Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

Почему мужчины такие идиоты? Некоторые, во всяком случае. Дегейр из таких! Вики сходит по нему с ума, отказывается от выгодных предложений, чтобы быть рядом, а он, спорю на что угодно, даже не подозревает о ее чувствах. Рассказывает ей о своих похождениях, как другу, и при этом не замечает мученического выражения на красивом лице. Тоже мне, следователь!
А тут вот ко мне полез… И как после этого с ним общаться?
До магазина я шла в растрепанных чувствах, и в этот раз ни улицы города, ни жаркое солнце не помогли их привести в порядок. Привычная жизнь рушилась на глазах, и я это совершенно не контролировала. Страшно даже представить, чем это все может в итоге обернуться.
Отдельный ужас навевал исчезнувший дар вкупе с необходимостью рано или поздно в этом признаться.
К моменту, когда впереди показалась привычная вывеска с завитушками и изображением двух кукол по бокам, ноги приятно гудели, но мысли по-прежнему трещали и прыгали, словно стая взбесившихся кузнечиков.
Объявление все так же висело на своем месте.
Ладно, я и не надеялась на быстрый результат. Хотя нет, вру, очень надеялась, потому что помощник мне нужен сейчас, а не когда-нибудь в отдаленной перспективе. Но надежда вообще глупое чувство, так что давим страхи и заходим внутрь.
Тинь-тилинь… тра-ля… ля-ля…
Стоило перешагнуть порог, как меня окружила ненавязчивая мелодия.
Страх заставил пошатнуться, едва не сбил с ног. Это из-за него я сразу не узнала музыку. Поняла, откуда она исходит, только облетев взглядом магазин и наткнувшись на музыкальную шкатулку на прилавке, прямо рядом с книгой учета.
Но я ее там точно не оставляла!
Очередной шаг стоил мне неимоверных усилий. Пришлось закусить губу до крови и собрать всю свою храбрость, которой было не так уж много, а еще я не стала закрывать за собой дверь, так и оставила ее распахнутой. На цыпочках подобралась к подсобке, вытащила оттуда швабру, с ней храбрости заметно прибавилось. Я тщательно обследовала магазин, заглянула в каждый угол, но ничего не обнаружила. И никого.
Чертовщина какая-то.
Надо будет сменить замки, а лучше озаботиться хорошей охранкой.
С этими мыслями я вернула свое грозное оружие на полагающееся ему место, закрыла дверь и заставила себя заняться делом.
Новая кукла оказалась жгучей брюнеткой, смуглолицей, темноглазой, и на ум уже пришло для нее лиловое платье с перьями. Находясь в мастерской, первое время я напряженно прислушивалась к тому, что творится в зале, и то и дело бросала взгляды в дверной проем, но там царили тишина и пустота, даже покупатели не заглядывали, а любимое дело увлекало все больше… и в конце концов я забылась. Шумел огонь, пахло фарфором и краской, жужжал станок. Перед глазами стоял желанный результат, и я осторожно, шаг за шагом продвигалась к нему.
Прерваться смогла, только когда обнаружила, что за окном начинает темнеть.
В другое время подобная мелочь вообще не удостоилась бы моего внимания, но сегодня я отложила незаконченную работу в сторону и засобиралась домой. Как ни неприятно это признавать, кое в чем Дегейр был прав: мы с Гилем безнадежно отдалились друг от друга. Он всегда был увлечен своими картинами, как я магазином и всем прочим, но ведь это не помешало нам сойтись! И вот сейчас мы почти не разговариваем, не спим вместе, и… я даже не помню, когда у нас в последний раз была близость. С год назад, наверное.
Пора уже с этим что-то делать! И заняться этим следует прямо сейчас, не откладывая. Самое время, если я хочу сохранить эти отношения.
Я же хочу?
Что за вопрос вообще?!
Остановив неуместное самокопание, я погасила свет и вышла из магазина. Раскрашу куклу и сошью ей платье завтра.
Потом изменила еще одной своей привычке и решила поймать экипаж.
И в итоге довольно скоро стояла перед домом Одингов.
В отличие от Лики, я не испытывала потребности в прыгающих вокруг слугах и спокойно пользовалась своим ключом. Но Тензи каким-то непостижимым образом всегда чувствовал мое появление и выходил навстречу. Вот и сейчас тоже, пока я хрустела каблуками по посыпанной камешками дорожке, дворецкий появился на крыльце, принеся с собой звуки музыки и запахи еды, от которых слегка закружилась голова.
— Миледи, — пожилой мужчина слегка склонил голову.
Где-то в гостиной раздался взрыв смеха.
— В доме гости? — осторожно уточнила я, с ужасом представляя, что придется войти через черный ход, тихонько прошмыгнуть к себе, там облачиться в вечернее платье и только потом показаться на людях.
Хотелось еды, отдыха и близости любимого человека, но уж точно не лицемерных сборищ с обязательной программой по обсуждению последних сплетен.
Главным образом оттого, что мыть кости будут в основном мне. Можно подумать, было недостаточно ядовито-сочувственных вопросов о дате свадьбы, которые задавали почему-то всегда мне и никогда — Гилю. Надоело!
Но только я решила скрыться в комнате и махнуть рукой на всех, как Тензи улыбнулся краешками губ и отрицательно покачал головой.
— Только та леди, что помогает господину Гилю с выставкой, — пояснил он. — Никаких парадных костюмов не требуется.
Легче от этого почему-то не стало.
Что еще за леди? А я почему не в курсе?
Подавив эмоции, я решительно вошла в дом.
В гостиной собрались всего трое, но им явно было весело. И из-за моего отсутствия никто не страдал. В том числе и жених, которому по статусу полагалось бы. Они рассматривали толстый альбом с репродукциями, лакомились легкими рыбными закусками и вином, шутили и смеялись. Утешало одно: внезапно свалившейся на Гиля покровительнице было уже хорошо за пятьдесят. Незнакомка выглядела неплохо, к тому же то, что она видела в альбоме, ей явно нравилось, потому что ее лицо разрумянилось и так и светилось, но все же ей не помешало бы сбросить пару десятков килограммов, да и вообще на покорительницу молодых мужчин эта дама не походила.
Мысленно обругав себя, я сделала еще несколько шагов и позволила веселой компании себя заметить. Это все Дегейр виноват с его умозаключениями, взбаламутил меня!
— О, Ксилена пришла, — первой меня увидела Лика.
Ее брат светло улыбнулся, и это свидетельствовало об отсутствии у него обид, но заботиться о стуле для себя и подходить к жениху за поцелуем пришлось мне самой. Честно скажу, немного царапнуло. Треклятый Дегейр!!!
Хорошо хоть, Тензи распорядился насчет приборов и их принесли, иначе бы я точно ощущала себя незваной гостьей.
— Дорогая, познакомься, — получив невесомый поцелуй в щеку, Гиль вспомнил о приличиях, — это Алисия Рамонара, идейный вдохновитель и организатор моей будущей выставки.
Нацепив на лицо вежливую улыбку, я тем временем принялась внимательно разглядывать женщину, о которой раньше даже упоминания не слышала. Она из другого города, что ли?
Поскольку пронзительно-голубые глаза взаимно и без всякого стеснения тоже изучали меня, я медленно скользнула взглядом по золотистым кудряшкам, перехваченным заколкой с рубинами, модному синему платью и туфлям на высоком устойчивом каблуке. Интерес к покровительнице с каждым мгновением нарастал.
— А это и есть Ксилена, — продолжал тем временем Гиль. — Я вам о ней говорил.
Говорил обо мне? То есть не так: он отвлекся от своего творчества и нашел минутку, чтобы упомянуть о невесте? Меня сразу же отпустило, улыбка стала искренней. Организм снова деликатно напомнил, что неплохо бы его чем-нибудь покормить, а то недоеденный кусок торта утром — это как-то несерьезно.
Решено, всякий бред я больше не слушаю! Тем более в исполнении Дегейра.
— Деточка, вы еще краше, чем я представляла по словам этого скромника. — Алисия не постеснялась озвучить оценку увиденного.
Я пролепетала благодарность и залилась краской.
В следующую минуту Лика, которая терпеть не может, когда внимание достается не ей, перевела разговор на что-то другое. Я же наконец получила возможность что-то проглотить.
Вечер быстро вошел в свою колею. Мы ели и потягивали вино. Разговоры вертелись в основном вокруг будущей выставки, а я пока даже картин не видела, так что слушала и в основном молчала, лишь иногда вставляя пару слов о таланте художника. Гиль смущенно улыбался, но откровенно наслаждался всеобщим вниманием, прекрасно понимая, что это только начало.
Часа через полтора они с Алисией окончательно потонули в организационных вопросах, напрочь забыв, что в гостиной присутствует кто-то еще. Зато мы с Ликой получили возможность перекинуться несколькими фразами.
— Уже знаешь про Сейну? — первая начала я.
Подруга мрачно кивнула.
— Днем приходила твоя подруга из управления. — При одном только воспоминании об этом она скривилась. — Хорошо хоть, этого противного Дегейра с собой не притащила.
Да уж, эта вражда на века.
— Слушай, мне теперь так стыдно, — придвинувшись ко мне почти вплотную, по секрету призналась Лика. — Я же думала, она опять загуляла с очередным поклонником, грозить увольнением собиралась. А на самом деле случилось страшное.
Если бы не посторонние, я бы ее сейчас обняла, а так просто сжала ладошку в знак поддержки.
— Ты же не знала, и вообще не со зла.
В этом заверении имелась капелька лукавства: к романам своих подчиненных Лика относилась неважно. Запретить не могла, не рабы все-таки, но если вдруг узнавала, что у какой-нибудь из них вдруг начала налаживаться личная жизнь, бедняжку впору было начинать жалеть — замучает же издевками и придирками! Те, кто наследницу Одингов знал хорошо, списывали такое поведение на тяжелый характер, Дегейр же утверждал, будто это отсутствие романтики в ее собственной жизни сказывается. Нет, поклонники у Лики временами появлялись, вот только достойным своей во всех отношениях великолепной персоны она не считала никого.
Врать я умела не особенно хорошо, так что, поймав недоверчивый взгляд подруги, от греха подальше поспешила сменить тему. Тем более что как раз подвернулась возможность спросить о том, что меня действительно интересовало:
— Откуда вообще взялась эта Алисия?
— Разве ты никогда не слышала о ней?! — Реакцией на мой вопрос стало искреннее удивление.
Мы с Ликой обменялись вопрошающими взглядами.
— Нет, — покачала головой я.
— Странно, — пробормотала подруга. — Ее еще называют доброй феей. Представляешь, она все время кому-то помогает! Кларенсам выплатила аренду за дом и нашла отцу семейства работу, сынишку Гинсов показала хорошему столичному доктору, когда тот болел, не дала закрыть местный приют… Ну и так, по мелочи.
— Ух ты, — для порядка впечатлилась я.
Значит, объектом ее внимания стал не один Гиль. Можно расслабиться.
— Но в последние годы ее не было в городе, — припомнила Лика. — Вроде бы у нее умерла дочь. Я не знаю подробностей.
Скорбящей или измученной Алисия не выглядела. Она смеялась над шутками Гиля, живо поддерживала разговор, из чего я сделала вывод, что несчастье случилось не недавно. Или же эта леди мастерски скрывает свою боль. Все равно стало ее немного жаль, и совесть разок куснула за то, что поначалу я подумала о ней невесть что.
Вечер оказался в целом приятным, хотя и закончился очередным нарушением моих планов. Это случилось, когда Алисия засобиралась домой. Время уже подбиралось к полуночи, и предложение Гиля в этом ракурсе выглядело галантно:
— Я отвезу вас.
— Что ты, дорогой, я прекрасно доберусь сама, — рассмеялась покровительница и по-матерински похлопала его по щеке. — Только прикажи кому-нибудь из слуг поймать мне экипаж.
Тензи стало жалко. В этот час можно целую вечность простоять на улице, пока появится извозчик. Но и настойчивость жениха, который не собирался сдаваться, мне тоже пришлась не по душе.
— Простите, но я настаиваю, — упрямо заявил Гиль и решительно поднялся. — В Эмшире стало опасно. Спросите Ксилену, она подтвердит! Я ни за что себе не прощу, если с вами случится несчастье.
Я кивнула — что еще я могла сделать? Но в душе вскинулось раздражение. Интересно, он так внимателен с ней из-за грядущей выставки или по какой-то другой причине?
Черт, я ревнивая эгоистка!
— Это так мило, — сверкнула улыбкой покровительница. Продолжать препирательства она не собиралась.
Лика попрощалась с гостьей еще в гостиной, я же вышла на крыльцо, чтобы урвать минутку уединения с женихом и сказать ему пару слов. Леди Рамонара разгадала мои намерения и замешкалась в холле у зеркала, тактично предоставляя нам возможность поговорить.
— Хочешь, я дождусь твоего возвращения? — прошептала я, поглаживая плечи Гиля.
Он не отстранялся, не отводил взгляд, но прочесть выражение в нем у меня не получалось. Словно я вглядывалась в книгу, перевернутую вверх тормашками: все знакомо, но как-то бессмысленно.
— Не нужно, отправляйся спать, — покачал головой жених. — Я же вижу, ты устала за день.
Я обычно рано ложусь. Он знает, изучил мои привычки за пять лет.
Проявление внимательности отозвалось улыбкой, пробежавшей по моим губам.
— Но я хотела… — побыть вдвоем, поговорить о личном, почувствовать себя любимой и желанной, посмотреть его картины и расспросить подробнее о готовящемся мероприятии, сделать еще сотню приятных вещей и уснуть в объятиях любимого мужчины!
Впервые за долгие месяцы.
Но мне даже вслух произнести этого не дали.
— После того, как отвезу Алисию домой, мне еще нужно будет поработать с бумагами, — мягко перебил Гиль. В отличие от сестры, он никогда не бывал резок или груб. И я знала, что при желании всегда могу настоять на своем, но почему-то никогда так не поступала. — Их нужно подготовить к утру, а я напрочь забыл. Если бы Алисия не напомнила, завтра было бы неловко. Никогда не думал, что становиться знаменитым так хлопотно!
Виноватый тон сменился на ворчливый, и я прыснула.
— Может, нужна моя помощь? — Спать хотелось неимоверно, но я все же попробовала ухватиться за возможность остаться наедине.
Однако Гиль ее напрочь игнорировал.
— Отдыхай. — Он дежурно чмокнул меня в висок. — Завтра увидимся.
— Я готова, — пропела Алисия и несколько мгновений спустя появилась на крыльце. — Едем?
Ворочалась без сна я ровно столько, сколько требовалось, чтобы услышать, как возвращается Гиль. Он появился довольно скоро, не прошло и получаса. Видимо, экипаж удалось поймать быстро, а потом он просто довез даму до дома, пожелал ей спокойной ночи и вернулся.
Тесное взаимодействие со следователями сделало меня подозрительной. Пора уже что-то менять.
И все же я выскользнула из-под одеяла и, ступая босыми ногами по холодному полу, подошла к окну. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как жених входит в мастерскую. Через секунду ее окна вспыхнули уютным желтым светом.
Конечно, день закончился не совсем так, как хотелось, но мне ли не понимать, что это такое, когда предан делу всей душой и у тебя что-то наконец начинает получаться?!
Выдав себе мысленного пинка, я вернулась в постель. Завтра. Все, чего мне так хотелось, можно сделать и завтра. В магазин не пойду, все равно покупателей сейчас нет. Поработаю дома, дождусь, пока Гиль освободится, и мы наконец побудем вдвоем.
Еще минуту боролась с желанием спуститься на кухню, сделать себе бутерброд и выпить стакан молока, все же нормально поесть так и не получилось. Но лень победила, и я забылась темным сном без всяких видений.
…Утром голод никуда не делся, так что, наскоро приведя себя в порядок, я первым делом отправилась охотиться на завтрак. Ну и на жениха заодно, но поскольку он еще с вечера предупредил о своих планах, первое сейчас было реальнее.
— Гиль уже ушел? — по пути до кухни мне никто не попался, так что вопрос был адресован поварихе.
— Так торопился, даже кофе не выпил, — неодобрительно пробурчала Маруна, ища что-то в кладовке. — Но должна заметить, миледи, вся эта деятельность идет ему на пользу. Господин Гиль преобразился, взбодрился, больше не валяется на кровати до обеда, все время чем-то занят. А вы заметили, как у него глаза горят?
Не представилось пока возможности. От этого понимания пребывающая со мной с самого пробуждения целеустремленность слегка поблекла. Надо срочно привнести в жизнь что-нибудь приятное, пока я окончательно не расклеилась.
— Можно мне горячий бутерброд с джемом? — Желудок одобрительно сжался. — И приготовь, пожалуйста, на ужин что-нибудь особенное.
Права Лика, мне следует больше времени бывать дома.
Маруна воодушевленно загремела утварью.
— Будут гости?
— Нет, только мы с Гилем.
Чтобы не чувствовать себя одиноко в большой столовой, завтракала я прямо здесь, на кухне. Откусила кусочек теплого хрустящего хлеба, политого яблочным джемом, сделала осторожный глоток обжигающе горячего кофе, м-м-м… Очень хотелось забраться на стул с ногами или вообще уйти с тарелкой к себе в комнату и там устроиться в кресле с книгой, тогда завтрак стал бы еще приятнее. Но этот дом ненавязчиво диктовал определенные правила, и у меня ни разу еще не хватило духу ими пренебречь.
— Госпожа Ксилена? — разомлевшие мысли вспугнул дребезжащий голос Тензи.
Я встрепенулась.
— Да?
— Вам корреспонденция.
На стол, прямо рядом с чашкой лег незапечатанный конверт. Самый простой, бледно-голубого цвета, из дешевой бумаги. Я отлично знала, где такие используют, и это знание напрочь убило аппетит.
Что им еще могло понадобиться?!
— Откуда это? — спросила дворецкого, отодвигая тарелку на безопасное расстояние.
— Только что принес посыльный, — был мне ответ. — Я знал, что вы дома, поэтому взял на себя смелость расписаться в получении.
Хорошо, конвой за мной не отправили.
— Спасибо, ты можешь идти.
Чуть подрагивающими руками я развернула послание. Внутри оказался бланк управления правопорядка с печатью и незнакомой подписью. Некий представитель верховного уполномоченного по расследованию магических преступлений в Морготской империи, старший следователь Астер Роуд приглашал меня в управление для личной беседы. Ниже были указаны время, номер кабинета и дата. И ни слова о том, что я являюсь консультантом и вообще пользы за последние годы принесла немало. Еще и время такое, что ни доесть, ни переодеться не успеваю. Чтоб их там всех!
Пришлось сломя голову нестись ловить экипаж.
На счастье, их утром на улицах полно, так что я почти не опоздала.
Явилась бы минута в минуту, если бы в коридоре управления не налетела на Дегейра.
Злость на него не улеглась, хотя и отошла на задний план из-за более свежих событий. Разговаривать с тем, кого еще недавно считала если не другом, то приятелем точно, желания не было никакого, даже здороваться, и я собиралась гордо пройти мимо, но была бесцеремонно поймана за локоть.
— Ксилена…
Старший следователь окинул меня слегка затравленным взглядом и запнулся, но руку не отпустил.
— Я спешу, — ответила прохладно.
Смущение на красивом лице стало еще более заметным, но хватка не разжалась.
— Знаю. Не волнуйся, я тебя надолго не задержу. Сейчас вместе пойдем, — и, переведя дыхание, продолжил уже с большей уверенностью: — Просто хотел, чтобы ты знала — к этому вызову я не имею отношения.
Месть за вчерашнее могла бы стать хорошей причиной… Но я даже не рассматривала такой вариант. За эти годы я неплохо узнала Дега. Он не такой! Не из тех, кто кусает исподтишка. Точно.
— Хорошо. — Держалась тем не менее отстраненно. Больше чтобы наказать его за вчерашнее.
А вот я, похоже, из таких. Досадно. Но как еще мне быть?
Он должен понять, что подобного больше повториться не должно. Если после всего мы еще будем общаться.
— Прибыл человек из столицы с заданием перепроверить здесь все. — Дег уже вел меня к месту экзекуции, объясняя на ходу ситуацию. — Он хочет поговорить с тобой. Будь готова держать удар.
Все так серьезно?
Каблуки выбивали дробь по каменному полу. Звук получался до того неприятным, каким-то холодным и пугающим, что затылок покрылся склизкими мурашками.
— Он считает Аржиса невиновным? — до меня только сейчас дошло.
— Похоже на то. — Судя по всему, в голове Дега бродили такие же мысли. — Я же предупреждал, что у этого типа сильные покровители.
Настолько сильные, чтобы как-то заблокировать неугодную меня? Чем еще можно объяснить внезапно исчезнувший дар? Разве только тем, что я использовала его как-то не так? Дать внятное объяснение прямо сейчас не смог бы никто, так что я не стала напрасно сотрясать воздух.
Мы уже стояли у двери, Дегейр готовился постучать, когда я поддалась порыву:
— У нас с Гилем все хорошо.
Вчерашний разговор для меня не был закончен. Он так и висел над душой десятком несказанных фраз, сотней невыраженных обид и роем сомнений, которых раньше я, кажется, не замечала. Требовалось поставить точку. Сию минуту.
— Счастлив за вас, — отозвался Дег. Его лицо закаменело. — Похоже, у нас с тобой разные представления о хорошем.
Для возражений не осталось времени — он постучал. Громкий отрывистый звук заставил меня вздрогнуть. А в следующее мгновение из кабинета вылетело такое же резкое:
— Войдите!
Протянув руку, Дегейр распахнул передо мной дверь.
— Ты собираешься присутствовать? — прошипела ему на ухо, медленно переступая порог.
— Так ты сможешь чувствовать себя увереннее, — таким же шепотом ответил он.
Да, но…
Взметнувшаяся благодарность в душе мешалась с упрямым протестом.
Не с ним.
И уж точно не после вчерашнего!
Впрочем, время для возражений ушло. Нас обоих с холодным интересом изучали серо-голубые, почти прозрачные глаза проверяющего, точную должность которого я, естественно, не запомнила.
— Ксилена Гарав, так полагаю? — Внимание пожилого лысоватого мужчины пометалось между нами с Дегейром и в конце концов сосредоточилось на мне.
Незнакомец, отгородившийся от посетителей заваленным отчетами столом, выглядел внушительно: крепкий, с квадратной челюстью и цепким взглядом почти бесцветных глаз, на его лице обосновалось серьезное до угрюмости выражение, и судя по тому, как естественно оно там выглядело, так этот человек держался всегда. И в отличие от того же Дегейра, одет он был не в потертую куртку, а в деловой костюм, что тоже придавало солидности, даже некоторой важности. Притом впечатления нисколько не портили две расстегнутые пуговки на сорочке, у самого ворота. Равно как и отсутствие шейного платка.
Смотрел Астер Роуд на меня свысока, заранее с неприязнью, так что я, недолго думая, сразу же ответила ему взаимностью.
— Прошу прощения за опоздание, — но держаться старалась учтиво, прекрасно понимая, кто сейчас главный.
— Леди, я вас не на свидание пригласил, — отрезал столичный проверяющий, и его глаза сверкнули сталью. — И только в счет ваших сомнительных заслуг перед нашей организацией позволил вам явиться сюда самостоятельно и без унизительного сопровождения. Но, как вижу, вы этого не цените.
Ледяной ком образовался в горле, болезненно скатился в желудок и так там и остался.
Не дожидаясь приглашения, я заняла ближайший к столу стул — неудобный и шатающийся, так что приходилось сидеть очень осторожно.
— Просил бы вас быть с леди помягче, все-таки она не является нашей сотрудницей. — Дег занял другой стул, у стены, и оттуда прожег коллегу злым взглядом. — И вообще не обязана была помогать.
— Как я уже сказал, ее помощь довольно сомнительна. — Роуд водрузил локти на стол, сплел пальцы и уперся в них подбородком. — Кстати, Бран, насколько правдивы слухи о вашей с ней… кхм… скажем так, романтической связи?
Что-о?! Да кто вообще посмел?!
— Наглая ложь! — взвилась я, даже с места вскочила.
Однако полыхающие взгляды на мерзкого типа не действовали.
— Держать в руках она себя не умеет. — В изучающем взгляде Роуда появилось что-то совиное. Наверное, из-за тяжело нависших век. — Бран?
— Гнусные сплетни, — ровно отозвался Дегейр, и ни единый мускул не дрогнул на смуглом лице. — Не ожидал, что вы опуститесь до их уровня.
— Такая уж у меня работа, — с фальшивым благодушием улыбнулся столичный следователь… или кто он там?
— Кстати, на том же уровне и о вам подобных многое болтают, — как бы между прочим заметил Дегейр. — Этому тоже стоит верить?
Закономерно, ведь никто не любит тех, кто копается в грязном белье. Но тех, кто вытаскивает на всеобщее обозрение ошибки коллег и получает за это деньги, ненавидят вдвойне. А вот шпильку я оценила. Да что там я, даже этот скользкий Роуд уважительно крякнул.
Ушибленную гордость я сочла немного отомщенной и тяжело опустилась обратно на стул.
— Ладно, один-один, — хмыкнул проверяющий. — Но в дальнейшем, пока я буду общаться с леди, лучше не лезь.
Дег отрывисто кивнул. Бросив на него быстрый взгляд, я отметила бешено пульсирующую жилку на смуглой шее, в остальном же мужчина казался невозмутимым.
А миг спустя мы с Роудом о нем напрочь забыли.
Начался настоящий допрос.
— Вы полностью уверены в виновности Сано Аржиса?
Вопрос не оказался неожиданным, так что ответить на него было легко:
— На него указала тень.
— То есть призрак? — Широкие брови проверяющего приподнялись, но не слишком — его лицо вообще не отличалось подвижностью или выразительностью.
Официальная маска, приросшая к плоти. Сомневаюсь, что этот человек расстается с ней хотя бы во сне.
— Именно, — подтвердила я.
— И на этом основании вы отправили человека гнить в одиночной камере? — А вот это уже психологическое давление!
Он прав, я плохо умею подавлять эмоции. Хотя несколько дней назад сама считала иначе…
— Приговор выносила не я, — напомнила рационально, в то время как кровь громыхала в висках. — Я просто говорила за тень.
— И откуда мне знать, что именно за тень, а не за себя? — Глаза Роуда пронзили меня, словно две иглы.
Я невольно дернулась, за что едва не расплатилась унизительным полетом со стула на пол. К счастью, старенький предмет мебели выдержал.
— Было полно и других доказательств, — посчитал нужным вмешаться Дегейр. — Точно так же, как и во всех прочих делах. Ксилена никогда не бывает единственной соломинкой. Она лишь задает направление, в котором мы работаем.
Одобрения его выступление ожидаемо не снискало.
— Просил же не вмешиваться! — раздраженно рявкнул проверяющий. — Еще слово — и выйдешь за дверь.
Дег опять кивнул и стиснул зубы.
Роуд же продолжил пытать меня:
— Итак, леди Гарав, вы готовы, если понадобится, пройти магическую проверку? — И пристальный взгляд, который, кажется, может видеть сквозь кожу, заглянуть в самую душу…
Знать бы еще, что это за проверка.
— Да, — но голос заметно дрогнул.
— А призвать тень и поговорить с ней сейчас, при мне? — Вопросы были все как на подбор провокационные.
Вдох-выдох. Напомнить себе, что за тяжелыми минутами обязательно последуют и минуты счастья. Так происходит всегда, закон жизни. Где мое самообладание?
— Это так не работает, — терпеливо пояснила я. — Мой дар не позволяет как-то влиять на тени, он дает возможность их видеть и слышать.
Если он вообще у меня есть, этот дар. А вдруг нет?.. Проверка покажет? Знать бы еще, она действительно планируется или меня просто пугают? Ох.
— Эти ваши тени могут лгать? — Что-то слишком часто мне задают этот вопрос.
— Ни в одном деле ничего такого замечено не было. — Он ведь спрашивал только о расследованиях, так? Не о моих личных злоключениях. Значит, я не солгала.
— А куда деваются тени, когда становятся не нужны?
— Я… — Сглотнуть получилось с трудом и очень захотелось горячего чая, но, конечно, никто не собирался мне его предложить. — Никогда не задумывалась об этом.
На самом деле мне нравилось считать, что они каким-то образом обретают покой. Может, воссоединяются с теми, с кем хотели бы остаться навсегда. Или перерождаются. Обладая моими способностями, без веры в лучшее можно легко сойти с ума. Но вряд ли эти измышления интересовали следователя, поэтому я благоразумно решила оставить их при себе.
— Какой удобный у вас, однако, дар, — нехорошо протянул Роуд. — И главное, ничего вроде как от вас не зависит.
Беседа в точно таком же духе тянулась еще некоторое время. Он нападал, старательно переиначивал вопросы и пытался искажать мои ответы, переспрашивал одно и то же по нескольку раз. Я терпела, все равно деваться было некуда. Но к моменту, когда столичный следователь шумно выдохнул и откинулся в потертом кресле, прочно утвердилась во мнении, что почему-то не нравлюсь ему.
— Свободны, леди Гарав, — выдержав мучительную паузу, решил наконец Роуд. И многозначительно добавил: — Пока. От участия в расследовании вы отстраняетесь. И я подумаю насчет проверки.
Первое сейчас мне на руку, как раз успею решить проблему с даром и никому пока не придется о ней говорить, но вот магическая проверка откровенно пугала. В сущности, я ведь ничего не знаю о магах… Как далеко простираются их возможности?
Но на сегодня самое сложное осталось позади, и я встала, торопясь покинуть негостеприимный кабинет. Дегейр увязался следом, но на пороге его окликнул столичный коллега.
— В этот раз сплетники не так уж и не правы.
Я к тому времени уже была в коридоре, поэтому обращался Роуд только к Дегу.
— Что вы имеете в виду? — насторожился тот.
— Ты в нее влюблен. — Голос приезжего следователя зазвучал тягуче и сладко, словно давить на больные места ему нравилось. — Давно, но, похоже, не взаимно.
Реакция того, кого считала приятелем, осталась для меня тайной. К тому времени, как прозвучал его ответ, я уже отошла достаточно далеко, и вернуться, чтобы послушать, желания не возникло. Напротив, я ускорила шаг. Хотелось убраться отсюда подальше и немного прийти в себя.
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий