Пятая пробирка

Книга: Пятая пробирка
Назад: ГЛАВА 35
Дальше: ГЛАВА 37

ГЛАВА 36

...Здесь непроходимая чаща, кругом темно, и трудно хоть что-то разведать. Но все равно — надо идти вперед.
Платон, «Государство», кн. IV

 

Дорога через густой лес оказалась не такой легкой. Влажность усугубляла жару, а кроме того, почти все время пришлось идти в гору. Используя солнце как ориентир, Натали и Бен обогнули поселок и двинулись на север. Натали была уверена, что если они будут придерживаться этого направления, то скоро дойдут до дороги к Дому Анджело. Потом будет поворот направо и тупик, где она спрятала машину Варгаша.
Они с Луишем рассчитали, что ему потребуется полтора часа, чтобы доставить токсичный галлюциноген в больницу, добавить в обед и раздать персоналу. Такое же время отводилось Натали и Бену, чтобы забрать из леса «мерседес» и подъехать к заднему въезду в больницу. Учитывая то, что персонал больницы уже волновался из-за исчезновения Винсента, можно было предположить, что не все пройдет гладко.
Натали не знала точно, как далеко еще до дороги, поэтому приходилось идти быстрее, чем ей хотелось бы. После получасовой гонки по холмам дала знать о себе усталость. Но, насколько она могла судить, глядя на Бена, старавшегося не отставать и не просившего о передышке, ему приходилось еще тяжелее.
— Нужно остановиться, — сказала она, протягивая Бену флягу с водой,
— Вы еще держитесь?
— Стараюсь. Уже недалеко.
Она не стала задавать этот же вопрос Каллахэну. Он ответил бы, что с ним все в порядке, но Натали видела, что это не так. Кожа вокруг его губ снова побледнела, в глазах появился лихорадочный блеск. Доктор Рейес представляла себе, что пришлось выдержать этому человеку, до того как его выпустили в лес, чтобы подстрелить, словно оленя на охоте. Еще в пещере она заметила следы от ожогов, покрывавшие его тело, изуродованные пальцы, и что рана от стрелы, несмотря на повязки с лечебными мазями Токи- мы, начала воспаляться. Натали подумала о том, сколько еще он сможет выдержать. К счастью, напомнила она себе, им нужно всего лишь дойти до машины, а после Бен будет просто пассажиром.
— Пошли? — спросила она.
— Ведите. Я дойду.
— Выпейте еще воды!
— Как скажете. Хотя должен признаться, что вся вода, которую я выпил, мало похожа на продукцию «Кристального источника». Доктор Бэнкс, мой врач в Чикаго, потратит целый день на диагностику всех травм, инфекций и воспалений, которые я привезу домой из этой поездки. Так что вы поскорее заканчивайте свой колледж, чтобы помочь ему ухаживать за мной.
— Запросто! Как многие женщины, я обречена ухаживать за ранеными мужчинами и приводить их в порядок.
Они еще раз остановились, чтобы передохнуть и утолить жажду, и когда Натали уже начала думать, что они могли заблудиться, впереди вдруг показалась та самая дорога, которая вела к Дому Анджело. Бен еле шел и уже не мог скрывать усталость, но по времени, поняла Натали, они уложились. Дело было за малым — найти «мерседес».
— Все, Бен Каллахэн, привал! — скомандовала она. — Мы уже почти на месте.
Правый поворот, еще пять минут ходьбы, и Натали увидела поросший травой съезд с дороги. Бен отстал, и она на некоторое время потеряла его из виду. Когда Натали подошла к машине и увидела валявшиеся на земле ветки, которые использовала для маскировки, она поняла, что произошло нечто непредвиденное и уж точно неприятное.
«Мерседес» Родригу Варгаша стоял на том же самом месте, где Натали его спрятала, но ехать на нем было нельзя — все четыре колеса оказались проткнуты ножом и спущены, капот открыт, от двигателя практически ничего не осталось, стекло на дверце водителя разбито. Сунув руку под сиденье, Натали обнаружила, что исчезли все ее припасы.
— И в раю случаются трудности, — констатировал подошедший Бен и оперся на багажник. — По-моему, ущерб нанесен слишком старательно, чтобы посчитать его простым актом вандализма. 
—         Я тоже так думаю, — сказала Натали, глядя на часы. — Бен, я могу спуститься вниз к больнице, но мне кажется, что вас на это уже не хватит.
— Не знаю. Думаю...
— Пожалуйста! Вы вот-вот потеряете сознание. Я оставлю вам воду. Вам нужно передохнуть, а потом вы спуститесь в деревню. Я вам говорила про отца Франсишку, вы его там найдете. Расскажите, что происходит и что случилось с вами. Он о вас позаботится, я уверена. Может быть, он даже найдет машину, чтобы отвезти вас в город, в больницу.
— Но...
— Бен, прошу вас! Луиш рискует очень многим, чтобы помочь нам. Мне нужно вниз. Дорога идет под уклон, я доберусь быстро. Ведь я же спортсменка, бегунья!
— Ну... ладно.
— Возьмите воду, мне она не понадобится.
— Не забудьте потом, когда все кончится, забрать меня, — сказал Бен.
— Конечно. Я запишу себе в ежедневнике: «Забрать Бена». Мы обязательно увидимся, обещаю. Передавайте привет отцу Франсишку.
Натали поцеловала Бена в щеку, повернулась и в первый раз после пожара в Дорчестере, случившегося в пяти тысячах миль и нескольких жизнях отсюда, побежала.
* * *
Никогда, даже в самых трудных забегах, Натали Рейес не приходилось так мучить свое тело, как в последние двадцать минут. Она бежала, вдыхая воздух единственным поврежденным легким, с рюкзаком за спиной, где лежали тяжелый револьвер Варгаша, скотч, веревка и швейцарский армейский нож. Бежать по склону вниз оказалось трудно: основная нагрузка приходилась на голеностопы и колени, сохранять равновесие становилось все тяжелее. Дважды она спотыкалась, один раз упала, ободрав кожу на ладонях. В груди жгло, глубоко вдохнуть не получалось.
Ей пришлось снизить темп, потом еще немного и, наконец, остановиться, схватившись за ствол дерева. Тридцать секунд, и Натали пошатываясь, снова рванула вниз.
Сделав еще одну короткую остановку, чтобы отдышаться и унять бешено колотящееся сердце, она увидела, что склон кончился — впереди была ровная местность. Дорога, сделав поворот вправо, привела ее к тому входу в больницу, где всего день назад она увидела Бена, выходившего навстречу, казалось, неминуемой смерти. Согнувшись и положив руки на колени, Натали позволила себе чуть расслабиться и дышать глубже, и через минуту первый сладкий глоток воздуха достиг наконец самых глубин ее легкого.
Она огляделась, достала из рюкзака револьвер и осторожно двинулась вокруг жилой части больницы, приблизительно повторяя тот путь, которым уходила отсюда в свой первый ночной визит. Стараясь оставаться в тени деревьев, она обогнула дальний конец здания.
Приблизившись к внутреннему дворику и бассейну, Натали сразу поняла, что Луишу удалось выполнить, как минимум, первую часть своего плана. У бассейна находились три человека, все они громко смеялись, а на столике рядом с ними стояли горшки с какой-то едой.
—...Так, значит, она выносит поднос, на котором лежат куски свинины, спотыкается и вываливает всю эту хренову кучу на колени раввину...
Рассказчик, рыжеволосый малый лет тридцати, разразился неудержимым смехом над собственной шуткой, опрокинул на себя содержимое своего стакана и даже не попытался вытереться.
«Экипаж самолета», — догадалась Натали.
Один из летчиков, выглядевший постарше двух других, вероятно командир, стоял на четвереньках и, продолжая смеяться, выплескивал содержимое желудка прямо на цветочный куст.
—Мне что-то нехорошо, — повторял он снова и снова. — Мне что-то нехорошо!..
Натали не могла пройти к сараю незамеченной. Она опустила рюкзак и направила револьвер на рыжего.
— Носом в землю! — громко скомандовала она. — Все!
Все трое, включая командира, посмотрели на нее и, показывая пальцами, закатились в хохоте. Натали подумала было просто прострелить каждому ногу, но потом решила, что не стоит поднимать шум раньше времени. Она подошла к рыжему и ударила его стволом по затылку. Из полуторадюймовой раны тут же показалась кровь, рыжий вскрикнул, упал лицом на бетонный пол, но потом снова засмеялся, бормоча что-то вроде «Госс...ди, ты чо эт?..»
Натали посмотрела на остальных, решая, что с ними делать дальше. Имелось ли в комнатах этих летчиков оружие? Как долго будет действовать снадобье Токимы? Луиш, разумеется, не мог знать, сколько этого зелья съел каждый из них. Может, они все умрут?
Пока она размышляла, тот, которому «было нехорошо», вывалился из своего шезлонга и его начало тошнить прямо в бассейн. Натали решила, что вполне может оставить всех там, где они находились. В этот момент из сарая появилась женщина в защитного цвета форме с автоматом наперевес. Ростом она была не выше пяти футов, крепкого сложения, с приятным смуглым лицом. Оглядев мизансцену, она быстро все поняла.
— Вы — Натали? — спросила она по-португальски.
— Роза? — в свою очередь задала вопрос Натали.
Подруга Луиша улыбнулась и кивнула.
— Надо их связать, — сказала она, показывая на веревку и скотч. — Луиш сказал, что надо всех связать.
Не встретив никакого сопротивления, вдвоем они быстро связали мужчинам лодыжки, а кисти рук завели за спину и замотали скотчем. По всему дворику кучками лежало то, что еще недавно находилось в их желудках.
Вытерев руки элегантным пляжным полотенцем, женщины поспешили в сарай, а потом по туннелю в здание больницы. В углу столовой они обнаружили работников кухни, связанных почти таким же манером, как экипаж.
Недалеко от бразильцев сидела, тоже связанная, белая женщина с короткими спутанными и грязными светлыми волосами и татуировкой на предплечье, изображающей колючую проволоку. Ее взгляд был способен прожечь дырку в груди Натали. Натали показала на нее глазами, молчаливо спрашивая, кто это может быть, но Роза только пожала плечами.
«Могло быть хуже, — хотела сказать Натали блондинке. — Ты могла и пообедать!»
—Ты не знаешь, где Луиш? — спросила Натали у Розы, когда они шли из столовой через комнату, где совсем недавно Натали пряталась за диваном от Санторо и Барбозы.
—Он был здесь, — прошептала Роза, выглянув в коридор и жестом показывая Натали на дверь в первую послеоперационную палату.
Прижимаясь к стене, Натали заглянула внутрь. На полу, выпучив глаза, лежали крепкий мужчина и седая женщина в хирургических костюмах. Их связали так, что позавидовал бы сам Гудини. Выглядели они неважно, в основном из-за того, что рты у них были заклеены скотчем, и рвотные массы шли через нос. Рядом, на больничной койке, без сознания, подключенная к сложному аппарату искусственного дыхания лежала симпатичная рыжеволосая женщина — Сэнди.
—Думаю, ее можно оставить пока здесь, — решила Натали. — Как полагаешь?
Роза кивнула и двинулась дальше по коридору. Натали быстро подрегулировала дыхательный аппарат, выскочила из пропахшей рвотными массами палаты и поспешила вслед за Розой.
«Трое на кухне, — быстро считала она, — еще трое — экипаж самолета, плюс блондинка, вероятно подруга Винсента, и двое врачей, — всего девять человек». Но никто из них не представлял серьезной угрозы. Те, кто были по-настоящему опасны, находились где-то рядом.
Натали догнала Розу у главного входа. Коридор, который вел к кабинету, где занимался своей зловещей работой доктор Дональд Чжоу, был пуст. Сам факт, что мастер виртуальной реальности и психофармакологии не участвовал в предстоящей операции, свидетельствовал о том, что Сэнди ожидала печальная судьба. Ей не собирались внушать с помощью видеотехники фальшивую историю с операцией...
Роза остановилась перед тяжелой двойной стеклянной дверью, приложила палец к губам и кивнула в сторону двора. Там, лицом вниз, лежал человек в такой же форме, что и Роза. Следов крови видно не было, равно как и никаких ран, но если этот человек не был мертв, то притворялся мастерски.
— Салазар Бевелаква, — прошептала Роза. — Он часто бил свою жену. Луиш никогда его не любил.
— Не стоит напоминать мне, что с Луишем лучше не ссориться! — ответила Натали.
Кажется, шансы постепенно сравнивались. Если Натали считала правильно, их было четверо: Роза, она, Луиш и один из его друзей. Им противостояли Санторо, Барбоза и двое оставшихся охранников из тех, что прилетели на самолете. И вдруг тихий послеполуденный воздух разорвала автоматная очередь, раздался чей-то вопль, и тут же все стихло, так же неожиданно, как и началось. Откуда-то справа послышались стоны, кто-то ругался по-английски.
Сжимая в руке оружие, Натали последовала за Розой на шум. На углу здания на спине лежал один из жителей Дома Анджело, прошитый очередью. Роза подскочила к нему, приподняла голову ладонями, потом медленно опустила ее на землю, повернулась к Натали и печально покачала головой. Неподалеку корчился, держась за живот, другой мужчина; его свитер с высоким воротником был пропитан кровью. Это оказался охранник с самолета.
— Господи, черт побери! — стонал он. — Помогите мне!
Не колеблясь, Роза поднялась и с расстояния в пять футов выстрелила раненому в лоб. Раньше эта сцена потрясла бы Натали, но сейчас она уже не удивилась своему безразличию. Мир лабораторий «Уайтстоун» был миром больших денег, насилия и смерти. Ее втянули в этот мир против воли, и сейчас она в нем освоилась.
Не говоря ни слова, но думая наверняка об одном и том же — где Луиш и не ранен ли он, — женщины снова вошли в здание и направились в ту часть коридора, которая вела к лаборатории Чжоу. Проходя мимо кабинета Санторо, Натали остановилась у закрытой двери и нажала на ручку. Удивившись, что дверь не заперта, она шагнула в комнату, и в эту секунду дверь с грохотом захлопнулась. Мощная рука Барбозы потянулась к плечу Натали и схватила ее за горло. Он был почти на целую голову выше нее, его огромный торс прижимался к спине Натали. Жесткие волосы на предплечье напоминали наждачную бумагу.
—Брось! — прохрипел он. — Брось ствол!
Задыхаясь, Натали немедленно повиновалась. Барбоза
медленно открыл дверь и, используя Натали как прикрытие, вышел в коридор.
—Брось оружие, Роза! — крикнул он. — Брось немедленно или я сломаю ей шею и убью тебя! Ты знаешь, я могу это сделать, и я это сделаю! Хорошо! Теперь ложись на пол, лицом вниз! Быстро!
Улыбка Розы напоминала оскал тигра, но она медленно выполнила приказ полицейского. В тот момент, когда женщина распласталась на полу, наружная дверь открылась, и в коридор ворвался Луиш. Его как минимум дважды ранили — в левое плечо и справа в грудь. Лицо, рубашка и брюки были в крови — его собственной и, видимо, чужой. Правая рука, сжимавшая пистолет, беспомощно висела. Натали почувствовала, как Барбоза улыбнулся.
—Ну что, предатель? — сказал он, продолжая сжимать шею Натали. — Для тебя все кончено! Бросай оружие и ложись рядом со своей подружкой, а я посмотрю, может, кто-то из наших хирургов захочет спасти твою жизнь.
— Это будет очень любезно с твоей стороны, Оскар, — ответил Луиш. — Я знаю, что твоему слову можно верить.
Рука Луиша поднялась, подобно атакующей кобре — так быстро, что Натали не успела понять, что происходит, а все уже было кончено. Оранжевое пламя вылетело из ствола пистолета Луиша, и тут же лапища Барбозы отпустила горло Натали. Она упала на одно колено, обернулась и успела увидеть, как полицейский стал заваливаться назад. Его рука прижималась к тому месту, где только что был правый глаз, и из-под пальцев медленно текла кровь. Мощное тело тяжело ударилось о стену рядом с дверью и сползло на пол.
— Я же говорил, что умею убивать, — успел произнести Луиш, прежде чем упасть без чувств.

 

Назад: ГЛАВА 35
Дальше: ГЛАВА 37
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий