Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

В следующие полтора часа мне довелось на личном опыте убедиться, что эмширские стражи порядка к мертвым клиентам не сильно торопятся. Оно вроде бы и понятно, тело никуда не денется, да и новомодными автомобилями полицию еще никакой меценат не обеспечил, а в экипаже добираться дольше. К тому же я все-таки настояла на присутствии Дега и за ним обещали послать, а это тоже время.
Однако находиться один на один с «куклой» было жутко. Страх пересиливал все доводы рассудка, и я металась из угла в угол, про себя кляня чью-то медлительность.
Получается, у Аржиса руки настолько длинные, что он как-то организовал месть прямо из заточения? И так быстро… И метко. Эта картинка, наверное, всегда будет стоять у меня перед глазами.
В моем магазине!
Даже если все здесь заменю, мне еще долго будет не по себе оставаться внутри одной. Пожалуй, стоит внять советам Лики и подыскать помощницу. Давно пора было, но, признаться, мне слишком нравилось чувствовать себя единовластной хозяйкой кукольного царства. Никто под ногами не путается, вещи не переставляет и не мешает заниматься любимым делом. Идеально.
А если после случившегося никто не пойдет ко мне работать? Что, если теперь мое имя окончательно свяжут с этими убийствами и весь город станет от меня шарахаться?
Перспектива из-за какого-то чокнутого маньяка утратить полюбившуюся размеренную жизнь напугала едва ли не сильнее, чем вид закованного в фарфор тела. Но в этот раз я не ударилась в панику. Напротив, в голове просветлело, проснулась какая-то решимость.
Медленно вышагивая по небольшому зальчику, заставленному полками с куклами, фарфоровыми статуэтками и музыкальными шкатулками, сделанными под старину, я внимательно всматривалась в привычный интерьер, готовая подметить любую мелочь. Что угодно, выбивающееся из общего фона.
Ну же, никто не идеален… Должно было остаться хоть что-нибудь.
Все я виновата: если бы не поддалась глупому порыву и пришла в магазин сразу после суда, может, ничего бы и не случилось. Или хотя бы не здесь.
Или на месте той несчастной сидела бы я…
Пф-ф-ф! Нельзя позволять себе думать об этом. Уже ничего не изменить, можно только наказать виновного. И я приложу максимум усилий, вытащу все из треклятого дара, но постараюсь, чтобы это случилось как можно быстрее!
Но как я ни вглядывалась, чужого присутствия заметно не было. Светильники стояли так, как я всегда их оставляла, куклы были нетронуты, платья, как всегда, лежали в коробке, записи были надежно заперты в шкафчике под прилавком. Еще немного, и я сама поверю, что кроме меня сюда никто не заглядывал.
А ведь он был здесь, когда я пришла… Ну что мне стоило тогда включить свет в торговом зале? Я бы его увидела.
Опять проклятущее «если бы»… Так и с ума сойти можно!
— Ты здесь? — осторожно спросила я и повернулась, выискивая взглядом хотя бы смазанное движение.
Полезной я могу быть, только занимаясь тем, что умею лучше всего. На этом и следует сосредоточиться.
Увы, на этот раз мне не повезло. Ни звука, ни тени. Она еще не воплотилась, да и неизвестно, воплотится ли она вообще.
Когда я уже готова была скатиться в отчаяние, прозвучал заветный перезвон.
Динь-дон!
В маленьком зальчике сразу же стало тесно от набившегося сюда народу. Я инстинктивно забилась за прилавок.
Первым шел Дегейр, и ухмылка на его физиономии отнюдь не соответствовала ситуации.
— Ну что, готовить объятия и утешительную сладкую чушь? Будешь рыдать у меня на груди? — без капли сочувствия поприветствовал он меня.
После такого предложения, даже если бы собиралась, мгновенно бы передумала. Видимо, на то и был расчет.
— Иди к черту, Дегейр, — беззлобно отмахнулась от него я.
— Хоть одна красотка ему оказалась не по зубам, — хохотнул криминалист, примериваясь к телу.
Я мысленно скривилась. Как они умудряются что-то расследовать в такой атмосфере?
— Заткнись, Уил, — ласково оскалился Дег. И снова возвратился вниманием ко мне: — Что-нибудь здесь трогала?
— Нет, только чай пролила.
— Ох уж мне эти впечатлительные барышни, — поморщился старший следователь, внимательно оглядывая торговый зал. — Пора было уже привыкнуть, Ксилена.
Во мне всколыхнулось недовольство.
— Посмотрела бы я на тебя, обнаружь ты дома такой сюрприз.
Следующий час, пока эксперт занимался своим делом, я в подробностях живописала произошедшее. Трижды.
И о своем провальном путешествии пришлось рассказать, хотя и не хотелось. Дег слушал, записывал, иногда влезал с уточняющими вопросами. Потом пытался меня отвлечь какой-то ерундой, сказал, что Вики дергать не стал и она появится утром. Тем временем его подчиненные перевернули вверх дном магазин, ничего не нашли, поскучали и бессовестно сожрали мое печенье. Еще и чая просили, но были вежливо посланы в ближайшую кофейню, которая, само собой, в этот час закрыта.
Наконец со всеми формальностями было покончено, и Дегейр принялся тормошить эксперта:
— Ну что там?
— Все точно как в прошлый раз, — уныло сообщил тип с залысинами… как там его… Уил. — Только «куколка» теперь другая.
Девушку оглушили, задушили, принесли сюда и соорудили эффектную композицию.
Мы все понимали, что это значит. Проблемы. Возможно, большие проблемы. И с каждой минутой черная полоса становилась все темнее.
— Кстати, она вам никого не напоминает? — спросил Уил таким тоном, будто жаждал поделиться каким-то интересным наблюдением.
Напоминает, еще как. Куклу моей работы. Опять.
Но выплеснуть раздражение я не успела, Дег опередил.
— А ты знаешь, что-то есть… — пробормотал он, после чего вдруг перевел взгляд на меня. — Ксилена, встань-ка поближе… Да не бойся ты ее, она не кусается!
Сама я заниматься глупостями не собиралась, но он вцепился в руку, потащил, и у меня просто не осталось выбора.
— Просто одно лицо, — сделал глубокомысленный вывод Уил.
Я начала закипать. Дело и так было слишком личным, и с каждой минутой ситуация усугублялась.
— Образ взят с моей последней работы. Оригинал в коробке, на столе, в заднем помещении.
Мужчины переглянулись. Дег сделал знак одному из подчиненных.
— Кто заказчик? — Сыскарь побарабанил пальцами по прилавку и впился взглядом в мое лицо.
Впутывать клиентку не хотелось, тем более что она тут точно ни при чем. Но выбор?
— Госпожа Рукк, — откровенно все рассказала я. — Но эскиз мы придумывали вместе с ее дочкой.
Лицо действительно получилось немного похожим на мое, потому что малышка заявила, что я красивая и ей хочется, чтобы ее кукла тоже такой была. А волосы сделали на несколько тонов светлее моих и другого оттенка. Ну а платье уже предложила я, потому что видела точно такое в витрине у Лики, и оно мне понравилось. Будущая золовка никогда не возражала, если я брала ее модели или просто делала похожие для своих кукол. Она вообще считала мое занятие исключительно баловством. Оба моих занятия. Ей главное, что на людях одежда из ее магазина существует в единственном экземпляре.
Пришлось все это разжевывать Дегейру. И не то чтобы он не проникся, просто толку с его личного мнения, если действовать сыскарь все равно будет строго по должностной инструкции. В конце концов я наступила на горло гордости и прямо попросила:
— Ты бы не мог их не втягивать во все это?
— Ведь знаешь, что не могу. — Он посмотрел на меня укоризненно. — Прости, Ксилена.
Знаю. Но, если честно, в глубине души рассчитывала на особое к себе отношение. Глупо, признаю.
— Теперь мои куклы прочно свяжут с убийствами, — тихо вздохнула я и бросила беспомощный взгляд на мужчину, беспардонно усевшегося прямо на прилавок.
— Мне жаль, — искренне посочувствовал он. — Обещаю, я сделаю все возможное, чтобы это закончилось как можно быстрее. Мы сделаем.
Я вымучила улыбку. Пусть так. Просить от него больше будет нечестно.
— Эй, голубки, вы тут не одни, не забудьте, — вклинился эксперт. — Кстати, я закончил. Можем собираться.
Свои записи, куклу и антикварную скамеечку я отдала им без лишних разговоров. Видеть это все больше не хочу!
— Ксилена, тебя подбросить? — заботливо тронул меня за плечо Дегейр, когда я вышла их проводить.
Время уже под утро, я устала, хочу есть и спать. Но не имею никакого желания ехать в одном экипаже с творением неизвестного чудовища. Слабо улыбнувшись приятелю, я уверенно покачала головой.
— Не стоит, спасибо. Мне еще нужно здесь все убрать.
На самом деле, просто вытереть чайную лужу и собрать осколки. И еще приготовить новую куклу, какую-нибудь из давно сделанных, на случай если случится чудо и Рукки все-таки не откажутся от покупки.
— Хочешь, я побуду с тобой? — вдруг предложил старший следователь Бран.
Заманчиво. Но… Черт!
— А это будет удобно?
— Вполне, — пожал плечами мужчина. — Подробный отчет от экспертов будет только к полудню, будить среди ночи твоих покупательниц я тоже не собираюсь. Как видишь, вполне могу провести здесь некоторое время. К тому же, если кто-то вдруг забыл, я давал присягу оберегать мир и покой в этом городе.
Шутка заставила мои губы дрогнуть в улыбке.
— Неужели так заметно, что мне не по себе? — Больно прикусив губу, неуместную улыбку мне все же удалось спрятать.
— Увы, да. — Дегейр дал отмашку экипажу, и тот застучал колесами по мостовой. — Ксилена, ты совершенно не умеешь скрывать свои чувства.
Могут же некоторые сказать что-то, отчего чувствуешь себя морально голой!
Плохо. К двадцати шести годам пора было уже научиться.
Передернув плечами, я поманила Дега за собой и снова вошла в магазин.
— К тому же оберегать твой, — он выделил голосом это слово, — покой мне особенно приятно.
Хрустнувший под подошвой осколок заставил меня вздрогнуть.
Что он вытворяет?!
— Благодарность за мою посильную помощь в расследованиях принята. — Натянуто получилось, но я хотя бы попробовала вернуть все в правильное русло.
Мужчина хмыкнул и разнообразия ради промолчал.
Находиться в магазине после всего действительно было неприятно. Казалось, сам воздух здесь пропитан чем-то жутким, в атмосфере кружил страх, приходилось одергивать себя, чтобы не ежиться. Работа отвлекала мало, мысли все равно вились вокруг случившегося. И я то и дело замирала, силясь уловить знакомый земляной запах, но ничего не получалось.
Напоминания себе, что еще не время для тени, действовали из рук вон плохо. В прошлый раз она появилась почти сразу и была на редкость сговорчива. Почему сейчас не так?!
Дегейр свои шуточки прекратил и, вместо того чтобы устроиться в кресле и ждать, пока я здесь все закончу, тоже взялся за тряпку и стал помогать. Это оказалось неожиданно приятно. Кажется, я уже забыла, каково это — делать что-то вместе с кем-то. Если вообще знала.
Выбрать более-менее похожую куклу оказалось несложно, как и подобрать для нее платье, похожее на одно из тех, что продает Лика. Конечно, это не совсем то, что заказывали, но зато она не будет напоминать хозяйке о чем-то плохом.
Когда я работаю, забываю обо всем на свете. Поэтому неудивительно, что уход Дегейра и его возвращение несколько минут спустя прошли мимо меня. Заметила я что-то, когда коробка с куклой из-под носа внезапно исчезла, а ее место заняла тарелка с большим куском чизкейка и стакан кофе из кофейни.
— Тебе надо поесть, — сообщил следователь.
Забота почти постороннего мужчины казалась неуместной, но я действительно была зверски голодна. А отказывать себе, чего уж там, никогда не умела.
— Спасибо, — я с благодарностью посмотрела на приятеля. — Вообще за все.
— Я ничего такого не сделал, — фыркнул Дег, увлеченно ковыряя свою порцию. — Еще.
Опять он начинает! Но злиться не хотелось. Как выяснилось, когда я сытая — я вообще добрая.
— Можно я воспользуюсь телефоном? — Дег справился с завтраком первый и вспомнил о делах. — Нужно связаться с местом, куда запрятали Аржиса.
— Конечно. — Стоило упомянуть мерзавца, и я частично растеряла аппетит. — Думаешь, он мог как-то выбраться и…
— Исключено, — оборвал Бран. — Это хорошее место, специально для таких типов, как он. Но убедиться все-таки надо.
Дожевывая чизкейк, я прислушивалась к звукам, долетающим из соседнего помещения. Их хватило, чтобы понять ситуацию в общих чертах. Аржис место заключения не покидал и ни с кем не контактировал. Последнее Брану почему-то особенно не понравилось.
— Наверняка его адвокаты теперь вцепятся в это, — скривился появившийся в мастерской Дегейр.
— Может, кто-то специально совершил такое же преступление, чтобы заставить всех думать, будто Сано Аржис невиновен? — поддержала идею я.
А что, вполне правдоподобно. Достаточно только взглянуть на этого типа, сразу становится понятно, он еще не на такое способен.
— Все возможно, — задумчиво отозвался следователь, уселся напротив меня, придвинул к себе куклу и стал рассматривать ее. — Но почему использован был твой фарфор, копируют твоих кукол и все это крутится вокруг твоего магазина?
Спину будто раскаленными иголками обсыпало.
На самом деле этот вопрос должен был прозвучать еще во время первого расследования. Но мне повезло, магические преступления раскручиваются иначе, это правило избавило меня от кучи неприятных моментов. К тому же все и так указывало на виновного. И у нас была настроенная сотрудничать тень.
Однако если вдуматься, вся эта грязь действительно липнет ко мне. В свой фарфор я всегда добавляю один секретный ингредиент. Я сама его разработала, еще когда только удрала из дома и много ездила. Всего несколько капель — и лицо куклы становится похожим на человеческое, получается более живой цвет, черты смягчаются, так ни один станок не сделает. Магия, будь она неладна. Я уж молчу о том, что модели у меня эксклюзивные. Ну, за исключением некоторых платьев, но и они существуют только в магазине Лики и у меня.
И кто-то легко воспользовался всем этим. И он может входить в «Кукольный дом» когда ему заблагорассудится.
— Я не знаю, — произнесла тихо, вглядываясь в оставшийся на дне стакана кофе, будто собиралась разглядеть там ответ.
— Тень могла тебя обмануть? — в лоб спросил Дегейр.
На миг я словно опять оказалась в темнеющем лесу.
«Иногда мертвые лгут» — зябким покрывалом окутал меня шепот.
— Я не знаю. — На этот раз прозвучало еще более бесцветно. — Раньше такого никогда не случалось.
По работе — никогда. А про вчерашний случай я еще ночью рассказала, повторять историю в очередной раз сейчас не было никакого желания.
Повисшая в мастерской тишина вибрировала от напряжения, и я, чтобы вырваться из нее, начала убирать со стола. Действия помогли, но лишь до того момента, как Дегейр вдруг оказался у меня за спиной и мягко сжал плечо.
— Вопросы все равно возникнут, и лучше, если их задам я, — прозвучал над головой его голос. — Надеюсь, ты понимаешь?
— Конечно. — Руки с одноразовой посудой заметно подрагивали. — Ничего личного.
В ухо досадливо фыркнули.
— Как раз оно самое и есть, — пробормотал Дегейр, будто извиняясь. — Я постараюсь, чтобы тебя сильно не доставали, но приготовься выложиться по полной. Ближайшие дни обещают быть непростыми.
Осторожно дернув плечом, я высвободила его и повернулась к следователю лицом.
— Поняла уже. Я справлюсь.
— Вот и умница, — улыбнулся он. — И лучше бы тебе побыстрее найти тень и договориться с ней.
Можно подумать, от меня тут что-то зависит!
Стоять, почти утыкаясь носом в рубашку чужого мужчины, было во всех смыслах неудобно, так что я очень кстати вспомнила про мусор. Дегейр и не подумал отступить хотя бы на шаг, и мне пришлось протискиваться, вжимаясь в стол, чтобы пробраться к выходу и не коснуться его. Сейчас, как никогда, осознала полезность наличия задней двери. И она здесь даже была, но вела не только на улицу, но и к лестнице, поднимающейся в квартиры наверху. Предполагалось, что хозяин магазинчика будет там жить, это удобно, вот только я к тому времени уже поселилась в особняке Одингов. Лика с трудом убедила владельца здания сдать мне одно торговое помещение, без жилья, но дверь, ведущую к лестнице, пришлось запереть и задвинуть шкафом.
Мы пробыли в «Кукольном доме» до полудня, но за заказанной куклой так никто и не пришел. Покупателей вообще не было. Даже дети, которые частенько приходили сюда поглазеть на витрины и иногда заглядывали внутрь, сегодня не появились. Из всего этого следовал логичный вывод: утренние газеты уже раструбили обо всем и город в страхе. И как только успели пронюхать?
Динь-дон…
Надежда подтолкнула меня резко повернуться на звук, но это была всего лишь Лика.
— Если бы не знала о ваших совместных расследованиях, точно бы подумала, что у вас роман, — отметила она присутствие Дегейра.
Он ей не нравился. Сильно. С первого дня. Странно вообще-то, потому что смуглые, темноволосые и темноглазые мужчины с выразительными лицами, спортивными фигурами, к тому же не обделенные чувством юмора и легким характером обычно вызывают в свободных женщинах как минимум симпатию. Но эти двое стали исключением. Лику раздражал прямой и немного бесшабашный Дег и еще больше раздражало то, что я в силу определенных причин провожу с ним много времени. Дегейр, конечно, сдерживался, но несложно было заметить, что властная, заносчивая и тщеславная красотка ему неприятна. И это отнюдь не тот случай, когда сначала искры летят от напряжения, а потом вспыхивает страсть.
А жаль. Такая бы пара получилось… И, может быть, обзаведясь собственной личной жизнью, Лика перестала бы лезть в нашу с Гилем.
— Не нужно судить Ксилену по себе, — смерил пришедшую уничижительным взглядом Дег.
— Вот как? — тут же сморщила хорошенький носик богатая наследница. — С каких это пор ты так хорошо ее знаешь?
Пять лет знакомства, хоть мы и общаемся урывками и в основном по делу, по-моему, достаточный срок. Но высказать свое мнение я не успела, Дег опередил:
— Просто я хорошо разбираюсь в людях. — И пока дежурный «обмен любезностями» не перерос в более серьезную перепалку, подхватил с подлокотника свою куртку и собрался откланяться. — Ладно, у меня дела. Ксилена, держись тут. И постарайся как можно быстрее найти тень. — Выдавив улыбку, я кивнула. — Завтра зайду в управление, чтобы узнать новости и посмотреть на нее без грима. Если тень объявится раньше, я дам знать.
Мужчина кивнул и, перекинув куртку через плечо, направился к выходу.
— Новое дело? Так быстро? — Лика не скрывала недовольства, но и любопытство проскальзывало тоже. — Я надеялась, тебе дадут отдохнуть хотя бы несколько дней.
Она не знает. Я перевела дух. Значит, известие о случившемся ночью еще не успело расползтись по городу.
Хотя вообще-то странно, моя будущая золовка из тех, кто каким-то непостижимым образом узнает новости раньше других. Даже те, которые ей не особенно интересны.
— Планировалось именно так, — я вздохнула и на миг спрятала лицо в ладонях, — но… На этот раз прямо у меня в магазине, представляешь?!
При посторонних мужчинах мне удавалось сдерживаться, но стоило рядом оказаться близкому человеку, как в голосе задребезжали нервные нотки.
— И ты… — начала подруга, округлив глаза, но запнулась, не смогла подобрать слов.
Впрочем, я поняла ее и без них: она пыталась спросить, я ли обнаружила тело.
— Да. И сидела тут, пока Дег с ребятами не приехал.
— Вот черт! — Лика заметно побледнела, от надменного выражения на безупречно красивом лице не осталось и следа. — Бедная… А я накинулась на тебя… Прости-прости! Пойдем, отвезу тебя домой.
Отдых. Пожалуй, это именно то, что мне сейчас нужно. А решать камнем свалившиеся на голову проблемы стану потом.
Я благодарно улыбнулась будущей родственнице и не сопротивлялась, когда она повлекла меня к выходу.
— Давно следовало приобрести автомобиль, — ворчала Лика, пока мы ловили экипаж. — И статус бы подчеркнули, и время сэкономили.
Такие разговоры у нас периодически возникали, и я не сомневалась, что однажды подруга так и сделает. Представить ее, управляющую новомодным изобретением, я вполне могла, Лика у нас особа более чем современная, к тому же ей нравится, когда о ней говорят. Особенно если говорят с завистью. Меня же пыхтящие громадины на колесах откровенно пугали. Лучше уж потратить несколько лишних минут на ожидание и ехать в знакомом и привычном экипаже!
Сегодня свободного извозчика пришлось искать долго, но это и неудивительно, день с самой ночи не задался.
— Они здесь? — еле слышным шепотом спросила Лика, когда мы устроились внутри.
Речь, конечно, шла о тенях. Моя способность их видеть близких немного пугала, и подобные вопросы звучали часто. От Лики, потому что ее брата редко интересовало что-либо, кроме его картин.
Скользнув по улице взглядом в поисках слишком старомодных нарядов или каких-нибудь несуразных фигур, я впервые за пять лет ничего такого не заметила. А ведь мы ехали по центру, здесь всегда были тени!
Внутри прошелся холодок.
И в конце концов я обратила внимание на того, кто казался наиболее подходящим.
— Видишь вон того мужчину в шляпе с большими полями? — аккуратно проверила свое предположение.
Если она ответит отрицательно, значит, все в порядке…
— Прекрасно вижу, — раздраженно фыркнула Лика. — Господин Ардон, конечно, старый и вообще одной ногой в могиле, но он точно не призрак.
Холод усилился.
— Тогда нет. Никого нет, — упавшим голосом признала я.
Покачивание экипажа сейчас больше раздражало, чем успокаивало. Хотелось поскорее добраться до дома и остаться уже наконец в одиночестве. Лика же продолжала болтать:
— Ну и замечательно. — Ее мнение по поводу отсутствия теней было прямо противоположно моему. — Давай о приятном! Гиль наконец закончил свою последнюю работу, через неделю будет презентация.
Раздражение разбавила толика радости: может, теперь у него и на меня немного времени найдется. На наши отношения.
— Презентация? — переспросила немного недоверчиво. — С каких пор он полюбил шумные сборища?
— Затея моя, — отмахнулась подруга. — Но брат одобрил. Само собой, тебе полагается присутствовать.
— А… Да, конечно.
Больше важных новостей ни у одной из нас не было, и весь остальной путь мы болтали о ерунде. Вернее, Лика бурно восхищалась автомобилем, аж три раза встретившимся нам на пути, а я только вяло поддакивала, когда молчание уже становилось невежливым.
И что она находит в этих жутких громадинах?
Наконец экипаж замер перед фамильным особняком Одингов. На первый взгляд мрачное строение из темного камня выглядело неприветливо. Все окна были завешены одинаковыми шторами серого, хоть и благородного, но унылого до зевоты цвета. Большая территория, но вокруг ни души, потому что после смерти родителей наследники перестали устраивать шикарные приемы, а значит, некоторые слуги стали больше не нужны, их рассчитали. Нынешние Одинги даже экипаж собственный не держат, предпочитая пользоваться наемными. А на месте некогда прекрасного сада теперь стоит пристройка, где творит Гиль.
Куда привлекательнее для меня всегда были маленькие каменные домики из районов, где живет так называемый средний класс. Они чуть светлее и оттого не такие унылые, а на многих окнах полыхают разноцветные пожары из цветов.
Но выбирать не приходится. К тому же здесь меня приняли и полюбили. А я еще нос смею воротить… Фу, стыдно!
— Нам обязательно нужен автомобиль, — все никак не унималась Лика.
— Ага, — не выныривая из своих самоуговоров, согласилась с ней я.
Из дома как раз выскочил пожилой дворецкий и теперь спешил к нам, чтобы открыть калитку.
Картина чем-то коробила. Всегда, не только сегодня. Тензи был уже в возрасте, а Лика имела дурную привычку по десять раз на день уходить по делам и возвращаться обратно. Естественно, самой иметь ключ и пользоваться им она считала ниже своего достоинства, и бедному Тензи приходилось всякий раз носиться к воротам, исполняя еще и функцию привратника. Я пользовалась своим ключом, Гиль жил затворником, но ведь помимо Лики случались еще редкие гости, приходил почтальон, посыльные, заглядывали искусствоведы к Гилю и модистки к его сестре. Минувшей зимой Тензи так до пневмонии добегался.
— Миледи, — дворецкий распахнул перед нами калитку и галантно поклонился.
Хозяйка даже милостивого кивка его не удостоила. И только я, чувствуя себя почему-то виноватой, пробормотала:
— Благодарю.
Потом догнала Лику, вцепилась ей в локоть и все же спросила то, что давно вертелось на языке:
— Тебе не кажется, что для такого огромного дома троих слуг недостаточно? Им тяжело и…
— Кажется, — спокойно перебила подруга, пройдясь по мне насмешливым взглядом. — При родителях их было тринадцать. Но Гилю мешал постоянный топот в коридорах, смешки и перешептывания горничных, а одна из них — ты представляешь?! — даже пыталась его соблазнить! Пришлось всех лишних выгнать.
Брата Лика любила, кажется, даже больше, чем саму себя, считала талантливым и вообще особенным, поэтому его комфорт всегда ставился в этом доме превыше всего.
— Ладно. Понятно. — Я тихонько вздохнула.
Хоть мне и предстоит стать здесь хозяйкой, я не чувствовала себя вправе распоряжаться.
— Что такое, Ксилена? — звонко рассмеялась подруга. — Если тебе так их жалко, бросай свою лавчонку и сиди дома, занимайся хозяйством! А фарфоровых монстров будешь детям ваять.
Губы задрожали. Пришлось прикусить одну, чтобы это не было так уж заметно.
К счастью, от необходимости как-то реагировать на болезненный тычок подруги меня избавил звонок телефона.
Лика тут же направилась к нему, взяла трубку и с достоинством произнесла:
— Дом семьи Одинг. Да, это я. Слушаю.
Слушать ей пришлось минуты две. При этом лицо носительницы уважаемой в Эмшире фамилии все больше мрачнело, так что беспокойство мое не было беспричинным.
— Что-то случилось? — осторожно спросила, когда Лика повесила трубку.
Но подруга только махнула рукой.
— Ничего, что бы стоило твоего внимания. Сейна, паршивка, опять не явилась в магазин и никого не предупредила, теперь Рита одна зашивается. Надо идти помогать. Допляшется она у меня, уволю нахалку! — и, забыв обо мне, она схватила сумочку и понеслась к выходу.
Я прикрыла глаза на миг, решая, чем заняться дальше: рухнуть в кровать и уснуть или пойти поздороваться с Гилем. Усталость незримыми свинцовыми шариками заполнила тело, сделав его отвратительно тяжелым, и на ногах я держалась из чистого упрямства, однако какой-то занудный червячок внутри подталкивал пойти к жениху. С другой стороны, Гиль наверняка даже не заметил моего отсутствия, ничего не случится, если наша встреча отложится еще на пару часов…
Прийти к внутреннему согласию я не успела. Реальность сделала выбор самостоятельно.
В одном из боковых коридоров послышались шаги, они приближались, а некоторое время спустя прозвучало восклицание:
— О! — Вслед за шагами появился и сам Гиль — как обычно, помятый, со следами краски на рубашке и на щеке, с полуотсутствующим взглядом и всклокоченными русыми волосами. — Ты еще не ушла или так рано вернулась?
Как и следовало ожидать, тот факт, что невеста не ночевала дома, остался незамеченным. С другой стороны, который сейчас час, мой будущий благоверный знает. Стало слегка обидно. Пришлось снова кусать губу, на этот раз до крови.
Да что со мной сегодня такое?!
— Впрочем, не важно. — Так и не дождавшись от меня ответа, Гиль снова заговорил: — Лика же рассказала тебе о готовящейся презентации?
— Да. Я очень за тебя рада.
Спать. Решение созрело внезапно и никаких моральных терзаний за собой не повлекло. Мне нужен отдых. Все остальное подождет.
— Идем, покажу, какие работы я собираюсь выставить. — Гиль поймал меня за руку и слегка потянул в сторону бокового выхода, от которого посыпанная мелкими розоватыми камешками дорожка вела прямо к его мастерской. — Тебе должно понравиться!
Но я не сдвинулась с места. Знала, что должна пойти и сказать пару приятных слов, больше ему и не надо, но силы закончились в самый неподходящий момент.
— Прости, я устала и просто валюсь с ног, — объяснила в ответ на недоуменный взгляд и выдавила из себя виноватую улыбку. — Я вечером к тебе загляну, ладно?
Недоумение в серо-зеленых глазах смешалось с подозрением.
— Как можно было устать, время только к обеду? — Гиль, который раньше полудня из-под одеяла не выбирался, наверное, действительно был удивлен. — Тебе что, не интересно?
Вдох-выдох. Успокоиться и не сказать какую-нибудь резкость стоило некоторых трудов.
— Извини, я действительно плохо себя чувствую. Это было не самое лучшее мое утро. — А еще ночь и весь предыдущий день, но говорить об этом почему-то не хотелось. Вместо ненужных слов я осторожно отняла у него свою руку и направилась к лестнице. — Вечером увидимся, ладно?
— Ладно, — полетело мне в спину недовольное.
Ну вот, обошлось без конфликта. И от вожделенного отдыха меня отделяет всего каких-нибудь два десятка ступенек и коридор. Хотелось пробежать это расстояние, а затем запереться в своей комнате, рухнуть на кровать с блаженным стоном и на время забыть обо всем на свете, но большее, на что я была способна, это вяло перебирать ногами.
Когда же слух снова различил приближающиеся шаги, я чуть не взвыла. Ну что еще?! Неужели так трудно оставить человека в покое хотя бы ненадолго?
— Госпожа желает обед? — это оказался всего лишь Тензи. — Маруна приготовила восточный суп, как вы любите.
Недовольство испарилось, как и не было его. Губы дрогнули в благодарной улыбке.
— Спасибо, я перекусила в магазине.
— Может быть, попросить Леоку приготовить для вас ванну?
Пожилой дворецкий заботился обо всех в этом доме, даже о редких гостях, когда те все-таки случались, но мне нравилось думать, что обо мне он заботится чуточку больше. Знаю, глупость, но это заставляло меня чувствовать себя здесь немного более нужной.
— Я сама, спасибо. — Улыбка стала чуть шире. — Лика, скорее всего, сегодня задержится, так что можете пока заняться своими делами. Не беспокойтесь обо мне.
— Как вам будет угодно. — В уголках тонких губ и выцветших с возрастом глаз притаилась ответная улыбка.
Прямо держа спину, будто до этого проглотил палку, Тензи удалился. Он уже скрылся из виду, и шаги почти стихли, а я открыла дверь в свою комнату, когда слух разобрал невнятное бормотание:
— Этот дом не заслуживает такой хозяйки. А эта парочка эгоистов тем более.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий