Шоу продолжается

Глава 1

Я сжимала в руках чашку с чаем и потрясенно смотрела, как все остальные участницы отбора с хрипами хватаются за горло и начинают биться в агонии. Сама я не успела отпить из чашки. За все время чаепития не притронулась к напитку, потому что постоянно отвлекали разговорами и бесконечными нападками, то одна, то другая. А теперь, оказывается, в чай подмешали яд?!
Я с ужасом вскочила со своего места, отталкивая чашку от себя. Пока она ехала по столу, чай слегка расплескался. И забурлил, запенился, как кислота, выжигая скатерть, а за ней — и покрытие столешницы!
Господи, что же делать?!
Все… все двадцать девушек задыхались, цеплялись за скатерть, скоблили по столу белеющими пальцами.
Справившись со ступором, я рванула к выходу из зала. Может, еще можно как-то помочь? Может, успею?
— Кто-нибудь! Помогите! Их отравили!
Как назло, в коридоре никого не было. Но я не останавливалась — побежала к лестнице, и дальше — на первый этаж. Нужно как можно быстрее добраться до лечебного корпуса, позвать на помощь. Может, они успеют помочь, может, еще не все потеряно и девушек удастся спасти.
А если… попытаться переместиться? Здесь, пожалуй, главное не промахнуться. Переместиться к тому, кто действительно может помочь. Точно, Шайран! Он их спасет. Он успеет.
Пространство расплывается, проносится сквозь меня. Или это я несусь сквозь него? А потом оказываюсь в объятиях Шайрана.
— Там девушки, их отравили. Нужно помочь!
Но Шайран почему-то не открыл портал в тот же миг, не бросился на помощь. Продолжая держать меня за плечи, заглянул в лицо.
— А может быть, это ты? Ты их отравила?
— Нет… как ты мог такое подумать?
— Но ты ведь хочешь победить? — проникновенно спросил он.
Осознание пришло, словно вспышка. Этого не может быть. Это нереально. Шайран никогда бы не задал подобный вопрос. Потому что он знает меня и знает мою цель. Все это — сон. Очередное испытание.
Перед мысленным взором замелькали воспоминания: как меня ведут на это испытание, как дают отвратительное зелье, от которого буквально скручивает, тело слабеет и сознание ускользает в темноту.
Если бы не сообразила, что происходит, я бы могла ответить неправильно. Выдать себя. Выдать свои планы и намерения. Но я поняла: это испытание, за мной наблюдают. Перевела дыхание и уверенно сказала:
— Не такой ценой. Я предпочитаю честную борьбу.
Окружающее пространство дрогнуло, потеряло четкость, начало смазываться и тонуть в наплывающей темноте. Дольше всего я чувствовала руки Шайрана на своих плечах, но и эти ощущения скоро исчезли.
Я очнулась на кушетке в светлом помещении. Женщина в белом халате тут же заметила изменения в моем состоянии, поспешила ко мне.
— Давайте, я помогу вам подняться. Вот так, линна Виктория.
В этот раз мне определенно было лучше, чем в прошлый. Наверное, потому что испытание закончилось само, а это не я разорвала путы наведенного сна, силой воли из него вырываясь. Да, было лучше, но все равно не слишком приятно. Голова кружилась, в теле ощущалась слабость. Стоило встать на ноги — комната слегка покачнулась. Но в целом я хотя бы не чувствовала себя как на последнем издыхании.
Женщина сдала меня с рук на руки помощнице. Та сотворила портал к дверям в мои покои.
— Дальше справитесь сами?
— Да, конечно.
Она вернулась обратно через портал, а я открыла дверь и ввалилась в комнату.
— Вика, ну как ты? — ко мне тут же подлетела Эйва, окинула обеспокоенным взглядом. — Ну, как-то ты неважно выглядишь.
— Это зелье — гадость, — я поморщилась.
— Но ты ведь не умрешь? — с беспокойством уточнила феечка.
Я подавилась воздухом.
— Нет, не умру. В прошлый раз выжила, и в этот раз тоже должно обойтись.
Я на этом чертовом отборе только и делаю, что выживаю!
— Это хорошо, — она кивнула и полетела к дивану. — Я тебе тут такое платье сотворила. Было бы обидно, если бы ты его не надела.
Платье и вправду оказалось потрясающее. Но меня хватило только на пару секунд — больше любоваться им не смогла просто потому, что чувствовала себя отвратительно.
— Пойду в воде поплещусь… — пробормотала я и поспешила в ванную. А то, кажется, в глазах темнеть уже начинает. Не зелье, а отрава какая-то!
Еще и картины навевает шикарные. Додумались же показать, как на чаепитии умирают соперницы. Интересно, что здесь проверялось? Побегу ли за помощью или буду со злорадной улыбкой наблюдать, как остаюсь одной-единственной участницей отбора? А что, серьезно, будут и такие?
Водные процедуры помогли. Постепенно мне полегчало, тело наполнилось энергией. Бегать и прыгать пока не смогу, но хотя бы не грохнусь в обморок и по полу не растекусь.
Когда я вышла из ванной, до ужина оставалась пара часов. Так что я решила пойти в сад прогуляться. Для разнообразия переоделась в элегантное темно-синее платье с длинной прямой юбкой в пол, надела украшения из жемчуга. Ну прямо как на свидание собираюсь. Не знаю, с чего вдруг захотелось принарядиться. Просто, наверное, рассчитывала на спокойный и приятный вечер, тоже для разнообразия. В последнее время слишком много стрессов.
Открывая дверь, внезапно наткнулась на Цириссу. Она как раз собиралась постучать.
— Куда-то собралась? — удивилась Цирисса. — А я хотела позвать тебя на вечеринку. Девчонки сегодня устраивают после ужина.
— И кто там будет?
— Да много кто. Ванисса, Илейна, Никольда…
Я попыталась припомнить, но эти трое вроде бы ничем не выделялись. Стабильно шли где-то в середине рейтинга без особых заслуг. Хотя сейчас, когда после испытания лабиринтом нас осталась двадцать одна, их места сдвинулись ближе к концу.
— Не знаю, Цирисса. Я бы не советовала ходить на вечеринки. Мало ли что? Если камеры будут снимать, то можно сделать что-нибудь не то, что-нибудь, что не понравится зрителям. Вечеринка — благоприятное мероприятие для возникновения неприятных ситуаций.
— Значит, не пойдешь?
— Не пойду. Устала, к тому же. Не переношу это зелье.
— Да? А я довольно-таки нормально его воспринимаю. Не очень приятно, конечно, но так, немного голова покружилась, да и все.
Странно. Я одна такая чувствительная? Или здесь у всех индивидуальная реакция?
— Ладно. Спасибо за совет. Может быть, ты и права. Я планировала быть осторожной и вести себя прилично, но, возможно, не стоит рисковать. Спасибо, — Цирисса улыбнулась.
— Не за что. Я собиралась в сад. Если хочешь, пойдем вместе.
— Да чего я там не видела, — отмахнулась Цирисса. — Увидимся за ужином.
Зашагала она, кажется, не по направлению к своей комнате, но, в конце концов, меня не касается, чем Цирисса занимается в свободное время. Я пойду в сад!
Вечерняя прохлада приятно взбодрила. Щек коснулся нежный ветерок, потрепал распущенные волосы. Солнце клонилось к закату, окрашивая садовую зелень легким оранжевым оттенком, пока еще едва заметным. Я вдохнула ароматный, хорошо прогретый за день воздух и зашагала по тропинке.
Мысли потекли медленно и неторопливо. Невеселые, к сожалению, мысли.
Закончилась вторая неделя отбора, началась третья. Нас было тридцать шесть, теперь осталась двадцать одна. Тоже немало, но с учетом того, что впереди еще целый месяц… Месяц испытаний. Как это выдержать? Как выдержать, если каждое новое испытание выматывает до предела, а некоторые даже заканчиваются покушениями?
Я передернула плечами, вспомнив лабиринт. Вернее, то, чем завершился для меня этот лабиринт. Непобедимый Демиург, отчаяние, понимание, что нам не выстоять, и взгляд Шайрана, в котором читалось столько эмоций. А потом открытие, вновь перевернувшее мою жизнь. Ксандр — Сашка, моя первая любовь и до сих пор единственная, просто потому, что за два года так и не смогла впустить в свое сердце кого-то еще. Пока не встретила Шайрана. Глупо говорить, что он мне безразличен. Вот только разве это имеет какое-то значение? Я на отборе и должна дойти до финала.
С Шайраном не виделись уже два дня. Наверное, он был очень занят с плененным Демиургом, если не находил времени, чтобы продолжить наше обучение. А может быть, специально держался подальше от меня. Как знать, что у него в голове?
Зрители шоу так и не узнали, что тогда произошло. Я прошла испытание — и это главное. Вошла в портал, находившийся в конечной точке, ну а то, что не появилась на камерах, не вышла из портала в нужном месте… объяснили банальным сбоем. Как у них все просто и легко получается!
Кажется, до конца я так и не оправилась после того происшествия. Мне стали сниться странные сны.
А еще Ксандр… Мысли о нем не дают покоя. Чувства уже давно прошли, утонули в боли потери, я попрощалась с ним еще полтора года назад после шести месяцев рыданий в подушку. Но теперь выясняется, что он жив. Не просто пропал — каким-то образом оказался в одном из миров Шаиласса. И теперь работает на Тшахилавириона, по пути подсовывая ему палки в колеса.
По крайней мере, я теперь понимаю, почему Ксандр не хотел, чтобы Земля досталась энергетическим вампирам. Да, это понять можно. Но я никак не могу понять, что он чувствовал и что думал, когда смотрел на меня! Память-то ему вряд ли отшибло. Он с самого начала знал, что мы знакомы. Знал, что любили друг друга. И так виртуозно изображал незнакомца! Не понимаю, как и зачем?! Почему нельзя было сразу сказать правду? Он ведь даже не собирался показывать мне свое лицо — это всего лишь случайность. А так… я бы никогда не узнала.
Меня внезапно затопила обида. Да ну его. Ксандр изменился. И наверняка преследует определенные цели, а на меня ему плевать. Все здесь ведут свою игру, всем что-то нужно. Что ж… я тоже буду вести свою игру.
В мрачных размышлениях я вышла к фонтану и не сразу заметила, что кто-то здесь уже был. Ну вот опять: длинный темный плащ, капюшон на голове. Хотя по ощущениям — не энергетический вампир. Да и на Ксандра по телосложению совсем не похож. Этот как-то мощнее, шире в плечах, а ростом чуть ниже.
Что там Ксандр говорил? Не все, кто в капюшоне, — Тшахилавирион? Великая мудрость!
Я остановилась, не зная, то ли повернуть обратно и тихонько уйти, то ли все-таки продолжить путь к фонтану. Незнакомец избавил от необходимости выбирать — сам повернулся ко мне и скинул с головы капюшон. Я потрясенно замерла, рассматривая загорелую и абсолютно лысую макушку. Серьезно?! Лысый?! Нет, мужчина вполне симпатичный, но… блин, лысый же. И вообще сейчас, стоя в темно-коричневом плаще и повернувшись ко мне лицом, напомнил какого-нибудь тибетского монаха. Молодого монаха. Весьма привлекательного.
В лучистых серых глазах мелькнули смешинки.
— И как вам, линна Виктория? Нравится? — усмехнулся он.
— Ну… — оторопело промямлила я, старательно соображая, кто бы это мог быть и как он оказался в саду на территории особняка. И вдруг как ляпну: — Интригующе.
— Отлично, — он улыбнулся. — Я как раз на это рассчитывал. Создать интригу при нашем знакомстве.
К фонтану выплыли камеры, приблизились к нам, старательно снимая с разных ракурсов. Это, кстати, натолкнуло на определенную мысль. Ибо я видела всех женихов. Но один из них способен менять внешность без вреда для пышной шевелюры!
— Вам уже стало интересно, какого цвета у меня волосы?
— Каштановые, — ответила я. — Если, конечно, это был ваш настоящий облик.
— Догадались, значит, — хмыкнул теперь уже точно Найтан Сарне, король мира метаморфов. — Но вы ведь не можете утверждать, что мой постоянный облик и есть истинный.
Угадала! Значит, у метаморфов есть истинный облик. Наверное, тот самый, с которым они рождаются. А то ведь совсем ничего не знаю об этой расе. Какой провал! Об энергетических вампирах читала, о драконах по большей части расспрашивала, об эльфах тоже успела почитать, а вот до метаморфов не дошла, вообще не ожидала, что пересечемся с ним — судя по выпускам шоу, Найтан вполне успешно выгуливал других участниц.
— Соглашусь, интрига удалась.
— Хорошо. А то лысый вид меня слегка нервирует. Вы не против?..
— Конечно нет, — и уставилась на него во все глаза. Интересно же!
Найтан снова хмыкнул и начал изменяться. Прямо скажем, выглядело жутковато. Это тебе не дракон, который сначала укутается дымком, а потом проделывает свои метаморфозы — этот изменялся, не скрываясь под магией, да и магии, как таковой, наверное, здесь не было — всего лишь физические свойства тела.
Компьютерная графика отдыхает. Но в целом, пожалуй, меня можно назвать весьма подготовленным зрителем. Какая-нибудь другая нежная барышня могла бы и в обморок грохнуться, когда лысая черепушка начала менять форму, черты лица тоже изменялись. Нос, например, слегка уменьшился, как будто втянулся в лицо. Губы сделались тоньше и немного вытянулись. Подбородок… о да, когда нижняя челюсть ходуном заходила под кожей — это вообще было нечто! Похоже, в новом выпуске ожидается фильм ужасов. Или подотрут для цензуры, уберут самый жуткий момент?
Ну и под конец у метаморфа отросла густая копна волос. Зеленого цвета почему-то.
— Приятно, что вы не упали в обморок, — улыбнулся Найтан, с интересом рассматривая меня.
О, так я была права! Падали, значит, падали при нем в обморок. Это что, проверка такая была? Только та достойна внимания метаморфа, которой не поплохеет от его метаморфоз?
— А я и не такое видела. Меня сложно чем-то подобным впечатлить.
— Вот как? — удивился Найтан. — Мне казалось, на Земле нет подобных ужасов.
И ужасы есть, и вообще… это он в кунсткамере не был и в наш интернет не заглядывал!
— Прогуляемся? — метаморф предложил мне руку. И опять этот испытующий взгляд, словно ждет, что отшатнусь от него и с визгом брошусь наутек.
— С удовольствием, — я с невозмутимым видом взяла его под руку.
Покинув площадку с фонтаном, чинно зашагали по тропинке.
— Что же такого страшного вы видели в своем мире, если превращение метаморфа не произвело на вас впечатление?
О, как мужика зацепило! Надо было хотя бы ахнуть для вида? Ну, чтобы успокоился, удовлетворился и все такое. А то ж самый настоящий разрыв шаблона получился.
— Фильмы, например, — ответила я и невозмутимо перечислила: — Кишки, развешенные по комнате, чудовища, которые вылезают из живота человека, поворачивающиеся на триста шестьдесят градусов головы, вывернутые суставы, разлагающиеся зомби.
— Надо же, какая любопытная фантазия у ваших людей, — хмыкнул Найтан.
— Да, на фантазию никогда не жаловались.
— А что вы знаете о метаморфах, Виктория?
До чего же неудобный вопрос! Вот и признавайся прямо на камеру.
— Честно говоря, не очень много. Стараюсь изучать как можно больше информации, которая мне теперь доступна. Но не всегда успеваю вовремя.
— Вот как… я слышал, в последнее время вы очень заинтересовались метаморфами, — Найтан выглядел слегка озадаченным.
Стоп. Что за?.. С чего он взял, что я интересовалась метаморфами, да еще и в последнее время?! Не скрою, метаморфы — существа любопытные, на самом деле способны вызвать интерес, вот только в последние дни я была занята исключительно выживанием и борьбой с внутренним стрессом — последствием этого выживания.
— Позвольте уточнить, откуда у вас такая информация? — я невинно улыбнулась, старательно пытаясь не вызвать подозрений и не насторожить Найтана подобным вопросом. Надеюсь, мой милый и невидный вид его слегка успокоил?
Окинув меня задумчивым взглядом, Найтан как будто даже расслабился немного. Таинственно улыбнулся.
— Вероятно, у вас очень хорошая подруга, Виктория. А я приглашаю вас на день рождения моей тетушки. Небольшая экскурсия по Ниагару. Будете третьей приглашенной.
Огромного труда стоило не подавиться, не споткнуться на ровном месте, не уронить челюсть и вообще ничего такого неприличного не сотворить. Неимоверным усилием воли я сохранила на лице спокойствие. Лишь позволила себе благодарно улыбнуться.
— С удовольствием приму ваше приглашение. Когда же день рождения вашей тетушки?
— Ровно через неделю.
Кто-нибудь, пристрелите меня. И ту самую «подругу»! Ох, сомневаюсь я, что это Цирисса. Она не общалась с метаморфом. Скорее, это не «хорошая подруга», а какая-нибудь недоброжелательница, которая решила окончательно избавиться от меня. Но зачем? Если она нравилась Найтану, если проводила с ним время, то на кой ей привлекать его внимание ко мне? Так сильно хочет, чтобы я опозорилась? Так уверена в том, что я именно опозорюсь?..
Черт! А ведь вполне вероятно.
Найтан довел меня до ступеней у входа в особняк, галантно поцеловал руку и пожелал хорошего вечера. Метаморф ушел порталом, а я еще какое-то время заторможенно смотрела ему вслед, на то место, где погас портал.
Он позвал меня на день рождения к тетушке… В мир метамофов. Черт возьми, на день рождения к тетушке! И какая стерва подбила его на это?!

 

На ужин пришли не все. Наверное, остальные отправились на ту самую тусовку, на которую звала меня Цирисса. Сама она, кстати, на тусовку не пошла — явилась на ужин. Надо будет с ней поговорить, когда выйдем из столовой.
Я внимательно наблюдала за девушками, пыталась уловить, кто же из них посмотрит на меня со злым торжеством, но, кажется, все были заняты своими негромкими разговорами. Даже ни одной перепалки за весь ужин не случилось. А после еды, уже в коридоре, я выловила Цириссу.
— Постой! У меня к тебе важный вопрос. Ты случаем не общалась с Найтаном Сарне?
— Нет, — Цирисса явно удивилась. — Он вообще ни разу в мою сторону не смотрел, не говоря уж о свиданиях. А почему ты спрашиваешь?
— Потому что он сегодня заявил, что приглашает меня на день рождения тетушки. Третьей. Видимо, берет только нескольких.
— Ну да, каждый жених может вывезти на экскурсию небольшую компанию невест. От трех до пяти. Ни больше, ни меньше. Такие правила, — кивнула Цирисса. — Потому что индивидуальные свидания — это только совсем ненадолго. А экскурсия, скажем, на день… уже должно быть несколько девушек. Это если вне испытаний. На испытания, конечно, вывозят всех.
Да, это я знаю. Читала в правилах отбора.
— Но при чем здесь я?
— Ты здесь ни при чем. Я ведь понимаю, что это не ты. Найтан сказал, что моя «хорошая подруга» ему нашептала, будто я интересовалась метаморфами. Вот он и решил пригласить меня третьей!
— Любопы-ытно, — протянула Цирисса нахмурившись. — Похоже, Найтану нравятся две девушки, им он внимание по большей части и уделял, а кого третьей пригласить для комплекта — не знал. Тут-то одна из них и подсуетилась.
— Одного не могу понять. Почему я? Если они обе нацеливаются именно на Найтана, то не слишком хорошо привлекать его внимание ко мне.
— У меня есть две версии. Они ведь понимают, что третья в их компании все равно появится, иначе Найтану просто не разрешат вывезти их на целые сутки. Возможно, они просто решили, что ты опозоришься и уж точно его не заинтересуешь, а вот какая-нибудь другая, возможно, могла бы ему понравиться. Ну и второй вариант: тебя им предложила еще одна, которая нацелилась на другого жениха. И вот ей ты уже совершенно точно мешаешь.
Господи. Надеюсь, это не Цирисса.
— Что будешь делать?
— Меньше спать и больше читать о метаморфах, — убито сказала я.
Чувствовала себя прямо-таки раздавленной, как будто бульдозер проехался по мне раз десять. Испытаний казалось мало? Обучение магии? Ерунда! Теперь еще придется срочно изучать информацию о метаморфах, их привычках, традициях, об этикете в Ниагаре. А еще… о боже! Я должна подготовить для тетушки Найтана подарок?!
Вычислю стервозную тварь, которая натолкнула его на «светлую» мысль позвать землянку — придушу голыми руками. Или щитом о стену до смерти забью.
С такими кровожадными мыслями я ворвалась к себе в комнату. И застыла на пороге. Потому что из давно облюбованного им кресла поднялся Шайран.
Все-таки пришел. Разобрался с проблемами и пришел.
Сердце забилось чаще, и я ничего не могла с этим поделать. Шагнула к нему, снова остановилась. Проклятье, как же все сложно! Если бы не этот отбор… Я бы и на десять миллионов могла наплевать. Но только не на загребущие вампирские руки, которые Тшахилавирион тянет к Земле.
— Как ты? — спросил дракон, окидывая меня внимательным взглядом. И в голосе, и в этом взгляде мне почудилось что-то мрачное, тяжелое, но все равно я ощутила волнение.
— Жива, как видишь. И даже почти пришла в себя.
— Это хорошо. Ты проходи в комнату, не стесняйся, — усмехнулся он, глядя, как я мнусь на пороге.
И вправду. Моя ведь комната!
Я опустилась в кресло напротив. Шайран тоже сел. Между нами ощущалось странное, нервирующее напряжение. А впрочем… ничего удивительного, наверное.
Чуть помолчав, Шайран заговорил:
— Демиург находится под стражей. Лучшие ментальные маги Таизира пытаются выяснить, был ли у него сообщник.
Ого! Неужели Шайран решил поделиться со мной кое-какой информацией?
— У него есть имя?
— Да. Тайламиш. Но даже если ему помогал кто-то еще, именно Тайламиш приходил к тебе в облике человека и предлагал сделку. Покушение устроил тоже он. Он же подстроил несчастный случай на балконе.
Я кивнула. В принципе, об этом уже догадалась. Хотя подтверждение лишним не будет.
— Демиурги хорошо умеют маскироваться и надевать чужие лица?
— Да. Они легко могут притворяться простыми людьми, скрывая свою силу полностью или частично. На самом деле, многие Демиурги так делают, когда хочется отправиться в путешествие по мирам инкогнито. Изменить облик для них не проблема. Магия Демиургов практически безгранична.
— Тогда нам действительно повезло…
— Повезло, что он поначалу играл, не хотел сразу применять всю мощь. Ты была права, когда предположила, что Демиургу достаточно взмахнуть рукой, чтобы уничтожить нас, стереть, не оставив ни единого следа. Но то, что произошло потом… это уже не везение, Вика. — Шайран вперил в меня серьезный взгляд. — Кто это был? Ты с ним знакома?
Честно говоря, у меня аж внутри все похолодело. И сердце к горлу подскочило. Но я старательно сохраняла спокойный вид.
— С чего ты взял?
— Ты не удивилась, когда увидела его. Он появлялся раньше?
Кажется, обошлось. Шайран не догадался, что я знала Ксандра уже давно…
— А это имеет значение?
— Вика. Это важно. Я должен понять, что происходит и какие силы замешаны в этой игре.
— Два вопроса, Шайран. — Я мило улыбнулась. — Почему я должна тебе что-то объяснять, если ты не удосужился предупредить меня о важности отбора для судьбы всей Земли, и какое тебе дело до этой игры?
Да, сейчас мы разговариваем с ним совершенно спокойно. Но я не забыла, почему и как мы поссорились. Проблема никуда не делась. Шайран не рассказал мне ничего, а еще посмел требовать, чтобы я выбирала, даже не догадываясь о последствиях этого выбора? Ну уж нет. Такое не прощается. Не уверена, что когда-нибудь смогу простить.
— Вика, я тебе не враг.
— Я знаю. Не враг. Просто тебе все равно.
— Мне не все равно.
— Ты не ответил на мои вопросы, — я безмятежно улыбнулась. Каких сил мне это стоило! Потому что снова хотелось завыть от расползающейся внутри боли. До чего же обидно.
— Я не мог рассказать. Не хотел. — Тяжелый, какой-то темный взгляд Шайрана пронизывал насквозь, заставляя внутри что-то сжиматься. — Мне действительно не было никакого дела до Земли. А знаешь почему, Вика?
Он медленно поднялся из кресла, подошел ко мне. Наклонился, опираясь руками о подлокотники. Я замерла, глядя в желтые глаза. Вот и зачем Шайран это делает? Зачем подходит так близко? Я же… мне ведь становится трудно дышать!
— Потому что не понимал, Вика. Не понимал до конца, насколько ты стала важна для меня.
Затаив дыхание, не отводя взгляда, смотрела на него снизу вверх. А Шайран нависал прямо надо мной, гипнотизировал взглядом. Так близко…
— И… насколько важна?.. — Во рту пересохло. Невольно облизнула губы и только после этого поняла, какую ошибку совершила. Проклятье! Это ведь… сводит мужчин с ума?
Глаза Шайрана вспыхнули.
— Ты не представляешь, как я хочу тебя поцеловать. — Он провел рукой по скуле, скользнул по щеке, огладил подбородок.
— Но тебя останавливает то, что я участница отбора? — почти шепотом спросила я, потому что голос куда-то пропал.
— Останавливает, — произнес Шайран, тоже переходя на шепот. — Но я все решу, Вика. Решу.
На какой-то миг я позволила себе это почувствовать. Поверить, будто он действительно все решит. Может быть, не придется больше участвовать в отборе. Может, не придется идти до финала, бороться за каждый свой день, проведенный здесь. Как было бы хорошо, если бы Шайран все решил. Переложил эту проблему на свои плечи, пообещал, что Земля не окажется в лапах ненасытных энергетических вампиров.
Так хотелось в это поверить. Но миг слабости прошел. Еще ничего не решено. А значит, пока ничего не меняется.
Шайран отстранился, снова сел в кресло. И только горячие огоньки, сохранившиеся на дне его глаз, напоминали о данном только что обещании.
— Что Демиургам от нас нужно? Зачем им Земля? — спросила я, прерывая молчание.
— Ты ведь ничего не знаешь о Демиургах?
— Наверное, нет. Предпочитаю узнавать точную информацию, а не строить предположения по паре прочитанных фантастических книг.
— Да, ты ведь читала эротику, — усмехнулся Шайран. — Страшно представить, что вытворяли Демиурги в таких книгах.
Я все же смутилась. Нет, если б разговаривала не с Шайраном, я могла бы продолжить шутку. Но ведь это Шайран! Не могу шутить с ним на тему эротики, потому что сразу становится подозрительно жарко. И волнующе…
— Страшно представить? Драконы столь сдержанны в постельных утехах?
Ну черт. Не удержалась. Кажется, начинаю краснеть.
Шайран прикрыл глаза и неожиданно бархатистым голосом спросил:
— А тебе так не терпится узнать, на что способны драконы?..
Когда он снова открыл глаза, они горели жарким огнем, а зрачки стали вертикальными.
Стоп. Все, хватит! А то так договоримся еще…
— Так что там насчет Демиургов?
— Демиурги живут не так, как мы. У них есть свои миры, где они обитают сами. Есть миры, в которых они ставят свои эксперименты. Как правило, это новые миры, которые Демиурги недавно создали.
Шайран говорил, а мне не верилось. Просто трудно представить, осознать, что существуют подобные существа, которые могут создавать целые миры при помощи своей магии.
— Но у них нет правителя, одного на всех. У них не государство — Дом. И в каждом Доме есть старший, тот, кого слушаются остальные члены Дома. Каждый Дом владеет несколькими мирами и может творить в них что заблагорассудится. А к нам они не лезут. Эти миры не считаются частью Объединенных Миров. У нас Демиурги, конечно, появляются, мы с ними общаемся. Но живем все же обособленно. У них свои миры, у нас — свои.
— И они хотят, чтобы Земля стала одним из их миров?..
— Кто-то из них, — Шайран кивнул. — Или один Демиург, или несколько. А может быть, целый Дом.
— Но зачем?! Для своих экспериментов?
— А этого я, Вика, не знаю. Мы попытаемся выяснить, но пока сказать не могу.
— А Фиастрея, она…
— Она непричастна. Фиастрея — Глава Дома, одного из десяти самых могущественных и сильных. Ей никакого толку от еще одного мира не будет. Нет. Скорее всего, Землей заинтересовался кто-то из слабого Дома, у которого мало миров. Но и даже в этом случае непонятно, зачем им Земля. Все же… масштабы несоизмеримы. Для Демиурга любой мир — лишь песчинка.
Шайран поднялся, добавил уверенно:
— Мы выясним и во всем разберемся. Не переживай.
— Спасибо, — я тоже поднялась. Не хотела провожать его сидя.
— За что?
— За то, что рассказал все это. Я ведь… просто землянка, — я грустно улыбнулась.
Шайран протянул руку и легонько погладил мою щеку.
— Ты не просто землянка, — сказал он мягко.
Ответить ничего не успела. Вспышка портала — и я осталась в комнате одна.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий