Выступает кровь, а с ней как будто часть сил меня покидает. Голова закружилась, слабость стала почти неподъемной.
Я едва держалась, создавая кратковременные вспышки щита, чтобы отбиваться от них, и чуть ли не валилась с ног, когда рядом вспыхнул портал. Я не видела, кто из него вышел, потому что вокруг царила все та же кромешная тьма — лишь темный силуэт на фоне сияющей арки. Нападения внезапно прекратились. Я развернулась к неожиданному визитеру. А он подался вперед, схватил меня за талию и увлек за собой в портал.
Камеры остались позади. Они, может, и засняли, как два силуэта исчезают на фоне портала, но за нами последовать не успели, а свои создавать пока еще не научились. Упущение разработчика…
Я оттолкнула своего похитителя и только после этого смогла рассмотреть. Потому что здесь было несколько светлее, чем в обители пиявчатых змей.
— Тшахилавирион?! — не сумев скрыть испуг, воскликнула я.
— Не ожидала? — он усмехнулся.
Пока попыток приблизиться энергетический вампир больше не делал, так что я воспользовалась моментом и отступила еще на несколько шагов. Вместе с тем осмотрелась. Судя по всему, мы оказались в замке. Голые стены, без какой-либо обивки, сложенные из темно-серого камня. Простая, добротная деревянная мебель. Алые скатерти на столе, алые сиденья у дивана и стульев. Тяжелые, алые портьеры на окнах. А еще огромное количество свечей, расставленных буквально по всем возможным поверхностям.
Тшахилавирион сдернул с себя плащ, отбрасывая его в сторону. Черные волосы упали на плечи, красные глаза впились в мое лицо, а энергия вампира хлынула в комнату, ударяя по мне. Я пошатнулась, но удержалась. Колени норовили подогнуться, однако неимоверным усилием воли я оставалась на месте. От энергетического удара задрожало тело. Оно и так уже ослаблено мерзкими пиявками. Наверное, даже если до паники сейчас перепугаюсь, переместиться не смогу. Просто сил не хватит. Тшахилавирион все предусмотрел.
Я попыталась взять себя в руки. Делаем вид, что ничего особенного не происходит.
— Я не прошла испытание, поэтому вы меня оттуда вытащили?
— Вика-Вика, — усмехнулся Тшахилавирион. — Вы же неглупая девушка. Заметили, наверное, что в долине Рахшеса ничего не было видно. А еще вы способны чувствовать камеры и знаете, что они остались в темноте.
Черт, да знаю я, что все не в порядке! Но что именно он замышляет?
— К чему вы клоните?
— К тому, Виктория, что никто не узнает, кто и когда тебя оттуда забрал. А еще никто не увидит, как ты проходила испытание. Ты ведь не против, если мы перейдем на «ты»? — Глаза вампира блеснули, он сделал шаг ко мне. Говорил вкрадчиво, пугающе. И приближался, как крадущийся хищник, внимательно наблюдая за мной. — Итоги испытания будут подводиться с моих слов. А я скажу, что ты справилась с ним. Единственная справилась. Уж поверь, это испытание не пройдет больше никто. Остальные невесты потеряют сознание и рухнут без сил. Только ты оттуда выйдешь сама, с победой.
— Но я ведь тоже не прошла. Вы собираетесь всех обмануть? — отступая, продолжала строить из себя дурочку. Как будто если притворяться, что ничего не понимаю, разговор не состоится!
— Собираюсь, Вика. Собираюсь. — Еще один шаг, буквально бросок в мою сторону — и Тшахилавирион обхватил меня за талию, прижимая к себе.
Такая близость с энергетическим вампиром даром не прошла. Тело содрогнулось от очередного удара. Коленки задрожали от слабости. Хотя, может, и от страха. Потому что сделалось жутко от осознания, насколько я слаба сейчас перед ним. Ни щит не поможет, ни внезапное перемещение, потому что оно просто не случится. Мне нужно время, чтобы восстановиться. Чертовы пиявки поработали на славу!
— Не слишком ли много вы себе позволяете?!
— Тихо! Замолчи, Вика, — он не кричал и не повышал голос, но прозвучало так, что по спине пробежал холодок. Глядя мне прямо в глаза, Тшахилавирион жестко продолжил: — Игры закончились. Мне надоело бегать за тобой. Я — бессменный Владыка Шаиласса. Знаешь ли ты, что это значит?
Где-то я встречала эту информацию, когда читала об энергетических вампирах.
— Это значит, что вы — единственный Владыка Шаиласса, всегда были им, только вы.
— Верно, Вика. Верно. А теперь скажи-ка мне… почему это я должен за тобой постоянно бегать?!
Вот теперь он рявкнул, а я вздрогнула. И с новым приступом упорства попыталась от него отбиться, но увы, Тшахилавирион держал слишком крепко, а я была слишком слаба. Несколько миллиметров расстояния — вот и все, что мне удалось у него выиграть.
— Никто вовсе не говорил, что вы обязаны за мной бегать. А я… простите, Тшахилавирион, но я слишком боялась энергетических вампиров, чтобы принимать ваши ухаживания. — Снова включаем дурочку! Это пока единственный выход. Печально вздохнув, продолжила врать: — Похоже, земляне совсем не совместимы с энергетическими вампирами. Но ко мне проявил внимание советник Таизира Шайран эвр Шеосс и…
— Хватит. — Это Тшахилавирион тоже сказал спокойно, но я замолчала, едва язык не прикусив. Темная, колючая энергия вампира обволакивала меня, скользила по коже, словно в любой момент вонзится тысячей игл. Я до сих пор плохо представляла, как именно они пьют энергию жертв, но эти ощущения вовсе не казались мне бредом испуганного разума. — Как бы так показать-то тебе, что прикидываться невинной овечкой бесполезно… А, знаю!
Конечно, он все продумал заранее и сейчас просто разыгрывал спектакль.
Тшахилавирион немного отодвинулся от меня, открывая портал. Я тут же воспользовалась случаем, выпуталась из его объятий и отскочила на несколько шагов, почти к самой стене. Тшахилавирион не стал меня ловить. Вместо этого поманил пальцем, и из портала на тонкой красной ниточке выплыл связанный, избитый Ксандр.
Да, выглядел он действительно плачевно. Одежда разорвана, из-под ее лоскутьев виднеются синяки и порезы. Лицо исполосовали царапины. По нему наверняка вампирскими когтями не раз прошлись со злости. Ну и в целом… грязный, измученный, со спутанными, слипшимися волосами, Ксандр представлял собой жалкое зрелище. Бледное лицо, круги под глазами и выступающие скулы намекали, что энергию у него тоже попили, то есть использовали человека по назначению.
Мое сердце не дрогнуло. Я не испытала ни злорадства, ни удовлетворения. Глядя на Ксандра, я не чувствовала ничего, даже боли.
— Вика? — спросил он разбитыми губами, приподняв голову и открыв глаза. До этого, хоть и находился в вертикальном положении, то ли дремал, то ли был без сознания.
— Как это понимать? — спросила я, переводя взгляд на Тшахилавириона.
— А это стоит понимать, как доказательство того, что я все знаю.
— Знаете что? — спросила я холодно, не спеша возвращаться к образу пугливой девочки. Значит, поговорим. И разберемся. Потому что я понятия не имею, что на самом деле «знает» Тшахилавирион и насколько это соответствует истине. Да и знаю ли я сама-то истину эту?
Так что при фразе «Я все знаю» главное не выбалтывать, что знаешь сам.
— Знаю, что вы замышляли вместе с этим щенком. Знаю, почему ты с самого начала так шарахалась от меня. Знала, что не твоей красотой я прельстился. Планировала спасти Землю, добиться для нее суверенитета, подальше от Шаиласса? Ничего у вас не выйдет. Как видишь, твой напарник пойман. Бесполезно бегать от меня. Вы попались. Шайран сидит в клетке, где ему самое место. Ксандр тоже теперь в клетке, выполняет прямую функцию человека — единственное, для чего вы, люди, нужны в Шаилассе. Никто тебе не поможет. Сдавайся, Вика.
Речь Тшахилавириона не произвела на меня впечатления. Ну, хотя бы потому, что ничего нового он не сказал, а на план «добиться для Земли суверенитета» я уже давно не рассчитывала.
Не дождавшись на моем лице ожидаемых эмоций, Тшахилавирион добавил:
— А ты знаешь, по чьей прихоти ты здесь оказалась? Почему из всех землянок выбрали именно тебя?
А вот это уже настораживает.
— Потому что я единственная устроила тех, кто проводил отбор на Земле?
— Но вас на Земле не десять, не двадцать и даже не пятьдесят. Как ты попала в число девушек, на которых обратили внимание? Не догадалась, нет?
Внутри похолодело. Я перевела взгляд на Ксандра. Тшахилавирион усмехнулся:
— Именно. Это Ксандр предложил твою кандидатуру. Сказал, что ты подойдешь лучше всего и пройдешь отбор. Как ваш, на Земле, так и наш, межмировой. Твой Ксандр все подстроил. Обратил мое внимание на тебя, а дальше уже я поспособствовал, чтобы ты попала в списки драконов Таизира, которые были ответственны за отбор на Земле.
А, в общем… ожидаемо. Там, где одно предательство, там и другое. Это Ксандр перевернул мою жизнь. Из-за него я оказалась здесь. Из-за него все это произошло. Да все из-за него. «Благодаря» — только одно, моя встреча с Шайраном. Но и с тем нас Ксандр умудрился поссорить.
— И давно вы знаете? — спросила я, не сводя с Ксандра равнодушного взгляда. Тот смотрел на меня устало, измученно. Еще, кажется, в его глазах была вина, но меня это не трогало.
— Вчера узнал. Когда этот идиот пробрался в замок Милаэля. Шайран успел спалить твою одежду, но я все выяснил. Все. Мне едва не досталась запятнанная невеста. Но даже если бы камеры засняли это безобразие, я бы все равно не отказался от своей идеи.
Разве в этом была цель Ксандра? Опорочить меня еще больше, чтобы уже сам Тшахилавирион отказался? Звучит не слишком логично. А впрочем, какая разница.
— Ничто не встанет на моем пути к Земле. — Хищные глаза Тшахилавириона обожгли. — Ничто. Даже ты сама, Вика.
Вампир махнул рукой, магией заталкивая Ксандра обратно в портал. А когда портал закрылся, Тшахилавирион оказался рядом со мной, загоняя в угол.
— Теперь ты понимаешь, что бегать от меня бесполезно. Ты не уйдешь от меня. И Земля будет принадлежать Шаилассу. Конечно, я не рассчитывал, что ты так опустишься. Но плевать. Это не имеет значения. Этот дракон сильно мешался. Сначала я хотел использовать право спасшего тебя от нападения той глупой девчонки, одной из невест. Напомнить об этом и потребовать свидания без камер. Но все оказалось в разы лучше. Шайран сидит в клетке и больше не мешается под ногами. А я… теперь я могу сделать с тобой все, что пожелаю.
— Что вы от меня хотите? Что вам нужно прямо сейчас? Просто предупредить, чтобы не рыпалась?
— Молчи, — Тшахилавирион обхватил меня за горло и заставил прислониться к стене. — Ты начинаешь раздражать меня, когда открываешь свой милый ротик. Да, я хочу, чтобы ты поняла. Чтобы не смела больше сопротивляться. Это бесполезно. Ты выйдешь после этого испытания и будешь победно улыбаться. А когда я назову тебя своей избранницей, ты изобразишь радость и с удовольствием побежишь за меня замуж. А если ты сделаешь хотя бы один неправильный шаг… даже если только посмотришь неправильно… — Тшахилавирион перешел на шипящий шепот. — Я хочу, чтобы ты знала. Знала, на что я способен. Кни гоед.нет
Его рука перестала сжимать мое горло и спустилась вдоль шеи в небрежно-ласкающем жесте. Острые алые коготки скользнули по коже, слегка царапая. Только слегка. Зато энергия вампира ощетинилась. Я ощутила, как она забурлила, заискрила вокруг. Еще пара мгновений — и точно вонзит в меня иглы, через которые будут уходить мои силы. Но испугаться толком я не успела. Только инстинктивный ужас зародился где-то внутри. А потом позади меня, прямо в стене раскрылся портал. Кто-то схватил меня за талию и затащил в портал. Через мое плечо навстречу Тшахилавириону полетел залп огненных шаров. Что дальше произошло в замке вампира, я не увидела — портал быстро закрылся, едва я перенеслась.
Освободившись из чьих-то объятий, развернулась, тут же резко от него отскочила. И потрясенно замерла, не веря собственным глазам.
— Шайран?..
Торопливо осмотрелась. Нет, мы не в темнице. Одежда на драконе несвежая, волосы спутанные, да и — подумать только! — появилась щетина. Однако мы совершенно точно не в темнице. В небольшой комнатке с нормальными окнами, даже без решеток. Простое убранство, минимализм в интерьере. Опять же, все деревянное. Это точно не темница. Такое ощущение, будто… Шайран сбежал оттуда только что?!
Дракон смотрел на меня странно, непонятно. В лихорадочно горящих желтых глазах вспыхивали нотки безумия.
— Вика, я…
— Ты освободился? — спросила я, старательно пытаясь взять себя в руки. При виде Шайрана внезапно разволновалась, в душе поднялась целая буря эмоций. Вот только я не поняла, каких именно.
— Освободился. Я догадывался, что Тшахилавирион украдет тебя с испытания.
Если кто-то и мог сбежать из заточения в тюрьме Таизира, так это Шайран… Порой мне кажется, что для него нет ничего невозможного! И когда уже любой другой впал бы в отчаяние, Шайран не сдается и в очередной раз удивляет.
— И ты решил украсть меня у Тшахилавириона?
— Тебе не стоит оставаться на отборе. Завтра тебя собирались допросить. И, скорее всего, будут обвинять в пособничестве мне и попытке нападения на Салахара.
— Как все закрутилось. — Я невесело усмехнулась. Не знаю, что чувствую к Шайрану. Не знаю! — И что теперь?
Шайран настороженно смотрел на меня. Я настороженно смотрела на него. Наверное, мы оба не знали, чего друг от друга ожидать.
— Тебе стоит побыть здесь, у меня, пока все не наладится. Слуг нет, зато никто не знает об этом доме, а я обеспечу тебя всем необходимым.
— Потом?
— Потом мы вернемся и докажем нашу невиновность, а по-настоящему виновные будут пойманы. Таизир возьмет Землю под свое крыло, об этом можешь не переживать.
— А Салахар?
— Салахар… — дракон ненадолго замялся, — с ним все будет в порядке.
Похоже, он все продумал. Снова. Шайран идет до конца и не отказывается от данного мне обещания. Во взгляде есть напряжение, но нет ни тени отвращения. Значит, не считает, будто я добровольно легла с Ксандром в одну постель? Уже во всем разобрался?
Наверное, сейчас я должна что-то испытывать. Может быть, радость от нашей встречи. Должна радоваться, узнав, что с Шайраном все в порядке, что он выбрался из заточения. Но меня начинает трясти при мысли, чтобы к нему подойти, прикоснуться. Слишком больно, слишком страшно вспоминать ту злополучную ночь, его глаза, полные жестокости и бешенства, его жадные ласки, в которых не было ни капли нежности. Наверное, я свыкнусь с этим. Смогу переступить. Но не сегодня. Не сейчас.
— Спасибо, Шайран. За то, что ты делаешь, — все же сказала я. Потому что поблагодарить обязана. Он действительно многое для меня сделал и продолжает делать.
— Вика… — он шагнул ко мне, поймал за руку.
Вот теперь в его глазах я отчетливо прочитала боль. А еще нерешительность, растерянность. Шайран не понимал, как себя вести, что говорить.
— Отпусти. Пожалуйста, не трогай меня.
Еще больше боли в его глазах, это чувство буквально все собой переполняет — и Шайран отступает, отпуская мою руку.
— Прости меня, Вика. Я виноват.
— Да? И почему ты так решил?
— Потому что все выяснил.
— И что именно ты выяснил? — да, мне тоже интересно узнать. А то в последнее время частенько так получается, что каждый знает что-то свое, и где истина — не разобраться.
— Ксандр вколол тебе препарат, из-за которого ты не могла сопротивляться, — сказал Шайран, не сводя с меня напряженного взгляда.
— Как ты узнал?
И это тоже интересно. Потому что после произошедшего, уже когда очухался, Шайран ко мне не приходил и унюхать не мог.
— Этот запах… Он почти неуловим, даже для дракона, — Шайран поморщился. — Ксандр хорошо разбирается в вопросе и сумел подобрать идеально подходящий препарат. Но совсем легкий, едва уловимый ореол все-таки был. В тот момент… я не обратил внимания. Так пахнут цветы, совершенно безобидные. Не используются ни в препаратах, ни в зельях. Зато иногда применяются в одеколонах. Я… тогда просто не заметил, отбросил деталь, как несущественную. Не был способен трезво рассуждать. Вика, то, что было… оно у драконов случается. В период, когда связь почти закончила образовываться, но дракон не может быть со своей парой. А запах другого на тебе… Я сошел с ума. Просто сошел с ума.
Сердце болезненно сжалось. Уж его сумасшествие незамеченным не прошло.
— Значит, потом ты вспомнил об этом запахе и понял?
— Я сразу понял. Сразу, как только безумие отступило. Тогда верх взяли инстинкты. Инстинкты собственника, желающего обладать. Но когда безумие отступило, я все понял. Только… поздно уже было. Но, Вика, Ксандр знал. Он знал, что так будет. Просто подумай об этом.
— Между мной и Ксандром ничего нет.
— Я знаю.
Знает он! Ну конечно, теперь знает.
— Я хочу сказать, что мне наплевать на его цели и причины, которые подтолкнули к этой подставе. А ты… ты все равно тогда сорвался!
Так, спокойно, Вика. Нужно перевести дыхание и успокоиться, чтобы не закатывать истерику. Шайрана лучше не провоцировать. Потому что если я устрою истерику, он наверняка попытается меня утешить. Не дай бог, опять с катушек слетит. А дальше что? Дальше-то что?! Еще одного такого раза я просто не выдержу.
— Ты сможешь меня простить?
Как непривычно слышать в голосе Шайрана что-то такое… что? Неужели смирение?
Мне стало неловко. В этом есть и доля моей вины.
— Я… наверное, — сказала я, пряча взгляд, потому что не могла посмотреть ему в глаза. — Наверное, смогу. Но не сейчас.
— Это хорошо. — Он невесело усмехнулся. — Хорошо, что не сразу. Я бы не хотел, чтобы ты была со мной только из благодарности.
Я все же подняла глаза, встречаясь с ним взглядом.
Ну вот, теперь Шайран усомнился в моих чувствах. Оно и правильно, наверное. Потому что первой в них усомнилась я сама.
— Пойдем, я провожу тебя в твою комнату. Поживешь там, пока все не будет улажено. И не беспокойся — дом из огнеупорной древесины.
Да, прекрасное замечание. Буду знать, что если Шайран придет в ярость, у меня таки будет шанс выжить.
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий