Пятая пробирка

Книга: Пятая пробирка
Назад: ГЛАВА 25
Дальше: ГЛАВА 27

ГЛАВА 26

Разве ты не заметил, как неодолим и непобедим яростный дух: когда он есть, любая душа ничего не страшится и ни перед чем не отступает.
Платон, «Государство», кн. II

 

Ночь Натали провела на заднем сиденье своего джипа в общественном гараже к северу от города, используя вещевой мешок в качестве подушки, а кусок брезента вместо одеяла. Шесть часов напряжение и волнение боролись с физической и эмоциональной усталостью. В результате борьба закончилась более или менее вничью, и два-три часа Натали смогла поспать.
В половине шестого, с затекшей спиной и неясными мыслями, она вылезла из джина и прошлась по второму этажу гаража. Она находилась примерно в пятнадцати-двадцати милях от Рио и в десяти милях от шоссе № 44, которое тянулось от побережья на северо-запад. Эта двухполосная дорога обещала превратиться в извилистый, скорее всего неасфальтированный проселок, вьющийся по горам миль двадцать, а затем соединяющийся с дорогой, ведущей к деревне Дом Анджело. «Та еще будет поездка», — подумала Натали, но это можно было сказать почти о каждом дюйме, которые ей пришлось преодолеть с того момента, когда она вышла из самолета, когда впервые оказалась в Рио.
Ей было ужасно жалко Дору Кабрал. Она с трудом могла представить себе, что пришлось пережить перед смертью бедной женщине. На ее теле не имелось видимых следов пыток, но Натали не сомневалась, что Родригу Варгаш владеет искусством добавлять ответы на вопросы, не оставляя свидетельств о способе их получения.
Она чувствовала себя очень одиноко, как, наверное, никогда в жизни. Один раз она мельком подумала о том, чтобы позвонить Терри или Веронике и спросить, не сможет ли кто-нибудь из них прилететь и помочь ей в поисках. Но из тех, кто пытался протянуть ей руку помощи, один человек уже погиб... Нет, это будет ее игра, и неважно, выиграет она или проиграет. Хотя, с горечью призналась себе Натали, в какой-то степени она уже проиграла, и об этом красноречиво свидетельствовал кривой шрам на ее нравом боку. Но сейчас правила изменились. Речь уже о другом. Теперь на кону стояла жизнь.
Второй этаж гаража оказался полупустым. Натали сделала несколько глубоких вдохов, потом пару упражнений на растяжку. Конечно, после операции и пожара о прежней выносливости не могло быть и речи, хотя внешне это никак не проявлялось.
Да, проводить разминку в грязном общественном гараже ей еще не приходилось...
Было очень жаль, что жизнь, начинавшаяся так многообещающе, привела к такому результату, но тут уж ничего не поделаешь. Почти все ее планы и мечты стать великим врачом и чемпионкой мира в буквальном смысле слова разбились вдребезги. Единственное, что ей сейчас хотелось, это узнать, что же, черт возьми, с ней произошло и почему, но еще сильнее Натали ощущала потребность найти и наказать того, кто в этом повинен.
В небольшом кафе через улицу она воспользовалась туалетной комнатой, затем позавтракала и купила экземпляр «О Глобо», отпечатанный в Рио. Про Дору Кабрал там не было ни строчки. Но очень скоро, как полагала Натали, появится тщательно подготовленное сообщение, вместе с именем главного подозреваемого...
Женщина за прилавком кафе выглядела так, словно за последние десять лет не имела ни одного выходного дня. Натали оставила под своей пустой чашкой щедрые чаевые и пошла назад в гараж. Если ей не суждено вернуться из этой поездки в сельву, то хоть кто-то вспомнит ее добрым словом.
Приводя в порядок свою походную экипировку, Натали подумала о том, что нужно бы позвонить матери или Дугу Беренджеру. Неважно, какую историю она сочинит, каждый из них обладал достаточной интуицией, чтобы почувствовать неладное. Однажды им уже пришлось пережить кошмар ее исчезновения, но она вернулась. Что может дать звонок сейчас, кроме нового всплеска беспокойства и тревоги? Кроме всего прочего, в Рио еще не было и семи утра, а в Бостоне, соответственно, пяти...
Вместо звонка Натали написала Эрмине длинное письмо и велела пересказать его содержание Дугу. Она подробно описала все события, произошедшие с момента ее прилета в Рио, с указанием всех имен, которые смогла припомнить. Официантка в кафе сначала пыталась вернуть Натали часть чаевых, полагая, что та ошиблась, убедившись, что свалившаяся удача не сон, а реальность, принесла конверт и охотно пообещала наклеить марку и отправить письмо.
Пора.
Стрелка топлива в джипе показывала полный бак. Сзади, под брезентом, стояли две пятигаллоновые канистры: одна с бензином, другая — с питьевой водой. За время своей спортивной карьеры Натали привыкла путешествовать с комфортом, в палатках она ночевала редко. Сегодня ей удалось сносно отдохнуть на заднем сиденье машины, и она не сомневалась, что в самом ближайшем будущем, каким бы оно ни было, ей придется пережить немало подобного.
Утро выдалось безоблачным и теплым, обещая хорошую погоду на весь день. Натали выехала на Северное скоростное шоссе и попыталась подстроиться к манере вождения кариока. Это предполагало нечастое использование сигналов поворота и как можно более редкие взгляды в зеркало заднего вида, перестраиваясь из ряда в ряд, а также почти полный отказ от педали тормоза. Рядом на сиденье лежала весьма приблизительная карта, по которой Натали надеялась добраться до Дома Анджело. Вопросы про этот Дом проносились в ее голове с такой же скоростью, как встречные машины. Самым мучительным из них являлся вопрос, не ошиблась ли Дора Кабрал, думая, что деревня имеет какое-то отношение к злосчастной поездке Натали на такси и утрате легкого. Мысль о том, что бедную женщину убили по ошибке, была невыносимой. Но если Дора и в самом деле что-то знала, то какая связь могла быть между студенткой медицинского колледжа из Бостона, медсестрой из Рио и деревушкой в бразильской сельве?
Западное шоссе № 44 оказалось почти там, где ожидала Натали. Она приятно удивилась, увидев недавно заасфальтированную, с разметкой посередине трассу, хорошими обочинами и не слишком плотным движением. Если расчет Натали был правильным, нужный ей поворот налево находился милях в пятнадцати впереди, а там дорога, скорее всего грунтовая, должна тянуться через горы в направлении Белу-Оризонте, столицы штата Минас-Жераис. Карта говорила, что дорога однополосная. Маловероятно, что добраться туда можно будет без особого труда, однако решимости Натали было не занимать. Она найдет это место.
В пяти милях от предполагаемого поворота на Дом Анджело Натали сбавила скорость и начала внимательно рассматривать каждый подозрительный съезд с дороги, на которой появились многочисленные выбоины. К тому же она медленно, но неуклонно забиралась все выше и изобиловала неожиданными поворотами. Машин стало еще меньше, и иногда проходила целая минута или две, пока не попадалась встречная либо попутная.
Натали поехала еще медленнее и открыла окно. Это, конечно, могло быть игрой ее воображения, но воздух здесь казался другим. Похоже, в нем содержалось больше кислорода, и глубокие полноценные вдохи получалось все чаще. Густая сельва подступала с обеих сторон почти к самой дороге, прикрывая ее от начинавшего припекать солнца. Иногда из леса выныривала широкая быстрая река, бежала некоторое время параллельно дороге, а потом снова скрывалась среди густых зарослей.
Какой-то отрезок пути оказался прямым, и в это время Натали заметила нужный ей поворот. За ним начиналась покрытая гравием изъезженная просека, ширина которой была явно меньше двух полос. На ближайшем дереве висел указатель с небрежно написанными словами «Кампу Белу», а под ним стрелка. Натали предположила, что Кампу Белу — это ближайший городок, скорее всего небольшой, но сколько от него до Дома Анджело, определить было невозможно. Она почти не сомневалась, что нашла нужное место, но на всякий случай еще раз сверилась с картой и подсчитала покрытое расстояние. Убедившись, что не ошиблась, доктор Рейес свернула влево и медленно поехала сквозь все более сгущавшийся лес.
Слегка успокоившись, Натали уже начала думать, что доедет до Дома Анджело без особых трудностей, и уверенность Натали росла с каждой милей.
Первое чувство тревоги появилось, когда она съехала на обочину, чтобы немного размяться и перекусить. За двадцать или двадцать пять минут, что она ехала по этой дороге, ей попалась всего одна встречная машина, но когда Натали выключила зажигание, за секунду до того как плотная тишина тропического леса окружила ее, она услышала нечто. Казалось, будто это скрип колес по гравию и едва уловимый гул мотора. Через мгновение все затихло. Было ли это просто эхом ее собственной машины? Возможно, решила она. Возможно, так оно и есть.
Натали быстро поела, прислушиваясь, не появится ли посторонний звук среди звона мошкары и птичьего щебета. Потом она сунула в карман швейцарский армейский нож, а из мешка достала охотничий нож и положила его на переднее сиденье. Всего лишь эхо, больше ничего.
Дальше дорога стала еще уже, но так же упорно шла вверх. С левой стороны, почти от самой обочины, круто поднимался поросший густым лесом склон горы, с правой находился почти такой же крутой обрыв. Появись встречная машина, разминуться было бы невозможно, кому-то пришлось бы сдавать назад. Натали вела джип, одновременно пытаясь сосредоточиться на дороге впереди и пыльной пустоте сзади. Отчасти от напряжения на трудном участке, отчасти от звука, который она слышала, Натали стиснула зубы.
Через мгновение доктор Рейес почувствовала толчок. Вероятно, на какое-то время она отвлеклась от зеркала заднего вида, потому что удар оказался для нее полной неожиданностью. Инстинктивно Натали нажала на тормоз, машину развернуло на сорок пять градусов и потащило к обрыву. Если бы она вовремя не утопила педаль газа и не вывернула влево руль, здесь все бы и закончилось. Джип подмял бортом кусты у подножия холма и подпрыгнул на корнях деревьев.
Еще не обернувшись, Натали поняла, что сзади Родригу Варгаш. Когда она взглянула через плечо и встретилась с ним глазами, он усмехнулся и помахал ей рукой.
Большой черный «мерседес» отстал на несколько футов, а потом снова ударил по «джипу». На этот раз увернуться было невозможно. Джип взмыл в воздух раньше, чем Натали отреагировала на удар, и невыносимо медленно полетел вниз, сквозь кусты. Первый удар о землю встретили колеса. Левое стекло разлетелось, дверцы распахнулись, и одна левая тут же оторвалась. Джип снова подпрыгнул, перелетев через невысокий куст, и, накренившись, едва не налетел на дерево. Пристегнутая ремнем и изо всех сил вцепившаяся в руль, Натали была абсолютно беспомощна.
Наконец, получив еще один сильнейший удар в левую часть бампера, машина перевернулась на правый бок и замерла. Колеса все еще крутились.
Первое, что осознала Натали, это то, что она жива — висит, пристегнутая к сиденью, в совершенно невероятной позе. С левого виска капала кровь. В воздухе стоял какой-то странный туман, вероятно, это надулась, а потом лопнула подушка безопасности. Правое бедро отозвалось пульсирующей болью, но руки и ноги, когда она попробовала ими пошевелить, слушались. Сильно пахло бензином — из пробитого бака или из поврежденной канистры.
Отстегнув ремень, Натали вылезла через место, где еще недавно находилась водительская дверь, едва не закричав от боли. Ушиб или разрыв мышцы, решила она, но не перелом. Это, конечно, сильно замедлит передвижение, но не остановит. Она увидела охотничий нож, застрявший в правой передней дверце, и, превозмогая боль, дотянулась до него, а потом засунула за эластичный пояс брюк. Джип так далеко улетел вниз, что дороги с этого места не было видно, однако Натали знала, что там Род- ригу Варгаш, скорее всего собирается спуститься и проверить результат своей работы, а если потребуется, то завершить ее.
Натали отползла от машины, прижала, встав на колени, ухо к земле и прислушалась. Внизу, недалеко, журчала вода; сверху не доносилось ни звука. Через минуту, привлеченные запахом ее дыхания, крови и пота, начали атаку насекомые — сначала поодиночке, потом целыми эскадрильями, заползая в уши и ноздри.
«Не двигаться!» — приказала она себе, выдержав первый налет.
«Не двигаться! Ни звука!»
—Натали! — донесся сквозь листву голос Варгаша. — Натали, вы живы? Как глупо я поступил! Сейчас помогу!
Натали оглядела крутой, заросший деревьями и кустами склон, но не заметила никакого движения. Медленно, припадая к земле, дюйм за дюймом, она двинулась по склону, удаляясь от обломков машины и стараясь не обращать внимания на боль в ноге. У Варгаша есть оружие, в этом она не сомневалась. У нее был нож, но о скорости передвижения думать не приходилось. За ней оставался след из примятой травы и сломанных веток, и она понимала, что очень скоро Варгаш его обнаружит. Единственным шансом, правда маленьким, оставалась засада выше по склону. Плюс непреклонная решимость воспользоваться в нужный момент семидюймовым лезвием.
—     Натали! Я знаю, что вы ранены и вам нужна помощь! Я помогу вам и все объясню! Я расскажу вам про Дом Анджело!
Варгаш говорил, немного задыхаясь, и Натали поняла, что он спускается к джипу. Отогнав прилипших к носу насекомых, Натали осторожно выпрямилась, пытаясь отыскать подходящее место. Шум воды снизу становился громче, и вдруг с правой стороны заросли оборвались, открыв спуск к реке. Он оказался высотой в двадцать пять- тридцать футов, но очень крутым.
—     Натали, я вижу, куда вы пошли. Если вам нужна помощь, оставайтесь на месте. Я знаю, что вы ранены!
Время истекло. Натали проползла еще футов двадцать, потом поднялась на десять футов вверх и повернула обратно к джипу. Если Варгаш идет по ее следам, то должен будет пройти прямо под ней. Когда он появится там, у нее будет один-единственный шанс.
Она прижалась к толстому стволу пальмы. Но как бы ни поворачивалась Натали, тяжесть тела с поврежденной ноги она снять не могла, поэтому решила просто игнорировать боль, если только она не лишала ее возможности двигаться. Где-то Натали читала, что в тропических лесах обитает более двух с половиной миллионов видов насекомых. Сейчас у нее не было ни малейших оснований не верить этой статистике.
Справа от себя в кустах она заметила движение. Натали достала из-за пояса нож. Лезвие, которое до этого использовалось, наверное, только для разрезания оберточной бумаги в магазине, выглядело угрожающим. Натали взвесила его в руке и решила, что удар надо наносить сверху, целясь Варгашу в шею или грудь, припомнив кадр из фильма «Психопат», где мать Норманна Бэйта так же нападала на детектива. Хруст веток приближался, и Натали вдруг представила себе Дору Кабрал, распростертую на кухонном столе. Родригу Варгаш, при всей своей привлекательности, являлся безжалостным убийцей, и ей необходимо было быть сильной и решительной.
Через пару секунд над кустами показалась мужская голова. Варгаш двигался медленно, внимательно оглядываясь по сторонам. Прочь сомнения! Натали пригнулась, выпрямив правую ногу и сжимая рукоятку ножа. Варгаш приближался. Через три-четыре шага он должен был оказаться точно между Натали и обрывом над рекой. Шум воды теперь стал ее союзником, он скрывал звуки движения. В руке Варгаша блеснул револьвер. Еще два шага...
«Не поднимай головы! Не смотри вверх!..»
Натали рванула вперед и обрушилась на мужчину. Удар ножом пришелся немного вскользь за правым плечом Варгаша, и Натали показалось, что она попала в кость. Полицейский вскрикнул, нажал на курок, но выстрел не достиг цели. Перевалившись за край обрыва, они по инерции покатились вниз, к реке, как две тряпичные куклы, цепляясь по дороге за кусты и ломая ветки.
В десяти футах от берега Натали, ободрав кожу с ладони, сумела ухватиться за ствол какого-то небольшого дерева. Варгаш пролетел склон до конца и замер на берегу, рухнув лицом в ил. Нижняя часть его тела оказалась в воде. Он лежал, не двигаясь. Из раны между правой подмышкой и лопаткой сочилась кровь. Ни его пистолета, ни своего ножа Натали не видела.
Она лежала, дрожа всем телом и тяжело дыша. Болела, казалось, каждая клеточка ее тела. Варгаш оставался недвижимым. Сломал шею, падая? Или случайно выстрелил в себя? А может, рана, нанесенная ему Натали, оказалась смертельной? Из трех версий последняя была наиболее сомнительной. Натали помнила, что нож не проник слишком глубоко. Правда, все могло случиться.
Застонав, Натали повернулась и села, обхватив себя руками. Было такое чувство, будто ее долго били палками, целясь преимущественно по рукам. Внизу лежал Варгаш. Он был плохим человеком, говорила она себе, и заслужил такую судьбу но в глубине души ей было не по себе — ведь она совершила убийство.
Оперевшись о ствол дерева, Натали встала и снова посмотрела на полицейского, пытаясь придумать, что делать дальше. Родригу Варгаш и взятый напрокат джип находились там, где скорее всего и останутся навсегда. Ее задача — попасть в Дом Анджело, и самым верным способом для этого было воспользоваться «мерседесом».
Но где могут быть ключи?
Карабкаться вверх по склону было бы нелегко и, разумеется, бесполезно, если бы ключи остались в кармане Варгаша, а такое казалось вполне вероятным. Мысль о том, что их придется вынимать, вызвала у Натали приступ тошноты. Но лезть вверх, чтобы проверить, нет ли ключей в машине, а потом возвращаться, если их там не окажется, было еще глупее.
Осторожно спускаясь к телу, Натали высматривала глазами какой-нибудь тяжелый камень, который можно было бы использовать как оружие, если она ошибалась относительно Варгаша. Но обнаружила она нечто гораздо лучшее — его револьвер. Он лежал в грязи около толстого ствола папоротника, футах в двадцати от воды. Тяжелый, с длинный стволом и рукояткой из темного дерева, похожий на тот, которым мог пользоваться Джесси Джеймс. Неудивительно.
Она вытерла ствол пистолета о брюки и осторожно приблизилась к телу полицейского. Его щека была вдавлена в ил, лицо повернуто в другую сторону от Натали, руки широко раскинуты. Опустившись на колено, доктор Рейес немного помедлила, и, вместо того чтобы сунуть руку в карман, прикоснулась пальцами к запястью Варгаша. Пульс был!
Прежде чем она успела осознать это, послышался хриплый стон. С рычанием он перевернулся и схватил запястье той руки, в которой Натали держала револьвер. Некогда любезный полицейский теперь походил на зверя. Его верхняя губа была разорвана, из нее сочилась кровь, смешиваясь с грязью на лице. Глаза блестели, как у безумца.
Свободной рукой Натали со всей силы ударила его по лицу, а потом попыталась несколько раз лягнуть, целясь в пах. Варгаш был тяжелее на добрую полусотню фунтов, постепенно он подминал ее под себя. Вторая его рука сомкнулась на горле Натали.
Уже почти теряя сознание, она все-таки сумела попасть коленом в пах полицейскому, и на короткий момент тиски на горле разжались. Натали рванулась, освободила правую руку и, повернув револьвер в направлении своего противника, выстрелила.
Брызнула кровь, и тело Варгаша мгновенно обмякло. Верхняя часть черепа была снесена выстрелом. Почти в шоке, ловя непослушными губами воздух, с заложенными ушами, Натали вытерла кровь Варгаша, залепившую ей веки, а потом опустила лицо в холодную мутную воду.

 

Назад: ГЛАВА 25
Дальше: ГЛАВА 27
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий