Пятая пробирка

Книга: Пятая пробирка
Назад: ГЛАВА 8
Дальше: ГЛАВА 10

ГЛАВА 9

Он стал нарушителем законов, хотя раньше соблюдал их предписания.
Платон, "Государство", кн. VII

 

—     Позвольте говорить прямо, мистер Каллахэн. Источником вашей информации об этом доме на колесах был старик, хозяин заправки из какого-то захолустья. Его вы разыскали после того, как гадалка вдохновила вас на то, чтобы продолжить расследование.
—     Э... да, пожалуй, можно сказать и так.
—     Вы поверили старику?
—     Да. Полагаю, что это тот фургон, который мы ищем.
—     А гадалка с татуированным лбом?
—     Она узнала, что у меня пропал кот, а я не помню, чтобы говорил ей об этом.
—     Но она не сообщила вам, где его искать?
—     Нет.
—     Но вы его все равно нашли?
—     Он сидел в кустах напротив моего дома. Думаю, чтобы поймать мышь или крысу, ему даже не надо было двигаться с места.
Густафсон попыталась скрыть улыбку, но Бен успел это заметить.
—     Значит, — продолжила она, — после недели бесплодных усилий во Флориде, когда мы так и не узнали, кто сбил на шоссе человека, вы хотите, чтобы я оплатила вашу поездку в Цинциннати?
—     Всего-то триста миль.
—     В один конец.
Бен нагнулся к ней и с заговорщицким видом произнес:
—     Не говорите никому, док, но я поеду в Цинциннати, даже если вы мне не заплатите!
Элис Густафсон повторила его движение и сказала таким же тоном:
—     Ну что же, тогда вам пора собираться!

 

* * *
Всю дорогу от Чикаго до Цинциннати Бен ехал под дождем. Большую часть пути он слушал новый диск Джона Прайма, во многих песнях которого речь шла о несвободе либо за решетками тюрьмы, либо внутри стен собственной жизни. Иногда Бен напевал припев своей любимой песни, которая, полагал он, будет таковой до тех пор, пока он не услышит что-либо получше.

 

Отче, прости неразумных деток!
Ты нас простишь, ну а мы — Тебя.
Простили друг друга за все за это,
Свистнем и в рай попадем шутя.

 

Используя информацию, полученную от Скайлера Гейнса, кое-какой софт, купленный по каталогу для частных детективов (его можно было применить на практике только после погашения задолженности за Интернет), а также с помощью полицейского, за которым числился старый должок, Бен встретил на удивление мало трудностей в установлении фургона и его владельца: «Фолкнер Ассошиэйтс», Лавровая улица, 4а, Цинциннати. В городском телефонном справочнике такой фирмы не значилось, не удалось найти ее и в онлайновых поисковых системах. Сейчас, следуя по широкой дуге шоссе № 1-74 и вглядываясь в виднеющийся впереди город, Бен попытался представить себе, как в здоровенный фургон затаскивают жертвы, выкачивают из них костный мозг против их воли, а потом отпускают. Ничего осмысленного не получалось.
Бен знал, что понравился Элис Густафсон и что она заплатит ему за потраченное время (как — это другой вопрос), но мысленно похвалил себя за то, что сообразил не поднимать пока вопрос о пятистах долларах, которые выложил мадам Соне за портреты Гленна. На самом деле вместо того чтобы пытаться объяснить разницу между двумя комплектами рисунков, он показал Элис только один, «реальный» вариант. А в целом, добавив эти пять сотен к цене реанимации своего браузера и к тому, что он заплатил нескольким людям во Флориде за оказавшуюся бесполезной информацию, и предположив, что потерял несколько заказов во время работы в Солнечном штате, Бен пока еще не обанкротился.
Если эта шестисотмильная увеселительная поездка в Город королевы окажется пустой, решил Бен, тогда все, он выходит из игры. Он выбросит из головы и ужасные фото Гленна, и газетную историйку про Хуаниту Рамирес, и загадки мадам Сони. «Охрана органов» может обратиться в органы охраны правопорядка, а он, Бен, снова займется преследованием и подглядыванием.

 

Отче, прости неразумных деток!
Ты нас простишь, ну а мы — Тебя...

 

В изумрудном ожерелье парков с великолепным концертным залом, художественными галереями, университетом, богемным кварталом, спортивными площадками и зоопарком, Цинциннати всегда казался Бену таинственной жемчужиной среди других городов. Сверившись со страницей из Мап-Квест, он съехал с шоссе и свернул к реке Огайо. После восьми часов, проведенных за рулем, его несговорчивая спина просила об отдыхе. Что бы ни случилось в доме номер 4а на Лавровой улице, в ближайших планах Бена стояли мотель и горячий душ.
Густые облака, непрекращающийся дождь и тот факт, что Цинциннати расположен у западной границы восточного часового пояса, делали ранний вечер темным, как полночь. Мап-Квест провел Бена через восточную часть центра города к низине реки с кривыми улицами, узкими переулками и похожими на склады зданиями, давно требовавшими ремонта.
В отличие от своих коротких и плохо освещенных соседок, Лавровая улица имела указатель. Бен остановился за углом и задумчиво посмотрел на запертую крышку ящика для перчаток, решая вопрос, есть ли смысл брать с собой «смит-вессон» тридцать восьмого калибра. Кроме единственного занятия в тире пару лет назад, Бен ни разу из него не стрелял и надеялся, с учетом скромных масштабов своих целей, что не придется стрелять и впредь. После недолгого колебания оружие было оставлено на своем месте. С сумкой из мягкой кожи дело обстояло иначе. В ней лежали фонарик с чехлом, небольшой ломик, набор отмычек, цифровая видеокамера и цифровой фотоаппарат, лазерное подслушивающее устройство, веревка, моток бечевки, изоляционная лента и еще куча разных приспособлений, которые можно было вместить в сумку, не сломав молнии.
Движение в этом районе было не оживленное. Чувствуя, как сильнее забилось сердце, Бен сунул фотографии Гленна в наружный карман сумки и надел свою скаутскую кепку, надвинув козырек на глаза. Выключив свет в салоне своего видавшего виды «рейнджровера», он тихо открыл дверцу. Выдался тот редкий за годы работы частным сыщиком случай, когда ему действительно предстояло заняться сыском.
На улице вдоль безликого ряда мастерских, гаражей и складов из бетона, гофрированного металла и даже дерева стояло несколько машин. От дороги здания отделял узкий разбитый тротуар, а сами здания — еще более узкий проход. На дороге повсюду были выбоины, заполненные грязной дождевой водой.
Идя по тротуару в тени зданий, Каллахэн свернул на Лавровую улицу. Чтобы взглянуть на тридцатидевятифутовый «эдвенчер», Бен побывал в автоцентре недалеко от Чикаго. Сейчас он с облегчением заметил, что эта улица была шире, чем почти все остальные. Все еще размышляя о том, может ли фургон размером с автобус заехать в какое-нибудь из зданий, Бен заметил перед одним из них — деревянным, обшарпанным — просторную площадку, заваленную мусором. Само здание было высотой в два-три этажа и когда-то, видимо, использовалось в качестве амбара. В стене, обращенной к улице, виднелся проем, закрытый парой массивных дверей на металлических рельсах, достаточно большой, чтобы в него вписался фургон. Если на Лавровой улице был дом 4а и если там скрывался тридцатидевятифутовый дом на колесах, то это место являлось самым подходящим. А где-то рядом должна быть и входная дверь, сообразил Бен.
Не обращая внимания на дождь, он осторожно двинулся по узкому, не больше трех футов, проходу между зданиями. По дороге ему попалось единственное окно на высоте пяти футов, но изнутри оно было закрыто занавеской. На улице, параллельной Лавровой, в зданиях не имелось ни окон, ни дверей, одна сплошная стена в двадцать пять футов, увенчанная острой крышей. Бен оглядел улицу и вернулся назад вдоль другой стороны здания, подсвечивая себе фонариком. Примерно на середине пути он обнаружил в стене дверь, которую искал. На массивной деревянной панели выделялись установленные совсем недавно ручка и замок.
Вскоре после того, как Бен стал частным сыщиком, он прослушал специальный курс для детективов по обращению с замками почти всех известных типов. В дополнение к недешевому обучению он получил приложение в виде набора похожих на пластиковые карточки пластинок самой разнообразной формы и связку из двадцати толстых проволок, изогнутых под причудливыми углами и названных по имени их изобретателя комплектом Таггерта. Какое- то время Бен тренировался на замках в своей квартире, а также на дверях друзей и соседей, и достиг достаточного умения в выборе нужной проволочки и работе с ней. Но все это выглядело игрой в приключения. За последующие годы у Каллахэна не было ни одного повода применить свои навыки. До сегодняшнего дня.
Практически невидимый в темном проходе, Бен приложил к двери свой стетоскоп и несколько минут внимательно прислушивался. Изнутри не доносилось ни звука. Вытащив из сумки комплект Таггерта, он принялся за работу. Только четвертая по очереди проволочка зацепилась за что-то внутри. Поворот вправо — и замок открылся. Глаза Бена еще не привыкли к почти полной темноте, но он уже знал, что фургон здесь.
Тридцатидевятифутовый «эдвенчер» стоял, занимая почти все внутреннее пространство помещения от стены до стены. Бен проскользнул в дверь, бесшумно прикрыл ее за собой и опустился на одно колено на бетонный пол, пытаясь унять бешено колотившееся сердце. Когда шум в ушах стих, Бен снова достал фонарик и посветил им по сторонам.
Сверкающий фургон с закрытой дверью и зашторенными темными окнами резко контрастировал на фоне захламленного гаража со стенами, сложенными из грубого камня. Бен отметил, что Скайлер Гейнс оказался прав, припомнив, что на задней стенке фургона не было окон. От крыши фургона до потолка имелось пятнадцать-двадцать футов свободного пространства, лишь несколько балок пересекались над ней. К крыше были прикреплены кондиционер, антенна и нечто похожее на тарелку спутниковой связи. Слева от Бена возвышались полки со щетками, кистями, тряпками и десятком банок и аэрозолей с краской. Справа полки тоже были заполнены очистителями, растворителями и грудой запчастей. Но за этими полками показалось нечто более интересное — короткая лестница, ведущая наверх к небольшому помещению, похожему на офис, с двумя окнами, обращенными внутрь гаража.
Бен направился к офису, пытаясь отогнать противную мысль о том, что его более разумный образец для подражания предпочел бы, прежде всего, не появляться в одиночку в подобном месте. Подхватив кожаную сумку, он медленно поднялся по лестнице, оказавшейся на удивление крепкой. Через стекло Бен разглядел стол, стул, шкаф с двумя выдвижными ящиками для папок, факс, копировальную машину и компьютер. Две стены без окон были неокрашенными, а дверь офиса оказалась запертой.
Бен погасил фонарик и присел на верхней ступеньке лестницы, снова дожидаясь, пока пульс придет в норму, а предательская дрожь в руках исчезнет. Он всегда считал себя любителем приключений, но по сравнению со своими друзьями и коллегами никогда не был по-настоящему рисковым парнем.
И какого черта его сюда занесло?
Замок в двери не устоял против комплекта Таггерта, и через минуту Бен уже находился внутри, подсвечивая короткими вспышками прикрытого фонарика и убеждая себя, что подобная предосторожность излишня. Наконец он сдался и оставил фонарик включенным, хотя и держал его в опущенной руке. На столе валялось несколько бумаг, но ничего интересного или подозрительного среди них не нашлось, кроме листка с результатами последнего тура бейсбольной лиги и нескольких счетов за ремонт фургона.
Шкаф с ящиками оказался тоже заперт. Решив не тратить время на возню с замочком, Бен просто открыл его с помощью толстой отвертки. Верхний ящик был пуст, если не считать нескольких спортивных страниц, вырванных из «Цинциннати Инкуайер», и старого, с загнувшимися углами экземпляра журнала «Хастлер». В нижнем ящике Каллахэна ждал сюрприз. Он был практически до верху забит оружием — револьверы, пистолеты, один тупоносый автомат, десяток коробок с патронами и даже три ручные гранаты. Целую минуту Бен смотрел на этот тайный арсенал, и здравомыслящая часть его «я» вопила о том, что он по уши вляпался черт знает во что, отсюда надо выбираться как можно быстрее и бежать как можно дальше.
Вероятно, анонимный звонок в полицию про оружие и террористов будет иметь отклик. Может, кто-нибудь из друзей Бена в чикагской полиции подскажет ему, что делать дальше. Но ни одно из этих действий не даст ответа на вопрос, все еще остающийся без ответа: есть ли какая-то связь между этим фургоном и противозаконным изъятием костного мозга или с чем-нибудь еще, способным заинтересовать Элис Густафсон.
Бен снова погасил фонарик и посмотрел сквозь окна офиса вниз на массивный силуэт фургона. Предположим, думал он, что дверь фургона заперта. Есть ли возможность попасть внутрь? Вполне вероятно, что там стоит какое-нибудь сигнальное устройство. Наверное, будет лучше сейчас уйти и вернуться с кем-нибудь, кто разбирается в этих штучках. Бен вспомнил о двоих ребятах, которые как он знал, имели большой опыт и могли ему помочь.
Приняв такое решение, он повернулся и уже хотел покинуть офис, когда на глаза ему попался широкий ящик письменного стола. Бен машинально выдвинул его и осветил фонариком содержимое — несколько счетов за ремонт фургона и какие-то черно-белые распечатки из Интернета. Перебирая счета, он заметил в глубине ящика каталожную карточку, к которой была приколота небольшая — три на три дюйма — цветная фотография, немного смазанная, но абсолютно узнаваемая.
У Бена перехватило дыхание.
Сходство лица на фотографии с первым комплектом портретных эскизов мадам Сони не вызывало сомнений. Из месива переломанных костей и разорванных тканей она воссоздала с поразительной точностью лицо человека. На карточке твердым мужским почерком было написано: Лонни Даркин, маленькая ферма, Пагсли-хилл-роуд, Конгда, штат Айдахо.
Бен невесело усмехнулся. После многих дней и стольких миль пути человек, которого он называл Гленном, обрел настоящее имя и адрес. Теперь горькую правду предстояло узнать и семье в Айдахо.
Бен сунул карточку и фотографию в карман и вышел из офиса. Спустившись по лестнице, он секунду колебался, потом подошел к фургону и остановился в темноте перед дверью, размышляя. Он нашел то, за чем приходил, говорило его здравомыслящее «я», так зачем торопить события? Но, с другой стороны, возражала более авантюрная часть его «я», даже если и сработает сигнализация, он сможет выскочить из гаража и добежать до своей машины раньше, чем кто-нибудь успеет сообразить, в чем дело.
Бен чуть приоткрыл дверь, поставил около нее свою сумку, подошел к «эдвенчеру» и осторожно взялся за ручку. Дверь открылась, но не так, как он ожидал. От сильного удара ногой изнутри она распахнулась, ударив Бена в лицо, чуть не выбив из него дух, и отбросила на пол. На мгновение ослепнув от света внутри фургона, Бен смог лишь различить силуэт мужчины, чьи плечи едва помещались в дверном проеме.
—     Ты оказалась права! — сказал мужчина кому-то внутри фургона. — Тут и в самом деле кто-то есть.
Смеясь, мужчина спрыгнул с лестницы и в тот же самый момент, хотя и был босиком, нанес Бену два сокрушительных удара ногой — один в грудь, второй в челюсть. Каллахэн, который уже встал на колени, отлетел к полке с красками, и банки с грохотом посыпались на бетон. Оглушенный, Бен откатился в сторону и едва успел разглядеть, что мужчина одет в шорты и черную футболку, а светлые волосы доставали ему до плеч. В следующую секунду новый удар пришелся ему в бок, отозвавшись болью в ребрах. Бен был уверен, что слышал, как хрустнула кость.
Боль в груди казалась невыносимой, кровь из разбитого носа залила рот и проникла в горло. Бен лихорадочно пытался отыскать помутневшим взором хоть какое-нибудь орудие или придумать убедительную историю, подходящую к обстоятельствам и способную хотя бы остановить избиение. Тут ему под руку попался баллончик с краской, крышка с которого, очевидно, соскочила.

 

— Конни, черт бы тебя побрал, вылезай сюда и выключи свет! — заорал блондин, нагибаясь, хватая Бена за отвороты куртки и поднимая его, как куклу
Молясь, чтобы в баллончике оказалась краска и головка распылителя смотрела в нужном направлении, Бен, которого все еще тянули куда-то вверх, сумел развернуть руку, поднес баллончик к лицу своего обидчика и нажал на распылитель. Струя темной краски ударила с расстояния в шесть дюймов и мгновенно залила глаза нападавшего. Громко выругавшись, он отскочил назад, тщетно стараясь стереть краску руками. Когда громила свалился на ступеньки фургона, Бен уже был у двери.
— Боже, Винсент! — раздался женский крик, а Бен, прижимая к себе драгоценную сумку, выскочил в переулок и, превозмогая боль, бросился на Лавровую улицу.

 

Назад: ГЛАВА 8
Дальше: ГЛАВА 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий