«Слепая зона» правового конфликта: о чем не знают те, кто хочет ыиграть суд

Пространство конфликта как место, которое под контролем

 

Понятие правового пространства включает в себя несколько аспектов. И прежде всего под пространством, в котором разворачивается юридический спор, мы понимаем территорию, контролировать которую стоило бы стремиться самому или контроля над которой неплохо было бы лишить своего противника.
Кто является истинным хозяином в правовом конфликте? Тот, кто определяет место и время, режим встреч / судебных заседаний / следственных действий. Тот, кто может подробно расспросить гостя, сам при этом не будучи обязанным отвечать на вопросы. Тот, кто может получить практически любую нужную ему информацию (документы, сведения о фактах) и дать полученным доказательствам свою оценку. Если одной из сторон удается направить ход суда или следствия таким образом, что оно начинает выявлять нужную ей информацию либо проверять ее доводы, то можно считать, что инициатива в пространстве перехвачена.
Надо сказать, что арсенал доказывания, имеющийся в распоряжении следственных служб, не идет ни в какое сравнение с возможностями гражданского суда. Допросы и выемки, экспертизы и обыски – с целью проверки версии следствия о совершении какого-либо преступления используется все. При этом влияние следственных органов подобно огню: они умеют так подогреть ситуацию, что надо бежать подальше, лишь бы не сгореть и не попасть под жернова уголовной юстиции. При контакте со следствием фокус внимания и потребности человека, как бы высоко он ни находился на социальной лестнице, резко начинают движение вниз по пирамиде А. Маслоу: желание защитить себя становится первостепенным, почти единственным.
Но и в гражданских судах весьма часто одной из сторон удается поставить на разрешение суда вопросы, для ответа на которые суд процессуально вынужден что-то исследовать, проверять и чему-то давать оценку. Ведь как бы ни был силен суд и как бы много власти у него ни имелось, сама суть судейского назначения в обществе – давать ответы на прошения сторон. И, помня о том, что коммуникацией управляет тот, кто избирает направление дискуссии и задает вопросы, мы должны признаться себе, что многое – в наших силах. Именно слово – наше главное орудие, и надо грамотно им пользоваться, чтобы перехватывать инициативу, становясь хозяином в пространстве конфликта.
Для фактического контроля пространства, на базе которого развивается правовой конфликт, нередко предпринимаются и другого рода действия – например, инициируется процедура банкротства. Дело в том, что в российской действительности по итогам наблюдения в рамках банкротного процесса обычно не идет речи об оздоровлении компании, но сразу запускается конкурсное производство. Если очень упрощать, можно сказать, что в такой ситуации у руля оказывается тот, кому компания была больше всего должна: именно он получает доступ к активам, а значит, может вполне успешно существовать, пользуясь ими ближайшие годы, пока длится процедура. В таком случае мы говорим о фактическом – точнее, даже физическом – контроле пространства, который, безусловно, дает большие преимущества.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий