Дозор навсегда. Лучшая фантастика 2018 (сборник)

1

Мне захотелось присесть, выкурить сигарету-другую, выпить глоточек вискаря – была с собой фляжка, конечно же, а как же! А запреты… я старше этих нововведений, мне можно… Да и ноги побаливали, честно говоря.
Я поискал лавочку, но не нашел, видимо, лавочки администрацией предусмотрены не были, и правильно, нечего рассиживаться, креативный человек должен жить стремительно, креативный человек подобен картине Кандинского «Стрела по направлению к цели», а рассиживаются да рефлексируют только бездельники! И еще – у креативного человека не болят ноги, потому что он молод и абсолютно здоров!
Аллея была пустынна, поэтому я без стеснения примостился на краешке невысокого бетонного постамента, под сенью, так сказать, экспоната. На постаменте стоял американский танк с красной звездой на башне. Табличка сообщала: «Средний танк «Шерман» М-4, воевал в составе…»
Танк явно побывал в бою, броня была в оспинах от попаданий, кое-где пробита, сталь вокруг пробоин вспухла, словно кожа вокруг заноз. Впрочем, покрашена машина была заново и аккуратно, а пробоины – они даже шарму какого-то придают, если, конечно, не думать, что стало с экипажем. Но ведь все это было давно…
Я достал фляжку «Джека Дэниэлса», свинтил колпачок, отхлебнул и закурил. Некоторое время я сидел, вдыхая сигаретный дым и чувствуя, как уходит боль из суставов, потом что-то заставило меня прислушаться. Откуда-то явственно доносилась гнусавая скороговорка банджо, что исполнял музыкант, я точно определить не мог – не то «Долог путь до Типперэри», не то «Камаринскую», играли где-то рядом, похоже, в танке, потому что больше было негде. Потом банджо замолчал, и над плечом раздался хрипловатый голос:
– Эй, бро, у тебя, похоже, вискарь, не угостишь ветерана? Да и покурить бы неплохо.
Я обернулся. Желтыми совиными глазами на меня смотрела сморщенная оливковая физиономия в старом танковом шлеме с неровно обрезанными наушниками. Там, где полагалось находиться наушникам, нагло торчали разлапистые уши, поросшие седым волосом. Не обращая внимания на закрытые люки, существо выбралось из танка и явило себя во всей красе. Краса была, прямо скажем, специфическая. Больше всего потенциальный собутыльник мой напоминал громадную бесхвостую крысу, облаченную в промасленный, латаный-перелатаный танковый комбинезон, отличия заключались в курносой щетинистой физиономии, почти человеческой, и коже грязно-зеленого цвета.
Пришелец? Хотя на пришельца стареющий любитель кантри явно не тянул, пришельцы не обитают в танках времен Второй мировой, а кроме того, инопланетян с пятиструнным банджо в мосластых лапах до сих пор не встречал ни один, даже самый буйный контактер.
– Ты меня видишь! – с довольным видом констатировал непришелец и добавил: – А еще слышишь и даже понимаешь. Да гремлин я, гремлин из Детройта, не парься, бро, Кукарача меня зовут. – И протянул темную кривопалую лапку, словно скрученную из ржавого стального троса.
– Вижу, – немного ошарашенно ответил я, машинально пожимая жесткую ладонь, – и даже понимаю, хотя с пятого на десятое. Я, знаешь ли, старый, а старые люди много чего видят и понимают, только помалкивают, чтобы прочие чего не подумали.
– Это правда, – согласился гремлин, – ну, еще дети видят, хотя они считают меня каким-то покемоном. А покемоны – это вообще кто такие?
– Это такие цифровые гремлины, – пояснил я. – У каждого времени, понимаешь ли, свои гремлины.
– И это тоже правда, – невесело вздохнул мой собеседник. – Ну, так как насчет выпивки? А то тебе одному многовато будет.
Он извлек откуда-то мятую алюминиевую кружку и протянул мне. Я плеснул.
Гремлин окунул в кружку мохнатое курносое рыльце, сглотнул, раскурил предложенную мной сигарету и выдохнул вместе с дымом:
– Ух! Its’ great!
– А что делает американский гремлин в России? – спросил я. – В России ведь своих гремлинов отродясь не было, неужели мы еще и гремлинов импортируем? И нафига, спрашивается?
– Ну, – сказал Кукарача, – это длинная история, но если хочешь, расскажу, а то без разговора и выпивка не впрок. Но и разговор без выпивки, сам понимаешь…
И покосился на ополовиненную фляжку.
– Ничего, у меня еще есть, – успокоил я его. – Так что рассказывай.
И он рассказал. Потом я как мог записал его рассказ, но сами понимаете, человек я пожилой, что-то мог перепутать, что-то неправильно понять, виски, опять же, да сам гремлин время от времени сбивался, морщил лоб, прикладывался к фляжке, чтобы взбодрить память, так что не взыщите. Хотя главное я, похоже, уловил.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий