Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Проснувшись, я несколько минут просидела в кровати, осмысливая странный сон. Потом вскочила, подбежала к окну — и не сдержала разочарованного вздоха: теней видно не было.
И что это все может означать?
Остается только гадать.
А делать это в одиночку становится с каждым днем все сложнее…
Ощущение, что легла совсем недавно, было обманчиво. Не только утро, но и полдень давно наступил. Так что я вздохнула тоскливо в сторону кровати и побрела в ванную. Как бы ни хотелось поваляться еще, проблемы сами не решатся, а их скопилось немало. Так что взбодряемся, делаем себя красивой и являем миру!
Жаль, с дальнейшим планом действий определиться было не так легко.
Когда же я вышла в гостиную, Аржиса на положенном месте не оказалось. Почему-то удовольствия этот факт не вызвал. Я обозрела диван, взбитую подушку и аккуратно сложенное одеяло и лишь нахмурилась сильнее. Не ждала же я, что он будет моей нянькой вечно? Или ждала? Да с чего я вообще решила, будто этому подозрительному типу можно доверять?! Бросил меня при первой же возможности! С другой стороны, вопящего о нарушении границ частной собственности хозяина тоже не видно. Получается, Аржис сдержал слово?
Квартира была незнакомой, что и где лежит, я пока представляла плохо, поэтому и комплект ключей на полочке у входной двери не сразу заметила. Попробовала — к замку подходит!
Можно выдыхать и обживаться.
Но записку-то оставить мог!
Предмет столь бурных эмоций отыскался в магазине. Сама не знаю, зачем я спустилась туда, учитывая, что покупателей не ожидалось, а дел было полно и наверху.
— Мог бы и разбудить. — От вопросов, как он вошел, предусмотрительно воздержалась.
— Чтобы ты швырнула в меня чем-нибудь фарфоровым или использовала нож, который ночью зачем-то унесла в комнату? — усмехнулся мужчина. — Нет уж, уволь.
Наблюдательный какой! Ладно, один — один.
— Как прошло с домовладельцем? — спросила напряженно я и, старательно обходя мужчину, в небрежной позе прислонившегося к прилавку, пробралась на место продавца.
— Договор прямо перед тобой. — Только по следующей фразе стало понятно, что безразличие, с которым говорил Аржис, деланое. — Цену удалось сбить почти вдвое. Я же говорил, что проблем не будет, а ты не верила!
Среди нескольких документов, разложенных на прилавке, нужный удалось отыскать не сразу. Зато, увидев заветную цифру, я не сдержала улыбку и сразу же поставила свою подпись.
Все же с союзником мне повезло, хоть он и странный.
К слову о нем… Аржис выглядел свежо, будто не мотался полночи со мной по городу, не спал всего каких-нибудь три-четыре часа на чужом диване и уж точно принял душ. Но где, если в мою ванную он точно не заходил? Статуэтка бы разбилась в этом случае.
О чем я думаю? Меня это вообще не касается!
— Спасибо, — поблагодарила сдержанно.
— Будешь должна. — Кажется, мужчина был вполне серьезен.
— Вот и верь после этого в людское бескорыстие! — мигом вскинулась я.
На что Сано Аржис, повернувшийся ко мне лицом, лишь плечами пожал.
— Лучше не верь. Целее будешь.
— Ты — циник, — просто констатация факта, не более.
Сано Аржиса, разумеется, так просто было не смутить.
— Тебе и самой не помешало бы им стать, учитывая, каким образом закончились отношения с женихом и дружба с его сестрицей, — безжалостно наступил он на мою больную мозоль.
Следовало бы испытать боль и разозлиться, это было бы естественно, учитывая давность событий, но… я не почувствовала ничего. Ну, если только упрямство, но это не совсем те эмоции.
— Значит, надо полагать, твоей помощи тоже доверять нельзя, как и твоим словам о невиновности? — спросила прохладно и демонстративно уставилась в разложенные по прилавку документы.
Да, это была месть! Попытка мести.
Аржису ведь неоткуда узнать, что сосредоточиться и прочесть хоть строчку, чтобы понять, что это такое здесь лежит, у меня так и не получилось. Не в его присутствии.
Необходимость отвечать для него отпала как-то странно. Я поначалу даже не поняла, что именно произошло. Раздраженный моим выпадом — ага, значит, задеть его все же получилось! — мужчина перевел взгляд с меня на полупрозрачную витрину. Но отвлечься не получилось. Уж не знаю, что именно он там увидел, вот только в следующий же миг его от прилавка как ветром сдуло.
Бесконечную секунду спустя до меня дошло, что он перепрыгнул через прилавок и спрятался за ним, прямо рядом со мной присел на корточки.
Так близко, что пульсирующая синяя жилка на виске стала хорошо заметна.
Примерно в тот же момент я увидела Астера Роуда, того самого столичного проверяющего, что допрашивал меня, выходящим из кофейни напротив. Но всего-навсего отметила знакомое лицо, спешное бегство Аржиса с ним никак не связала. По моим прикидкам, эти двое вообще не должны быть знакомы!
— Если ты пытался продемонстрировать ловкость, то я оценила, — выговорила медленно и одарила беглеца любопытным взглядом.
Тонкого юмора он не воспринял, как и намека на свою отличную физическую форму.
— Смотри в бумаги, — сквозь зубы процедил Аржис. — Притворись, что работаешь. И, ради всего, прекрати наконец трещать!
От возмущения я подавилась воздухом. Ничего себе! Заявился, буквально вломился в мой магазин, ведет себя странно, еще и командует!
Я этого просто так не спущу! Но… пожалуй, действительно не прямо сейчас, потому что от нескольких минут жгучего любопытства еще никто не умирал.
Означенные минуты в торговом зале царила тишина. Я послушно уставилась на ровные строчки и печати, но сосредоточиться и вникнуть так и не сумела. Мысли прыгали с одного на другое, душу жрало любопытство. Еще и Аржис затих совсем рядом, кажется, даже дышать перестал, что лишь раззадоривало желание узнать, какая кошка пробежала между ним и столичным следователем… Виновник же нашего переполоха замялся возле кофейни, поправляя шейный платок, который в этот раз на нем был, состроил зверскую рожу хмурому дню, пристально оглядел мою витрину и с крайне недовольным видом зашагал прочь.
Только после этого где-то на уровне моих коленей длинно и шумно выдохнули.
— Пронесло, — пробормотал Сано, вырастая из-под прилавка.
Наивный… Но от меня-то в моем же собственном магазине не спрячешься!
— Я жду объяснений, — сообщила непререкаемо. — Подробных.
Во взгляде, брошенном на меня, сквозила какая-то обреченность.
— Знаешь, я начинаю скучать по времени, когда ты до паники боялась меня, — протянул этот бессовестный тип. Несерьезно, конечно. Во всяком случае, я очень надеюсь на это.
Сообщать, что до сих пор его опасаюсь, благоразумно не стала. С него станется при каждом удобном случае играть на моем страхе! А он, хоть и несколько видоизменился в последнее время, полностью не прошел.
— Раз уж я предоставила тебе убежище, то имею право знать, что вы не поделили. — Я упрямо вздернула подбородок.
— Предоставила? — Аржис почти расхохотался. — По-моему, я его сам себе нашел.
— Но я ведь могла тебя выдать. — Быть смелой и упрямой мне неожиданно понравилось.
Мужчина беззлобно фыркнул и вышел из-за прилавка. Без его непосредственной близости я почувствовала себя куда увереннее.
— Мы не поделили меня, — наконец сообщил он, глядя сквозь витрину на улицу. — Такой ответ тебя устроит?
Просила же с подробностями! А то я их сейчас додумаю сама…
— Только не говори, что ты сбежал из заключения и теперь тебя разыскивают?! — Знаю, бред, но это была самая страшная версия, которая пришла мне в голову.
— Раньше еще. — Собеседник по-прежнему не отличался многословностью.
— Вы были знакомы до всей этой истории? — Биография этого мужчины оказалась еще занимательнее, чем я думала. Жаль, делиться ею он желанием не горел. — И что же ты умудрился сделать столичному следователю?
Ожидала услышать… да что угодно, от «оказался негодяем, которого тот не сумел посадить» до «увел горячо любимую жену», но у кое-кого, видимо, вошло в привычку меня шокировать.
— Я родился, — хрипло выговорил мужчина.
— Что, прости? — Я непонимающе моргнула.
— Да, Ксилена, Астер Роуд — мой отец, — подтвердил то, о чем я и подумать не могла, этот загадочный человек.
Вопросов в голове крутилось тьма, и все по большей части бестактные. Почему у них фамилии разные? И вообще, как у такого отца сын ступил на скользкую дорожку? Слухи-то про юность Аржиса в банде я хорошо помню, как и то, что Виктория их почти подтвердила. Да уж… Задать, впрочем, ни один из них я не рискнула. Из-за пустого взгляда Аржиса, нацеленного в полупрозрачную витрину, наверное.
Возобновлять стихший разговор ни один из нас не собирался.
А несколько минут спустя Аржис вообще неловко попрощался и ушел. Мол, дела у него.
Провожая задумчивым взглядом его спину, я испытывала легкое разочарование. Странно так… Наверное, это потому, что вокруг непонятно что происходит.
Когда же звякнул колокольчик, сообщая, что дверь открылась и снова закрылась, в голове вдруг просветлело. Эмоции улеглись, ко мне вернулись привычные спокойствие и собранность. И неловкость из-за присутствия рядом постороннего и явно подозрительного мужчины ушла. Правда, на смену ей явился еле уловимый холодок страха, но это уже мелочи.
День я планировала провести в квартире, наводя порядок в своем новом жилище. Минувшей ночью было как-то не до удобств, но затхлый воздух и тонкий слой пыли на темных поверхностях я заметила. Надо прибраться, прежде чем распаковывать вещи, заодно свыкнусь с новым местом, почувствую его своим. В общем, планы были просты и обыденны, хотя и вызывали некоторый трепет, но перед тем как приступить к их реализации, я зачем-то заглянула в лежащие на прилавке документы.
Осмысленно в этот раз.
И пропала… Потерялась на целую минуту, не веря в реальность происходящего, а потом судорожно зажала себе рот руками, боясь огласить магазин счастливым визгом.
Да это же… Нет, не могу поверить, прочту еще раз! Но ни второе, ни даже третье чтение ничего в документах не поменяли. Крупный магазин сувениров из соседнего города заказывал мои куклы. Сразу пятнадцать штук! Рядом, на прилавке, нашлись два письма от клиентов, решивших обратиться ко мне напрямую. И вместе все это значило, что я могу позволить себе помощника, да и вообще финансовые трудности мне в ближайшие месяцы не грозят даже при отсутствии других заказов.
А жизнь-то налаживается!
Так… Три готовые куклы на продажу у меня есть. Еще штук пять эскизов. Кто мог знать, что однажды мне понадобится больше и сразу! Но решение отложить работу и сегодняшний день всецело посвятить новому жилищу менять не стала. Только ответила на письма, подписала договор и быстренько отнесла все это на почту.
Тени по дороге ни одной не встретила, но эмоциональных сил не было даже на досаду.
Остаток дня прошел в рутинной суете. Распахнув окна настежь, я тщательно убрала каждый уголок своего нового дома. Вот когда обрадовалась, что он не так уж и велик.
Потом дело дошло до вещей, и здесь возникла проблема. За годы жизни в огромном особняке Одингов их стало так много, что в эту квартирку они просто не могли поместиться. Даже все платья в шкаф не влезали! А ведь их было не так и много… Ну, у Лики-то точно раз в десять больше.
Расточительную мысль снять соседнюю квартирку прогнала. Тогда бы все поместилось, конечно, но пока вокруг «Кукольного дома» витает призрак недавних убийств, в городе от меня продолжат шарахаться, а значит — с продажами будет негусто. Надо бы привыкнуть, что я теперь сама по себе, а не под крылышком у богатого жениха и его сестры, и жить по средствам. Одернув себя, я разложила по местам самое необходимое, а четыре лишних чемодана, пыхтя и отдуваясь, снесла в магазин и пристроила что-то в кладовке, что-то в мастерской. Так они будут рядом, но не будут мешать, и я всегда смогу взять, если что-то понадобится.
Крайне довольная собой, несмотря даже на срывающееся дыхание и тянущую боль в руках и спине, я поднималась обратно в квартиру, когда услышала какой-то звук.
Природу его так сразу определить не смогла, но на всякий случай остановилась на середине лестницы и прислушалась.
Тихо вроде… А потом:
— Куколка, ты бы хоть дверь запирала.
Существовал только один человек, которому приходило в голову так меня называть.
От сердца отлегло. Оставшийся пролет я преодолела довольно быстро, настолько хотелось взглянуть в наглую физиономию и выяснить, что она опять здесь делает.
— Да я всего на минутку вышла… — А вот зачем стала оправдываться, не понимаю.
— Этой минутки мне вполне хватило, чтобы войти, и ты меня не заметила. — Противник бил фактами. — Что мешало проделать то же самое убийце?
Я непроизвольно поежилась и бросила слегка затравленный взгляд на приоткрытую дверь в квартиру. Входить туда стало немного страшновато. И самое обидное, что Аржис прекрасно видел все эти чувства на моем лице.
— Например, твое присутствие. — Я все же смогла взять себя в руки. — Откуда ты здесь? Опять будешь меня охранять?
Не то чтобы я категорически против, просто…
Спросила и запнулась. Просто увидела в его руке чемодан. Не мой, что примечательно. Этот был коричневый, малость потертый и совсем не такой большой. Правильно, мужчине вещей надо меньше, особенно если в нескольких кварталах у него есть целый дом.
— Вроде того, соседка, — криво усмехнулся Аржис и попытался скрыться в квартире напротив.
Мой вопрос догнал его на пороге:
— Но… зачем?
— Ситуация до сих пор вертелась вокруг тебя. — Новоиспеченный сосед оказался прямолинеен. — И я подумал, если держаться рядом, шанс поймать убийцу будет больше, чем если наблюдать за всем со стороны.
Пришлось плотно сжать губы, чтобы не стоять с приоткрытым от возмущения ртом. Чувствовать себя наживкой как-то не очень приятно. Но Аржису было мало дела до моих чувств, он уже скрылся в своих временных владениях.

 

Появление соседа прогнало часть страхов. Однако уснуть все равно не удалось: я ерзала под одеялом, прислушивалась к малейшему шороху за стеной, ругала себя и усилием воли переключалась на эскизы будущих кукол, которые надо будет разослать заказчикам всего через пару дней.
Но управлять собой было не так просто. И мысли то и дело возвращались к Аржису.
Его отношение злило, но в то же время его личность интриговала.
В итоге сон сморил меня под утро, когда же прозвенел будильник, я готова была весь свет проклясть… Правда, лучше бы ограничиться только одним его представителем.
— Доброе утро, куколка! — Он словно специально подгадал момент, когда я выйду, чтобы тоже появиться на лестнице.
— Перестань меня так называть! — Я дала волю плохому настроению и не преминула обжечь грубияна неприязненным взглядом.
С него как с гуся вода.
— Куколка ты и есть. — Улыбка, наверное, должна была считаться обаятельной, но шрамы не давали сложиться нужному впечатлению. — Посмотри на себя, все эти наряды, каблуки, духи, идеальный макияж в любое время суток… И такая зажатость, приверженность правилам. Ты похожа на одно из своих творений.
Доля истины в его словах, может, и была, но я не сочла нужным об этом задуматься.
— Это только твое мнение, — ответила сдержанно, заперла дверь на ключ и стала спускаться.
— Хотя бы изредка напоминай себе, что ты больше не в плену у этих Одингов и можешь иногда расслабиться, — не желал идти на попятную Аржис. — Позавтракаешь со мной?
В кофейне? На виду у всех?! Мало мне кости перемывали!
Только тут вспомнила, что так и не выяснила, что о нас написали в газетах.
— Извини, у меня много работы, — ответила с достоинством. — Смогу позволить себе только купить что-нибудь и взять это с собой в мастерскую.
Мы как раз спустились и вышли на улицу. Спорить Аржис не стал, отрывисто кивнул и зашагал к автомобилю.
Ну а я вздохнула с облегчением, предрекая себе спокойный и обыденный день.
Первое время все так и шло. Я связалась с заказчиками, выяснила их предпочтения и засела за эскизы. Работы предстояло много, и это воодушевляло. Пожалуй, если бы не рыщущий у моего порога злодей, я бы даже порадовалась, что больше не могу видеть теней. Как выяснилось, считать себя обычной не так уж и неприятно.
Однако спокойствие мое вскоре было нарушено, а умиротворенное настроение — изрядно подпорчено.
— Какого черта, Ксилена? — Кажется, сначала раздался рык, а потом уже звякнул колокольчик — так спешил Дегейр высказать мне свое недовольство.
Оторвав взгляд от рисунка, я с некоторым недоумением обозрела взбешенного следователя. Припомнить, чем могла довести его до такого состояния, так сразу не удалось.
Если не ошибаюсь, это у меня был повод злиться…
— И тебе хорошего дня, Дег. — За последнее время в моей жизни произошло столько, что мелкие недопонимания давно перестали иметь значение.
— Издеваешься? — растревоженным хищником прошипел приятель, нависая над прилавком.
— Ничуть. — Пришлось немного отклониться назад, чтобы не тыкаться лицом в газету, которую он мне упорно совал.
Ненадолго в магазине застыла тишина, грубо прерванная скатившимся на пол карандашом. Мы оба вздрогнули, но никому даже в голову не пришло наклониться за беглецом.
— И давно у вас? — севшим от злости голосом осведомился Дегейр.
Смутная догадка витала где-то на краю сознания, но я никогда не умела быстро переключаться с одного на другое.
Потому в задаваемых вопросах изобретательности не проявила:
— Что? И с кем?
В висках начинало противно тянуть. Надо было все-таки закрыть магазин. Потому что если голова сейчас окончательно разболится, поработать уже не получится.
— Роман! С Аржисом! — рявкнул Дег, пронзая меня полыхающим взглядом. — Не прикидывайся идиоткой, Ксилена.
Черт, газета! Точно же!
— А я, как дурак, кругами возле тебя хожу, подступиться боюсь, — не то злился, не то сокрушался тот, кого я долгое время считала приятелем и вообще здравомыслящим человеком. Профессионалом, в конце концов! — А ты — с этим! Как можно было вообще с ним связаться? Поприличнее никого не нашлось?
Вместе с головной болью медленно, но верно подступала злость.
Да когда меня уже оставят в покое?!
— Звучит примерно как: «Почему он, а не я?» — отметила ровно.
Дег дернулся, как от пощечины, и сжал губы в тонкую нитку.
— Как ты могла спутаться с этим убийцей? — упавшим голосом переспросил он.
Жаль, что консультантов не обучают хотя бы простейшим приемам самообороны. Сейчас бы не помешало кое-кому хорошенько врезать для просветления в мозгах.
— Между мной и Аржисом ничего нет. А ты бесишься, потому что тебе впервые в жизни отказала женщина. — Некоторым цинизмом с изрядной долей грубости я от новоиспеченного соседа все же заразилась. — И кстати, он не убийца.
— Значит, недавно. — Услышал Дег свое. — Потому что раньше ты говорила другое.
— Я говорила то, что сообщила мне тень. — Опершись локтями на прилавок, я пристально разглядывала бледного и осунувшегося следователя. — Как всегда, ты же знаешь.
Из этого положения газета, которую он держал перед собой, видна была особенно хорошо, и я даже прочесть кое-что сумела. Итак, по авторитетному репортерскому мнению, позапрошлой ночью скандально известная Ксилена Гарав ушла от богатого жениха к подозреваемому в двух убийствах, которого сама же недавно чуть не отправила на пожизненное. Особенно умиляла приписка мелким шрифтом о том, что, вероятно, это лишь операция управления правопорядка по выведению на чистую воду преступника.
Прочитав об этом в газетах, он должен был бы сам, икая от смеха, явиться в управление и покаяться во всех злодеяниях? Так они считают?
И да, фотографий не прилагалось. Ни единой. Видимо, автором статьи был один из тех, кто лишился камеры.
— Все эмширские газеты пишут о вас, — успокаиваясь, произнес Дег и положил газету на прилавок. — Правда, в разных вариациях. А сегодня утром еще Роуд масла в огонь подлил. Сказал, что видел, как вы непонятно чем занимались за прилавком.
А глаз-то у столичного проверяющего, как у орла, учитывая, что витрина у меня не совсем прозрачная, да еще заставлена всяким.
Заметил все-таки. И поспешил подложить свинью. Скользкий тип, первое впечатление оценило его справедливо, похоже. И неприязнь сына явно не на пустом месте образовалась.
— Наврал. — Я раздраженно дернула плечом. — Сано просто не хотел с ним встречаться, поэтому и залез под прилавок. Всего на минуту, пока Роуд не ушел.
Вот ведь странность. В присутствии самого Аржиса и даже наедине с собой получалось думать о нем отстраненно и называть по фамилии, но стоило Дегу заявиться и устроить скандал, как Аржис превратился в Сано, больше того — на несколько минут я безоговорочно поверила в его невиновность.
— Твое слово против его, — кисло сморщился Дег и вцепился в несчастный прилавок так, что костяшки на пальцах побелели. — К тому же само довольно близкое знакомство ты не отрицаешь. В общем… Роуд запретил тебе даже приближаться к управлению и этому делу вообще. Без обид. От меня там ничего не зависело.
Кривая усмешка легла на губы сама собой.
Надо будет снять платье и проверить, не кусал ли меня Аржис, потому что переняла я от него многовато, учитывая наше короткое общение.
— Без проблем, — заверила я. Так оно даже лучше, не придется рассказывать широкому кругу о потерянном даре. — Кстати… А этот Роуд о собственной связи с подозреваемым обмолвился?
Судя по промелькнувшему на смуглом лице интересу — нет.
Мной овладело желание сделать гадость. Ответную — и это должно меня немного извинять. Так зачем себе отказывать в удовольствии?
— Они — отец и сын, — выдала, чувствуя непередаваемое моральное удовлетворение. — Не смотри на меня так, подробностей я не знаю.
А если бы знала, все равно бы оставила при себе. Того, что уже сказала, более чем достаточно, распространять сплетни у меня цели не было.
Но почему Аржис все еще под подозрением? Из-за личной антипатии Роуда? Или просто потому, что других вариантов так и не появилось? На допросе мне показалось, что столичный следователь пытается его защитить. Я тогда еще удивилась, почему так.
Когда Дег окончательно успокоился, мы поболтали еще немного. Я рассказала о фальшивом похищении и о том, как меня на ночь глядя вышвырнули из дома, а Сано практически спас, получила честно заслуженную порцию ругани и сочувствия. Потом пришла очередь Дега. В подробности он не вдавался, как-никак был запрет, но об отсутствии в деле хоть каких-нибудь сдвигов сообщил. Просто невероятно: никто ничего не видел, не слышал и не знал! Даже вездесущие городские сплетники и репортеры оказались не в курсе. Платье из магазина моей несостоявшейся золовки исчезло вместе с продавщицей, его никто не покупал. Так оборвалась единственная имевшаяся на данный момент ниточка. А между тем опыт нам обоим подсказывал, что убийца не остановится, будут еще жертвы.
Поймать мерзавца было важнее, чем соблюсти глупый приказ, так что Дег просил все равно искать тень и вытрясать из нее правду. Узнаю старого доброго Дегейра!
Потом он сходил за стаканом кофе и завтраком для меня и, вручив все это, собрался откланяться. Но в последнем предостережении отказать себе не смог:
— Держись подальше от Аржиса, этот бандит тебе не пара.
Сложновато, если учесть, что мы теперь живем по соседству. Но во избежание нового витка скандала я решила не отвечать.

 

Крепкий черный кофе и омлет с овощами отогнали головную боль и помогли справиться с эмоциями. Так что, разделавшись с поздним завтраком, я засела за работу и просидела над эскизами, пока не стало резать в глазах. Сделано было уже достаточно, можно на сегодня остановиться. Но общая усталость пока не ощущалась, так что, убрав листы в папку, я решила сменить вид деятельности и отправилась бродить по городу в поисках теней.
Не самое благодарное занятие, учитывая, что видеть их я теперь не могла. И как вернуть видения, даже примерно не представляла.
Как-то привыкла за многие годы, что они просто есть.
Людные площади с мерцающими вывесками и сидящими прямо на мостовой нищими сменились узкими улочками. Я не следила за направлением, просто шла и изо всех сил старалась отключиться от реальности. Заметила, правда, что от меня шарахаются, шепчутся за спиной, бросают странные взгляды, одна бывшая покупательница, которая как раз прогуливалась с дочкой, поспешно перешла на другую сторону улицы, и даже нищие сегодня не пытались вцепиться в подол.
Все это не задевало. Привыкаю, наверное.
Погода выправилась, серые каменные улицы позолотили солнечные лучи, и в определенный момент я поймала себя на том, что город больше не кажется опустевшим без теней. И я не чувствую себя ущербной без дара. Даже притом, что новая семья отвернулась от меня, как когда-то не приняла родная.
Ничего страшного. Есть магазин, куклы и я сама. Уже неплохо. Для начала.
Я шла и шла, улыбалась теплому вечеру… и как-то неожиданно для себя обнаружила, что стою у входа в сквер. Тот самый, где находился злополучный пруд, в котором я потеряла ключ.
А «шантажист» так и не перезвонил…
Воспоминания об этом остались не из приятных, хоть надобность в вещице и отпала. Но зачем-то же ее искали! Да еще прибегли к таким радикальным методам…
К основной проблеме это не относится. Всем известно, что бывает, когда пытаешься делать несколько дел разом!
И все же, проигнорировав внутренний голос, я уверенно углубилась в сквер.
Где именно находится пруд, я помнила смутно, равно как и совершенно не представляла, как стану добывать из него ключ. Поэтому просто бродила по дорожкам, вслушивалась в шум листвы, вдыхала свежий воздух.
Невзирая на каблуки, двигаться получалось почти бесшумно. Это я поняла, когда все-таки вышла к пруду, а те, кто уже был там, появления еще одного действующего лица не заметили.
Я прижалась к толстому стволу дерева и затихла, обратившись в слух.
Тем временем перед глазами сцена разворачивалась преинтереснейшая.
Сано. Странное он выбрал место, чтобы искупаться… Однако факт оставался фактом: он плавал в пруду, рядом колыхались кувшинки, а белая некогда рубашка сделалась зеленой от тины. В руках искателя острых ощущений поблескивало нечто золотое, наподобие ручки, с кончика которой время от времени срывалась мерцающая сеть, будто сотканная из яркого солнечного света.
Небольшая… но утерянный ключ в нее бы запросто поместился.
Это наводило на определенные подозрения.
Которыми я с радостью и в не самой вежливой форме поделилась бы с Аржисом, если бы на берегу, прямо перед ним, не стоял Астер Роуд! Этого-то как сюда занесло? И зачем? Лично я с полной уверенностью сказать могу одно: лица у них одинаково зверские, а значит, встрече не рад ни один.
— Просто не мешай мне делать мою работу, — шипел Сано.
Я попала явно на конец разговора, и так просто понять, о чем речь, не получалось.
— Ты отстранен, — с видимым удовольствием сообщил Роуд, и по его физиономии расплылась самодовольная улыбка.
— Полагаю, твоими стараниями. — Если Сано и злился, ему удалось этого не показать.
— У руководства есть основания считать, что ты стал ненадежным, — с некоторой издевкой проговорил столичный проверяющий и посмотрел на сына сверху вниз.
А ведь они похожи… Если бы шрамы на лице Сано не отвлекали все внимание на себя, это было бы заметно. Те же глаза, овал лица, одинаково невыразительная внешность. Странно, что я раньше не обратила внимания.
— Недальновидные, а в последнее время еще и слабоумные лопухи, которые чересчур много прислушиваются к твоему мнению, — выплюнул Аржис.
Его папаша, казалось, только этого и ждал — таким хищным стало его лицо.
— Опрометчиво с твоей стороны бросаться такими словами, — отметил он и только что не облизнулся.
Но Сано не испугался.
— Можешь им передать, — великодушно разрешил он. — Посмотрю я, где они найдут того, кто согласится выполнять мою работу, а главное, сможет ее делать так же качественно.
Они еще обменивались прощальными «любезностями», но интересного ничего больше не проскочило, и я, слушая вполуха, успевала обдумывать случайно подслушанный разговор.
Отец и сын враждуют. Не новость, хотя и неприятно. По собственным отношениям с сестрой знаю насколько. Но при этом как-то сотрудничают… Еще раз окинув взглядом мужчин, я почему-то решила, что хоть Роуд и скользкий тип, а на бандита в прямом смысле этого слова не похож. Получается, сталкиваться они должны на ниве правосудия. Но какое отношение к нему имеет Сано Аржис?
Из-за недостатка информации размышления зашли в тупик. И поскольку ответы на многочисленные вопросы мне мог дать лишь один человек, а Астер Роуд уже шагал прочь, я покинула свое укрытие и отправилась искать деревянный мостик, чтобы попасть на ту сторону пруда.
Точно помню, где-то здесь был такой…
Эмоции, вызванные недавней стычкой, оставались еще сильны, поэтому ни один из мужчин меня не услышал. Вскоре Роуд скрылся с глаз. Сано еще некоторое время смотрел в ту сторону, куда ушел его отец, потом пробормотал проклятие, набрал в грудь воздуха и нырнул.
Под водой блеснула золотистая сеть.
Жаль, я пропустила начало разговора. Интересно было бы услышать, как он объяснил отцу свое купание в пруду.
Когда же его голова вновь возникла из воды, на месте, где недавно стоял Роуд, уже была я.
Сано недоверчиво моргнул, но превратиться в видение и исчезнуть я и не подумала. Довольное выражение сползло с израненного лица. Взгляд мужчины медленно заскользил от носков моих туфель вверх. Слишком медленно. От такого внимания захотелось одернуть платье, хоть оно и было приличной длины — ровно на ладонь ниже колена.
— Не ожидал тебя здесь увидеть. — Мне были не то чтобы не рады.
— Вышла по делам, но справилась с ними неожиданно быстро и решила немного прогуляться. — Почти даже не солгала! — А тут ты водные процедуры принимаешь… Хотела спросить, как водичка, но пришлось ждать, пока этот уйдет. Кстати, я обмолвилась Дегейру, что ты его сын. Надеюсь, ничего?
Главное, чтобы меня сейчас не притопили. Если вдуматься, есть за что.
— Только то, что у тебя наконец появились зубки. Должен заметить, это радует. — К моему огромному облегчению, он не собирался злиться. — Не притворяйся, ты прекрасно поняла, чем я здесь занимаюсь.
Еще бы! Но с ходу бросить обвинения… хотела, да не решилась. Хотя теперь вижу, что он бы и на это не обиделся. После Одингов, с которыми каждые жест, движение, слово должны были быть тщательно взвешенными и выверенными, общаться с этим мужчиной оказалось неожиданно легко. И это откровенно пугало. С непривычки, наверное.
— Поняла, — согласилась, кусая губу.
— Ключ найден. — Сано с гордостью продемонстрировал мне сияющую сеть… внутри которой явно что-то было.
Опять показалось, будто он ждет похвалы.
— Я думала, ты не признаешься, — заметила честно, потом сразу же подумала, что не следовало этого говорить, и снова закусила губу.
— Даже поучаствовать в открытии тайника предложу, — усмехнулся Аржис, вылезая на берег. — Только, пожалуй, переоденусь сперва.
С него потоками стекала зеленоватая вода, и я поспешила отступить на два шага в сторону — мне-то не во что переодеваться.
Маневр был замечен и сопровожден странной полуулыбкой.
Сегодня под ногами не путались посторонние, даже теней я теперь не видела и все равно чувствовала себя не намного свободнее, чем в прошлый визит. Пока шли к дому, напряжение все нарастало, и в конце концов я не выдержала, попыталась отвлечься разговором ни о чем.
— Не самый приятный вид из окна. — Подразумевался, конечно, погост. — Почему ты не купил любой другой дом?
— До работы близко. — Встречный аргумент чуть не сбил меня с ног. — А окна можно и завесить.
Что тут сказать… Нет, я, конечно, в курсе, что к подобным вещам мужчины относятся проще, но чтоб настолько!
— По-моему, ты хочешь спросить что-то другое, — с неуместной проницательностью выдал Аржис.
И ловко поймал меня за талию, когда я зацепилась за торчащий корень, потеряла туфлю и чуть не разбила нос о надгробие.
— Что? — спросила от неожиданности.
Минутная заминка — и беглянка была возвращена на ногу, Сано убрал руку, будто и не касался меня, и мы продолжили путь.
— Откуда я знаю, тебе виднее, — хмыкнул мужчина и галантно распахнул передо мной дверь. — Ксилена, отбрось уже светскую шелуху. Со мной можно без этого.
Такое поведение раздражало. Жесткое, демонстративное неприятие большей части правил поведения в обществе. Ненавязчивое, но вполне ощутимое стремление всем вокруг управлять. Но в то же время какая-то внутренняя свобода, никакого давления и осуждения. Мне так этого не хватало… Всегда.
Но разве так может быть? И кто-то может жить так постоянно?
С другой стороны, кое-что прояснить хотелось, и если он добровольно предоставляет такую возможность, глупо ею не воспользоваться.
— Так ты не… бандит? — спросила осторожно. — За последнее время я узнала о тебе столько разного — хватило бы на троих незнакомых друг с другом мужчин.
Сано усмехнулся и зачем-то потянулся пальцами к моей щеке, но я непроизвольно дернулась в сторону.
Досаду он даже скрыть не попытался.
— Все, что говорили обо мне на суде, правда, — жестко отрубил он, отчего мои плечи поникли. — Но лишь часть правды.
— И ты чем-то помогаешь отцу? — Эта часть мне определенно нравилась больше.
— Не ему лично, а столичному управлению правопорядка, — ревниво уточнил Аржис.
Концы с концами свести не получалось.
— Из похоронного бюро? — Вот это не вписывалось больше всего!
— Угу.
Меня полоснули серьезным взглядом, и… все. Разговор закончился по причине бегства одного из участников в ванную. Правда, он перед этим еще сухую одежду прихватил и бросил сеть с ключом на стол.
То есть оставил меня с ценным предметом наедине… Такое доверие, даже неудобно как-то.
Впрочем, я все равно понятия не имею, как его оттуда достать.
Минуту спустя из-за закрытой двери послышался плеск воды. Только тут до меня наконец дошло, что за разговором мы незаметно дошли до его спальни. То есть Сано дошел и прошел дальше, а я осталась стоять на пороге. Как неудобно! Нельзя же ничего вокруг не замечать!
Но топтаться здесь и дальше было глупо, сбегать в гостиную — еще глупее, и я, собрав всю смелость в кулак, прошла внутрь комнаты и присела на краешек кресла.
Надеюсь, румянец стыда под пудрой не виден!
Отсутствовал Сано достаточно долго. Что и не удивительно — вода в пруду была холодная и противная. Этого времени мне как раз хватило, чтобы успокоиться и переключиться на разглядывание интерьера.
Дом, очевидно, оформляли прежние хозяева, потому что деревянные панели на стенах, старинная громоздкая мебель и кровать с тяжелым бархатным пологом в моем понимании с нынешним владельцем не сочетались. Легче вообразить его в казарме, честное слово!
Ну да что я о нем, в сущности, знаю? Кто такой Сано Аржис?
Мерзавец? Или… Да какая разница, главное — чтобы с нынешней ситуацией разобраться помог.
Договоренность с собой была почти достигнута, когда дверь ванной открылась, являя предмет моих размышлений. К счастью, ему хватило такта выйти полностью одетым.
— Такое ощущение, что я навечно провонял этой тиной, — пожаловался мужчина.
Улыбку я подавила, как и ехидное замечание о том, что не нужно было искать приключений на свой… хм. Всего себя!
Даже помочь в меру сил попыталась:
— Побрызгай на себя одеколоном.
— У меня нет, — развел руками этот странный тип. — Я не пользуюсь. Терпеть не могу пахнуть, как цветочная клумба.
Прозвучало преувеличенно брутально и одновременно страдальчески, так что стало даже смешно. Не сдержавшись, я прыснула.
— Ну, значит, будешь пахнуть, как застоявшееся болотце, — продолжая бессовестно хихикать, сообщила я. — Ты не волнуйся, всего пару дней. Потом пройдет. Наверное.
Вид у мужчины сделался ну очень злобный.
— Я говорил, что скучаю по времени, когда ты побаивалась меня? — безмятежно осведомился он, медленно надвигаясь.
Неожиданно для себя самой, в этот раз я не испугалась.
— Ты слукавил, — заявила уверенно, после чего встала и подошла к столу. — Доставай ключ и пошли, а то уже темнеть начинает.
Уголки губ Аржиса дрогнули, но улыбку он предпочел скрыть. Приблизившись к столу, он взял «ручку», слегка надавил пальцем сверху… и сеть исчезла. Выключилась. Ключ с грохотом упал на отполированную до блеска поверхность.
— Прошу. — Мне галантно указали на дверь.
— Приятно иногда видеть твои безупречные манеры. — Эти разговоры на грани приличия с полузнакомым человеком начинали мне нравиться.
По пути от спальни до холла взгляд выхватил несколько картин, развешанных по стенам. Оригиналов, насколько я могла судить.
— Моя мать из бывшей знати, — будто бы нехотя признался он. — Хоть и родилась вне брака. Дед нас всегда признавал и в свое время настоял, чтобы я получил образование, годное для одного из его наследников. Он был бароном, пока титулы не перестали иметь значение.
Но деньги-то не перестали и никуда не делись! И Сано Аржису не нужно было идти в банду, чтобы их получить. Кое-что теперь стало понятнее, но вместе с тем вопросов прибавилось.
— Вы продолжаете общаться? — спросила больше для поддержания разговора, пока пыталась навести в мыслях порядок.
— Только если при твоем посредничестве, — горько пошутил мужчина и, протянув руку, легонько сжал мои пальцы. — Он умер, когда я был подростком.
На мгновение сердце окутал холодок.
— Прости… Я не хотела вторгаться в личное.
— Ты не вторглась, я сам пустил, — справедливо возразил мужчина, старательно делая шаги поменьше, чтобы мне не приходилось за ним бежать. — Но с двоюродными братьями мы поддерживаем связь.
И только с отцом разлад. Но у меня не хватило решимости спросить почему.
Сизая дымка первых сумерек делала погост немного зловещим. Она стелилась под ноги, окутывала низкие надгробия, скрывая надписи на них, создавала впечатление, как в каком-нибудь мистическом романе: будто сейчас, вот сейчас здесь появятся белесые призраки.
По спине прогулялась мелкая дрожь, но я почти сразу отогнала ее и даже слегка улыбнулась.
Я-то знаю, что настоящие привидения выглядят не так.
— Запрыгивать на меня, дрожать от страха и соблазнительным шепотом умолять увести тебя отсюда будешь? — деловито уточнил спутник и вроде бы даже замедлил шаг. Приготовился.
— Обойдешься, — меланхолично отозвалась я, проглотила очередную улыбку и пошарила взглядом вокруг в надежде, что увижу хотя бы одну тень.
Тщетно.
— Вот и ладненько. — Но вздохнул он демонстративно разочарованно. — Надеюсь, ты помнишь, чье именно последнее пристанище нам нужно?
Думала, что нет, во всяком случае, до сего момента слышанное лишь однажды имя в мыслях ни разу не всплывало. Но стоило ему спросить, как я мгновенно отыскала в памяти ту самую информацию. Что ни говори, а его тактика постоянно шпынять и заставлять быть в любой момент наготове приносит свои плоды — мне ни капельки не страшно.
— Некой Оаморы Кель.
Приходилось наклоняться, чтобы читать имена на камнях. Повезло еще, я примерно помнила направление. Именно благодаря этому мы дошли до места раньше, чем окончательно стемнело, и не пришлось возвращаться за фонарем.
— Кажется, здесь.
Я опустилась на корточки и подергала надгробный камень, но он не двинулся с места.
— Дай-ка мне. — Спутник деликатно и вместе с тем настойчиво отстранил меня в сторону.
Мгновение спустя раздался скрежет. Ему удалось.
— Что там? — Я жадно подалась вперед.
— Сейчас узнаем. — Голос Сано сделался хрипловатым от предвкушения.
Пока он соскребал с поверхности тайника песок, обнажая замочную скважину, я задыхалась от нетерпения. Никогда не испытывала слабости к чужим тайнам, но… сейчас в моей жизни все было иначе.
Ключ вошел легко.
Существовала опасность, что за годы неиспользования механизм проржавел и открыть тайник так просто не выйдет, но замок щелкнул почти сразу. Не зря я еще в прошлый раз пеняла на магию.
На лице моего помощника обозначилась недобрая усмешка. Или это скудное освещение и окружающий антураж создали такое впечатление? В любом случае, сейчас меня больше интересовало содержимое тайника.
Одним движением Сано сдвинул верхнюю панель, открывая темный проем. Потом запустил туда руку, пошарил и вытащил ожидаемый бархатный мешочек. Большой, с две ладони размером. И туго набитый… а вот интересно чем?
Последний вопрос тоже разрешился без лишних слов и церемоний. Грубоватые пальцы ловко распутали завязки и выудили из бархатных недр кучу драгоценностей. Предсказуемо, но как же красиво! Я даже забыла на миг, как дышать. Кажется, сердце в груди взорвалось от восхищения. И ни тот факт, что сгустившаяся тьма мешала все хорошенько рассмотреть, ни то, что бесчисленные цепочки, колье, серьги и браслеты безнадежно перепутались, нисколько не мешали любоваться. Боги… Так сиять могут только настоящие камни!
А вот голос Аржиса сумел вывести меня из восторженного полуобморока:
— Надо же… Не ожидал, что будет так легко.
Обращался он больше к себе, но я встрепенулась.
— О чем речь? — Язык все еще ворочался с трудом.
Глаза, кажущиеся сейчас темными, сфокусировались на мне.
— На нас не нападают, не пытаются отнять драгоценности, хотя, казалось бы, сейчас просто идеальный момент, — пояснил он более развернуто.
Смысл сказанного дошел до меня, и я похолодела.
— То есть предполагалось, что мероприятие опасное?! — Эмоции клокотали, голос невольно сорвался на шипение.
— Именно поэтому я не позвал тебя с собой заранее, — не стал отпираться этот… этот… чокнутый!!! — Но когда ты сама явилась, решил, что будет подозрительно отсылать. За мной могли следить.
Негодование было таким сильным, что меня затрясло. Сильно. Заметно. Да он вообще с головой не дружит?! Чувство самосохранения атрофировалось?! И почему я вечно умудряюсь оказаться не в том месте не в самое подходящее время?
— Я тебя ненавижу, Сано Аржис, — всхлипнула жалобно.
Если бы он еще впечатлился!
— Обещаю, мы это скоро исправим, — проникновенно заверил меня этот… любитель рискнуть жизнью. — Но не здесь и не сейчас. Запихивай блестяшки в сумку и идем домой.
Позволение прикоснуться к прекрасному немного примирило с действительностью. Слишком быстро примирило. И мне было немного стыдно, но руки против воли потянулись к драгоценностям, аккуратно вернули их в бархатный мешочек, потом не менее аккуратно сунули в сумочку. Все поместилось, хотя она и стала подозрительно пухлой.
Тем временем Сано закрывал тайник, чтобы на первый взгляд не было заметно, что мы тут побывали.
Справились мы почти одновременно, так что вскоре покинули кладбище. Сегодня тихое и спокойное.
На выходе стало ясно, почему так.
— Отбой, мы уходим, — бросил Сано, закрывая калитку.
От одного из деревьев отделилась размытая тень.
Внезапно вспыхнувшая догадка заставила почувствовать себя глупо. Так мероприятие не было опасным? Его люди знали и все время находились поблизости? Вот почему их сегодня не было ни видно, ни слышно!
— Проводить, может? — прошелестело со стороны, но распознать, откуда именно, не удалось.
— Сами справимся, — обрубил Сано.
Лично я была очень не против охраны, но мнения моего, как всегда, не спросили. Печально, несправедливо, и только нежно прижимаемая к боку сумка с драгоценностями и успокаивает. И Сано это прекрасно видит, вон как понимающе ухмыляется!
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий