Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 15
Дальше: Эпилог

Глава 16

Тайный совет вели у меня в магазине. Как выяснилось, Сано еще утром, когда отдавал документы, сообщил о своих подозрениях начальству, но из-за отсутствия весомых доказательств и появления статей Ланшера от него просто отмахнулись. Поэтому теперь мы ограничились тем, что вызвали Вики с Дегейром.
И тем только на руку оказалась возможность не афишировать дело до поры до времени. Вернее, это Виктория ухватилась за нее.
— Раскроем дело сами, можно будет выбить и для тебя повышение с переводом в столицу, — зашипела она другу, но трубку закрыть ладонью не потрудилась, и мы с Сано тоже услышали.
— Надо оно мне! — отмахнулся Дег.
В этом он весь. Карьерного рвения ровно столько, сколько необходимо для нормальной работы. Без фанатизма. Желания карабкаться по служебной лестнице Дегейр никогда не изъявлял. Его куда больше интересовали женщины. Вот их он не мог пропустить ни одной.
Виктория другая. Целеустремленная.
И, похоже, она всерьез настроилась перебраться в город покрупнее.
— Лет тебе уже сколько? — продолжала напирать Вики. — Вполне может статься, что это последний шанс.
— Позже попререкаетесь! — Первому все это надоело Сано. — А сейчас как можно быстрее проверьте мою догадку и дуйте к Ксилене в магазин.
Командовать он умел. Есть такие люди, которым окружающие сначала подчиняются, а потом уже сами осознают, что именно они сделали.
Следователи прибыли спустя час. И у них было что рассказать.
Я вообще пока понимала меньше всех, поэтому притихла и обратилась в слух.
— Невероятно, но ты оказался полностью прав. — Виктория прямо посмотрела в лицо Аржису и без лишних расшаркиваний перешла на ты. — Лия Сигьяр вовсе не была больна. Не физически, во всяком случае.
Среагировали мы с Сано одновременно и похоже:
— Сигьяр?! — Да, пробыть тихой и незаметной долго не получилось.
— В молодости Алисия была замужем за Анри Сигьяром, но совсем недолго, — внес ясность Дегейр. — Дочь носила фамилию отца.
И могла знать о драгоценностях. Да что там, по сути, она являлась законной наследницей. Остальное дело техники: если эта Лия действительно такая предприимчивая тень, ей ничего не стоило проникнуть куда угодно, отыскать всю нужную информацию, выяснить, где хранится ключ. Если не ошибаюсь в подсчетах, у нее было на это несколько лет. Срок немалый.
Непонятно до сих пор одно — зачем она так упорно вела нас с Сано друг к другу? Или тень добивалась вовсе не этого?
— История их отъезда из Эмшира действительно темная, — продолжала Виктория. — Я нашла, что за несколько дней до этого в управление поступило заявление от семьи, жившей по соседству. Но через пару дней заявление забрали, что в нем было, выяснить не удалось, те люди давно перебрались в другой город.
— Видимо, Алисия как-то замяла конфликт и увезла дочь, — добавил Дегейр, разглядывая разложенные на столе рисунки, которые я не подумала заранее убрать. — Потребуется время, чтобы найти бывших соседей и выяснить, что там к чему.
— Необходимости спешить нет, — вклинился Сано. — Я прекрасно помню эту Лию. Прямо скажем, незабываемая девушка.
Произнесено это было с таким чувством, что меня кольнула ревность.
— Ты ее знал? — спросила с максимальным безразличием, на которое только оказалась способна.
— Я ее казнил, — честно поведал Сано.
Немая сцена и наши застывшие позы были достойны лучшего из столичных театров. Ничего себе, как тесен мир!
— Получается, Ксилена ей подходит из-за дара, — после довольно длительного молчания Виктория попыталась очертить рамки ситуации, — а тебе тень хочет отомстить?
Шаткая какая-то логика. Со второй частью я внутренне не была согласна.
И Сано, как выяснилось, тоже:
— Не совсем. — Он устало потер осунувшееся лицо. — Лия была влюблена в меня.
— В своего палача? — наиболее бурно реагировал Дегейр.
— Говорил же, что она… кхм… занятная девушка, — усмехнулся Сано. — В самом худшем смысле.
Любопытство он раздразнил знатно, даже всегда сдержанная и собранная Виктория не смогла остаться равнодушной. И мы все вместе насели на него с требованием подробностей.
Последние, надо заметить, потрясали. Лию казнили два года назад за череду жестоких серийных убийств. Жертвами были девушки. Ей нравилось их мучить, а потом оставлять в каком-нибудь запоминающемся антураже. Даже у опытных сотрудников управления волосы дыбом вставали от ее художеств. Убийца была хитра и один раз едва не ускользнула из самых рук правосудия, так что Сано отдали дело еще до суда и поручили ему охрану обвиняемой во время самого процесса. Как самому безжалостному, если вдруг что.
Контраст был непередаваемый: тихая, робкая, утонченно-красивая девушка и ее жуткие рассказы о содеянном, в мельчайших подробностях, с нескрываемым удовольствием и полубезумной улыбкой на губах.
При первой встрече она восхитилась шрамами на лице палача и прямо спросила, скольких он казнил. От неожиданности Сано сказал чистую правду. И Лия влюбилась до беспамятства.
Она больше не пыталась удрать. Правда, попыталась соблазнить Аржиса, предложила уехать вместе и где-нибудь в хитросплетениях большого города долго и счастливо мучить следующих своих жертв. Сано был даже где-то польщен, но не соблазнился. А Лия его отказ приняла, но подробности своих зверств стала выдавать чуточку медленнее, чтобы подольше побыть рядом с ним.
— Неужели ты правда устоял? — когда рассказ иссяк, пристал к палачу Дегейр. — Совсем-совсем? Или говоришь так, потому что Ксилена здесь?
Если для меня Дег, включивший бабника, давно стал одним из тех, на кого в принципе не обижаются, а Сано пытался воздействовать на болтуна исключительно зверскими рожами, то Вики сразу перешла к физическим мерам и впечатала каблук ему в ногу.
— Ай!
— Зато в другой раз будешь думать, что несешь.
— Не на что там соблазняться, — скривился Сано. — Девчонка была просто помешанная.
Очень надеюсь, что так и есть! Поддавшись внезапному порыву, я придвинулась к нему ближе, почти вплотную, и взяла за руку.
От одной только мысли, что Лия может прямо сейчас находиться рядом с нами, и мы никак об этом не узнаем, кожу под одеждой обсыпала ледяная дрожь. А ведь это отнюдь не пустые страхи, а, возможно, наша реальность!
— Как думаешь, мать с ней заодно? — На смену веселому бабнику в Дегейре пришел следователь.
— Вряд ли, — задумчиво отмела эту версию его напарница. — Да и как? Она ее даже не видит!
Общение при такой расстановке затруднительно. Согласна.
— Точно нет. — У Сано уверенности было побольше. — Алисия какое-то время знала о том, что творит дочь. Пыталась ее лечить. Когда же ничего не вышло и Лия опять взялась за старое, мать сама ее сдала. Не поступи она так, жертв могло быть куда больше.
Мне тоже нашлось что добавить:
— Тень вселялась в Алисию, чтобы познакомиться с Гилем. — Всеобщее внимание тут же сконцентрировалось на мне. — Не смотрите так, я понятия не имею зачем!

 

Я только что передвинулась с середины кровати на край, и теперь прохладные простыни приятно холодили кожу. Одеяло компенсировало недостаток тепла после того, как прижиматься вдруг стало не к кому, темнота приятно обволакивала, но поймать ускользающий сон я уже не могла.
Сначала слух раздражали шаги и шорох одежды. Все же отвыкла я жить с кем-то настолько тесно. Потом Сано, выйдя в гостиную и приглушив голос, минут двадцать ругался с начальством. Пытался объяснить все про тень, а когда не очень получилось, сменил тактику и начал просить отпуск.
Что тоже не увенчалось успехом, судя по грохоту, с которым трубка вернулась на полагающееся ей место.
Нет уж, впредь ночуем в моей квартире. И я ни за что не стану проводить туда телефон!
— Ксилена, просыпайся! — Приблизившиеся шаги недвусмысленно сообщали о том, что Сано вернулся. — У тебя две минуты, чтобы одеться.
Приоткрыв один глаз, я обозрела солнечное до противного утро и поспешила снова его закрыть.
— Сегодня же выходной, — напомнила мученически и попыталась спрятаться под одеялом, но маневр просекли и средство спасения от жестокого мира безжалостно отобрали.
— Отпуска мне не дали. — Сано присел на край кровати и легонько пощекотал меня за ухом, отчего вниз по шее побежали приятные мурашки. — В начале следующей недели я уже должен быть на новом месте. А тащить туда за собой хвост в виде влюбленного призрака маньячки мне как-то не хочется… Таким образом у нас сутки с половиной, чтобы решить проблему.
Честно, я впечатлилась, прониклась и даже спать расхотела.
Как он себе это представляет?!
И вообще…
— У нас?! — Я потерла глаза и про себя порадовалась, что в этот раз спала в симпатичной шелковой пижаме.
— Тебя я без присмотра не оставлю, — решительно заявил мой будущий муж. Все никак не могу привыкнуть к этому его статусу… — Знаешь ли, не хочу потом до конца жизни сомневаться, не вселилась ли в тебя тень.
Он собирается прожить со мной до конца жизни… От одной этой мысли внутри запорхали бабочки.
Выбравшись из кровати, я направилась в ванную. Но по пути не удержалась и остановилась, чтобы сообщить ему об одном своем наблюдении:
— Заметно, что раньше у тебя не было ни с кем настолько близких отношений, чтобы жить вместе.
— Почему это? — немного недовольно уточнил Сано.
— Иначе ты бы знал, что ни одна женщина не способна собраться за две минуты, и не требовал бы от меня невозможного.
И пока он не пришел в себя, гордо прошествовала в ванную. А там… Даже если соберется с ответом, спорить с голой женщиной — занятие неблагодарное.
В итоге выбрались из дома только через полтора часа. И то в сторону завтрака.
Дегейр и Вики, которые должны были к нам присоединиться, тоже опаздывали. И пока мы их ждали, неспешно прихлебывая кофе, Сано успел наметить примерный план. Ну как наметить…
— Раз уж ты у нас сегодня такая сообразительная и вообще главный специалист по теням, подумай хорошенько, в кого бы ты на ее месте вселилась? — спросил он.
Что мешало тени обходиться без тела, мы как раз только что обсудили. Сано еще утром его столичные коллеги поведали, что тени периодически нужно жить в теле, иначе, заполучив желаемое, она просто не сумеет справиться с ним и сразу же выдаст себя.
Позиция столичного начальства была такой: если за эти два дня «ну чисто случайно» найдется «тело», в которое вселилась тень, управление примет к сведению наши предположения, если же нет — дело закрыто. Сано предписывалось собирать вещи и готовиться к переезду. В качестве пряника на новом месте нас встретит маг, который посмотрит, что там у меня с даром. Если удастся разблокировать, мне предлагают место внештатного консультанта при конторе. И лучше не отказываться, нехорошо, если жена палача не будет пользоваться доверием.
Так что ищем временную жертву. Но в столицу не доносим, разбираемся на месте. И вообще, мы с Сано вроде как вообще ни при чем, иначе не видать Дегейру повышения. А Вики твердо вознамерилась увезти его с собой.
Она особа упертая, посему не удивлюсь, если, скажем, через год и под венец его затащит.
Бедняга Дегейр!
— Куколка? — напомнил о себе Сано.
Я еле уловимо поморщилась от раздражающего обращения и направила мысли в сторону нашей проблемы. Если бы тенью была я, то выбрала бы Викторию. Она сильная, ее не заподозрят, и она имеет доступ ко всей информации по делу. Идеальное тело. Но то я, а мы имеем дело с сумасшедшей маньячкой. И ей нужен Сано. И возможность убивать.
— Говоришь, Лика Одинг флиртовала с тобой? — протянула я, еще сомневаясь, та ли это зацепка.
— Думаешь на нее? — хищно сузил глаза Аржис.
Сделав глоток бесподобного кофе, я еще раз оценила эту мысль, решила, что лучшей идеи все равно пока нет, а потому принялась обосновывать единственную имеющуюся:
— Наша леди «я здесь лучше всех и нет мне равных» никогда сама не оказывает знаков внимания мужчинам. — Пожалуй, это был самый весомый аргумент. — К тому же, вселившись в Лику, Лия провела некоторое время рядом со мной и успела хорошенько меня изучить.
— Принято, — хмыкнул Сано.
А я от всей души понадеялась, что тень сейчас не стоит где-нибудь рядом и не слушает нас. Чувствую, еще немного в такой атмосфере, и у меня разовьется паранойя!
Явившиеся Вики и Дегейр выслушали наши новости и поделились своими. Они все же приставили человека следить за Алисией и теперь были точно уверены, что та ни при чем. Никаких признаков присутствия Лии рядом с матерью тоже не наблюдалось. Но слежку отменять не стали. Вдруг повезет и получится обманный маневр для тени?
— Как ни противна мне мысль, что придется провести несколько часов в одном зале с твоим бывшим женихом, похоже, мы все-таки идем на презентацию, — задумчиво постукивая пальцами по столу и глядя в пустую чашку, проговорил Сано.
Возражений не предполагалось.
Но если бы они и были, я бы мигом забыла обо всем. Он ревнует и не стесняется это показывать. Мм, приятно… Даже больше, чем щекотное прикосновение за ухом.
— Надо напоминать, что приглашение есть только у меня? — Я все-таки осторожничала.
— Надо напоминать, что я не нуждаюсь ни в чьих приглашениях? — приподнял брови Сано. Из-за шрамов его лицо было не очень подвижным, скорее наоборот, но я уже научилась улавливать малейшие движения. — Ты ведь не думаешь, что я отпущу тебя туда одну?
Смирилась я легко. Мне самой спокойнее, когда он рядом.
Виктория и Дегейр полоснули нас какими-то странными взглядами.
— Полагаю, следить за Ликой достанется нам? — первой сориентировалась Вики.
Ее напарник плотоядно улыбнулся. Кажется, его давняя мечта сунуть мою несостоявшуюся золовку в камеру хотя бы ненадолго угрожала вот-вот сбыться.
Песочного цвета платье мне не особенно шло, но зато и не делало похожей на куклу. Последнее немного утешало. В любом случае, я слишком нервничала, чтобы думать о красоте.
Проклятье! Я и с живой-то соперницей не знала бы что делать, а тут тень… Которой я, ко всему прочему, еще и не вижу. Да уж, такое могло случиться только со мной!
— Странно, что вы с Одингом поддерживаете связь, — отметил Сано. — После такого расставания.
А вот ему парадный смокинг шел. Если бы не шрамы и всегда угрюмое выражение лица, я бы решила, что передо мной стоит потомственный аристократ.
И была бы недалека от истины. Черт! Все время об этом забываю.
— У нас вежливый нейтралитет. — Я взбила пальцами искусственно созданные локоны и провела помадой по губам.
— Так ведут себя разумные люди. — Сано честно пытался говорить безразлично, но получилось сквозь зубы.
Улыбку, которая так и просилась на губы, пришлось сдерживать — я все еще не закончила макияж.
— Мне нравится, что ты ревнуешь. — Не боясь помять одежду, я потерлась об него всем телом и тут же улизнула в сторону, пока меня не обняли. — Но, пожалуйста, не стоит переходить к активным действиям.
Будущий муж криво усмехнулся.
— Ксилена, поверь, несмотря на мой вид и мою работу, я вполне способен вести себя цивилизованно. — И, дождавшись от моего отражения в зеркале кивка, продолжил: — Но если кое-кто попытается посягнуть на мое — руки вырву.
Что ж… По крайней мере, в отличие от того же Гиля он хотя бы обращает на меня внимание. Приятно разнообразия ради окунуться в нормальные, здоровые отношения, где все взаимно. С этой мыслью я сунула ноги в туфли на шпильках. Теперь моего роста оказалось достаточно, чтобы помочь Сано с бабочкой.
Ну вот, все готово. Можно выходить.
Добирались на автомобиле. Я как-то уже успела привыкнуть к нему и теперь чувствовала себя внутри вполне уютно.
Презентация проходила в галерее при местном театре. Там постоянной экспозиции не было, так, висели фото самых именитых актеров с подписями и списком наиболее ярких ролей. Но помещение почти еженедельно сдавалось для всевозможных мероприятий, и за счет этого выглядело здесь все довольно ухоженно и современно.
Парнишка у входа, нанятый, чтобы размещать лошадей и экипажи и присматривать за всем этим добром, был просто счастлив, когда Сано бросил ему ключи от автомобиля.
— Будешь скучать по Эмширу? — шепнул мне на ухо Сано, пока мы шли к входу.
— Как-то слишком быстро я дала согласие переехать. — Мне нравилось его дразнить.
— У тебя не было выбора, — в тон мне ответил Сано.
Похоже, и здесь у нас полная взаимность.
Внутрь входили в одинаково хорошем настроении. И мрачная решимость под ним скрывалась совершенно одинаковая.
Каблуки стучали по мраморному полу, и эхо от этого звука неслось вперед по коридору. Мы его преодолевали вдвоем, еще служащий галереи у двери стоял. Остальные приглашенные уже пили вино в зале и ожидали появления Гиля. Разве только кто-нибудь еще решил опоздать.
Народу в зале оказалось много. Что ни говори, а закрутившиеся вокруг меня события сделали Гиля популярным. Лика всегда умела извлечь пользу из любой ситуации. Я обвела взглядом собравшихся чуть в стороне репортеров, ловко сбежала с нескольких фотосессий и только утвердилась в своем мнении.
Кстати, Лика была уже здесь. Ходила от гостя к гостю, нахваливала брата и дежурно улыбалась.
Дег и Виктория справились со своей частью работы неважно… Сано, похоже, к тому же выводу пришел, потому что я поймала выражение мимолетного недовольства на его лице.
Ради предстоящего мероприятия все лишнее убрали, теперь на стенах висели картины Гиля. Те, которым не хватило места, были расставлены по залу на специальных подставках. Должна признать, получилось красиво. И еще один эффектный штрих — все работы пока были закрыты белым полотном. Видимо, Лика с Алисией запланировали впечатляющее действо.
Самого художника нигде видно не было. Я несколько минут искала его взглядом, пока Сано с кем-то здоровался. И не преуспела. Что, вообще-то, странно, он ведь так ждал этого дня…
— Ксилена, дорогая, словами не передать, как я рада, что вы пришли, — пропела Алисия, выплывая из толпы. Для своих немалых габаритов двигалась она необыкновенно грациозно. — Признаться, боялась, что затаили обиду на Гиля. Прямо скажем, есть за что. Но он неплохой мальчик, хоть и чересчур подвержен влиянию сестры.
Услышав ее голос так близко, я всем телом вздрогнула. Потребовался миг, показавшийся вечностью, чтобы сообразить, что вряд ли ей тогда представляли палача, который казнил ее дочь.
И все равно получилось неловко.
— А… где Гиль? — просто не сумела придумать, о чем еще с ней можно говорить.
— О! — Госпожа Рамонара задорно улыбнулась и махнула рукой куда-то в сторону. — Уже полтора часа как заперся в уборной. Иногда мы переговариваемся через дверь. У него жуткая паника. Говорит, что понятия не имеет, как его угораздило согласиться на все это.
Ничего в семействе Одинг особенно не меняется.
Я обозначила на лице вежливую улыбку:
— Думаю, ему бы не помешало успокоительное.
— Поздно, — вздохнула покровительница моего бывшего жениха. — Я недосмотрела, и Лика дала ему бутылку коньяка.
Вот даже знать не хочу, как она собирается демонстрировать брата собравшимся! Впрочем, главное — вовремя открыть картины, показывать художника не обязательно. Как раз собиралась сказать это Алисии, как вдруг ее брови приподнялись и лицо сделалось удивленным… а в следующую минуту прозвучал смутно знакомый голос:
— Здравствуйте, Ксилена. Можно вас на минутку?
Когда поворачивалась, точно знала, что за спиной у меня стоит начальник Сано. Неожиданно.
Еще большей неожиданностью оказалось присутствие рядом с ним Дегейра.
— Что вы здесь делаете?!
— Старший следователь Бран сообщил мне обо всем, и я решил вмешаться, — скупо пояснил незапоминающийся тип. — Так что действуем под моим строгим руководством.
Лицо Алисии стало белее мела.
— Ксилена, душечка, все в порядке? — Ее трясло. Видимо, этого она знала. И запомнила… надо же. — Может…
— Все хорошо, спасибо. — Я слегка пожала ее дрожащую ладонь. — Точно.
— А… Ладно. Пойду вытаскивать Гиля из его укрытия. — И она быстро направилась прочь, на этот раз не заботясь о красоте движений.
Вперенный в него осуждающий взгляд столичное начальство проигнорировало. Вместо того чтобы ощутить хотя бы подобие неловкости, оно принялось раздавать указания:
— Бран, вон там стоит Аржис. Введи его в курс дела.
Дег отрывисто кивнул и зашагал в указанном направлении.
Внимание же блеклого типа всецело сосредоточилось на мне:
— Возьмем ее этим же вечером. Но нам понадобится ваша помощь.
— А Лика сильно пострадает? — Сама не знаю, почему вдруг подумала об этом.
Собеседник скупо улыбнулся, но это было лишь движение губ. Не более.
— Что вы, не беспокойтесь. — Он почти неощутимо похлопал меня по плечу. — Мы просто извлечем из нее тень и обезвредим. Навсегда. Самое страшное, что грозит леди Одинг, это нервозность в течение нескольких дней, но, думаю, подобную мелочь она как-нибудь переживет.
Уж Лика-то точно.
Я только сейчас заметила, что мы не стоим на месте, а неспешно продвигаемся к выходу.
— А…
— Давайте выйдем в коридор. — Собственно, меня туда уже вели, так что возражений не предполагалось. — Там нам никто не будет мешать, и я подробно объясню, в чем будет заключаться ваша роль. К тому же со мной прибыл маг, сейчас посмотрим, что там у вас с блоком.

 

Тем временем в зале…

 

На то, чтобы продать ритуальную контору, уйдет несколько месяцев. Почему-то люди, даже деловые и не суеверные, сторонятся таких вещей. Но какое прикрытие было! И репутация сразу нужная, никаких тебе желающих подружиться с новым соседом, у которого явно водятся денежки… И никаких соседей вообще. Может, не стоит ничего продавать, просто нанять управляющего? А на новом месте, так сказать, расширить дело?
Стол он, пожалуй, заберет с собой. Привык к нему как-то, да и свою роль в появлении в жизни хозяина любимой женщины антикварный предмет мебели сыграл.
Сано как раз обдумывал все это, когда рядом возник Дегейр.
— Ваша контора теорию про тень неожиданно приняла. Вроде как нашли мага, в которого она вселялась, — без лишних предисловий сообщил новости старший следователь. — Собираются взять ее здесь. Наша задача, если что, блокировать леди Одинг выход.
Опытный глаз мгновенно отыскал среди собравшихся золотистое платье. Лика была на месте. Сано отрывисто кивнул.
— А где Ксилена? — Не выпуская из виду Лику Одинг, он попробовал отыскать невесту, но той нигде видно не было. — Она только что была здесь и разговаривала с Алисией.
Последняя, кстати, тоже была на месте — как раз вела откуда-то заметно нервничающего Гиля. А вот Ксилена как сквозь землю провалилась…
— Спокойно, — выставил ладони перед собой Дегейр, заметив, что палач срывается на рык. — С ней порядок. Алисия при виде нас перепугалась и сбежала, а Ксилену твой шеф… кхм… как там бишь его?..
— Не важно! — нетерпеливо рыкнул Сано. — Что он Ксилену?
— Вывел в коридор поговорить, — посмеиваясь, договорил Бран. — Да не дергайся ты, они сейчас вернутся.
Сано было что ответить, но тут как раз начали развиваться события…
Музыка, все время звучавшая фоном, стихла. Теперь возле каждой картины стояло по слуге в одинаковой форме, чтобы одновременно открыть их все. Эдакий эффектный штришок. На свободное пространство у стены, где висело наибольшее количество полотен, вышли Лика, Алисия и Гиль.
Последний заметно нервничал и все время озирался по сторонам.
— Чувствую, по плану все не пройдет, — пробормотал Дегейр.
— Угу, — мрачно согласился с ним Сано и бросил нетерпеливый взгляд в сторону выхода.
Лика в центре внимания, вряд ли она оттуда куда-то денется. Слишком пристально за ней можно и не следить.
Стояли близко от «звезды вечера» и его свиты, так что и шепот расслышать не составило труда.
— И это все я? Правда хотел? И картины мои? — Гиль был натурально близок к истерике.
— Понимаю, ты нервничаешь, но постарайся не показывать этого. — Алисия по-матерински обняла художника за плечи. — В конце концов, ты много трудился в последние месяцы и честно заслужил успех. И меня разбирает любопытство, ведь большую часть картин не видела даже я! Ну же, будь паинькой.
Сано испытал приступ отвращения. И что Ксилена в нем находила?
— Пойду посмотрю, где они там, — тихо бросил он Дегейру и стал пробираться к выходу.
Приказ был подзабыт, и не исключено, что за это влетит, но ничего особенного в зале не происходило. Пока Сано расталкивал недовольно шипящих гостей, Алисия произносила пафосную речь о таланте художника, потом пару слов сказала Лика, Гиль косноязычно поблагодарил своих женщин… Сано как раз растолкал последние препятствия с пути, когда они закончили:
— А теперь все внимание на полотна…
И по знаку Лики с картин сдернули покровы.
Нехорошая тишина остро наточенным лезвием резанула по нервам. Все замерли, никто не двигался. Казалось, было слышно дыхание даже тех, кто стоял в противоположном конце зала. Художника — так точно. Его дыхание было тяжелым и хриплым.
Сано сам не понял, почему остановился.
— Я правда это нарисовал? — Было неясно, от кого Гиль ожидает ответа.
Собравшиеся загудели.
Засияли вспышками камеры.
— Но это не те картины! — воскликнула Алисия и пошатнулась.
Перепуганная Лика бросилась ее ловить.
И там действительно было от чего свалиться в обморок. На картинах были изображены куклы.
Вернее, девушки, из которых сделали кукол. Посмертно.
Каждое полотно — фрагмент убийства.
И в уголке каждого — личная подпись художника. Гиля Одинга. Фактически признание. Вот только последний трясся и, запустив пальцы в русые волосы, монотонно бормотал:
— Я это не рисовал… Не рисовал…
Шум усилился, сделался угрожающим. Репортеры выбились вперед и безжалостно осыпали жмущихся друг к другу организаторов мероприятия вопросами. Те с одинаковым ужасом взирали на картины. Снова и снова. Им нечего было сказать.
Вот и нашелся тот, в ком почти постоянно жила тень. Сано тихо ругнулся себе под нос. И как они сразу не догадались?!
— Уберите отсюда журналистов! — отмер Дегейр.
Где носит сотрудников управления? Сано снова направился к выходу.
И словно в ответ на его мысли, из коридора раздался пронзительный крик:
— На помощь!..

 

После вспышек фотокамер и музыки в зале полумрак, царивший в коридоре, показался настоящим спасением. Все приглашенные давно прибыли, и служащие галереи теперь тоже находились внутри. А именно стояли возле картин, чтобы в нужный момент сорвать с них покровы.
Интересный ход.
Шумных сборищ я никогда особо не жаловала, так что, выйдя за пределы заполненного людьми зала, почувствовала себя куда лучше. Даже рискнула замедлить шаг, повести плечами, разминая их, и зажмуриться на несколько секунд.
Но что-то было не так…
Я резко остановилась. В голове ледяной бусиной перекатывалась пугающая мысль.
— Ну и где ваш маг? — спросила внезапно севшим голосом. — И… откуда вы знаете, что чувствует человек, внутри которого побывала тень?
Спину словно ледяной крошкой обсыпало. Может, у меня все-таки разыгралась паранойя, но странно это все. И вообще, они что, втроем ловить тень собрались? Где группа задержания?
Не в силах скрыть дрожь, я начала отступать.
А безымянный тип медленно улыбнулся… Вот только улыбка эта больше бы подошла женщине.
— Да, ты умная, — протянул он… приятным женским голосом. — К тому же само совершенство. Во всем. Понятно теперь, почему Сано не смог устоять.
Еще шаг назад.
Прежде невыразительные и какие-то бесцветные глаза мужчины сияли серебром. Ну что ж, поздравляю себя! Я нашла тень! Как бы теперь себя не потерять…
— Лия? — Мой собственный голос был звонким и каким-то ломким.
— Давно же я не слышала своего имени…
И еще шаг. Расстояние между нами увеличивалось.
— У тебя ничего не выйдет. — Я болезненно сглотнула. — Даже если завладеешь мной, этот все расскажет.
Улыбка на непримечательном лице сделалась коварной. Надо же, как много, оказывается, зависит от наполнения!
— Знаю, — согласился призрак. — Поэтому его придется убить.
— Что?!
— Потом скажу, что он напал на тебя. В смысле, меня, — довольная собой, продолжала тень. — Пришлось защищаться.
И как она это представляет? Не могу поверить, чтобы, даже обороняясь, я справилась с тренированным мужчиной.
Но говорить об этом не стану. Чем больше подозрительного, тем лучше.
Хотелось развернуться и бежать обратно в зал, но шестое чувство подсказывало — не успею. И я просто стояла и смотрела.
Серебро в глазах начальника конторы начало полыхать.
Надо что-то сделать… Я не могу просто дожидаться, пока она его убьет! Но в голову, как назло, ничего путного не приходило. Зато накатило осознание, что в зале установилась тишина. Музыка стихла, и все молчат…
Есть шанс!
В успех особо не верила, но, движимая желанием сделать хоть что-то, я закричала. Так громко, как только могла.
— Помогите!.. На помощь, кто-нибудь!
Серебро перестало мерцать. А секунду спустя вообще потухло.
Крик резко прервался. В горле запершило. Кажется, я сорвала голос.
От груди мужчины плавно отделилось серебристое облачко, помедлило секунду и стремительно рвануло вперед. Удар вышиб из меня дух.
Нет! Все не может закончиться так! Я не хочу… Ни за что. Никогда…
Давление все усиливалось, и в определенный момент мне стало казаться, что эта гадость переломает мне ребра. В глазах медленно сгущалась тьма, но я упрямо цеплялась за реальность. Не на ту напала! Свое тело я ей не уступлю. И Сано не отдам. Мы оба заслужили наконец нормальных отношений. Бусина в голове сделалась раскаленной. Малейшее движение отзывалось вспышками боли. Кажется, из носа пошла кровь…
Я уже готова была провалиться во мрак… навсегда… но тут услышала торопливые шаги.
— Ксилена!
Ну же… Еще немного… Если уступлю сейчас, мою жизнь она мне уже не вернет.
Собрав остатки сил и все желание наконец прекратить пытку, я отчетливо представила, как отшвыриваю прочь бесплотный сгусток серебра…
Назад, в беспамятное тело.
И, к моему удивлению, дышать вдруг стало легко. Правда, кровь потекла еще обильнее.
Лия… то, чем она сейчас была… врезалась в грудь столичного начальника — впиталась.
Мужчина медленно открыл сверкающие серебром глаза… и тут же получил кулаком в ухо. Всхлипнул, осел на пол и больше не шевелился. Но грудь вздымалась, значит, дышал.
Потребовалось некоторое время, чтобы понять это. А также то, что Лия осталась внутри.
Потом я банально разревелась от облегчения.
Все? Или нет?
Не важно. Сано рядом, он защитит, а остальное не имеет никакого значения.
— Когда тень перехватывает контроль над телом, она тоже немного зависит от него. Например, испытывает его боль. Или теряет сознание за компанию с ним, — прочитали мне короткую лекцию. — Я неплохо изучил вопрос.
Я утерла слезы, на смену которым тут же выступили новые, шагнула ближе и просто рухнула в объятия жениха.
Где-то рядом топали десятки ног…
— Дегейр, сообщи в столицу, — скомандовал Сано, поглаживая меня по волосам. — И пускай захватят с собой опытного мага. Я останусь здесь и прослежу, чтобы они не очнулись раньше, чем надо.
Вот все и закончилось.
Сморгнув очередную крупную каплю, я разглядела чуть в стороне ото всех старичка в старомодном костюме служителя театра.
Тень!
Видимо, пока я боролась с Лией за свое тело, дар сам собой разблокировался.
Теперь точно все было на своих местах, и мне не придется принимать сложного решения.
Назад: Глава 15
Дальше: Эпилог
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий