Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

Меня трясло. Сознание возвращалось медленно, мне не хотелось снова попасть в реальность, где есть кладбище, Аржис и мокрая одежда противно липнет к телу, поэтому я оттягивала момент пробуждения как могла, но навязчивая дрожь, от которой громко стучали зубы, умудрилась достать меня даже в нынешнем состоянии.
Может, и правда лучше бы стать тенью? Броди себе по городу, никто тебя не видит и… что? А ничего. Совсем ничего. Нет, не хочу тенью!
От этой мысли в голове просветлело, холод усилился. Я закашлялась, стремясь избавиться от остатков воды из пруда.
Чьи-то руки заботливо приподняли меня и обернули чем-то мягким, но теплее от этого не стало — мокрая, противно пахнущая одежда все еще была на мне. «Руки» тоже так подумали, потому что, понаблюдав за мной минуту, выступили с предложением:
— Может, ее раздеть?
— Угу, — хмыкнул Аржис, — а потом она очнется и накостыляет тебе по шее.
Однако собеседник не спешил верить:
— Эта куколка? Да ну. И вообще, она не в том состоянии.
Не то чтобы я жаждала быть раздетой посторонними мужчинами, просто их голоса помогли уцепиться за происходящее, но при этом не думать о проблемах за пределами холода и мучительной дрожи. Еще бы от мерзкого запаха избавиться, которым, кажется, пропиталось все вокруг, даже теплое одеяло, в которое меня завернули.
— Глянь на мою физиономию, — судя по звуку, Аржис усмехнулся, — и учти, что я успел сходить в душ.
— Это она тебя так отделала? — крякнул незнакомый тип. По-видимому, один из тех, что ловили меня.
— А нечего было меня пугать. — Я наконец открыла глаза. — Вам не говорили, что таскать за волосы слабую женщину — это как-то нехорошо? Про угрозы вообще молчу. И где тут ваша печь, я уже и на нее согласна, а то так холодно, что, кажется, сейчас душу вытрясет!
Конечно, сам-то Аржис переоделся в сухое, а меня поверх мокрой одежды одеялом обернули и почему-то решили, что это должно помочь.
А еще я говорила и думала полную чушь, но мне за нее даже стыдно не было. После всего пережитого состояние было странное, даже страх как-то изменился.
Мужчины переглянулись.
Мы находились в комнате, по обстановке походившей на гостиную. Правда, я не помню такой в конторе, ну да я ее всю не обшаривала, мало ли что там есть? Печи, к примеру, я тоже в глаза не видела. Аржис стоял, привалившись плечом к косяку, и регулярно бросал на меня пристальные взгляды. Но без откровенной враждебности, скорее просто контролировал, чтобы не перешла в разряд будущих теней раньше времени. Второй мужчина просматривался в дверном проеме, но как только я окончательно пришла в себя, Аржис сделал знак, и он удалился.
— Ванная налево по коридору. — Сано Аржис посторонился, чтобы я могла пройти.
Уголки его губ странно подрагивали.
В указанном направлении так и отправилась — придерживая соскальзывающее одеяло и оставляя потеки грязной воды на полу. По пути окончательно уверилась, что нахожусь не в конторе, но конкретики в этом вопросе пока не хотелось. Зачем думать сейчас о том, о чем можно попереживать позже?
Проигнорированный намек про печь меня немного успокоил, горячая вода тоже сделала свое дело. И даже когда кто-то бессовестный вдруг открыл дверь, повесил что-то на крючок и был таков, я не отвлеклась от водных процедур.
В конце концов, оба взрослые люди, чего он там не видел?
Тугие струи обжигающе горячей воды били по коже, изгоняя холод и дрожь. Поначалу я вообще не чувствовала температуры и почти не ощущала их прикосновения. Но постепенно отошла, отогрелась, даже кожа раскраснелась. Стоять так я могла бы вечность, но совесть возобладала. Аржис там ждет… вопрос, чего именно? Как бы там ни было, он спас мне жизнь. Вряд ли для того, чтобы отнять ее своими руками.
Стоило вернуться в гостиную хотя бы для того, чтобы это выяснить.
Одеваясь, я заметила, что меня охраняют. Двое стояли под окном, и в щелке между штор я видела, как светятся оранжевым кончики их сигарет. Однако мужчины стояли спиной к окну и подглядывать не пытались, шторы были достаточно плотными, поэтому я решила притвориться, что не заметила. Все равно не в том положении, чтобы скандалить. Когда же обнаружила на крючке сухие вещи, вообще простила Аржису почти все. Ну, кроме убийства, в его причастности к которому я уже начала сомневаться.
Предмет размышлений дожидался меня в гостиной.
— Присаживайся, пожалуйста, — он похлопал по свободному месту рядом со своим бедром.
И поскольку второй диван после моего на нем возлежания был мокрым и грязным, выбора не осталось.
С действительностью как-то примиряли разве что потрескивающий камин и пушистый плед, в который я сразу же завернулась, хоть уже и не мерзла. После всего случившегося, с мокрыми волосами и без косметики я ощущала себя, как безоружный на поле брани. Жаль, нельзя нырнуть в плед с головой и попросить, чтобы в таком виде меня и доставили домой.
— Аржис, вы умеете быть вежливым?! — тем не менее сорвалось с языка.
И когда я уже научусь помалкивать?!
Почти бесцветные глаза мужчины чуть потемнели и сделались серебристыми. Более глубокие краски им, похоже, были недоступны.
— Леди Гарав, должен сказать, я очарован, — выдохнул он, склонившись ко мне.
Несмотря на подобие перемирия, этот мужчина все еще пугал, особенно когда находился так близко, поэтому я нервно сглотнула и непроизвольно вжалась в угол маленького диванчика.
— Что?! — всхлипнула затравленно.
— Люблю сильных женщин. — Аржис любовно погладил ссадину на лбу, плавно перетекающую во внушительную царапину на виске.
Также пострадали нос, губа и подбородок. Надеюсь, он не собирается мстить?
— Пугающие пристрастия. — Я натурально содрогнулась.
— Острый язычок, пожалуй, тоже достоинство. — Разговор явно шел куда-то не туда. Впечатление усугубилось, когда мужчина склонился еще ближе, отодвинул плед и медленно провел пальцем по шее, от мочки уха до ключицы, где неплотно прилегала ткань великоватого мне платья. — Мы вдвоем, ты полностью в моей власти… Это заводит, правда?
Я закатила глаза. Ну нет, играть в эту игру я не собираюсь.
Хотя… можно использовать этот момент, чтобы подловить его.
— Как тогда, в магазине? — и взгляд такой понимающий.
Тот, кого я… да и не только я считала убийцей, странно дернулся.
— О чем ты?
— Разумеется, о ночи, когда умерла Сейна, — с готовностью пояснила я и сама придвинулась к нему. Так близко, что наши дыхания смешались. Вот только собеседнику, кажется, уже разонравилось это развлечение. — Меня ты тоже собираешься убить? Тогда почему ни в тот раз, ни сегодня не использовал возможность? Зачем вообще затеял все это?
Аржиса словно ветром смело в противоположный угол дивана. Он шумно, прерывисто вздохнул и утомленно опустил веки.
— Слушай, куколка, я не трогал этих девушек, — наконец сипло выговорил он. — Меня подставили.
Ну вот, теперь с ним можно говорить серьезно. Даже верить. Процентов на восемьдесят.
— Кто? — уже совершенно другим тоном спросила я.
— Ну… я думал, что ты. — Мужчина устало потер ладонями свое, прямо скажем, не слишком презентабельное лицо.
И мы опять пришли примерно к тому, с чего начали.
Взгляд остановился на пляшущем в камине пламени. Оранжевые сполохи то подпрыгивали вверх, причудливо переплетаясь, то почти затихали, лишь слегка облизывая почерневшие поленья, то выстреливали искрами. От этого действа по стенам рассыпались коричневатые блики, что делало гостиную чуточку уютнее.
— А теперь не думаешь? — спросила просто так. Я уже не знала, за какую ниточку хвататься.
Цепкий взгляд, кажется, даже под плед проник.
— Нет. — Потребовалось около минуты, чтобы Аржис определился с мнением и решил произнести его вслух: — Ты слишком непосредственна для такого. Даже странно в твоем возрасте. И эти твои куклы… Нет. Точно нет.
Какой проницательный!
Глупо, но мне стало легче.
Правда, я только что тоже потеряла единственного подозреваемого…
— Я всего лишь повторила то, что говорила тень. — Я неловко пожала плечами, но этого было не видно из-за пледа.
Сано Аржис уставился на меня с совсем уж нехорошим интересом. Шрамы придавали его взгляду еще большую зловещесть.
— Значит, ты продолжаешь настаивать на том, что видишь призраков? — медленно спросил он.
— Да! То есть… — Я осеклась. Но не рассказывать же о своих проблемах полузнакомому мужчине, о котором к тому же ходят смутные, но неприятные слухи?! И я как могла твердо повторила: — Да.
Рассказать все же хотелось. Хоть кому-нибудь.
Минуту мы помолчали. Я боролась с собой, он — свыкался с новой мыслью. У обоих получалось из рук вон плохо.
— Бред какой-то получается, — вздохнул Аржис. — Ладно, а в мой кабинет ты влезла зачем?
Кабинет… Ключ! Меня прошиб холодный пот.
Гиль!!!
Наверное, на моем лице что-то отразилось, потому что Аржис обеспокоенно вскинулся:
— Ксилена?
Звук моего имени в его устах заставил съежиться.
— Ты прятал ключ за одним из ящиков стола? — Ответ я уже знала — приклеено было слишком крепко, застарело, в то время как новый хозяин здесь сравнительно недавно. Если только он не привез обстановку с собой.
— Представления не имею, о чем речь, — бывший враг не удивил. — Я купил мебель в каком-то антикварном салоне. Кажется, и этот стол тоже.
История с ключом еще больше запуталась.
— В таком случае я у тебя ничего не взяла. — Ладони, высвобожденные из-под пледа, сильно дрожали.
Аржис обозрел творящееся перед его носом безобразие и грозно рявкнул:
— Да объясни ты нормально!
В глазах тут же защипало. С детства ненавижу, когда на меня кричат.
— Они похитили моего жениха! — Я судорожно всхлипнула, пытаясь справиться с голосом. — И потребовали добыть ключ…
Путаные объяснения заняли совсем немного времени. Аржис внимательно слушал, кое-что переспрашивал и уточнял, когда же я потерянно замолкла, снял телефонную трубку и набрал номер.
— Добрый вечер. Господин Гиль дома?
Что ему ответили, я слышать не могла.
— Отлично. Передайте ему, что его невеста задерживается в связи с очередным расследованием.
Трубка вернулась на полагающееся ей место. А меня кольнул подозрительный взгляд.
— Ну что там? — подпрыгнула, точно на иголках.
— Твой ненаглядный цел и невредим, — с нескрываемым неудовольствием сообщил Аржис. — В данный момент он потягивает вино и о чем-то болтает со своей противной сестрицей.
Противной? Ага, сказал тот, кто сам к ней в магазин наведывается. И, помнится, Лика уверяла, что разок даже заигрывать пытался.
— Подозреваю, Лика сказала тебе не так. — Я нахмурилась, отложила плед и спустила ноги на пол.
Терпеть не могу, когда плохо говорят о моих близких.
— Я интерпретировал услышанное в соответствии с собственным видением, — ухмыльнулся Аржис. — Теперь спрошу очевидное: звонок действительно был?
Подозрения имели под собой почву, но все равно стало неприятно.
— Меня обманули. И я оказалась настолько глупа, что даже не позвонила домой, не проверила насчет Гиля. — Хотелось выть от бессилия. В конце концов, всего этого кошмарного вечера могло и не быть! — И да, это ты тоже можешь как-нибудь переиначить.
Пленницей я себя не ощущала, потому уверенно встала и вознамерилась пройти к двери. Как именно доберусь домой, планов не строила, просто не было сил думать еще и об этом. И унижение едко пекло изнутри.
Далеко уйти мне не дали, теплые пальцы ненавязчиво придержали за ладонь.
— Нормальная реакция нормального человека, который переживает за тех, кого считает близкими, — вздохнул Аржис. — На твоем месте попался бы почти любой. Видимо, на то они и рассчитывали.
Его слова сделали свое дело: я расслабилась, даже попыталась натянуто улыбнуться.
И зачем-то пожаловалась:
— Все равно неприятно.
Наверное, предполагала, что дома сочувствия не получу. А сочувствия хотелось…
— Завтра жди в гости. — Долго быть хорошим тип вроде этого Аржиса по определению не мог.
— Зачем? — спросила и отчетливо осознала, что даже не попыталась отделаться от визита, всего-навсего уточняю его цель.
Воистину чудны выверты некоторых событий. Разве, скажем, неделю назад я могла бы предположить, что буду спокойно разговаривать с Сано Аржисом, в его доме, наедине?!
— Попытаюсь определить, откуда поступил звонок. — Причина оказалась вполне достойной, даже возражать желания не возникло.
Только переспросила недоверчиво:
— А это возможно?
— Конечно, но мне нужен доступ к телефонному аппарату, — кивнул мужчина, постепенно превращающийся в моего союзника, и тоже встал. — Если не хочешь, чтобы я распугал тебе покупателей, могу приехать рано утром или поздно вечером. Выбирай.
Предложение подкупало. Не столько самим фактом, что этот пугающий человек зачем-то мне помогает, понятное дело, что ему разобраться в происходящем тоже надо. Но ведь Аржис, если верить всему, что о нем болтают, мог бы прекрасно посетить «Кукольный дом» и без моего ведома, а тем паче разрешения! Однако он предупреждает, даже пытается не причинить неудобств.
— В любое время, — поспешно выговорила я и зачем-то спрятала руки за спину. Почему-то они стали мешать, срочно понадобилось их куда-то деть. — Все равно люди теперь обходят мой магазин стороной.
Я не хотела жаловаться, просто… вырвалось.
— Вот как? — приподнял брови Аржис, отчего шрамы на его лице искривились и сделались еще более жуткими. — Причиной тому, подозреваю, дело с куклами?
— Потрясающая догадливость, — фыркнула я, зачем-то отступая на шаг. — Так что в моих же интересах сделать все, чтобы эта история поскорее улеглась.
— Тогда завтра в девять? — конкретизировал нашу договоренность Аржис и сверлил меня пристальным взглядом, пока не дождался кивка. Потом сразу же направился к выходу, не забыв сделать знак, чтобы и я следовала за ним. — Идем, отвезу тебя домой.

 

Гордость — это замечательно, но не тогда, когда есть возможность по ее милости топать босиком через полгорода. Поэтому, когда Аржис предложил свои услуги, я не стала сопротивляться. И совершенно не удивилась, увидев знакомый черный автомобиль.
Так это все время был он?!
Ну или его люди, не суть важно.
Аржис дал отмашку парням, все так же стоящим под окнами, и распахнул передо мной дверь автомобиля.
— Слишком вымуштрованные они у тебя для простых гробовщиков, — отметила я пополам с зевком и забралась внутрь.
Ответа не последовало. Расположившись на своем месте, Аржис прошелся по мне каким-то странным взглядом, но мне было уже все равно. Мягкость сиденья и урчащий звук мотора убаюкивали, когда же к ним добавилось легкое покачивание, я оказалась потеряна для общества на пятнадцать минут. Пока мы не остановились у дома Одингов.
Но потревожило меня не это.
Вспышки камер и гогот репортеров, пытающихся перекричать друг друга. В итоге я ни одного вопроса не разобрала.
Как выяснила минуту спустя, внимательно оглядевшись, Аржис растолкал толпу автомобилем, кажется, даже сшиб громоздкую камеру и остановился прямо у калитки. Отлично, значит пробираться мимо них не придется. Вот только грязных сплетен вокруг моей персоны завтра утром существенно прибавится…
— Спасибо, — очень тихо поблагодарила я спутника и, дождавшись отрывистого кивка, выскользнула из автомобиля.
Выходить, чтобы открыть мне дверь, Аржис не стал, и в сложившейся ситуации это было благоразумно.
Калитка была всего в двух шагах, так что я добралась до нее без приключений. За спиной слышался град вопросов, адресованных Сано Аржису. Сочувствие к нему в душе перемешалось с досадой: надеюсь, он не наболтает глупостей! Ненавижу, когда дело касается меня напрямую, а я не могу ничего контролировать!
От мрачных мыслей меня отвлек вышедший навстречу Тензи.
— Леди Ксилена. — Я юркнула к нему под зонт и взялась за локоть. — О… Где ваша обувь?!
А еще на мне платье с чужого плеча, но бедняга Тензи был слишком шокирован отсутствием туфель, чтобы это заметить.
Хоть бы Лика уже спала, иначе не миновать мне разбора полетов…
На крыльце горели фонари. Когда мы попали в островок света, я получила возможность разглядеть выражение лица спутника — виноватое и какое-то беспомощное, дворецкий будто еще на десять лет постарел. И на смену мрачным мыслям пришла новая волна паники.
Что еще могло случиться?! Какой-то бесконечный день. И проблемы бесконечные.
— Стряслось что-нибудь? — говорить старалась тем не менее спокойно.
Сочувственный взгляд мне тоже пришелся не по душе.
— Леди Лика и господин Гиль ожидают вас в гостиной, — церемонно сообщил Тензи и распахнул передо мной дверь.
Не просто еще не спят, а целенаправленно ожидают меня? В то время как частенько случается, мое отсутствие едва замечают. Не нравится мне это. С чего вдруг такое повышенное внимание к моей персоне?
Торопясь в указанном направлении, я запнулась о чемодан, ударилась мизинцем на ноге, боль и обида едва не брызнули слезами из глаз. Да что ж за день-то такой?!
— Наконец-то, — неодобрительно проворчала Лика из гостиной.
Никто не вышел мне навстречу, пришлось утирать выступившие слезы и ковылять самой.
А в уютно освещенной и окутанной приглушенными звуками музыки комнате меня поджидал очередной сюрприз — почти доеденный ужин. И все бы ничего, но это был тот самый особенный ужин, который я заказала специально для нас с Гилем! Даже свечи мои любимые, с еле уловимым ароматом магнолии.
В подобные моменты, если меня ловили с поличным, я обычно извинялась за поздний приход и объясняла ситуацию, потом получала вежливое замечание насчет того, что приличной женщине не пристало неведомо где шляться по ночам, пусть даже и во имя сохранения безопасности в Эмшире, и отправлялась спать. Но сегодня нужные слова вдруг куда-то подевались, в голову пришел только вопрос:
— У нас что, гости?
Чемоданы были новые, яркие, с логотипом дорогой столичной марки, что невольно наталкивало на предположение о приезде к нам некой дамы. Но какой? Насколько мне известно, родственниц, которые могли бы вот так заявиться, у Одингов нет. И подруг тоже нет — у Гиля по причине его природной нелюдимости, а у Лики из-за склочного характера.
И вообще, почему чемоданы выстроились в холле, а не отнесены в комнату?
— Ксилена, проходи скорее, садись, у нас к тебе разговор, — прервал мои напряженные раздумья голос подруги.
Брат и сестра загадочно переглянулись и в едином порыве указали на кресло.
Поскольку вдвоем они занимали узкий диванчик и втиснуться в середину не оставалось шанса, пришлось действительно устраиваться в кресле.
На мне сошлись какие-то неестественные, напряженные взгляды.
— В последнее время твое поведение далеко от идеала, — прямо, как она умеет, начала Лика. — Про репутацию я вообще молчу.
Что есть, то есть. И стоило бы объясниться, но не к месту во мне проснулось упрямство.
— Не моя вина, что какой-то чокнутый затеял игры именно вокруг моего магазина! — прозвучало резко и нетерпимо, но самое главное — совесть даже не дернулась.
Парочка напротив опять обменялась непонятными для непосвященных взглядами.
— Да, но… — Лика облизала вдруг пересохшие губы и крепко сжала ладонь брата, переплетя его пальцы со своими. — Ты же помнишь, что у Гиля скоро первая выставка?
Дома только об этом и разговоров. Я бы даже при желании не смогла забыть!
— При чем здесь это? — уточнила настороженно.
В грудной клетке неприятным холодком прогулялось дурное предчувствие.
— Достаточно, что весь город уже несколько месяцев считает, что ты за спиной у жениха крутишь роман со следователем. Как там его… Дегейром. — В голосе Лики зазвенели металлические нотки. — То, что происходит сейчас, вообще из ряда вон. Мы не хотим, чтобы вместе с твоим полоскали и имя Гиля.
Здравое зерно в ее словах имелось, вспомнить хоть моих разбежавшихся покупателей, но… все равно обидно.
— Простите, — произнесла я слишком низким из-за вставшего в горле кома голосом. — Я не хотела доставлять проблем. Тем более вам.
— Хорошо, что ты осознаешь свою вину, — медленно, как сытая кошка на солнышке, улыбнулась Лика. — Значит, согласишься ее искупить.
Холодок еще усилился. Вместе с предчувствием.
— Искупить? — Я недоуменно моргнула и поплотнее вжалась в кресло.
После всего пережитого реакция была несколько заторможенная и нужные догадки никак не приходили. Только всякие глупости в голову лезли. Надеюсь, мне не предложат устроить показательное самобичевание? Все равно не соглашусь.
— Мы хотим, чтобы ты ушла. Сейчас. — Реальность оказалась куда более прозаичной. — Пойми, Ксилена, я хорошо к тебе отношусь, но от тебя слишком много проблем. Нам это ни к чему, тем более накануне такого важного события. Но я собрала твои вещи! И даже купила чемоданы! Правда, они шикарные?
Вот так бодро, я бы даже сказала — радостно меня выставили из дома. Ну, в смысле, из места, которое я считала таковым целых пять лет.
— Угу. — В тот момент сказать что-то еще я была просто не в состоянии.
Лика светски улыбнулась и встала, всем своим видом намекая, что мне пора сделать то же самое.
И всего несколько минут спустя я уже стояла за воротами, пятясь от напирающих репортеров. Ключ, которым я пользовалась все эти годы, остался лежать на столике в холле, слуги помогли справиться с чемоданами. Собственно, они и мешали мне сейчас удрать. Не слуги, чемоданы. Их было аж семь штук. Самой теперь не верится, что когда-то я пришла в дом Одингов всего с одной сумкой.
Столько мне самой при всем желании не унести…
Вспышки ослепляли.
Один за другим звучали вопросы, но я не могла вникнуть в суть, такое опустошение затопило разум.
Так и стояла, втянув голову в плечи, поджав пальцы, которые противно холодили скользкие от мелкого дождика камни мостовой. Без единой связной мысли. Разве что… Не мешало бы обуться. Но я не знаю, в каком именно чемодане обувь, а ворошить все сейчас не самое подходящее время. И без того в завтрашних газетах появятся весьма живописные фото. И материал, подозреваю, им не уступит.
Автомобиль! Сама не знаю, как увидела его за этой толпой, но факт остается фактом. Сано Аржис до сих пор не уехал.
Привстав на цыпочки, я сумела разглядеть, что хозяин новомодной штуки вышел и трясет за грудки одного из репортеров. Может, окликнуть его? Мне как воздух нужна помощь, а унизительнее, чем уже есть, от этого вряд ли станет…
Но судьба уже развернулась ко мне другой стороной.
И пока я определялась, Аржис сам заметил меня, запрыгнул на водительское место, подъехал ближе, посигналил, разгоняя шумную толпу. Наиболее нахрапистый и наименее проворный лишились камер, кто-то вскрикнул и выругался.
— Переезжаешь? — Улыбка могла бы считаться обаятельной, если бы не страшные шрамы.
Я судорожно закивала.
Словно во сне, чемоданы оказались в машине. В специальное отделение все не влезли, три заняли заднее сиденье. А я опомниться не успела, как оказалась на уже знакомом месте рядом с водителем.
Мотор радостно заурчал. Аржис сдал назад, посигналил и стал разворачиваться.
Вспышки камер расцветили ночную улицу большими звездами.
— Теперь напишут, что ты перебралась ко мне, — усмехнулся Аржис, когда репортеры остались далеко позади.
Ответом ему стало безразличное молчание, я даже плечами не пожала. Вообще ощущала себя крайне странно. Не было ни слез, ни истерики, ни даже глубоких обид. Только четкое осознание, что вся прежняя, тщательно выстраиваемая жизнь рухнула в один миг. И еще воспоминание о том, что, пока Лика тонко избавлялась от меня, Гиль не проронил ни слова. Вот это, пожалуй, неприятнее всего.
— Надеюсь, у тебя из-за этого не будет неприятностей? — все никак не мог угомониться мой нечаянный спаситель. — Ну, с твоим следователем?
Я вздрогнула и наконец сфокусировала взгляд на мужчине, уверенно управляющем громоздким автомобилем.
— Он не мой, — и независимо вздернула подбородок, хотя в моем положении это смотрелось, наверное, забавно.
— В самом деле? — недоверчиво переспросил Аржис, внимательно следя за пустой в этот час дорогой.
Злость опалила кожу волной горячих мурашек.
— Да хватит уже! — не сдержалась я. — Между мной и Дегейром никогда ничего не было, нет и не будет! Ясно?!
И затихла, пришибленная собственной вспышкой.
Надеюсь, ему не взбредет в голову высадить меня посреди улицы?
Однако Аржис реагировал спокойно:
— Хорошо. — Он кивнул и усмехнулся с видом человека, который только что выяснил, что хотел. — Не надо так нервничать, куколка.
Я закатила глаза и нарочито медленно досчитала до десяти.
Помогло лишь на секунду, потом разум зацепился за одну весьма значительную деталь:
— Стой!!!
— В каком смысле? — Удивленный взгляд на миг переключился с дороги на меня.
Вдох-выдох. Изъясняться и правда надо бы поконкретнее.
— В прямом! — А вот не рычать не получалось. — Останови машину. Я не поеду к тебе домой.
Аржис фыркнул и… этот странный рокочущий звук следует считать смехом?
— Спокойно, Ксилена, — выговорил он через минуту. — Ты у меня уже была и знаешь, что там ничего страшного нет.
— Аржис!!! — Да, спокойствием рядом со мной и не пахло.
Хотелось вцепиться в его пиджак и потрясти, но я откровенно боялась касаться этого человека.
И ничего я не знаю! Во всяком случае, не могу похвастаться уверенностью, что чокнутый, который меня преследует, — это не он. Хотя, надо признать, за нынешнюю ночь Аржис переместился в конец списка подозреваемых. Правда, все предыдущие строчки этого списка пока безнадежно пусты.
— Просто Сано, если тебе не сложно, — серьезно попросил мужчина, быстро глянул на меня и опять уставился на дорогу. — И хватит дергаться. Мы едем к тебе в магазин. У нас там дело, если помнишь.
Сложно. Еще как сложно!
— Я постараюсь. — Обещание в равной степени относилось ко всему сказанному им.
И хотя я встряхнулась и немного пришла в себя, дальнейший путь проходил в молчании. Не могу знать, какие мысли бродили в голове спутника, но лично я думала об обыденном. Например, где теперь стану жить? Протяну ли на одни доходы от магазина, учитывая, что покупателей в ближайшее время не предвидится? Может, продать Ликины чемоданы, они же дорогущие?
— Приехали. — Решить так ничего и не успела. — Миленько у тебя тут.
Аржис разглядывал витрину с куклами, будто что-то невиданное.
— Спасибо. — Я решила принять его слова за похвалу.
— Ты это все сама? — Мужчина неопределенно повел руками, пытаясь указать на объект своего интереса.
Витрина, в которой на полочках выстроились куклы в нарядных платьях, раскрашенные домики, музыкальные шкатулки и фарфоровые статуэтки животных, слабо мерцала разноцветными огоньками, опутывающими полки. Глянула на эту красоту — и такая гордость за себя взяла!
— Да. — Я почувствовала, как щеки покалывает румянец.
Аржис обошел автомобиль, распахнул передо мной дверь и подал руку, помогая выбраться.
— И фарфор, и краски, и платья? — с недоверием и восхищением переспросил он.
— Это несложно, — жутко смутившись, пробормотала я. — Главное, любить то, чем занимаешься. А кукол я делаю, сколько себя помню. Правда, в деревне, где я раньше жила, мечтать о фарфоре не приходилось, тогда мои творения были тряпичные, с вышитыми лицами и нитками вместо волос. Жуткие монстры, но временами казалось, что только они одни меня понимают.
Показалось или во взгляде мужчины, скользнувшем по мне и опять по витрине, появилось что-то новое?
— Ты очень талантливая, Ксилена, — вдруг сказал он, крепче сжимая мою руку. — Идем быстрее, простудишься.
Оказавшись внутри, первым делом пошла за полотенцем. Мокрые ноги действительно замерзли, а болеть сейчас просто нет времени. Да и Лики, которая могла бы ухаживать за мной, теперь рядом нет, так что нечего расклеиваться. Пока я растирала ледяные ступни, Аржис притащил из машины чемоданы. Он все еще немного пугал, и в то же время я рада, что в такой момент не осталась со своими проблемами наедине.
Помощи от меня сейчас было немного. Единственное, что смогла сделать, это указала на телефон и сообщила, где лежат документы на это чудо. После чего Аржис закопался в провода и бумажки, а я-то же самое, только в чемодан. Один, второй, третий… Все большущие, с полменя размером. Из четвертого, неожиданно для самой себя, выудила удобные ботиночки на плоской подошве и радостно сунула ноги в них. Сейчас не до красоты!
Зато стало заметно теплее, и теперь я примерно знаю, что и в каком чемодане лежит.
А еще вдруг вспомнила про счет, куда Эмширское управление правопорядка переводило вознаграждение за мои услуги. Суммы были мизерные, но поступали регулярно, тем более что за пять лет я его ни разу не трогала и там должны были накапать проценты. Собственно, это я все к тому, что проблема выживания пока не стоит остро.
Бурная деятельность Аржиса в итоге свелась к тому, что он вычитал что-то в документах, нашел какой-то номер на телефонном проводе и сделал один короткий звонок. Все. Ничего не выяснилось и не прояснилось, но больше никаких действий не последовало.
Прислонившись к прилавку спиной, мужчина некоторое время пристально разглядывал меня. В конце концов я не выдержала:
— И что дальше? — смерила его пытливым взглядом.
Противоречия раздирали изнутри. С одной стороны, его присутствие слегка напрягало, с другой — оставаться одной сейчас не хотелось, а другого человека, чье общество меня бы устроило, просто не существовало. А ведь совсем недавно я была более чем довольна своей уединенной жизнью! То есть знакомых было пруд пруди, но всех их я знала лишь по именам, кто-то являлся моим покупателем, с другими нас представляли друг другу Лика или Гиль, но по-настоящему близких отношений как-то ни с кем не сложилось. Теперь стало даже жаль.
— Скоро у нас будет имя и адрес, — уверенно ответил Аржис, продолжая меня разглядывать.
Под его внимательным взглядом я невольно съежилась и поймала себя на том, что мысленно звать его по имени не получается. Все же не так легко того, кто еще недавно вызывал ужас и отвращение, воспринимать как нормального человека.
И такой ли он? Или умело притворяется?
А если притворяется, то зачем? Будь у него такое желание, за эту ночь он раз десять мог меня убить.
— Тебе надо поспать. — Пялиться он прекратил, а заодно озвучил свой вывод.
Не то чтобы я была не согласна, просто… Поерзала на неудобной скамеечке, окинула взглядом торговый зал, в очередной раз убедилась, что улечься здесь негде, и тоскливо вздохнула.
— Я как раз обдумывала, как быть дальше, — выдавила почти через силу.
Делиться личным, пускай даже чем-то незначительным, я как-то не привыкла.
— Разве я что-то сказал про обдумать? — Меня пнули неодобрительным взглядом. — Речь шла про отдых и сон. Еще не помешало бы несколько глотков, скажем, коньяка, но я уже вижу, что здесь нет ничего спиртного, а магазины в это время, увы, закрыты.
Когда лезут в мою жизнь, вообще терпеть не могу! Пнуть наглеца захотелось не взглядом или словом, а вполне осязаемо.
— Предлагаешь устроиться прямо на полу? — уточнила вкрадчиво, внутренне вибрируя от злости.
— Зачем же? — усмехнулся мой неожиданный благодетель. — Здесь наверху сдают жилье. Я с хозяином без проблем договорюсь.
Как-то его слишком много стало.
— Э-э-э… — Мужчины никогда раньше не изъявляли желания решать мои проблемы, так что потренироваться увиливать от такой вот помощи мне было не на ком. — Пожалуй, я сама.
Услышать меня не захотели.
— Идем! — Аржис схватил меня за руку, вздернул со скамейки и потащил к выходу.
Потом вокруг здания. И ко входу со двора, над которым висел старый фонарь.
— Постой, — опомнилась я уже на узкой темной лестнице.
— Что-то не так? — Аржис галантно придержал меня за талию.
А сам будто не догадывается!
— Там квартиры, — напомнила я и смерила его осуждающим взглядом.
Не подействовало.
— Конечно, — подтвердил этот бесчестный тип. — Туда мы и направляемся. Забыла, что ли? Ксилена, с этим надо что-то делать. В твои годы и такие проблемы с памятью…
Глубокий медленный вздох призван был вернуть пошатнувшееся самообладание. Древние боги, подозреваю, вы на меня в обиде, но, пожалуйста, дайте мне сил не прибить эту ходячую неприятность!
— Что-то мне подсказывает, что домовладельца сейчас там нет. — Мольбу мою, наверное, услышали, потому что говорить получилось спокойно.
И на подначки я реагировать не собираюсь!
— Сейчас три часа ночи, — сдвинул брови Аржис. — Конечно, нет. В отличие от некоторых, он наверняка дрыхнет в теплой кровати в обнимку с женщиной. И, признаться, я ему немного завидую.
Если речь о тепле, кровати и сне, то я тоже. Незнакомые женщины сомнительного поведения меня как-то мало интересуют.
Но сбить себя с толку не дала:
— Ты же обещал с ним договориться!
Поручать это ответственное дело кому-то совсем не хотелось, но в моем случае от этого «кого-то» так просто не отделаться.
— Обещал — сделаю, — заверил Аржис. — Прямо с утра. Не будить же старика ради такой мелочи?
— Лично я не собираюсь вламываться туда без разрешения! — Голос все-таки зазвучал громче и нервозно задрожал. — И как мы войдем без ключа? Как объясним это утром? И…
На губах мужчины обозначилась тонкая снисходительная усмешка. И было в ней что-то такое, из-за чего я захлопнула рот, так и не договорив.
— Знал бы я, что женщины такие шумные и упрямые, десять раз бы подумал, стоит ли связываться. Впрочем, все равно бы никуда не делся, — разворчался Аржис и, когда я уже готова была довольно грубо ответить, схватил меня за руку и настойчиво потащил наверх. При этом продолжая говорить: — Ксилена, уймись и делай, как сказал. Квитан мне должен, с квартирой проблем не будет, гарантирую. Утром ты получишь свой ключ и договор. А старый скряга будет просто счастлив заполучить наконец жильца.
Мнение мое никого не волновало, как и угрюмое лицо, так что не осталось ничего иного, только покорно перебирать ногами и внимательно вглядываться в темноту внизу, чтобы не наступить мимо ступеньки.
То, что обе квартиры над магазином сейчас пустовали, мне было доподлинно известно. По большому счету, хотя бы одна из двух была свободна всегда. Не то с жильцами у Квитана не ладилось, не то правду говорили, и он действительно заламывал слишком высокую цену. Как-то я этим раньше не интересовалась.
А сейчас вот подумала и ощутила легкий приступ беспокойства.
Что, если придется торговаться и сбивать цену? Не люблю я это дело да и не умею, если честно.
— Та или эта? — отвлек от переживаний резкий голос Аржиса.
Я вздрогнула и обвела взглядом две почти одинаковые двери. Здесь фонарь тоже был, но совсем тусклый, не в пример тому, который висел внизу, почти перегоревший. Разницы между ними я не видела, но выбор сделать надо было, не вечно же тут стоять… И я кивнула на левую.
— Пусть будет эта.
Уголки губ моего теперь еще и сообщника дрогнули, но улыбки за этим не последовало.
А меня внезапно одолело любопытство:
— Как ты… — продолжить вопрос не успела, да и надобность в нем уже отпала.
Аржис подошел к двери, подергал ручку, неопределенно хмыкнул и вытащил из кармана связку тонких железок разной степени закрученности и изогнутости. Выбрал одну, поковырялся в замке… и всего несколько секунд спустя раздался щелчок.
Ух ты!
Ну, то есть я хотела подумать: фу, приличному человеку ни к чему такие умения!
— Прошу. — Мужчина сделал приглашающий жест перед темным проемом. — Включай свет и осваивайся, сейчас принесу твои вещи.
Пока были слышны удаляющиеся шаги на лестнице, я еще терзалась сомнениями. Как-то это… нехорошо, что ли? Нет, мне просто страшно. Лика бы меня месяц этой выходкой попрекала, без конца напоминая, что дамы из высшего света так себя не ведут.
С другой стороны, Лики в моей жизни больше нет, подчиняться ей я теперь не обязана, и вообще пора брать судьбу в свои руки. И дамой из высшего света мне уже не быть. Да и не хочется, если честно. А в нынешней ситуации есть свои плюсы: свобода, отсутствие необходимости самой таскать тяжеленные чемоданы и присутствие рядом кого-то, кто хотя бы пытается помочь. Правда, доверие к нему все еще под сомнением, и завтра прямо с утра я рискую попасть в очень неприятное положение, но… это будет только завтра!
Вернее, утром, и несколько часов до его наступления еще можно поспать. Да одна только мысль об этом вызывает блаженную улыбку на губах!
Разобравшись в приоритетах, я решительно шагнула в темноту и принялась шарить рукой по стене в поисках выключателя.
Когда же загорелся свет, поняла, что уходить отсюда никуда не хочу.
Квартирка была действительно небольшая, но какая-то по-особенному теплая и уютная. Комнат было всего две: та, что побольше, проходная, призванная служить гостиной и всем прочим, что хозяйке взбредет в голову, и маленькая спаленка, в которой с трудом помещались кровать, шкаф и старый секретер. Кухня и ванная были совсем крошечные, вдвоем наверняка не развернуться. Но поскольку жить здесь я собиралась одна, меня это ничуть не волновало. К тому же обстановка пришлась по душе: старая мебель, все выдержано в теплых цветах, из небольших окон видна моя любимая кофейня…
И как я раньше, еще только переехав в Эмшир, проглядела это место?!
Ведь видела его… И сама отказалась.
Похоже, этой ночью во мне что-то переменилось.
— Ну как? — Я настолько глубоко ушла в свои мысли, что раздавшийся за спиной голос Аржиса заставил нервно дернуться. — По улыбке вижу, тебе нравится.
Отпираться было бы глупо.
— Именно так. — Я плавно развернулась к нему и не без удивления наблюдала, как, перенеся последний чемодан с лестницы в квартиру, Аржис закрывает за собой дверь, а сам остается по эту сторону. — Так что учти: если завтра меня отсюда выставят, я перееду к тебе и мстительно испоганю всю личную жизнь.
— Договорились. — Он усмехнулся так, будто принял вызов.
Щелкнул замок.
Только в этот момент до меня дошло, что что-то идет не по плану. А если и по плану, то точно не по моему.
— Э-э-э… Уже поздно, вообще-то, — сообщила деликатно и недвусмысленно попятилась в сторону спальни.
— Ага. — Мужчина демонстративно подавил зевок и сделал широкий шаг ко мне.
Я — три мелких назад, к спасительному дверному проему.
— Спать жутко хочется, — пролепетала, продолжая пятиться задом.
Намек бессовестно проигнорировали.
— И что тебе мешает? — иронично осведомился Аржис. — Спальня у тебя за спиной, здесь трудно заблудиться.
Командовать у него получалось так естественно, что, если бы не страх и легкое недоверие, я бы точно прониклась.
— А ты? — Еще один осторожный шажочек в указанном направлении.
— Лягу на диване.
Открытие, что шел он не ко мне, а к удобному предмету мебели, немного успокоило. И все равно было как-то неловко.
— Но…
— Ксилена, хватит смотреть на меня, как моль, застигнутая за поеданием роскошной шубы! — Стоило Аржису лишь слегка нахмуриться, как его лицо стало казаться угрюмым и жутким, а еще эти шрамы… — Твоя жизнь, репутация… и я не знаю, что еще, в полной безопасности! Я остаюсь здесь на случай, если кто-то попытается тебе навредить. Ну и чтобы прямо с утра встретиться с домовладельцем.
Под этим «кто-то», конечно, подразумевался тот, кого мы пока не знаем. И одно упоминание о нем подействовало лучше любых уговоров.
В конце концов, я не девица на выданье, чтобы так уж беспокоиться о том, что люди подумают. Выжить для меня куда важнее, и хотелось бы сделать это с наименьшими потерями.
Кивнув, я пробормотала что-то благодарное и скрылась в спальне.
Несколько драгоценных минут ушло на подготовку ко сну: пришлось искать подушки и одеяла для меня и неожиданного гостя. Последний, кстати, вел себя как хозяин и в этом деле принимал самое активное участие, так что искали вместе. И так естественно у нас это получилось! Повезло еще, что все нужное в квартире было. Видимо, не зря хозяин берет за нее недешево.
Пока Аржис укладывался, я улучила момент, прошмыгнула на кухню и незаметно принесла в спальню небольшой нож. Закрыла дверь, посадила перед ней фарфорового пса, чтобы знать, если вдруг мой сон решат потревожить, спрятала нож под подушку и начала раздеваться.
Вот теперь есть шанс, что остаток ночи пройдет спокойно!
Но покажите мне того счастливчика, чьи мечты о покое регулярно сбываются, и я покусаю его от зависти. Сегодня — самой что ни на есть черной!
Нет, уснула я сразу, едва голова коснулась подушки, и фарфоровый пес у двери до самого утра не зазвенел, разбиваясь на части, что, несомненно, означало отсутствие со стороны Аржиса попыток потревожить мой покой.
Сюрприз подкинул мой собственный разум.
Вернее, не сюрприз, а сон.
Туманная бело-серая дымка, сквозь которую не было видно ни зги, стылый холод и знакомый уже запах земли… Что примечательно, я прекрасно осознавала, что сплю. Интересно, так и должно быть? Мне почти никогда не снились сны, так что точно знать я не могла.
Понимание, где нахожусь, нисколько не помогло выбраться. И я продолжала слепо идти в тумане, выверяя каждый шаг, чтобы не упасть. Оно-то, конечно, сон, и со мной здесь вряд ли может произойти что-то непоправимое, но проверять это умозаключение на практике не хотелось.
Туман был вязкий и при резких движениях будто обвисал клочьями. Но несколько мгновений спустя снова превращался в непроглядную пелену.
Несмотря на почти полную невозможность видеть, я то и дело оглядывалась по сторонам. Просто чувствовала, что там кто-то есть.
Где-то здесь…
Но разве найдешь тень в этом колышущемся мареве?!
Я замирала, прислушивалась, вертела головой, подслеповато щурилась… но ничего не сработало, пока она не нашла меня сама.
— Помоги мне…
Девушка в пышном кукольном платье сквозь туман уставилась на меня огромными голубыми глазами.
Она?! Но ведь я как бы уже… и она ушла… Разве нет?
Я недоверчиво нахмурилась.
— Что случилось? Почему ты здесь?
«Кукла» насупилась и выговорила обиженно:
— Другим способом найти тебя не удалось. — Потом резко мотнула головой, словно увидела что-то, пока недоступное мне. Увиденное ей явно не понравилось, потому что с нарисованных губ сорвался испуганный вскрик: — Ой!..
И она исчезла.
А меня закружил поток ледяного, пробирающего до самых костей — да что там до костей, до донышка души! — ветра.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий