Как рождаются эмоции

10

Эмоции и болезни

Подумайте о последнем разе, когда вы простыли. Вероятно, у вас был насморк, кашель, озноб и прочие малоприятные симптомы. Большинство людей считают, что у простуды одна причина, а именно вирус простуды. Тем не менее, когда ученые помещают вирус простуды в носы сотни людей, заболевают только 25–40 процентов. Поэтому вирус простуды не может быть сущностью простуды — должно быть что-то более сложное. Вирус необходим, но не достаточен.

Разнообразный комплекс симптомов, который вы совокупно именуете простудой, затрагивает не только ваше тело, но и вашу психику. Например, если вы интроверт или человек с негативным отношением к миру, то вы подхватите простуду от микробов в носу с гораздо большей вероятностью.

Наш новый взгляд на человеческую природу, вдохновленный теорией конструирования эмоций, размывает границы между психическим и физическим, включая и вопрос болезней. Напротив, старое эссенциалистское мышление поддерживает четкость такой линии. У вас проблемы с мозгом? Идите к неврологу. При проблемах с психикой нужен психиатр. Более современный взгляд объединяет психику и мозг и предлагает указания, как лучше понимать человеческие болезни.

Например, если вы посмотрите на разнообразные симптомы болезней вроде тревожного расстройства, депрессии, хронических болей и хронического стресса, то их не рассортировать четко по разным отделениям вроде ящика для столового серебра. Каждая болезнь обладает чудовищной вариативностью, а все наборы симптомов значительно перекрываются. Возможно, это вам что-то напоминает. Вы уже узнали, что категории эмоций вроде счастья и печали не имеют сущностей; они создаются внутренними системами в вашем теле и мозге, с учетом других тел и мозгов. Сейчас я предполагаю, что некоторые болезни, которые кажутся различными, являются сходными конструкциями: рукотворными способами деления одного сильно переменчивого биологического пирога.

Конструктивистский подход к пониманию болезней может ответить на некоторые озадачивающие вопросы, которые никогда не были разрешены. Почему так много расстройств имеют одинаковые симптомы? Почему так много людей одновременно и в тревоге, и в депрессии? Синдром хронической усталости — это отдельная болезнь или просто переодетая депрессия? Являются ли психически больными люди, которые страдают от хронических болей, если при этом не обнаруживается повреждения тканей? И почему у такого большого количества людей с сердечными заболеваниями развивается депрессия? Если заболевания с разными названиями соотносятся с одним набором внутренних причин, затуманивая границы между этими заболеваниями, то эти вопросы перестают быть загадками.

Это — наиболее спекулятивная часть книги, но для нее есть данные, и я надеюсь, что вы найдете эти идеи интригующими и дерзкими. На следующих страницах я продемонстрирую, что такие явления, как боль и стресс, и такие недомогания, как хронические боли, хронический стресс, тревожное расстройство и депрессия, более переплетены, чем вы могли думать, и что они конструируются так же, как и эмоции. Ключевой компонент этой точки зрения — лучшее понимание прогнозирующего мозга и бюджета тела.

***

Обычно ваш бюджет в течение дня колеблется, поскольку ваш мозг предвосхищает потребности и переключения вашего тела в отношении его ресурсов — кислорода, глюкозы, соли и воды. Когда вы поглощаете пищу, ваш желудок и кишечник занимают ресурсы у ваших мышц. Когда вы бежите, ваши мышцы занимают ресурсы у вашей печени и почек. Во время этих переключений ваш бюджет остается стабильным.

Бюджет вашего тела выходит из состояния равновесия, когда ваш мозг ошибается в своих оценках. Это вполне нормальное событие. Когда происходит что-то психологически значимое (например, вы видите своего начальника, тренера или учителя, идущего к вам), ваш мозг может неоправданно предсказать, что вам понадобится топливо, активируя систему выживания, которая влияет на распределение телесных ресурсов. В целом эти кратковременные дисбалансы не стоят беспокойства, пока вы восполняете взятые ресурсы с помощью еды и сна.

Однако в случае, когда несбалансированность бюджета становится длительной, ваша внутренняя динамика меняется к худшему. Ваш мозг неправильно предсказывает, что телу нужно все больше и больше энергии, индикатор телесных ресурсов оказывается в красной зоне. Влияние хронического неправильного распределения ресурсов тела может быть разрушительным для вашего здоровья и вызвать «сборщиков долгов» вашего тела, которые являются частью вашей иммунной системы.

Обычно ваша иммунная система — один из хороших парней в вашем теле, поскольку она защищает вас от захватчиков и вреда. Она помогает вам, вызывая воспаление, например распухание пальца после удара по нему молотком, волдырь от укуса пчелы или воспаление от какой-то инфекции. Источником воспаления становятся мелкие белковые молекулы, называющиеся провоспалительными цитокинами, которые я коротко упоминала в предыдущей главе. Когда у вас травма или заболевание, ваши клетки вырабатывают цитокины, которые привлекают кровь к затронутой области, поднимая ее температуру и вызывая распухание. Эти цитокины во время своих трудов, помогающих вам излечиться, могут заставить вас ощущать усталость и дурноту в целом.

Однако провоспалительные цитокины могут также быть плохими парнями — при правильных условиях для сбора долгов. Это особенно верно, когда ваш бюджет хронически несбалансирован, например, когда вы живете в опасном районе и каждую ночь слышите стрельбу. В таких жестких окружающих условиях ваш мозг может регулярно предсказывать, что вам нужно больше энергии, чем требует ваше тело. Такие прогнозы заставляют ваше тело высвобождать кортизол чаще и в больших количествах, чем это реально нужно. Кортизол обычно подавляет воспаление (поэтому крем с гидрокортизоном облегчает кожный зуд, а инъекции кортизона уменьшают распухание). Если у вас продолжительное время в крови слишком много кортизола, воспаление обостряется. Вы ощущаете нехватку энергии. Вас может лихорадить. Если кто-нибудь поместит вирус простуды в ваш нос, вы будете одним из заболевших.

Так вы можете попасть в порочный круг. Когда вы ощущаете утомленность из-за воспаления, вы не можете много двигаться, чтобы сохранить ваши ограниченные ресурсы организма (ваш мозг ошибочно считает их такими). Вы начинаете плохо есть и спать, пренебрегать физическими упражнениями, что еще больше выбивает ваш бюджет из равновесия, и вы начинаете чувствовать себя совсем паршиво. Вы можете набрать вес, что усугубит ваши проблемы, поскольку некоторые жировые клетки производят цитокины, а они усиливают воспаление. Вы можете также начать сторониться других людей, которые в итоге не могут помочь сбалансировать ваш бюджет; люди с ограниченными социальными связями также имеют больше провоспалительных цитокинов и даже чаще болеют.

Примерно десять лет назад ученые открыли — к своему изумлению, — что провоспалительные цитокины могут переходить из тела в мозг. Сейчас мы также знаем, что мозг имеет собственную воспалительную систему с клетками, которые выделяют эти цитокины. Эти мелкие белки, с их способностью вызывать ощущение беды, преображают мозг. Воспаление в мозге вызывает изменения в структуре мозга, в частности, в вашей интероцептивной сети; оно взаимодействует с нейронными соединениями и даже убивает нейроны. Кроме того, хроническое воспаление может затруднить вам концентрацию внимания и вспоминание вещей, а также снизить результаты на тестах проверки IQ.

Давайте рассмотрим, что произойдет, если вы находитесь в напряженной социальной ситуации, например когда ваши сослуживцы неожиданно перестают приглашать вас идти вместе на обед или когда друзья читают ваши текстовые сообщения, но не отвечают. Как обычно, ваш мозг предсказывает, что вам нужно топливо, которое вашему телу не требуется, что временно влияет на ваш бюджет. Но что произойдет, если эта социальная ситуация быстро не разрешится? Если это социальное отторжение будет каждый день в течение всей жизни? Ваше тело находится в состоянии боевой готовности, наполненное кортизолом и цитокинами. Теперь ваш мозг начинает обращаться с телом, как будто оно больное или поврежденное, и в нем устанавливается хроническое воспаление.

Воспаление у вас в мозге — это очень плохо. Это влияет на ваши предсказания, в частности, на те, которые управляют телесными ресурсами, обеспечивая бюджету перерасход. Вспомните, что ваша система управления телесными ресурсами плохо слышит — она может быть большей частью глухой к исправлениям от вашего тела. Воспаление передвигает стрелку к положению «совершенно глухая». Ваши зоны управления телесными ресурсами становятся нечувствительными к вашей ситуации, и все вероятнее, что ваш бюджет и дальше останется с перерасходом. Вас могут снедать усталость и неприятные ощущения. Хроническое неправильное составление бюджета истощает ваши ресурсы, вызывает износ тела, а в конечном итоге создает еще больше провоспалительных цитокинов. Когда это происходит, вы действительно в настоящей беде.

Хронически несбалансированный бюджет тела действует как удобрение для болезни. За последние двадцать лет стало ясно, что иммунная система задействована в значительно большем количестве болезней, чем вы могли ожидать, включая диабеты, ожирение, сердечные заболевания, депрессию, бессонницу, ухудшение памяти и прочих «когнитивных» функций, связанных с преждевременным старением и деменцией. Например, если у вас уже есть рак, воспаление заставляет опухоли расти быстрее. Кроме того, раковые клетки с большей вероятностью переживут рискованное путешествие в потоке крови для инфицирования других мест в теле, после чего появляются метастазы. В результате смерть от рака приближается.

Воспаление было фактором, радикально поменявшим наше понимание психических заболеваний. Многие годы ученые и врачи придерживались классического взгляда на психические заболевания вроде хронического стресса, хронических болей, тревог и депрессии. Считалось, что у каждого недуга есть биологический «отпечаток», который отличает его от всех прочих. Исследователи задавали эссенциалистские вопросы, подразумевавшие, что все расстройства различны: «Как депрессия влияет на ваше тело? Как эмоция влияет на боль? Почему тревога и депрессия часто сосуществуют?»

В последнее время разделяющие линии между этими заболеваниями испарились. У людей, которым диагностировано одно и то же расстройство, могут наблюдаться совершенно разные симптомы — изменчивость является нормой. В то же время различные расстройства перекрываются: у них общие симптомы, они могут вызывать атрофию в одинаковых зонах мозга, люди с ними демонстрируют низкую эмоциональную гранулярность, и для них прописываются некоторые одинаковые лекарства.

В результате таких находок исследователи отошли от классического взгляда на различные болезни с различными сущностями. Вместо этого они сосредоточиваются на совокупности общих компонентов, которые делают людей уязвимыми для этих различных расстройств, таких как генетические факторы, бессонница и повреждения интероцептивной сети или ключевых мозговых центров (). Если эти зоны повредить, мозг в большой беде: депрессия, паническое расстройство, шизофрения, аутизм, дислексия, хроническая боль, деменция, болезнь Паркинсона и синдром дефицита внимания с гиперактивностью — все они связаны с повреждением распределительной сети.

Я полагаю, что некоторые существенные болезни, считающиеся различными и «психическими», проистекают из хронически несбалансированного бюджета тела и неограниченного воспаления. Мы в зависимости от ситуации категоризируем их как разные заболевания и даем им разные названия, ровно так, как мы категоризируем одни и те же изменения в теле как различные эмоции и даем им разные названия. Если я права, то вопросы типа: «Почему тревога и депрессия часто сосуществуют?» больше не представляют загадки, поскольку, как и эмоции, эти заболевания в природе не имеют четких границ. Я представлю больше обоснований для такой точки зрения, когда мы обсудим подробнее стресс, боль, депрессию и тревожность.

***

Начнем со стресса. Вероятно, вы думаете, что стресс — это нечто происходящее с вами, например, когда вы пытаетесь управиться с пятью делами одновременно, или когда начальство говорит, что завтрашнюю работу нужно было сделать вчера, или вы потеряли любимого человека. Однако стресс не появляется из внешнего мира. Вы его конструируете.

Некоторые виды стресса положительны: например, вызов, стоящий перед вами, при изучении нового предмета в школе. Некоторые отрицательны, но терпимы, — например, драка с лучшим другом. А некоторые вредны: например, хронический стресс при продолжительной бедности, жестоком обращении или одиночестве. Другими словами, стресс — это совокупность различных случаев. Это понятие, точно такое же, как «счастье» или «страх», которое вы применяете для конструирования опыта из несбалансированного бюджета тела.

Вы конструируете случаи «стресса» посредством тех же самых мозговых механизмов, которые создают эмоции. В каждом случае ваш мозг предсказывает бюджет вашего тела в связи с внешним миром и создает смысл. Эти предсказания исходят из вашей интероцептивной сети и спускаются одними и теми же путями от мозга к телу. Пути, ведущие в обратном направлении, несущие сенсорные сигналы от тела к мозгу, также одинаковы для стресса и эмоций. И та же самая пара систем, интероцептивная и управляющая, играют те же самые роли. (Исследователи эмоций и стресса редко признают эти сходства и склонны задаваться вопросом, как стресс влияет на эмоции и наоборот, как если бы стресс и эмоции были независимы.) С точки зрения конструктивизма отличается только конечный результат, то есть как мозг категоризирует ощущения: как стрессовые или эмоциональные.

Почему предсказывающий мозг конструирует случаи стресса или эмоции в конкретной ситуации? Никто не знает. Возможно, чем дольше ваш бюджет не в порядке, тем более вероятно, что вы категоризируете с использованием понятия «стресс», но это всего лишь предположение.

Если бюджет вашего тела несбалансирован в течение долгого времени, вы можете испытывать хронический стресс. (Хроническое неправильное состояние бюджета часто диагностируется как стресс, вот почему многие люди думают, что стресс вызывает болезни.) Хронический стресс опасен для вашего психического здоровья. Он буквально поедает ваши интероцептивную и управляющую системы, вызывая их атрофию, в силу того, что ваш хронически разбалансированный бюджет переделывает саму систему мозга, которая распределяет телесные ресурсы. Так что придется распрощаться с идеей классического разделения между физическими и психическими болезнями.

Ученые по-прежнему разбираются с загадками иммунной системы, стресса и эмоций, но некоторые вещи мы уже знаем. Кумулятивное разбалансирование бюджета тела — скажем, если вы росли в неблагоприятных условиях, когда не чувствовали себя в безопасности или были лишены необходимых вещей вроде нормальной еды, условий для сна и т. д., — также меняет структуру вашей интероцептивной сети, перестраивая связи вашего мозга и уменьшая его способность точно управлять телесными ресурсами. Все, что для этого потребуется, — несколько резко отрицательных переживаний у детей, когда они ощущают себя живущими в зоне боевых действий, уменьшающих размер зон регулирования бюджета ко времени, когда они становятся взрослыми. Воспитание в суровой или суматошной семье, со множеством конфликтов и словесной критики, увеличивает воспаления у девушек-подростков и ставит детей на путь, ведущий к хроническим болезням; это почти так же плохо для развития этих сетей, как жестокое обращение или пренебрежение в детстве. То же самое относится к страданию как результату травли. Люди, которых травили в детстве, демонстрируют неспецифическое воспаление, которое продолжается во взрослом возрасте, что предрасполагает их к психическим и физическим заболеваниям. Таковы мириады способов, посредством которых несбалансированный бюджет меняет ваш мозг, повышая риск сердечных заболеваний, артрита, диабетов, рака и прочих болезней.

Положительный момент состоит в том, что связь между эмоциями и стрессом предполагает, что вы можете уменьшить воспаление, применяя методики из предыдущей главы. Например, более эмоционально грамотные онкологические больные, похоже, имеют сниженный уровень провоспалительных цитокинов. Исследования показывали, что пациенты, утверждавшие, что часто категоризируют, маркируют и понимают свои эмоции, с меньшей вероятностью отличаются повышенным уровнем цитокинов при восстановлении при раке предстательной железы или после стрессового события, а максимальный уровень циркулирующих цитокинов был обнаружен у мужчин, которые демонстрировали сильный аффект, который они не маркировали. Женщины, перенесшие рак молочной железы, которые ясно маркировали и понимали свои эмоции, также отличались лучшим здоровьем и реже посещали врача в связи с симптомами, касающимися рака. Это означает, что в долгосрочной перспективе люди, которые эффективно категоризируют свои интероцептивные ощущения как эмоции, могут быть лучше защищены от хронических воспалительных процессов, которые ведут к плохому здоровью.

***

Боль, подобно стрессу и эмоции, — слово, которое описывает совокупность различных случаев: боль в вывихнутой лодыжке, настойчивая пульсация головной боли, раздражение от укусов комаров и, конечно, страдания от проталкивания тридцатипятисантиметровой головы в десятисантиметровую шейку матки.

Возможно, вы думаете, что, когда ваше тело повреждено, информация просто идет от затронутой зоны до мозга, после чего вы громко ругаетесь и тянетесь за ибупрофеном и бинтами. Да, ваша нервная система посылает сенсорные сигналы в ваш мозг, когда ваши мышцы или суставы травмированы, когда ткани вашего тела повреждены теплом или холодом, или в ответ на химическое раздражение, например попадание перчинки в глаз. Этот процесс называется ноцицепция. А в прошлом ученые полагали, что ваш мозг просто получает и представляет ноцицептивные ощущения — и вуаля! — вы испытываете боль.

Однако в предсказывающем мозге «внутренняя кухня» боли намного сложнее. Боль — это переживание, которое проистекает не только от физического повреждения, но также в случае, когда ваш мозг предсказывает, что повреждение неизбежно. Если ноцицепция работает посредством предсказания, как это делает любая другая сенсорная система в мозге, то вы конструируете случаи боли из простых элементов, используя свое понятие «боли».

С моей точки зрения боль конструируется тем же образом, что и создаются эмоции. Предположим, что вы в кабинете у врача делаете противостолбнячную прививку. Ваш мозг конструирует случай «боли», выдавая предсказания об игле, протыкающей кожу, поскольку у вас уже есть предыдущий опыт уколов. Вы можете ощутить боль даже до того, как игла коснется вашей руки. Далее ваши предсказания корректируются с помощью фактического ноцицептивного сигнала от тела — укол сделан, — и как только разобрались со всеми ошибками прогноза, вы категоризировали ноцицептивные ощущения и сделали их осмысленными. Боль, которую вы ощущаете исходящей от инъекции, на самом деле создается в вашем мозге.

Мое объяснение боли, основанное на прогнозах, поддерживается парой наблюдений. Когда вы ожидаете боли в момент непосредственно после укола, зоны вашего мозга, которые обрабатывают ноцицептивные сигналы, меняют свою активность. Иными словами, вы симулируете боль и поэтому ощущаете ее. Это явление называется эффектом ноцебо. Вероятно, вы больше знакомы с его противоположностью, эффектом плацебо, который облегчает боль с помощью неэффективного с медицинской точки зрения препарата, например сахарной пилюли. Если вы верите, что будете чувствовать уменьшение боли, ваша вера влияет на ваши предсказания и смягчает ноцицептивный входной сигнал, так что вы ощущаете уменьшение боли. И плацебо, и ноцебо затрагивают химические изменения в зонах мозга, которые обрабатывают ноцицепцию. Соответствующие химические вещества включают опиаты, которые ослабляют боль и действуют подобно морфину, кодеину, героину и прочим наркотикам-опиатам. При эффекте плацебо количество опиатов увеличивается и понижает ноцицепцию, а при эффекте ноцебо аналогичным образом уменьшается, отчего они и заработали прозвище «ваша внутренняя аптечка».

Я наблюдала эффект ноцебо у моей дочери, когда она была ребенком и перенесла тридцать ушных инфекций за девять месяцев. В первый раз, когда мы пришли для лечения в кабинет педиатра, она ревела, пока он изучал ее уши (хотя он был внимательным и заботливым врачом). Во второй раз она заплакала в приемном покое. В третий раз она начала плакать в холле здания, а в четвертый — когда мы въехали на парковку. После этого она хныкала каждый раз, когда мы были на улице, где располагался кабинет врача. Такова деятельность предсказывающего мозга; маленькая София, вероятно, симулировала боль в ухе. Только много месяцев спустя, когда София переросла болезни, она прекратила спрашивать: «Идти к доктору? Смотреть ушки Софии?» каждый раз, когда мы были поблизости.

Представляется, что боль, как стресс и эмоции, целиком является конструкцией мозга. Она затрагивает нашу знакомую пару систем — интероцептивную и управляющую. Сходства на этом не заканчиваются. Пути отправки ноцицептивных прогнозов вниз к телу и пути, несущие ноцицептивные входные сигналы к мозгу, тесно связаны с интероцепцией. (Возможно даже, что ноцицепция — форма интероцепции.) В общем, телесные ощущения, которые категоризируются как боль, стресс и эмоции, — по сути одно и то же, даже на уровне нейронов в мозге и спинном мозге. Различение боли, стресса и эмоций — форма эмоциональной гранулярности.

Легко показать, что интероцепция и ноцицепция тесно связаны друг с другом. Если я в своей лаборатории заставляю вас ощущать неприятный аффект, прикладывая к вашей руке болезненное тепло, вы сообщите, что ощущаете боль сильнее. Это происходит, поскольку зоны регулирования бюджета вашего тела выдают предсказания, которые могут усиливать и ослаблять боль, словно менять громкость звука. Эти прогнозы могут влиять на симуляцию боли вашим мозгом, и они достигают вашего тела и могут усилить или смягчить то, что докладывается вашему мозгу. Поэтому зоны регулирования бюджета могут обманом заставить ваш мозг поверить в то, что существует повреждение ткани, вне зависимости от того, что происходит с вашим телом на самом деле. Соответственно, когда у вас неприятные ощущения, ваши суставы и мышцы могут болеть сильнее или у вас может появиться ощущение боли в животе. Когда бюджет вашего тела не в норме (что означает неправильную калибровку ваших предсказаний), у вас может сильнее болеть спина или усиливаются боли в голове — не потому, что ткани повреждены, а потому, что по вашим нервам идут сообщения туда-сюда. Это не воображаемая боль. Она реальна.

Когда люди испытывают постоянную боль без повреждения тканей тела, она называется хронической болью. Несколько хорошо известных примеров: фибромиалгия, головные боли, боль в спине. От хронических болей страдают свыше 1,5 миллиарда людей, включая 100 миллионов жителей США, которые тратят на лечение 500 миллиардов долларов в год. Если вы включите в ценник потерю производительности, то боли стоят Соединенным Штатам 635 миллиардов долларов ежегодно. К тому же их крайне трудно лечить, поскольку прописываемые сейчас препараты (анальгетики) неэффективны более чем в половине случаев. Эта мировая эпидемия хронических болей — одна из величайших медицинских загадок.

Каким образом и почему столько людей испытывают непрерывные боли, хотя похоже, что их тела не имеют физических повреждений? Чтобы ответить на этот вопрос, подумайте о том, что бы случилось, если бы ваш мозг выдавал ненужные предсказания о боли, а затем игнорировал противоречащие ошибки прогноза. Вы бы по-настоящему испытывали боль без видимой причины. Это сродни тому вашему опыту, когда картинка из пятен в  стала пчелой, поскольку вы по-настоящему восприняли линии, которых не существует. Ваш мозг игнорировал входные сенсорные сигналы, подтверждающие, что его предсказания являются реальностью. Примените этот пример к боли, и в результате получится правдоподобная модель хронической боли: ошибочное предсказание без исправления.

Сейчас ученые считают, что хроническая боль — это заболевание мозга, коренящееся в воспалении. Возможно, что головной мозг человека, страдающего от хронических болей, иногда в прошлом получал интенсивные ноцицептивные входные сигналы, а когда травма была вылечена, мозг не запомнил. Он в любом случае продолжает предсказывать и категоризировать, генерируя хроническую боль. Также возможно, что предсказания о внутренних движениях тела увеличивают интенсивность ноцицептивного сигнала, когда он направляется от тела к мозгу.

Если, к несчастью, вы страдаете от хронических болей, то, вероятно, вы встречались со скептиками, которые не понимают, через что вы проходите. Они пытаются отделаться объяснением вроде: «Это у вас в голове», под которым подразумевается: «Повреждения тканей у вас нет, так что идите к психиатру». Я говорю, что вы не сумасшедший. С вами что-то неладно. Ваш предсказывающий мозг, который действительно расположен «у вас в голове», генерирует подлинную боль, которая продолжается после того, как тело уже излечилось. Это сходно с синдромом фантомных конечностей, когда ампутант продолжает ощущать отсутствующую руку или ногу, поскольку мозг продолжает выдавать о них предсказания.

У нас уже есть интригующие свидетельства, что некоторые виды хронической боли работают посредством предсказаний. У животных, пострадавших от стресса или травмы в раннем возрасте, с большей вероятностью развивается постоянная боль. Человеческие дети, перенесшие операцию, с большей вероятностью страдают от усиленной боли в позднем детстве. (Невероятно, но до 1980-х годов для маленьких детей регулярно не использовали анестезию во время обширных хирургических вмешательств, поскольку верили, что они не могут ощущать боль!) Существует также медицинское состояние под названием комплексный регионарный болевой синдром, при котором боль от повреждения неизбежно распространяется на другие области тела, и это, похоже, связано с плохими ноцицептивными предсказаниями.

Таким образом, «боль», подобно «страху», — еще одно понятие, с помощью которого вы придаете смысл физическим ощущениям. Вы можете категоризировать боль и стресс как эмоции, или даже эмоции и стресс как виды боли. Я не утверждаю, что случаи эмоций и боли в мозге неразличимы, однако ни у того, ни у другого нет определенного отпечатка. Если сделать томографию мозга, когда у вас болят зубы и когда вы сердиты, результаты будут выглядеть несколько различными. Однако если я буду делать томографию для разных случаев сердитости, результаты также будут несколько отличаться. Аналогично отличаются различные случаи зубной боли. Это вырожденность: изменчивость является нормой.

Эмоции, острая боль, хроническая боль и стресс конструируются в одних и тех же системах, используют одни и те же пути к телу и от него и, вероятнее всего, одни и те же основные сенсорные области коры, так что весьма правдоподобно, что мы различаем эмоции и боль понятиями, то есть через понятия, которые мозг применяет для обозначения телесных ощущений. Хроническая боль — вероятно, неправильное применение вашим мозгом понятия «боль», поскольку он конструирует опыт боли без повреждения или угрозы для ваших тканей. Хроническая боль, по-видимому, — трагический случай плохого предсказания и получения недостоверных данных от вашего тела.

***

Держа в уме то, что вы сейчас узнали о хроническом стрессе и хронической боли, обратим внимание на депрессию, которая является еще одним истощающим состоянием, могущим испортить жизнь. Известная также под названием «большое депрессивное расстройство», депрессия значительно сильнее, чем повседневное расстройство, которое ощущают люди, когда говорят: «Я сегодня очень расстроен». Марвин, робот-параноик из романа Дугласа Адамса «Автостопом по Галактике», на самом деле страдал клинической депрессией. Иногда он был так разочарован в жизни, что отключался. Аналогичным образом выводит из строя и депрессивный эпизод значительной степени. Уильям Стайрон писал в своих мемуарах: «Боль от сильной депрессии невообразима для тех, кто не страдает от нее, и она во многих случаях убивает, потому что страдания больше невозможно вынести».

Для многих ученых и врачей депрессия остается психическим заболеванием. Она классифицируется как аффективное расстройство и часто связывается с негативными мыслями: вы часто осуждаете себя или у вас много саморазрушительных катастрофических мыслей. Возможно, депрессия спровоцирована травматическими событиями, особенно если гены делают вас уязвимым. Или, возможно, вы плохо регулируете свои эмоции и поэтому слишком сильно реагируете на негативные события и слишком слабо на позитивные. Все эти объяснения предполагают, что мышление контролирует ощущения — старая идея «триединого мозга». Поменяйте свои мысли или лучше отрегулируйте свои эмоции, говорит логика, и депрессия исчезнет. Появляется мантра: «Не беспокойся, будь счастлив; а если это не работает, попробуй антидепрессанты».

Двадцать семь миллионов американцев ежедневно принимают антидепрессанты, но более 70 процентов продолжают испытывать какие-то симптомы, а психиатры не могут помочь всем. Часто симптомы начинаются в подростковом возрасте или в молодости, а затем продолжаются всю жизнь. Всемирная организация здравоохранения прогнозирует, что к 2030 году депрессия будет вызывать преждевременную смерть и инвалидность чаще, чем рак, инсульты, сердечные болезни, войны и несчастные случаи. Весьма жутковатый результат для «психического» заболевания.

Было проведено множество исследований, где пытались найти универсальную генетическую или нервную сущность депрессии. Однако вероятнее всего, что депрессия — не какая-то одна вещь. Депрессия (вы догадывались об этом) — понятие. Это совокупность различных случаев, так что существует множество путей к депрессии, многие из которых начинаются с несбалансированного бюджета тела. Если депрессия — это аффективное расстройство, а аффект — совокупность того, как распределяются ресурсы вашего тела (ответ: весьма плохо), то депрессия может на самом деле оказаться расстройством составления бюджета и предсказаний.

Мы знаем, что ваш мозг постоянно предсказывает потребности вашего тела в энергии на основании прошлого опыта. При обычных обстоятельствах ваш мозг также корректирует свои прогнозы с помощью фактической сенсорной информации от вашего тела. Но что, если это корректирование не работает правильно? Ваш текущий опыт будет конструироваться из прошлого, но не будет исправляться посредством настоящего. Если говорить в целом, то именно это, на мой взгляд, происходит при депрессии. Ваш мозг постоянно неверно предсказывает ваши метаболические потребности. Поэтому ваше тело и мозг действуют так, как будто они борются с инфекцией или лечат рану, которых не существует, как при хронических стрессах или болях. В результате ваш аффект не в порядке: вы испытываете истощающие страдания, усталость и прочие симптомы депрессии. Одновременно ваше тело быстро выдает ненужную глюкозу, чтобы обеспечить эти несуществующие значительные потребности в энергии, что ведет к проблемам с весом и подвергает вас риску других связанных с обменом веществ заболеваний, которые сопутствуют депрессии, включая диабеты, сердечные болезни и рак.

Традиционный взгляд на депрессию таков: негативные мысли вызывают негативные ощущения. Я предполагаю другое. Ваши ощущения непосредственно в данный момент вызывают последующие мысли и восприятия в качестве предсказаний. Поэтому мозг в депрессии неотступно продолжает снимать с бюджета, основывая свои прогнозы на аналогичных снятиях в прошлом. Это означает постоянное проживание трудных, неприятных событий. Вы крутитесь в цикле бюджетного дисбаланса, который не разрушается как ошибка прогноза, поскольку она игнорируется, сглаживается и не доходит до мозга. По сути, вы пойманы в цикле некорректных предсказаний, заперты в ловушке неблагоприятного прошлого, когда ваши метаболические потребности были высокими.

Депрессивный мозг эффективно заперт в ловушке страданий. Он подобен мозгу с хронической болью, игнорирующему ошибку прогноза, но в большем масштабе, и вы отключаетесь. Это хронически вгоняет ваш бюджет в долги, поэтому ваш мозг пытается уменьшить затраты. Каков самый эффективный способ для этого? Прекратить двигаться и не обращать внимания на мир (ошибка прогноза). Это и есть неотъемлемая усталость депрессии.

Если депрессия является расстройством, вызванным хроническим неверным распределением телесных ресурсов, то она, строго говоря, не является исключительно психическим заболеванием. Она также неврологическое, метаболическое и иммунное заболевание. Депрессия — это дисбаланс многих переплетенных частей нервной системы, которые мы можем понять, только рассматривая человека целиком, а не что-либо по отдельности, как части машины. Переломный момент для депрессивного эпизода в значительной степени может появиться из множества разных источников. Вы можете страдать от продолжительного стресса или плохого обращения, особенно в детстве, что привело к тому, что ваша модель мира построена с помощью вредного прошлого опыта. У вас может быть плохое физическое состояние (хронические сердечные заболевания или бессонница), которое ведет к плохим интероцептивным прогнозам. Ваши гены могут заставить вас быть чувствительными к среде и каждой мелкой проблеме. А если вы женщина в репродуктивном возрасте, связность в вашей интероцептивной сети меняется каждый месяц, делая вас в определенные моменты цикла более уязвимой к неприятному аффекту, мыслительной жвачке и, возможно, даже к увеличенному риску расстройств настроения, таких как депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство. «Позитивного мышления» или принятия антидепрессантов может оказаться недостаточно, чтобы обратно вернуть бюджету баланс: могут понадобиться другие изменения в образе жизни или системные регулировки.

Теория конструирования эмоций предполагает, что мы можем лечить депрессию, разорвав порочный круг неправильного распределения телесных ресурсов, то есть поменяем интероцептивные предсказания, чтобы они лучше соответствовали происходящему вокруг вас. Ученые нашли подтверждения, что дело обстоит именно так. По мере того как лечение (например, антидепрессанты и когнитивно-поведенческая терапия) начинает действовать и вы чувствуете себя менее угнетенным, ваша активность в основных зонах управления телесными ресурсами возвращается к нормальному уровню, а связность в интероцептивной системе восстанавливается. Эти изменения согласуются с идеей сокращения расточительных предсказаний. Мы можем также лечить депрессию, разрешив большую прогностическую ошибку, скажем, попросив людей вести дневник с положительными переживаниями, что может облегчить нагрузку на бюджет. Проблема, разумеется, в том, что никакое лечение не срабатывает сразу для всех, и есть некоторые люди, для которых не работает никакое лечение.

Один из наиболее обещающих путей для лечения, которые я видела, — революционная работа невролога Хелен С. Мейберг (), которая стимулировала электричеством мозг пациентов с глубокой депрессией. Ее метод немедленно дает облегчение от мук депрессии, если ток включен, поскольку мозг больного переключается со всепоглощающего внутреннего фокусирования на внешний мир и поэтому он может нормально предсказывать и обрабатывать прогностические ошибки. Давайте надеяться, что эти предварительные, но обнадеживающие результаты в конечном итоге приведут ученых к более устойчивым результатам в лечении депрессии. По меньшей мере эти результаты должны помочь распространить информацию, что депрессия — это болезнь мозга, а не просто нехватка счастливых мыслей.

***

Тревога — это состояние, которое кажется весьма отличным от хронической боли и депрессии. Когда вы встревожены, вы ощущаете беспокойство или взвинченность, словно вы не знаете, что делать с собой, и в целом несчастны. Это решительно контрастирует с депрессией, при которой вы ощущаете апатию, словно вы не можете двигаться дальше по жизни, ощущаете хронические мучительные боли и в целом также несчастны.

К этому моменту мы узнали, что и эмоции, и хроническая боль, и хронический стресс, и депрессия затрагивают интероцептивную и управляющую системы. Эти же сети важны и для тревоги. Тревога — это по-прежнему нерешенная головоломка, однако одна вещь выглядит определенной: она — еще одно нарушение прогнозов и ошибок прогноза в этих двух сетях. Нейронные пути для тревоги, исследованные в отношении прогнозов и ошибок прогноза, являются теми же самыми, что для эмоций, боли, стресса и депрессии.

Традиционное исследование тревожного расстройства основано на старой модели «триединого мозга», где когнитивная деятельность контролирует эмоции. Утверждается, что ваше якобы связанное с эмоциями миндалевидное тело сверхактивно, а ваша так называемая рациональная префронтальная кора не справляется с управлением. Такой подход все еще авторитетен, хотя миндалевидное тело и не является уже местом для каких-либо эмоций, префронтальная кора не является местом когнитивной деятельности, а эмоции и познавательные процессы целиком являются конструкциями мозга, которые не могут регулировать друг друга. Итак, как создается тревога? Мы пока не знаем всех деталей, но у нас есть несколько перспективных подсказок.

Я выдвигаю предположение, что мозг в тревоге в каком-то смысле противоположен мозгу в депрессии. При депрессии предсказания усиливаются, а прогностические ошибки ослабляются, так что вас запирают в прошлом. При тревоге позволяется слишком много прогностических ошибок, и многие предсказания неудачны. При недостаточном предсказании вы не знаете, что происходит за следующим углом, а в жизни обнаруживается много углов. Это классическое состояние тревоги.

Люди, страдающие от тревоги, по какой-то причине ослабляют связи между ключевыми центрами интероцептивной системы, включая миндалевидное тело. Некоторые из этих центров также принадлежат к управляющей системе. Такие ослабленные связи, вероятно, сказываются на встревоженном мозге, который неумело создает предсказания для соответствия текущим обстоятельствам и не может эффективно обучаться из опыта. Вы можете без надобности предсказывать угрозы или создавать неопределенность, предсказывая неточно или вообще не предсказывая. Кроме того, ваши интероцептивные входные сигналы становятся более шумными, чем обычно, когда индикатор телесных ресурсов оказывается в красной зоне; в результате ваш мозг их игнорирует. Такие ситуации приводят к тому, что вы открыты для значительной неопределенности и значительной ошибки прогноза, с чем вы не можете справиться. Неопределенность более неприятна и сильнее возбуждает, чем определенный вред, поскольку если будущее загадочно, вы не можете к нему подготовиться. Например, когда люди серьезно больны, но имеют отличные шансы выздороветь, они меньше довольны жизнью, чем люди, которые знают, что их болезнь неизлечима.

На основании такого свидетельства кажется, что тревога, как и депрессия, — это категория, конструируемая таким же образом, как эмоции, боль и стресс. Страдание, которое вы ощущаете при тревоге и депрессии, говорит вам, что с вашим бюджетом тела что-то неладно. Либо ваш мозг пытается защитить вклад, наращивая неприятный аффект, либо он пытается уменьшить ваши потребности, обеспечивая покой, что приводит к усталости. Ваш мозг может категоризировать эти ощущения как тревогу, депрессию или, если уж на то пошло, как боль, стресс или эмоции.

Поймите правильно, я не говорю, что большое депрессивное расстройство и тревожные расстройства взаимозаменяемы. Я предполагаю, что каждая категория психических заболеваний — совокупность различных случаев, а определенные наборы симптомов можно разумно отнести и к категории тревожных расстройств, и к категории депрессии. Есть также проблема серьез­ности: некоторым из пациентов Хелен Мейберг с серьезной депрессией (например, близким к кататоническому состоянию), очевидно, не поставить диагноз тревожного расстройства. Однако у некоторых других ее пациентов вполне можно диагностировать тревожность, хронический стресс или даже хроническую боль. В целом умеренно серьезная депрессия и тревожное расстройство могут давать перекрывающиеся друг с другом симптомы, равно как с хроническим стрессом и хронической болью, а также с синдромом хронической усталости.

Эти наблюдения дают решение загадки, которая открывала : почему испытуемые в моих экспериментах, казалось, не могут различать ощущения тревоги и депрессии? Одна из причин, которую мы уже рассмотрели, — эмоциональная гранулярность: некоторые из участников эксперимента, вероятно, могли конструировать эмоции более точно, чем другие. Но сейчас на свет выходит другая причина: что «тревога» и «депрессия» — это понятия для категоризации сходных ощущений.

Когда испытуемые в моем исследовании переживали неприятные чувства, я дала им оценочную шкалу для чувств, но только в терминах тревоги и депрессии. Люди будут применять любую данную им вами меру, чтобы описывать, как они себя чувствуют. Если кто-нибудь чувствует себя паршиво, а вы даете ему только шкалу тревоги, он будет сообщать о своих ощущениях в терминах тревоги. Он может даже начать ощущать больше тревоги, поскольку слова побуждают его симулировать случай «тревоги». Наоборот, если вы даете человеку шкалу депрессии, он сообщает о своих ощущениях, используя слова для депрессии, и в итоге может ощутить депрессию. Это бы объяснило мои загадочные результаты. Понятия наподобие «тревоги» и «депрессии» изменчивы и эластичны. Слова в опросниках могут повлиять на категоризации людей ровно так же, как метод базовых эмоций влияет на восприятие посредством списка слов для эмоций.

Не так давно я повстречалась с чем-то подобным в кабинете врача. Некоторое время я ощущала усталость и немного прибавила в весе, и доктор спросил: «У вас есть депрессия?» Я ответила: «Ну, грустных переживаний у меня нет, но большую часть времени я чувствую себя до смерти уставшей». Он возразил: «Возможно, у вас есть депрессия, но вы этого не знаете». Мой врач не осознавал, что неприятный аффект может иметь физическую причину, в моем случае причиной, вероятно, был недостаток сна из-за работы в лаборатории с сотней людей, работы допоздна над этой книгой и наличия дочери-подростка, плюс маленькая причина под названием менопауза (я выдала ему объяснение интероцепции и телесных ресурсов). Но вот что важно: если бы он просто диагностировал депрессию, он бы мог на самом деле взрастить в тот момент у меня ощущение депрессии. В самом деле, я была утомленной, и, вероятно, у меня было какое-то воспаление из-за своего рода хронического стресса. Если бы я не сопротивлялась, я могла бы уйти с рецептом на антидепрессанты и убеждением, что в моей жизни что-то всерьез неладно или что я не могу справиться. Такое убеждение, может быть, ухудшило бы нарушенный бюджет моего тела, если б я начала искать проблемы в своей жизни… вы всегда можете найти что-нибудь, если ищете. Вместо этого мы с врачом раскрыли проблему управления телесными ресурсами и поискали способы справиться с ней. Мой доктор не осознавал этого, но он совместно со мной конструировал мой опыт. Он хотел сконструировать одну социальную реальность, а я — другую.

***

Когда прогностические ошибки преобладают над предсказаниями, вы можете ощущать тревогу. Предположим, что вы не можете прогнозировать вообще, совсем. Что случится?

Прежде всего, бюджет будет искажаться, поскольку вы не можете предсказывать потребности своего обмена веществ. У вас будут трудности с объединением сенсорных сигналов от зрения, слуха, обоняния, интероцепции, ноцицепции и прочих сенсорных систем в единое целое. Поэтому у вас ухудшится статистическое обучение, что затруднит для вас изучение базовых понятий, даже распознание одного человека под разными углами. Многие вещи окажутся вне вашей аффективной ниши. Если бы вы были ребенком, оказавшимся в такой ситуации, вероятнее всего, вы были бы безразличны к другим людям. Вы бы прекратили смотреть на лица ухаживающих за вами людей, разрушая важную для вас привязанность и затруднив для них регулирование вашего значительно расстроенного бюджета тела. Также вы бы имели проблемы с изучением чисто ментальных понятий социальной реальности, поскольку они изучаются с помощью слов, но вы же безразличны к людям, так что, вероятно, имели бы трудности и с изучением языка. Вы бы никогда не создали надлежащую систему понятий.

В конечном итоге вы бы существовали в постоянном потоке двусмысленных сенсорных сигналов, имея небольшое количество понятий, которые могут помочь вам приписывать им смысл. Вы бы беспокоились все время, потому что ощущения были бы непредсказуемыми. Фактически у вас было бы полное разрушение интероцепции, понятий и социальной реальности. Чтобы как-то учиться, вам нужно, чтобы входные сенсорные сигналы были согласованными, даже стереотипными, с минимально возможными отклонениями. Не знаю, как вам, но для меня этот набор симптомов выглядит как аутизм.

Ясно, что аутизм — это невероятно сложное состояние и гигантское поле для исследований, и его нельзя свести к паре абзацев. Аутизм — также весьма изменчивый термин, который применяется к широкому спектру симптомов, видимо, имеющих множество сложных причин. Все, что я говорю, есть интригующая возможность, что аутизм является нарушением предсказательной силы мозга.

Люди с аутизмом, которые могут описать свои переживания, говорят вещи, согласующиеся с этой идеей. Американка Темпл Грэндин, один из наиболее известных и откровенных людей с аутизмом, прямо пишет о недостатке прогнозирования и своих ошеломительных прогностических ошибках. В своей книге «Взгляд на аутизм изнутри» она пишет: «Неожиданные громкие звуки делают больно моим ушам, как бьет по нервам сверло стоматолога». Грэндин красноречиво описывает, с какими затруднениями она формирует понятия: «Когда я была ребенком, я отличала собак от кошек, сортируя животных по размеру. Все собаки в окрестностях были большими, пока какие-то соседи не купили таксу. Я помню, как смотрела на эту собачку и пыталась понять, почему это не кошка». Наоки Хигасида, тринадцатилетний мальчик-аутист, написавший книгу «Почему я прыгаю», упоминает свои усилия по категоризации: «Прежде всего я сканирую свою память, чтобы найти опыт, максимально близкий к тому, что происходит сейчас. Когда я нахожу хорошее приближение, мой следующий шаг — попробовать вспомнить, что я говорил в прошлый раз. Если мне везет, я натыкаюсь на полезный опыт, и все хорошо». Хигасиде приходится серьезно потрудиться, чтобы сделать то, что другой мозг делает автоматически.

Другие исследователи сейчас также выдвигают гипотезу, что аутизм — это отсутствие предсказаний. Некоторые полагают, что аутизм в первую очередь вызван дисфункцией управляющей системы, производящей модель мира, которая слишком специфическая для каждой ситуации. Другие видят проблему в недостатке нейрохимического вещества под названием окситоцин, что ведет к проблемам в интероцептивной сети. Я подозреваю, что в аутизме нет одной-единственной проблемы в нервных связях, а есть ряд различных возможностей, связанных с вырожденностью. По сути аутизм характеризуется как нарушение нервно-психического развития, которое крайне переменчиво по своей генетике, нейробиологии и симптомам. Я полагаю, что проблемы начинаются с системы управления телесными ресурсами, поскольку она есть от рождения, а все статистическое обучение основано на регулировании бюджета тела ( и ). Изменения в этой системе меняют путь развития мозга. Без полностью нагруженного предсказывающего мозга вы находитесь во власти внешней среды. Вы должны иметь мозг, ведомый стимулами и откликами, когда нервная система оптимизирована для более эффективной (в смысле обмена веществ) организации мозга. Это может объяснить переживания людей с аутизмом.

***

Сейчас вы видели, как несколько известных и серьезных расстройств могут соотноситься с вашей иммунной системой, которая связывает ваше психическое и физическое здоровье в рамках предсказывающего мозга. Когда плохие предсказания идут непроверенными, они могут привести к хронически несбалансированному бюджету тела, который вносит вклад в воспаление в мозге и портит ваши интероцептивные прогнозы, и даже создает порочный круг. Таким образом, те же системы, которые конструируют эмоции, могут участвовать и в болезнях.

Я не говорю, что дефицит бюджета — единственная причина всех психических заболеваний. Равным образом я не предполагаю, что восстановление баланса бюджета станет панацеей. Я всего лишь говорю, что благодаря нашему новому взгляду на человеческую природу мы можем понять, что распределение телесных ресурсов — общий фактор для болезней, которые традиционно рассматриваются как совершенно разные синдромы.

Когда у вас слишком много предсказаний и недостаточно исправлений, вы чувствуете себя плохо, а сорт «плохости» зависит от используемых вами понятий. При малых количествах вы можете ощущать сердитость или стыд. При больших у вас хронические боли и депрессия. Напротив, слишком сильный входящий сенсорный сигнал и неэффективное предсказание дает тревогу, а при больших количествах вы можете заработать тревожное расстройство. Когда предсказаний нет совсем, ваше состояние сравнимо с аутизмом.

Все эти расстройства коренятся в нарушенном распределении телесных ресурсов. Сейчас на момент представьте со мной те мириады способов, посредством которых у молодого человека может быть развит бюджет с хроническим превышением. Это, конечно, связано с откровенно плохим обращением и пренебрежением, но также и с множеством более мелких событий. Они видят устойчивый поток насилия в телевизоре и в кино, на видео и в компьютерных играх. Они слышат деградирующий язык в популярной музыке и между делом подражают ему, приветствуя ровесников: «Эй, сучка». (Это дружеский привет, оскорбление или угроза?) Увеличение агрессивности в форме шутки обязано телевидению, где люди говорят друг другу ужасные вещи со звуком закадрового смеха. Добавьте к этому почти неограниченные возможности для социального отчуждения, которые предоставляют текстовые и прочие формы социальных сетей, соедините с недостаточным количеством сна и физических упражнений, плюс огромное количество псевдоеды с сомнительной питательной ценностью — и вы получаете культурный рецепт для поколения взрослых с хроническим нарушенным распределением телесных ресурсов.

Могут ли страдания хронического неправильного распределения телесных ресурсов быть единственной причиной, по которой Соединенные Штаты находятся в опиоидном кризисе? Естественные опиаты вашего мозга уменьшают боль, поскольку они регулируют аффект (не ноцицепцию), а наркотики-опиаты имитируют эти эффекты, что может объяснить их широкое употребление. С 1997 по 2011 год количество взрослых в США, которые пристрастились к рецептурным препаратам, увеличилось на 900 процентов. Многие другие прибегают к героину, амфетаминам и прочим уличным наркотикам, которые уменьшают страдания. Мы также знаем, что значительная доля населения недостаточно спит, плохо питается и не занимается регулярно физическими упражнениями. С помощью опиатов люди, видимо, пытаются самостоятельно избавиться от дискомфорта, который вырастает от хронически несбалансированного бюджета тела. Они начинают принимать опиаты по множеству причин, но продолжают и даже злоупотребляют, как я подозреваю, поскольку регулируют свой аномальный аффект, чтобы чувствовать себя лучше. Их бюджеты тел слишком повреждены, чтобы естественные опиаты их мозга смогли выполнить свою работу.

Беды хронически неправильного распределения ресурсов тела также можно временно уменьшить с помощью пищи, стимулирующей некоторые из тех же мозговых рецепторов, которые реагируют на опиумные препараты. В экспериментах на крысах это стимулирование привело к тому, что крысы стали объедаться пищей, богатой углеводами, даже если они не были голодны. У людей поедание сахара способствует увеличению концентрации опиатов в мозге. Поэтому при поедании фастфуда или белого хлеба вы действительно получаете удовольствие. Неудивительно, что я люблю хрустящий батон. Кроме того, сахар на деле может действовать как слабый анальгетик. Поэтому, когда говорят, что наше общество пристрастилось к сахару, это не так далеко от истины. Я не удивлюсь, если люди используют богатую углеводами пищу в качестве препарата для управления своим аффектом и чувствуют себя лучше. Привет, эпидемия ожирения.

Группа людей с несбалансированными бюджетами тел не просто обходится системе здравоохранения в миллиарды долларов. Людям это стоит их благосостояния, социальных связей и даже их жизней. Люди, которые изучают эти болезни, начинают пренебрегать эссенциализмом, который создает категории вроде «тревоги», «депрессии» или «хронической боли», а вместо этого ищут общие факторы, лежащие в основе. Если бы мы могли добавить интероцепцию, распределение ресурсов тела и понятия эмоций к списку общих факторов, то, как я подозреваю, мы бы добились большего прогресса в работе с этими изнуряющими расстройствами. В то же время ваше собственное знание этих общих факторов помогает вам избежать болезни и более эффективно общаться со своими докторами.

Все мы идем по натянутому канату между миром и психикой, между природным и социальным. Многие явления, которые когда-то считались чисто психическими (депрессия, тревога, стресс и хроническая боль), на самом деле могут быть объяснены в биологических терминах. Другие явления, которые считались чисто физическими (например, боль), являются также психическими понятиями. Чтобы быть эффективным архитектором собственного опыта, вам нужно отличать физическую реальность от социальной реальности и никогда не принимать одну за другую, но при этом понимая, что они необратимо переплетены.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий