Шоу продолжается

Книга: Шоу продолжается
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Камер здесь почему-то не было — наше появление в Ливерее по какой-то причине не снимали. А на выходе из зала, просторного и светлого, мы проходили через странную, слегка попикивающую и помигивающую конструкцию. Когда одна из участниц оказывалась в центре, по ней проскальзывала зеленая сетка, очень похожая на лазер. И вообще создалось впечатление, что мы проходим через местный аналог металлоискателя! Хм… нас не предупреждали, что металлическое нельзя брать с собой.
Девушки с удивлением смотрели на «металлоискатель», но ничего не говорили и вопросов не задавали. Только на лице Ланисы отражалось кое-какое понимание. Пусть она поддерживала воздушный и нежный образ эльфийки, но она именно техноэльфийка и все эти штучки наверняка видела не раз. Потому что эльфы живут только в мирах Ливерея. И потому что во всех мирах Ливерея развита техника, у них нет ни магии, ни техномагии.
Милаэль шел впереди, мы кучкой следовали за ним. С интересом по сторонам осматривались все, кроме, пожалуй, Ланисы. В ее глазах тоже проскальзывал интерес, но не такой бурный, как у всех остальных. Впрочем, ничего необычного мы не увидели, пока… не вышли на открытую площадку. Вот здесь мы остановились и ахнули.
Оказывается, здание, в которое мы перешли через пространственный коридор, находилось на большой высоте и частично возвышалось над городом. Частично — это потому что были здания и площадки гораздо выше. Мы как будто шагнули в мир будущего!
На широкой площадке с ровным, монолитным полом серо-белого цвета стоял космолет. Вероятно, мы оказались на взлетной площадке, зато благодаря высоте отсюда можно было рассмотреть почти весь город.
Это нечто невероятное. Много стеклянных высоток, буквально искрящихся под лучами яркого солнца. Но были и дома поменьше — белые, серые и голубоватые, странных текучих форм, словно эльфы не любили острые углы и предпочитали закруглять все линии. Даже площадка, на которой мы сейчас стояли, являла собой полукруг. Парки, сады были повсюду. Обилие зелени и фонтанов, временами похожих на водопады, сразу бросалось в глаза. Все высотки утопали в зелени. Зелень была и в воздухе — на таких же площадках, высоко, располагались целые сады.
Вообще город казался многоуровневым. Можно было подняться на несколько этажей над землей и очутиться на платформе с садом и водопадами. А можно было подняться еще выше, и там тоже в окружении стеклянных и светлых конструкций из неопознанного материала найти зеленые уголки. Ирреальности увиденной картине добавляли космолеты, летавшие повсюду. Правда, наверное, это все же не космолеты? Зачем повсеместно распространять технику, которая может летать в космос, если для пользования близ поверхности планеты можно изобрести что-нибудь попроще, не столь затратное? Наверное, это не космолеты, но как они называются, эти летающие автомобили, я не знаю. О! А вон и мотоджет! Как удивительно было увидеть светловолосую эльфийку, виртуозно управляющую мотоджетом.
А еще отсюда было видно древо. Древнее эльфийское древо, которое, если верить легенде, обладало душой. Да и сейчас обладает, правда, надолго ли оно сможет сберечь оставшиеся крупицы жизни, не знает никто.
Древо возвышалось над всем городом. Черное и, кажется, безжизненное, с широко раскинутыми абсолютно голыми ветвями, оно поражало мощью и высотой. Ведь на самом деле древо могло сравниться с высотками, как будто подпирало собой небо, как будто оно было единственным, что удерживало небо над городом.
Позволив полюбоваться открывшимся видом, Милаэль провел нас к космолету. Кстати, на площадке, куда мы вышли, тоже имелись аккуратные зеленые газоны и небольшой приятно журчащий фонтанчик.
Программу Милаэль, конечно, придумал шикарную. Сначала — этот вид, поразивший всех. Потом — полет над городом до здания, где нам выделили комнаты на время пребывания в Ливерее. Здание, кстати, оказалось невысоким — всего в три этажа. Выглядело, как дорогущая гостиница из будущего. Панорамные стеклянные окна, белый материал, явно не камень. Несколько садов на втором этаже, один сад на крыше, ну и, конечно же, много зелени вокруг. Похоже, эльфы, как могли, старались сохранить рядом с собой дух природы, но для возвращения магии этого наверняка не хватало.
— Располагайтесь, чувствуйте себя как дома, — говорил Милаэль, ведя нас по широкому коридору, с одной стороны открытому. Окна здесь были без стекол, открывая вид на один из садов и позволяя свежему воздуху беспрепятственно проникать в коридор. Кстати, воздух в городе действительно был свежим и чистым. Экологическая катастрофа техноэльфам, судя по всему, не грозила. — У вас будет пара часов, чтобы устроиться. А потом мы все вместе пообедаем.
Это даже забавно, однако комнаты располагались в том самом порядке, в каком мы занимали места в рейтинге. Так что я прошла почти до конца коридора и вошла в свою комнату последней. С любопытством осмотрелась. Чисто, светло. Мебель в стиле хай-тек. Сочетания белых и темно-коричневых цветов, а еще зеленого, потому что много растений. Здесь во всем чувствовалась эта техноэльфийская особенность — попытка сочетать в одном продвинутую технику и любовь к природе. В интерьере сочеталось очень даже хорошо. Чего не сказать о самом мире, утратившем природную магию.
Моду Ливерея я изучила заранее. Мы с Эйвой специально для посещения техноэльфов подготовили несколько новых нарядов. Выделяться я больше не пыталась, поэтому решила соответствовать местной моде. И для выхода из комнаты облачилась в платье темно-зеленого цвета. Ткань плотная, гладкая, с шелковым блеском. Линии довольно-таки строгие. Юбка прямая, до щиколоток. Эта мода выбрана, наверное, в противовес летящим одеждам исконных эльфов. Так что, если задуматься, Ланиса — эльфийка крайне немодная. Но кое-что от прежнего стиля все-таки сохраняется — это цвета, естественные, природные. Как, например, зеленый.
В столовую меня проводила служанка. Девушки постепенно собирались. Последним пришел сам Милаэль и, как полагается хозяину, занял место во главе стола.
— Как устроились в комнатах, линны? Все нравится? Может быть, есть какие-нибудь вопросы?
Девушки как одна принялись заверять, что все замечательно и им здесь очень нравится.
— Прекрасно, — улыбнулся Милаэль. — А сегодня вечером — в своем расписании вы увидите точное время — состоится бал. Вы все, конечно же, приглашены.
— Кто будет на этом балу? Остальные женихи тоже приглашены? — спросила Лэйра. И, кажется, она не просто так выказала свое отношение к Милаэлю, явно давая ему понять, что он как бы в роли жениха не котируется. Но, наверное, Хелесу будет приятно, когда он это увидит.
Меня, между прочим, тоже волновал этот вопрос. С одной стороны, хотелось, чтобы на балу был Шайран. С другой стороны, напрягал Тшахилавирион. Вот очень напрягал. Особенно тишина вокруг него. Как будто затаился, чтобы выпрыгнуть из темного угла в самый неподходящий момент. Вот наверняка так и будет! Я вообще с ума сойду, если весь бал придется вместе с Шайраном бегать от Тшахилавириона. Ведь, по сути, Шайран не имеет права запрещать Тшахилавириону ко мне подходить. Мы в равной степени принадлежим всем женихам, будь проклят этот отбор!
— На бал приглашены аристократы Ливерея, наших миров и нескольких ведущих миров, — невозмутимо ответил Милаэль. — Все женихи тоже приглашены. Я ведь не смогу танцевать с каждой из вас на протяжении всего бала. Ливерей, конечно, прекрасно развит технически, но до клонирования еще не дошел, — он усмехнулся.
Вот так вот! Поставил демоницу на место. До конца отбора танцевать мы можем только с женихами. И Милаэль непрозрачно намекнул, что не обязан со всеми нами танцевать. Хотя по большей части это был щелчок по носу именно Лэйре. Впрочем, демоница не впечатлилась — приподняла бровь и хмыкнула:
— Это отличная новость.
Милаэль одарил ее холодной улыбкой. Потому что фраза прозвучала двусмысленно. Но что бы Лэйра ни имела в виду, невозможность клонирования короля Ливерея, или присутствие остальных женихов на балу, ничто из этого явно не льстило Милаэлю.
— В течение дня мы с вами еще встретимся, посетим Эллалиру. Но к балу прошу всех быть готовыми.
— Конечно, Ваше Величество, мы не подведем вас, — защебетали девушки.
А я пыталась придумать, как не сойти с ума за этот бал. Ведь на него наверняка заявится Тшахилавирион! Хотя… почему я так распереживалась? Если бы он хотел меня поймать, мог бы на свидание позвать в любой момент — у меня все равно нет права ему отказать. Значит, при желании Тшахилавирион мог добраться до меня в любой момент. Почему он не делал этого — конечно, интересный вопрос. Но в таком случае есть шанс, что и на балу он не станет гоняться за мной. Особенно, если Шайран не оставит меня без присмотра.
Напоследок Милаэль сказал, что мы можем вернуться к себе или немного прогуляться по окрестностям — как захотим. Единственное, стоит взять с собой планшеты и без них из комнат не выходить. Кстати, нам туда скинули карты окрестностей, чтобы, видимо, не заблудились.
Мне в четырех стенах сидеть не хотелось, но и далеко решила не отходить. Так, вышла прогуляться по саду, полюбоваться на видные даже отсюда летающие между высотками автомобили будущего. Уведомление, всплывшее на экране планшета, оповестило, что через два часа у меня встреча с Милаэлем. Значит, еще есть время побродить по симпатичным, выложенным брусчаткой дорожкам, посидеть у фонтана, любуясь солнечными бликами, играющими в каплях воды, и просто насладиться мгновениями спокойствия.
— Вика, пс! Иди сюда! — раздалось из дальнего куста.
От неожиданности вздрогнула. Ну вот, спокойствие длилось недолго.
— Псс, Вика-а-а!
Ну какого черта ему нужно от меня? Вопрос риторический. Знаю, что нужно. Обсудить план по требованию независимости для Земли. На Элиноре добраться не смог, теперь вот в Ливерей притащился?
Как жаль, что мы с Шайраном не обсудили мое поведение на тот случай, если Ксандр объявится. А ведь стоило бы догадаться. Это в особняк он соваться не рисковал, зато в Ливерее как-то умудрился пробраться на отведенную для нас территорию и наверняка охраняемую. Эльфами охраняемую. Да, вряд ли драконам позволили развернуться здесь с охраной. Все-таки ведущий мир, не самый последний по силе и возможностям. Но вот Ксандр умудрился пробраться незамеченным для эльфов!
Слишком больная тема, чтобы снова заговаривать с Шайраном о Ксандре. Да, я боялась. Боялась, что он снова сорвется и не сможет себя контролировать. Боялась, скорее, за самого Шайрана, потому что, несмотря на множество прочитанных статей, все равно до конца не понимала, как ему плохо и сложно, пока образуется связь.
Ладно, пожалуй, стоит поставить точку. Объяснить Ксандру, чтобы не ждал и не надеялся. Хотя бы в память о прошлом. Было бы некрасиво просто уйти, ничего ему не объяснив. Ведь он тоже хотел только хорошего. По крайней мере, для Земли.
Я поднялась со скамейки, на которой сидела рядом с фонтаном, и, делая вид, что решила продолжить прогулку, подошла к кустам, росшим рядом с теми, из которых меня звал Ксандр. Ближе подходить специально не стала. Вглядываясь в зелень, все никак не могла его рассмотреть, но, наверное, это бесполезно — Ксандр скрывается под маскировкой.
— Ты прекрасно знаешь, что если я воспользуюсь магией, сюда сбежится охрана, — сказала негромко. Но вроде бы должен услышать, если я правильно определила его местоположение. Пусть даже не думает устраивать какие-нибудь фокусы — я предупредила.
— Уверена? Я не заметил никаких датчиков, а техномагия, как и магия, здесь в принципе не водится.
— Нам говорили, что датчики есть, — соврала я, слегка насторожившись. — Драконы привезли.
— О, ну если драконы… Спасибо за предупреждение. Только ты не забывай, пожалуйста, что магия здесь ограничена. Ее в пространстве очень мало. Если потратить много, то на восстановление резерва уйдет больше времени. Резерв, конечно, восстановится, когда вернетесь на Элинор, но здесь уже не успеет. Не трать все, не оставляй себя без защиты. — Кажется, в голосе Ксандра прозвучала забота. Или он ее просто хорошо имитировал?
Вот об этом я, кстати, не подумала. И странное ощущение, будто воздух слегка разрежен, списывала на особенности Ливерея. Ну да, это и есть особенности. Только вполне определенные. Почти полное отсутствие магии. А если погибнут оставшиеся священные деревья, то мир, наверное, станет таким же как наш. Даже магические существа не смогут здесь обращаться к своей магии, когда потратят резерв.
— Ксандр, послушай. План был несостоятелен. Даже если Земля сможет добиться суверенитета в Объединенных Мирах, ее все равно не оставят в покое. Демиург не оставит. А Объединенные Миры уже не встанут на защиту Земли. И наш мир будет обречен. Поэтому, прости, но я больше в этом не участвую.
— Надеешься, что твой Шайран во всем разберется? — зло спросил Ксандр.
— Я верю ему. Прощай, Ксандр.
Не желая продолжать разговор, я развернулась и зашагала прочь. Все, я больше ничего не должна. Сказала Ксандру, что в его плане не участвую. А дальше… надеюсь, у него все будет хорошо. Возможно, он пожелает вернуться на Землю или наконец со спокойной совестью покинет миры Шаиласса, когда убедится, что наш мир в безопасности. Я очень надеюсь, что так и будет.
После встречи с Ксандром гулять одной уже не хотелось. Вряд ли он меня похитит, ему это невыгодно, но если сюда смог пробраться Ксандр, то Демиург уж точно сможет. А он наверняка скоро тоже сделает свой ход. Ведь не мог же он отказаться от идеи заполучить Землю? Нет, что-то определенно готовит!
В общем, разнервничалась я чего-то. Хотя чему здесь удивляться? На этом отборе вполне можно рехнуться, так что вместо замужества очень даже реально потом угодить в психушку.
От греха подальше дожидалась Милаэля уже в комнате. Даже на балкон выходить побоялась — вот до чего довели! Еще и нехорошее предчувствие откуда-то взялось. Вот чувствовала я подсознательно, что приближается что-то очень нехорошее, прямо-таки страшное. Но, наверное, просто сама себя накрутила.
— Линна Виктория, прогуляемся? — спросил Милаэль, встречая меня в темно-зеленом костюме. Похоже, после обеда уже успел переодеться — до этого был в синем, что, кстати, не совсем вписывалось в местную моду. За спиной у него маячили камеры.
— Конечно, Ваше Величество, — согласилась я, принимая руку.
Милаэль повел меня к космолету, ожидавшему уже на знакомой площадке. Очевидно, добираться до Священного Древа предполагалось не пешком. Оно и хорошо. Посмотреть на город хотелось, а вот пиликать пешком часа три — ни капли. Я же на балу потом с каблуков свалюсь от усталости.
Милаэль молчал. Держался еще более отстраненно, чем обычно. И я бы тоже промолчала, но мне стало любопытно.
— Та арка, через которую мы проходили на выходе из зала с пространственным коридором… Это металлоискатель?
Во взгляде Милаэля появился хоть какой-то интерес:
— У вас на Земле пользуются металлоискателями?
— Ну да… в некоторых местах.
— Суть вы уловили верно. Это действительно является частью нашей системы безопасности. Но проверялся не металл. Не металл для нас опасен. Мы контролируем поступление любых технических приборов извне. Только то, что изготовлено в мирах Ливерея. Все остальное запрещено на ввоз. За редким исключением, как ваши планшеты — творение драконов. — Чуть помолчав, Милаэль расщедрился на небольшую лекцию: — В последнее время мы изготавливаем технику по особым технологиям, которые должны если не восстановить магические потоки в наших мирах, но хотя бы предотвратить гибель оставшихся деревьев. Потому что если они погибнут все и магия полностью покинет наши миры, уже будет ничего не исправить.
— Поэтому вы запретили ввоз остальной техники? Чтобы не навредить еще больше?
— Да, именно так.
А я с опозданием сообразила, что опять могла накосячить. Если бы у меня была какая-то техника, помимо этого планшета, опять бы вляпалась и нарвалась на скандал!
— Нас не предупреждали об этом. И я читала о мирах Ливерея. Если бы увидела упоминание об этом законе, я бы запомнила.
— Вероятно, вы читали что-то не то, — холодно ответил Милаэль. — И это была еще одна проверка. Если бы кто-то из невест попытался пронести в Ливерей запрещенную у нас технику, мы бы ее выставили. Ливерею не нужны девушки, которые не разбираются в элементарных правилах.
Ну, терять мне уже нечего…
— Так, может быть, не пойдем к Древу? Зачем меня проверять, если я не прошла первую проверку?
— Не говорите глупостей, Виктория. В отличие от остальных, вы действительно могли этого не знать, и это не так уж страшно. Это поправимо, в отличие от многих других вещей.
Последняя фраза прозвучала двусмысленно. Впрочем, здесь и гадать нечего — ясно, на что он намекал! На недавний скандал, участниками которого стали мы с Шайраном. Оттого и холоден настолько — считает, видимо, опороченной и недостойной. Да пусть что хочет, то и думает. Плевать мне на этого Милаэля. И на всех зрителей плевать. Главное, что я не считаю произошедшее чем-то ужасным. Как намекнул Шайран, мы не обязаны ни перед кем отчитываться за наши чувства друг к другу. Мне важно, что думает обо мне он. А что подумают другие — это их дело, которое меня никак не касается.
Полет был коротким. Это если пешком, то пришлось бы долго идти. А долетели минут за десять, после чего Милаэль помог мне спуститься на землю и оставил одну. Да, оставил! Заявил, что не будет мне мешать, я должна гулять здесь в одиночестве и прислушиваться к своим ощущениям, ни на кого не отвлекаясь. Обещал, что когда время придет, он за мной вернется. Я не стала уточнять, но очень надеюсь, что время придет не моей старости…
Вблизи Древо впечатлило. Конечно, я видела фото в интернете, видела его издалека, когда мы только прибыли в Ливерей, но вблизи это оказалось нечто невероятное. Огромное, прямо-таки гигантское. Крупные корни, словно вены, выпирали из земли у самого основания и дальше уходили в глубь. Толстенный ствол не обхватить, наверное, и вдесятером, если взяться за руки. Рядом с таким гигантом, упирающимся в небо, чувствуешь себя маленькой песчинкой, которая не может ни спасти мир, ни как-то иначе на него повлиять.
А еще здесь чувствуется печаль, сухость и медленное умирание. Оно уже смирилось, оно устало бороться. Оно готово умереть, и оттого печалится. Но это спокойная печаль, наверное, даже почти светлая, потому что Древо не противится. Черная, сморщенная кора, черные кривые ветви. В нем еще есть немного силы, но это — лишь тень былого величия.
Меня охватила тоска. Захотелось подойти, погладить кору, шепнуть что-нибудь ласковое. Но я сдержалась. Каким-то неимоверным усилием воли сдержалась, вспомнив, что собиралась просто побродить по округе, не проникаясь атмосферой. А то мало ли… Нет, я конечно, не думаю, что я, дитя технического мира — именно то, что нужно эльфам для возвращения магии, но осторожность лишней не будет. Нельзя создавать Шайрану дополнительных проблем и стравливать Таизир с Ливереем!
Древо стояло в центре парка. Часть этого парка была огорожена и даже охранялась. Вот по центру парка вокруг Древа я и бродила, дожидаясь Милаэля. Он вернулся быстро.
— Пойдемте, линна. Если бы вы могли помочь Древу, это уже случилось бы.
Я незаметно перевела дыхание. Уф, обошлось! Значит, меня зря посещало нехорошее предчувствие?..
А сенсация сегодня все же произошла. Я готовилась к балу, когда появился срочный выпуск шоу. И едва не выронила планшет, когда увидела на экране чуть посветлевшее Древо с крошечным зеленым ростком на вершине. У подножия Древа стояла ошарашенная Цирисса.
Ее, шатающуюся, уставшую и побледневшую, почти сразу увели из-под прицела камер, но журналисты гудели. Весь город гудел и гигантской лавиной стекался к Священному Древу, на котором появились признаки жизни.
Чуть позже показали Милаэля и добравшихся до него журналистов.
— Это то, что мы думаем? Действительно произошло то, чего так долго ждали техноэльфы?
— Да. Священное Древо оживает благодаря Цириссе рин Ласс.
— Поздравляем! Это воистину великолепное событие. Поздравляем все миры Ливерея. Но что будет теперь? Что ожидает линну Цириссу?
— Мы заберем ее в Ливерей. Это предусмотрено правилами. Линна Цирисса теперь слишком важна для Ливерея, чтобы мы могли ее упустить.
— Вы возьмете линну Цириссу замуж?
— Об этом до конца отбора я сказать не могу.
На этом срочный выпуск закончился и почти сразу в дверь постучали. Странно, кто бы это мог быть? Дурное предчувствие снова взыграло во мне. Так что к двери подходила, проверяя на пальце кольцо — подарок Шайрана, которым можно разрушить блокатор магии, и готовясь в случае необходимости создать круговой щит.
— Кто?
— Это я, Цирисса… — ее голос прозвучал как-то странно.
Настолько странно, что я все же прикрылась круговым щитом и только после этого открыла.
— Вика?.. — удивленно икнула она.
Нет, не думаю, что щит — это перебор! Вдруг Цирисса считает меня виноватой во всем и теперь решила отомстить, потому что терять ей больше нечего, потому что последняя надежда на внимание Тшахилавириона разбилась? Но, присмотревшись к Цириссе, поняла, почему голос звучал странно — она плакала.
— Что тебе нужно? — Я не собиралась бросаться ее утешать. Мы давно уже не приятельницы. Однако щит все же убрала. Надо будет создать снова — сделаю.
— Прости меня, — всхлипнула Цирисса. — Прости за все.
Она разрыдалась, так что пришлось все же пропустить в комнату, чтобы не стояла посреди коридора.
— Я очень перед тобой виновата, — заговорила Цирисса сквозь слезы. — Понимала, что ты ничего не делаешь для того, чтобы привлечь внимание Тшахилавириона шалэ Виарон, но не могла с этим смириться, просто не могла. Обида жгла изнутри. Поэтому я поддалась всеобщей волне, поэтому отвернулась, когда тебя обвинили в нападении на Салахара. Конечно, я понимаю, что ты этого не делала… И даже на репутацию наплевать, но… обида жгла, отравляла, не давала жить спокойно.
Кажется, Цирисса говорила искренне, но я не спешила ее утешать. Доверие — это такая штука, которую очень легко утратить, а вот вернуть потом почти невозможно.
— Разве что-то изменилось теперь?
— Да, изменилось. Я поняла, что не все зависит от нас. Иногда мы не можем изменить… совсем ничего не можем. Если что-то суждено, то нам самим уже ничего не исправить. Я так хотела стать избранницей энергетического вампира, а теперь меня заберут к себе техноэльфы. От судьбы не уйдешь. И теперь я не просто понимаю это — я осознаю, что ты тоже ничего не могла изменить. А еще я видела вас вместе с Шайраном эвр Шеосс и над этим тоже думала. Прости меня, Вика. Прости, если сможешь.
Я смотрела на заплаканную Цириссу, не зная, что сказать. Спутанные черные волосы, бледное лицо в красных пятнах и опухшие веки — она выглядела такой жалкой, такой несчастной и, наверное, смирившейся, впервые за все время.
— Я прощаю тебя, Цирисса.
Да, простить легко. Это ведь не значит, что мы снова станем приятельницами. Это не значит, что я снова буду доверять. Всего лишь прощение, которое сейчас так сильно ей нужно.
— Прости, — в очередной раз всхлипнула Цирисса и усилием воли прекратила плакать. — Я ведь знала, что тебе как никогда нужна поддержка. Я должна была поддержать.
— Прощаю, — повторила я мягко.
— Спасибо… Я просто хотела, чтобы ты знала. Не знаю, сможем ли мы еще поговорить. Может, они не позволят мне покинуть Ливерей. Не знаю… Но я рада, что ты не держишь на меня зла. И… мне, правда, жаль, что мы не стали подругами.
Толкнув дверь, Цирисса выскочила в коридор и поспешила прочь. Какое-то время я еще стояла, не двигаясь с места, и размышляла. Цирисса лучше всех прошла испытание с самопожертвованием в наведенном сне. Это было так естественно, так искренне. Такая вот она — девушка, выросшая в мирах Шаиласса и мечтавшая стать женой энергетического вампира. Возможно, это именно то, что нужно было Древу для возрождения?
Но я рада, что мы поговорили. Рада, если Цирисса действительно больше не таит обиду. Это разрушающее чувство и ей ни к чему, тем более, если теперь техноэльфы возложат на нее миссию по спасению магии в мирах Ливерея.
Очередное уведомление в планшете отвлекло от размышлений. Ну вот, не могли еще позже написать!
«Линна Виктория! Сегодня произошло невероятное событие — одна из невест, Цирисса рин Ласс, вдохнула жизнь в святыню Ливерея, в честь чего сегодня состоится праздник. Вместо бала объявляется празднование. Одежду для празднования Вам доставят в ближайшие несколько минут. Пожалуйста, откройте служанкам, когда они придут, и будьте готовы вовремя».
А дальше началось безумие. Вряд ли это очередная проверка, скорее, просто косяк организаторов и полнейший бардак из-за произошедшего в самом Ливерее. Проверять нас вроде как больше не нужно. Пусть выбор еще не объявлен, но уже очевиден. Милаэль ни к кому из участниц не питал теплых чувств, зато теперь наверняка заключит выгодный брак. Жениться на девушке, оживляющей святыни — это в духе эльфов.
Так вот, это вряд ли была проверка, но нервы мне помотали изрядно. Потому что одежду-то мне принесли, но в остальном пришлось готовиться самой. Бальную моду я изучила… А празднование в честь оживления Древа? Вот как к нему готовиться? Можно было бы решить, что без разницы, что нет никаких правил, ибо такое событие у техноэльфов впервые, но ведь принесли же специальную, традиционную одежду! А какой должен быть макияж, прическа?
В общем, прежде чем приводить себя в порядок, пришлось зарыться в интернет в поисках ответа. И ведь нашла! Подсказкой послужило летящее светло-зеленое платье, которое мне принесли. Кстати, по цвету оно идеально подходило к моим глазам. А один глаз я уже успела накрасить на бал… и вот тени определенно с платьем не сочетаются. Пришлось стирать, глаз ожидаемо покраснел… Проклятье!
Зато в интернете все-таки нашлось объяснение. Платье, которое мне принесли, являлось традиционным исконно эльфийским платьем, еще до их повального технического прогресса. Выходит, сегодня мы все изображаем традиционных эльфов. А это значит — обязательно распущенные волосы и венки с цветами. Где я возьму венок?! В саду нарву, что ли?
Оказалось, это промашка служанок. Когда я, заставив себя не метаться в беспорядке по комнате, все же взялась за макияж, подходящий к образу, снова заявилась служанка и, старательно извиняясь, вручила мне венок. Красивый, кстати. Нежные, белые цветы, на самом венке — крупные, а дальше на зеленых ниточках спускаются уже маленькие, они будут потрясающе смотреться в темных волосах.
Угадала. Образ удался. И даже вон щеки слегка раскраснелись от того, что слишком нервничала и торопилась. Успела! Одно что… понятия не имею, как вести себя на подобных мероприятиях. Вот о балах читала. О праздновании в честь воскрешения магии не читала, об этом в принципе негде было прочитать, оно же впервые произошло. Но ничего, думаю, справлюсь. Достаточно за остальными участницами отбора понаблюдать.
Зал украсили цветами. Да и на зал это походило отдаленно, потому что вместо стен с трех сторон здесь были колонны, оплетенные вьющимися растениями, а за колоннами начинался сад. И лишь эти колонны служили хоть каким-то ориентиром, где заканчивается зал. Ну, еще, пожалуй, потолок в виде стеклянного купола и пол. Потому что в саду пола не было — только мощенные дорожки.
Участницы отбора пришли, наверное, самыми последними. Здесь уже собралось немало народу, и все, даже не эльфы, были облачены в летящие платья по исконно эльфийской моде. У всех женщин — цветы в волосах. Цветов вообще было вокруг очень много. Они обвивали колонны, свисали с потолка. Отовсюду лилась нежная, красивая музыка. Гости радостно улыбались, их глаза сияли. По крайней мере, у техноэльфов, но и остальные постепенно проникались воздушной атмосферой счастья и возрождения.
— Позвольте пригласить вас на танец, — из толпы внезапно вынырнул Шайран и протянул мне руку.
Я рассмеялась и с радостью приняла приглашение. На душе было удивительно легко. Наверное, и меня захватило всеобщее веселье.
Музыка походила на звон капели и колокольчиков, а наш танец — на воздушный полет. Шайран не переходил грани и вел себя крайне сдержанно. Осторожно держал за талию, не позволяя себе ни одного лишнего, слишком откровенного прикосновения, зато его глаза полыхали таким огнем, что мне становилось жарко. А может быть, я раскраснелась от самого танца, чем-то напоминающего быстрый вальс.
— Тшахилавириона здесь нет, — улыбнувшись, при очередном повороте шепнул Шайран.
— Это хорошо, — облегченно выдохнула я.
А после танца с Шайраном меня все же перехватил Милаэль. Как успел пояснить Шайран, это дань вежливости. Милаэль, как хозяин празднования, должен станцевать с каждой из невест. Расставаться с Шайраном не хотелось, но и отказать королю техноэльфов никак было нельзя. Танец с ним получился хоть и воздушным, но холодным, каким-то безжизненным.
За все это время никто из нас не заговорил. Я уже даже не пыталась, а Милаэль, видимо, не видел в этом необходимости. Вежливость, дань традиции — ничего более. Но, наверное, оно и хорошо. Поблизости я чувствовала присутствие камер. Если бы Милаэль станцевал со всеми, кроме меня, ведущая наверняка прицепилась бы к этому. Еще бы, такое унижение! Меня сочли недостойной даже для танца. Так что спасибо Милаэлю и на этом.
А после танца начался салют, и вся толпа устремилась в сад.
— Посмотрите салют, очень рекомендую, — сказал Милаэль, прежде чем затеряться в толпе. — Ливерей славится их красотой.
Салют от технически развитого мира? Что ж, пожалуй, это и вправду должно быть что-то великолепное.
Но пока я разворачивалась, чтобы влиться в движение к саду вместе с толпой, на меня налетела какая-то женщина. Столкновение вышло не сильным, вот только в руках она держала бокал с вином. Рукой она, конечно, взмахнула. И половина этого вина оказалась у меня на платье. На лифе расплылось темное, некрасивое пятно. Подолу достались уродливые подтеки с брызгами капель.
— Ох, какая же я неловкая! Извините! — прощебетала она абсолютно неискренне. А в глазах на мгновение промелькнула самая настоящая ненависть.
Женщина уже скрылась в толпе, а я какое-то время так и стояла, потрясенная этой ненавистью. За что? За что она так меня ненавидит? Ну да, в последнее время я не пользуюсь популярностью, но чтобы настолько? За что?!
Почему-то в этот момент стало дико обидно. Радость, веселье, беззаботность. В саду начинается салют. Все эти люди и не только люди проходят мимо меня. Всем наплевать. Всем! Им же хорошо, им весело. А я стою здесь посреди зала, как будто оплеванная. Чем я это заслужила? Только ли тем, что, не сдаваясь, упорно проходила одно испытание за другим? Несправедливо!
Едва не всхлипнув, рванула к выходу из зала. Не в сад, а к тому, который вел обратно в здание. Там где-то по пути я видела туалеты, а лучше вообще до комнаты своей добраться и закрыться до конца мероприятия. До возвращения на Элинор — еще лучше! Жаль, нельзя спрятаться до конца отбора.
Не знаю, каким неимоверным усилием воли я сохраняла на лице спокойствие. Как умудрялась останавливать себя, не переходить на бег. Потому что хотелось именно бежать. Спрятаться от всех! Надоело. Как же мне это надоело. Скорей бы проклятый отбор уже закончился.
А в коридоре меня внезапно кто-то схватил. Он вынырнул из ниши сбоку и сразу оказался у меня за спиной, так что рассмотреть его не получилось. В первое мгновение попытка создать круговой щит была остановлена блокатором магии. Я воспользовалась кольцом. От блокировки избавиться удалось, но щит раскрыть уже не успела. Что-то болезненно кольнуло в шею. На вампирский клык не похоже. Он ведь обычно ходит в паре. Игла?.. Вот, кажется, что-то впрыснули под кожу.
Перед глазами сразу поплыло, во рту почувствовалась горечь. Тело ослабело, я больше не могла не то что к магии обратиться, но и стоять на ногах не было сил. Кто-то подхватил меня и куда-то потащил. Я отчаянно пыталась сопротивляться, отбиваться или хотя бы мешать продвижению, но лишь послушно волокла за ним ноги по полу. В расплывающейся темноте с отблесками отдаленного света уловила, кажется, знакомые черты. Ксандр? Но зачем это Ксандру, чего он добивается?!
Он внимательно зыркал по сторонам и упорно тащил меня в ему одному ведомом направлении. А потом внезапно повернул в какой-то коридор, толкнул спиной дверь, переступил порог и заволок меня в темное помещение.
Сопротивляться я не могла. Закричать тоже не получалось. Да и соображала я с трудом. Удивительно еще, что оставалась в сознании. Чем-то это было, наверное, похоже на крайнюю степень опьянения, когда и телом не владеешь, и языком еле ворочаешь, умудряясь только мычать. Я такого никогда не испытывала, только со стороны наблюдала, зато теперь ощутила в полной мере. Перед глазами плясали искры, голова кружилась то в одну сторону, то в другую, и от этого, кажется, укачивало.
Я плохо видела, еще сложнее было сориентироваться из-за тошнотворного головокружения, но, кажется, мы очутились в какой-то комнате. Спальне.
— Потерпи немного, так нужно. Прости, Вика, но ты не оставила мне выбора, — бормотал Ксандр, удерживая меня возле кровати и… снимая одежду?
Да что он вытворяет?! Перепугавшись, я попыталась высвободиться, но удалось лишь слегка приложить ладонь к его груди.
— Так нужно… ты ничего не сможешь сделать. Этот препарат будет действовать ровно столько, сколько нужно. Потерпи, скоро все закончится.
Самое отвратительное, что страх тоже стал отступать, сил не осталось даже на эмоции. Я не испугалась, когда нежная ткань платья соскользнула вдоль тела на пол. Не испугалась, когда Ксандр ловко лишил меня нижнего белья. Его руки подрагивали от волнения, но он не удержался — погладил обнаженную кожу груди, его дыхание сбилось.
— Прости, так нужно… Так будет лучше. Правильней, — прошептал Ксандр. При взгляде на мое тело в глазах появился лихорадочный блеск.
Наверное, хорошо, что здесь было достаточно темно.
Ксандр уложил меня на кровать и принялся раздеваться сам. Я лежала, не шевелясь, и просто смотрела на него. Эмоций никаких не было, все происходящее казалось отдаленным сном, чем-то ненастоящим, неестественным.
Отстраненно я удивилась тому, что Ксандр тоже разделся полностью и запрыгнул в кровать, устраиваясь рядом со мной. Он что, собрался меня изнасиловать? И много ли удовольствия в этом деле с бесчувственным бревном?
— Прости, Вика. Так надо, — повторил он шепотом, приподнялся и накрыл мои губы поцелуем.
А потом в комнату ворвался Шайран…
Я узнала его по дикому, нечеловеческому рыку. Пламя пронеслось над кроватью, Ксандр, склонившийся надо мной, вздрогнул и оторвался от губ. Я почти не почувствовала этот поцелуй, зато ощутила кое-что другое. Стоило вдохнуть нагревшийся от пламени воздух — и слабость стала отступать.
— Как ты посмел к ней прикоснуться?! — взревел Шайран. Взмах рукой — и по Ксандру бьет магическая волна, отшвыривая его в стену. Вот только Ксандр не растерялся. Не поднимаясь с пола, открыл портал и буквально упал в него, заваливаясь набок. Наверное, он сейчас потеряет сознание, но это будет где-то далеко, не в одной комнате с взбесившемся драконом.
Шайран повернулся ко мне. Глаза полыхали яростью, болью и каким-то безумием.
— А ты, Вика. Как ты могла это допустить? — И снова зарычал: — Как ты могла лечь с ним в одну постель?!
Бросок — Шайран оказывается рядом со мной, подхватывает на руки и прижимает к себе. Во взгляде целый взрыв — это страсть завладевает драконом, примешиваясь к безумию и ярости. Рядом открывается портал, Шайран прыгает туда вместе со мной. Отдаленно слышатся встревоженные голоса и крики. Похоже, в комнату все же прибежали на шум, а может, огонь, пущенный Шайраном, задел соседние помещения — я этого не заметила. Мы уже были далеко, а когда портал исчез, нас накрыло тишиной, разбавляемой лишь тяжелым, рваным дыханием дракона.
— Прежние чувства взыграли? Захотелось вспомнить о прошлом? — прошипел он и, не давая ответить, рывком прижал меня к себе. Шумно вдыхая, провел носом вдоль шеи и выше, по щеке, к виску. А потом внезапно оттолкнул. Тело еще слушалось плохо, поэтому на ногах я не удержалась. Взмахнула руками в отчаянной попытке сохранить равновесие, но все равно опрокинулась. Правда, упала на что-то мягкое. Судя по всему, опять на кровать.
— От тебя пахнет им! Ты вся провоняла им! — взревел Шайран. — Но ты моя. Только моя. Я докажу это тебе. Ты можешь принадлежать только мне одному.
Прорычав эти слова, Шайран рванул ко мне. В одно мгновение оказался рядом, накрыл своим телом и впился в губы поцелуем, болезненно сминая, подавляя, подчиняя. От губ Шайран перешел к шее, ключицам и плечам, а потом и к груди. Целовал и тут же кусал, скользил языком и снова прихватывал зубами кожу.
— Шайран, прекрати. Что ты делаешь, не надо, — я пыталась его отпихнуть, но он не замечал.
Самое отвратительное, что я даже сопротивляться толком не могла. Силы возвращались, но медленно, слишком медленно. Говорить тоже было по-прежнему тяжело, я не могла накричать на него, не могла заставить себя слушать.
А Шайран продолжал терзать мое тело, жадно, лихорадочно. После груди перешел к животу. Он как будто стирал с меня чужой запах, заменял своим. Вот только… Шайран был зол. Очень зол. И почти не контролировал себя. Это грозило катастрофой.
— Я избавлюсь от его запаха. Ты будешь пахнуть только мной. Ты моя. Моя, прямо сейчас будешь моей и навсегда, — бормотал Шайран, покрывая живот поцелуями и спускаясь все ниже.
— Шайран, пожалуйста, не надо. Не было у нас с ним ничего. Успокойся, давай поговорим. Он подставил меня. Он все подстроил, — повторяла я, уже чуть ли не плача. Упорно пытаясь оттолкнуть его голову, остановить эти злые, словно наказывающие поцелуи. Но Шайран как будто не слышал. Просто не слышал меня!
Безумие полностью им завладело.
— Шайран, не надо! — всхлипнула я, потому что его рука, огладив бедро с внешней стороны, устремилась к внутренней.
— Не надо? — он на самом деле остановился. Рука замерла совсем рядом, но еще не касаясь. Горячая, сильная ладонь легла в опасной, будоражащей близости. А Шайран наконец прекратил поцелуи и посмотрел на меня.
Вот только… в этом взгляде не было прежнего Шайрана. Я не узнала его! Злой, жесткий, безжалостный дракон — вот кто смотрел на меня. И улыбка на его губах заиграла такая же жесткая, беспощадная. Такой не остановится. Он доведет начатое до конца. И мне вряд ли это понравится, потому что нежности не будет. Будет только животная страсть, перемешанная с яростью и желанием доказать, что он единственный, кто имеет право ко мне прикасаться, обладать мной.
— Не хочешь? Меня, значит, не хочешь, а его хотела? — спросил он со злостью. Рука сдвинулась на миллиметр еще ближе.
Объяснять бесполезно. Он не услышит. Если бы Шайран не был охвачен безумием, он бы еще в самом начале заметил, что никакой страсти к Ксандру во мне не было. Но я все-таки выдохнула:
— Нет. Его я не хотела, а ты не в себе.
Собрав все крохи сил, которые успели появиться, влила их в удар. Магический. Щит засиял ярким голубым светом и отшвырнул от меня Шайрана. На его пальцах в последний миг удлинились когти, словно он пытался удержаться на мне, но удар был достаточно силен, чтобы дракона все же с меня снесло, отбрасывая почти к самой стене. Напоследок когти больно полоснули по коже, я зашипела.
Пока Шайран очухивался у стены, я пыталась встать с кровати. У меня это даже получилось, однако ноги подвели — подкосились, едва я попыталась сделать шаг. Хотела сбежать. Хотела переместиться, но после удара щитом на это сил уже не хватало. Кажется, препарат, который вколол в меня Ксандр, каким-то образом воздействовал на способность обращаться к магии.
Уйти я не смогла. И упасть тоже не успела. Шайран подлетел ко мне, схватил за плечи и впечатал в стену.
— Моя! Ты моя! — прорычал он, снова впиваясь в губы поцелуем. Руки зашарили по телу, больно стиснули талию. Колено властно раздвинуло ноги.
Я задрожала. Не от наслаждения и не возбуждения — от страха, от паники, завладевающей разумом, от отчаяния при мысли, что вот-вот произойдет. И только одежда на Шайране еще отгораживала меня от чудовищного мига, когда он все испортит безвозвратно, сломает наши отношения и, наверное, меня саму.
— Ты пожалеешь, сам потом пожалеешь, — прошептала я. Сил на сопротивление больше не осталось. Пусть делает, что пожелает. А дальше… он об этом пожалеет. Это единственное, что еще утешало.
Я зажмурилась, потому что не могла смотреть в безумные глаза, в которых вместо Шайрана был кто-то чужой и невероятно злой. Не могла смотреть, как одежда на нем опаляется и опадает пеплом, обнажая тело.
Шайран зарычал, швырнул меня обратно на постель. Падение не было болезненным, но дух захватило. Только что я стояла, прижатая к стене, и вот уже, перекувырнувшись в воздухе, упала спиной на кровать. Шайран подскочил, навис сверху, упираясь руками в постель по обе стороны от моей головы. Я не смотрела на него. Меня уже трясло, а из глаз текли крупные слезы.
Но прошла секунда, вторая, третья, а Шайран не продолжал, почему-то не трогал меня. Осторожно приоткрыв глаза, увидела, как раздуваются его ноздри, как меняется лицо, и постепенно на нем появляется осознанность. Понимание, что едва не натворил. Впрочем, злость тоже осталась. И боль. Он ведь считает, будто я пыталась ему изменить?
— Вика, — прохрипел Шайран. Отстранился, чтобы взять края покрывала и укутать меня им. Не так, как в прошлый раз. Сейчас я могла шевелиться.
Больше дракон ничего не говорил. Только поднялся с кровати и открыл мне портал. Пока Шайран не передумал, я поспешила встать. Придерживая покрывало на себе, шагнула в портал. Оглядываться не стала. Смотреть на него совсем не хотелось.
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий