Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

Движения Ланшера были суетливыми и немного дергаными, но прошло уже полдня, а мой новый помощник ничего не сломал, не разбил и не напортачил. Больше того, он действительно явился заранее, а когда пожаловала клиентка, умудрился ее обаять, разговорить и всучить-таки покупку.
Пыль с полок исчезла.
И находиться в магазине одной мне не приходилось.
Напряжение, вызванное появлением в ближайшем окружении нового человека, постепенно уходило. Пухлое лицо мужчины внушало доверие, равно как и его мягкая, предупредительная манера держаться. И я понемногу расслабилась. Глядишь, и к лучшему все. Сработаемся.
— Не боишься со мной связываться? — спросила как раз после того, как довольная покупательница ушла, сопровождаемая звоном колокольчика. — Обо мне в последнее время разное говорят.
Молодой человек смерил меня серьезным взглядом и принялся обстоятельно отвечать:
— Погибали только девушки, значит, я вне опасности. К тому же вы слишком хрупкая, чтобы кого-то убить. Ну, как эти фарфоровые куклы… А в привидения я не верю.
Последнее почти детское замечание чуть скрасило впечатление от его занудства и заставило меня улыбнуться.
— Напрасно. Я совершенно точно знаю, что они существуют!
— И вы правда можете с ними говорить? — Он широко раскрытыми глазами уставился на меня.
Тягостный вздох прорвался наружу против моего на то желания.
— Да. То есть могла раньше. — Говорила я больше с собой. — Кажется, я потеряла дар.
Еще несколько минут Ланшер расспрашивал меня о тенях. Оригинальностью его вопросы не отличались, да и верить он не спешил. Судя по взгляду, уже считал меня милой чокнутой. Так что мне это быстро надоело, и я поспешила придумать новообретенному помощнику задание:
— Не мог бы ты сходить в кофейню напротив и взять что-нибудь на обед? — И положила на прилавок несколько мелких монет.
— Конечно! — Он тут же ринулся исполнять просьбу.
Однако стоило остаться одной, как я поежилась от холодком пробежавшего вдоль позвоночника страха. Не следовало его отсылать.
Вдруг тень снова попытается напасть?
Возможно ли такое или мы опять подходим к загадке не с той стороны?
Сано как раз сейчас пытался это выяснить. Все утро с отцом ругался, чтобы получить допуск к какому-то магу! В итоге опять «действовал через голову» и позвонил начальнику, но нужную бумагу заполучил и отбыл за консультацией. Надеюсь, он выяснит что-то… Я же внезапно обнаружила, что без него не чувствую себя в безопасности.
Сквозь полупрозрачную витрину проследила взглядом, как Ланшер переходит через дорогу и направляется к кофейне. Пришлось приложить немалые усилия, чтобы подавить желание последовать за ним. Ни к чему, чтобы он считал меня еще более чокнутой. Вдох-выдох. Дышим и не нервничаем. Ничего не случится. Вот только мысли, взбудораженные страхами, уговорам не поддавались. Время обеда, в этот час народу во всех заведениях много — он минимум двадцать минут будет отсутствовать.
И не заметит, если меня «подменят», потому что мы еще не успели толком познакомиться!
И что мне стоило предложить просто пойти куда-нибудь поесть?!
Плохо соображая, что делаю, я повернулась к полке за прилавком, вытащила из куклы один из двух оставшихся там кулонов и повесила его себе на шею. Глупо, но… помнится, предыдущий спас мне жизнь. А этот пусть придаст толику спокойствия, большего от него и не требуется.
Прочих драгоценностей там уже не было. План с поимкой убийцы себя не оправдал, никто не явился за сокровищами, и Сано их унес, чтобы передать доверенному человеку шефа. А кулоны оставил. Что с ними делать, он не сказал, обмолвился только, что по сравнению со всем остальным ценности они не представляют.
Вот ведь странность, еще недавно я жаждала оставить все это себе, а теперь… вовсе не надеялась на возвращение причитающейся мне части. Все равно. Хотят — пусть забирают.
А еще в груди холодком поселилось ощущение, будто что-то пошло не так…
Стук в дверь заставил меня вздрогнуть.
Только через секунду до разума дошло, что призраки не стучат, их дверью не остановишь. Я выдохнула. Круглый светло-синий камень блеснул и будто бы затих, нашел удобное место и сделался совершенно неприметным. Хотя это, конечно, всего-навсего игра моего воспаленного воображения. Просто кулон гармонировал с платьем цвета индиго, украшенным черным кружевом на талии, и сапфирами в серьгах.
Дверь открылась, звякнул колокольчик.
Я инстинктивно отступила и уперлась спиной в полки, заставленные симпатичными безделушками.
О, это всего лишь посыльный…
— Леди Ксилена Гарав? — взгляд мальчишки остановился на мне.
— Да.
Я уже видела, что он принес цветы. Роскошный букет белых орхидей.
— Вам доставка. Распишитесь, пожалуйста. — Он положил на прилавок бланк.
Выводя закорючку в указанном месте, я позволила себе закономерное любопытство:
— И от кого такая красота?
— Там есть карточка, — дружелюбно улыбнулся парнишка.
Глядя, как он уходит, я думала о том, как полезно, оказывается, без приглашения являться на праздники: шороху навели, веселье подпортили, пищу для разговоров дали, собственные дела поправили… репутацию еще больше подпортили, но это уже нюансы! Незначительные.
Стоило посыльному скрыться, я нащупала среди листьев и украшений небольшой, сложенный вдвое листок.
Честно сказать, претендент на роль дарителя был всего один…
Тем сильнее я удивилась, когда, развернув послание, увидела знакомый почерк.
Прости. Я не хотел, чтобы из-за меня у тебя были проблемы.
Гиль
Цветы сразу же перестали казаться такими уж восхитительными.
Я отложила записку, нашла вазу, набрала воды и поставила букет. На все про все ушло несколько минут, но даже этого времени не хватило, чтобы определиться с отношением к ситуации. Допустим, с Ликой сразу было все ясно. И с бывшим женихом тоже, до недавнего момента. Мы давно охладели друг к другу, да и мне становилось все труднее жить под гнетом правил его сестры. Расставание было вопросом времени. Но мы могли остаться друзьями! Если бы Гиль не показал себя инфантильным болванчиком, послушно двигающимся под дудку деспотичной сестры, и вступился за меня. И не спутался с полузнакомой девицей лишь для того, чтобы более выигрышно выглядеть в глазах общества. Я-то думала, между нами и вправду что-то было, а так получается, что меня Лика ему тоже навязала.
Ну и к чему цветы?
Долго всматривалась в букет, но ответа так и не нашла. Зато окончательно убедилась, что чувств к бывшему жениху не осталось. Даже приятные воспоминания померкли.
Непонимание как раз сменилось тенью досады от того, что знак внимания не от Сано, когда дверь магазина опять распахнулась.
Прозвенел колокольчик.
Я ойкнула, не сдержав изумленного возгласа.
— Здравствуйте. Госпожа Ксилена Гарав? — На пороге опять стоял посыльный, только униформа была другого цвета и букета я не заметила.
— Да, это я, — подтвердила очевидное.
За последнее время газеты напечатали столько моих фото, что скрывать свою личность бессмысленно.
— Вам доставка. Распишитесь, пожалуйста, в получении.
На прилавок лег бланк, точь-в-точь такой же, как я сегодня уже видела. А рядом с ним — обтянутая красным бархатом коробочка.
Настроение стремительно поползло вверх. А внимания ко мне сегодня с избытком!
Я быстро поставила подпись и, прежде чем взять подарок, бдительно уточнила:
— Отправитель назвался?
— Да. — И, видимо, не просил хранить его личность в секрете, раз парнишка ответил. — Там в бланке написано. Это был мужчина, который мелькает рядом с вами в газетах. Я сам видел. Запоминающийся тип.
Ага. Такого точно не забудешь и ни с кем не перепутаешь.
Улыбку прятать не стала, еще и дала мальчишке пару монет в качестве чаевых.
А как только он ушел, дрожащими пальцами открыла коробочку. И меня омыла новая волна восторга!
Кольцо.
Это следует воспринимать как ухаживания? По-другому не получается.
Вытянув руку вперед, я поднесла подарок к свету. Интересная вещица. Золото чуть темнее и тусклее, чем на новых побрякушках. Это более ценное. Сразу видно, оно хранит в себе память времени. И круглый красный камень загадочно мерцает.
Красивая вещь. Взгляд сразу цепляет.
Кто-то решил компенсировать мне потерю драгоценностей? Я сильно не страдаю, но все равно приятно.
Посыльного расспрашивала я зря, внутри коробочки вместе с кольцом нашлась короткая записка:
Прислали из столицы. Камень вернет тебе то, что ты потеряла. Надень и не снимай дня три.
С.А.
Так и почувствовала, как поникли крылышки. Ну вот… и никакой романтики. А я уже размечталась, дурында! Не в силах справиться с захлестнувшей досадой, я надела кольцо на палец.
С дальнейшими действиями реальность определилась за меня.
Послышался звон разбиваемого стекла… и в каком-то сантиметре от моего носа просвистел камень. Я вскрикнула и отпрянула, уронив телефон с прилавка. Громоздкий аппарат, падая, зацепил статуэтку на одной из полок, и та повлекла за собой еще несколько предметов.
Естественно, все разбилось.
Чуть не разрыдалась с досады!
И то исключительно потому, что к магазину уже бежали Ланшер и некстати оказавшийся поблизости владелец здания. Нужно было сохранять достоинство.
— Вот хулиганье! — пропыхтел Квитан, вкатываясь внутрь. — Леди Ксилена, вы не пострадали?
Дышать стало чуточку легче. Я обозрела валяющийся у стены камень, разбитую витрину и сломанный телефон, после чего все-таки покачала головой:
— Нет. Вы видели, что произошло?
— Да мальчишки какие-то! — в сердцах выдохнул мой помощник. — Всыпать бы им!
Выходит, в городе меня все-таки недолюбливают. Глупо было ожидать иного.
— Не волнуйтесь, господин Квитан, витрину я заменю. — Я достала из подсобки метлу и принялась сгребать осколки, но руки дрожали, и не прошло и минуты, как метла выскользнула из пальцев и тоже очутилась на полу.
Прошипев сквозь зубы ругательство, я потянулась за ней… но Ланшер успел первый.
— Как раз в этом нисколько не сомневаюсь, — улыбнулся домовладелец. — Вы очень ответственный съемщик, леди Ксилена.
— Спасибо, — прошептала, борясь с подступающими слезами.
— Милочка, да на вас лица нет! — всплеснул руками пожилой мужчина. — И руки трясутся. Испугались? Не трогайте здесь ничего, еще поранитесь! А лучше пойдемте со мной, я живу здесь недалеко. Угощу вас обедом, с дочерью познакомлю. Заодно успокоитесь.
— А я тут пока приберусь и найду в справочнике, куда обращаться за ремонтом витрины, — вызвался Ланшер. — Тем более что поесть я все равно не принес. Увидел, что тут творится, и побежал вам на выручку.
— Ну… — Я все еще сомневалась. — А это удобно?
Одутловатое лицо Квитана озарила дружелюбная улыбка.
— Вполне. Я ведь обещал Сано приглядывать за вами, — напомнил он. — К тому же моя Тереса болеет сильно и вот уже который год никуда не выходит. Она только обрадуется гостье, совсем зачахла от тоски, бедняжка.
Отступать он не собирался, а у меня не осталось сил спорить. В конце концов, Сано не приставил бы ко мне дурного человека. Напомнила себе об этом, и сомнения улеглись. Я согласно кивнула.
Но по дороге настояла на том, чтобы забежать в кондитерскую и купить пирожных. Все же в гости с пустыми руками идти как-то неприлично.
Жил мой соглядатай действительно недалеко, всего лишь через улицу. Там он тоже владел целым зданием. И пока мы преодолевали это небольшое расстояние, болтал без умолку, отвлекая меня от испуга. В основном рассказывал о себе. Видимо, ему тоже недоставало собеседника.
— Я ведь один дочку воспитывал, жена всего неделю после родов прожила, — поведал Квитан. — Зараза какая-то приключилась, и вся их хваленая медицина не помогла.
— Сочувствую, — вежливо пробормотала я.
Признаться честно, не люблю, когда малознакомые люди вдруг начинают выворачивать душу. Всегда в такие моменты чувствую себя крайне неловко. Будто притаилась под окном и бесстыдно подглядываю за чужой жизнью.
Сердце сразу же откликнулось сочувствием к домовладельцу, но от ощущения неловкости отделаться никак не удавалось.
— Азарию свою я любил, заменить ее так никем и не смог, — продолжал тем временем мужчина. — Да и кому нужен жених с ребенком на руках, пусть даже и обеспеченный? И времени на романы как-то не было. Дела, дочка… А как она заболела, совсем худо стало.
— Судя по всему, вы прекрасный отец. — Я смущенно переместила из руки в руку коробку с пирожными.
— Тереса у меня замечательная, — не без гордости сообщил друг Сано. — Почти не встает, а все равно держится. Доктора на ней еще два года назад крест поставили, но я мага нашел, прорву денег ему отдал, и до сих пор жива моя девочка.
Может, и правильно, что он меня предупредил. Так я примерно знаю, что ждет меня в гостях, не обижу бедняжку бестактным вопросом и сама не попаду в неловкое положение.
Мы как раз подошли к нужному дому. Это здание было раза в три больше того, где жила и работала я. Первый этаж занимали магазины, второй и третий — квартиры. В парадном за аккуратным столиком сидела пожилая консьержка. Рядом с ее стулом стояла кадка с фикусом.
— У нас новые жильцы, господин Квитан? — вскинулась она при нашем появлении.
В ответ на что домовладелец заулыбался.
— Нет, леди Ксилена — моя гостья. А то Тереса совсем заскучала. — Следующие же его слова стали для меня неожиданностью: — Запомните ее, она будет здесь иногда появляться.
— О… — Реакция у нас с консьержкой была примерно одинаковая, только мне хватило выдержки не издать ни звука.
Нет, мне, конечно, несложно навещать больную, просто… странно это все.
Вечером обязательно поговорю с Сано. У него связи, может, найдет для бедняжки хорошего врача. Или мага. Хоть какой-нибудь выход!
Мыслей как раз хватило, пока поднимались на верхний этаж. Они закончились как раз перед дверью. Ключ беззвучно провернулся в замке. Я резко втянула в себя воздух. Квитан как раз нажал на ручку, дверь начала открываться, и воздух запах коврижкой и чем-то ягодным.
— Уже пришли? — донесся из глубин квартиры звонкий голосок. — Проходите на кухню, у меня обед готов.
— Дорогая, тебе не следует так напрягаться, — забеспокоился отец больной, увлекая меня внутрь.
— Сам знаешь, у сиделки сегодня выходной. — Видимо, они привыкли вот так разговаривать — через стены, не видя друг друга. — А я проснулась с желанием что-то сделать.
Миновав холл и небольшой коридор, мы наконец добрались до кухни. Надо заметить, реальность оказалась гораздо радостнее, чем мне представлялось по рассказам Квитана. Девушка была невероятно худа и напоминала обтянутый кожей скелет. Платье явно шили на заказ, потому что таких маленьких размеров для взрослых просто не бывает, но и то на ней висело. Очевидно, не новое, и за последнее время Тереса успела еще потерять вес. Она сидела в кресле, которое двигалось, если нажимать на определенные рычаги, поднималось и опускалось, — в общем, позволяло больной самостоятельно перемещаться по квартире. Ноги были покрыты клетчатым пледом, из-под него даже тапок не торчало, так что я не могла даже гадать, может ли Тереса встать хоть ненадолго.
На первый взгляд все довольно печально.
А вот на второй…
Девушка самостоятельно приготовила обед. А если учесть, что сиделки сегодня нет, перед этим ей самой же пришлось одеться и забраться в кресло. Уже кое-что! К тому же на впалых щеках играл живой румянец.
— Тереса, это Ксилена, я тебе о ней рассказывал, — пропыхтел Квитан, который все никак не мог отдышаться после подъема по лестнице.
Минуту мы взаимно присматривались.
Когда же обе несмело улыбнулись, знакомство прервал звонок в дверь. Он почти сразу был подкреплен настойчивым стуком, так что проигнорировать его не представлялось возможным, и Квитан торопливо направился в холл.
Говорили громко, так что для нас с Тересой тайн не осталось.
— Ну что это за безобразие?! — визгливо жаловалась какая-то тетка. — Корстоны из третьей квартиры опять шумят. А утром я не нашла перед дверью своего коврика… Господин Квитан, если так будет продолжаться и дальше, я съеду!
Вздох домовладельца тоже был прекрасно слышен.
— Девушки, я ненадолго! — крикнул он нам, после чего хлопнула дверь и установилась тишина.
Мы с Тересой переглянулись и негласно решили начать с того места, на котором нас прервали. То есть с улыбок.
— Выбирай место и садись, — вспомнила об обязанностях хозяйки девушка. — Госпожа Варра известная любительница жаловаться. Чувствую, отец там застрял надолго.
Стула было всего два, остальное пространство оставалось свободным, видимо, чтобы Тереса могла подъехать в своем кресле. И я, чтобы не тянусь время, быстро прошла к ближайшему.
— У меня тут суп, — сообщила хозяйка. — И коврижка с ежевикой.
— А у меня пирожные. — Я поставила коробку на стол.
— Вот и отлично! — воодушевилась Тереса и ловко дотянулась до шкафчика, чтобы достать тарелки.
Разговор завязался сам собой. И хотя тема была привычной и отнюдь не моей любимой — я, мои способности, отношения с женихом, Дегейром и Сано и загадочные убийства, отвечать на расспросы этой собеседницы оказалось легко. Она не хотела разжиться свежей сплетней, всего-навсего восполняла недостаток общения. И интуиция уверенно подсказывала, что никакая информация за пределы этой кухни не выйдет. К тому же реагировала Тереса без недоверия или сарказма, что тоже придавало общению легкость и непринужденность.
Надо же, оказывается, мне тоже в последнее время недоставало подруги…
Тем временем передо мной появилась тарелка с супом, и, подозреваю, ее содержимое успело порядком подостыть. Во всяком случае, змейка пара над тарелкой делалась все тоньше.
— Ты ешь, — напомнила об обеде новая знакомая и первая зачерпнула ложку.
Она оказалась права, Квитан все не возвращался.
Но время словно замерло, давая мне небольшую передышку, уходить никуда не хотелось, а впереди еще ждала коврижка, что так изумительно пахла… И я ненадолго расслабилась, позволила себе забыть о проблемах и сосредоточиться на еде и чисто женской болтовне. Тем более что тема как раз соскользнула на модные журналы.
Правда, глотая третью ложку, подумалось вдруг, что вкус у супа какой-то странный. Слишком много перца.
Ну да это кто как любит. Новая знакомая, к примеру, поглощала свою порцию с явным удовольствием.
— А этот Аржис? — Все же модные тенденции ее интересовали не так сильно, как моя личная жизнь. — У вас действительно что-то есть?
— Если честно, я сама пока не разобралась, — к собственному удивлению, я ответила честно.
— Ну его, он жуткий, — затрясла головой Тереса. — Следователь — тот хотя бы красавчик. А что, я фото в газетах видела!
Вот как? И действительно, разве ей обязан нравиться приятель отца?
Улыбнувшись этой мысли, я как раз надумала разузнать немного о своем загадочном соседе, но тут начались странности.
Тереса закатила глаза и резко завалилась на спинку кресла.
Поначалу я похолодела. И только несколько секунд спустя в сознании всплыла информация о том, что девушка, вообще-то, больна. Просто держалась она бодро, много болтала, смеялась, меня развлекала, и я как-то успела подзабыть об этом прискорбном факте.
Но надо что-то делать!
Так, спокойно… Квитан должен быть где-то в здании, он же пошел улаживать проблемы своих жильцов. Сейчас позову его, уж он-то точно знает, как поступить.
Однако попытка встать провалилась с треском.
Я не без ужаса обнаружила, что не способна пошевелиться.
Какого?! Голос тоже отказался подчиняться. Закричать не получилось, хотя очень хотелось, душа прямо-таки требовала!
Мгновение я сидела истуканом и осознавала весь ужас ситуации. Надо же было так попасться! И ведь совершенно ничего не заподозрила! Даже когда Тереса откровенно интересовалась подробностями моей личной жизни.
Потом нагрянуло какое-то странное почти спокойствие. Ланшер в курсе, куда и с кем я пошла. Он скажет Сано! И тот… сделает что-нибудь…
Глупо меня убивать, учитывая все это.
Или отец и дочь задумали другое?
В памяти все разом всплыли предположения насчет тени, которая вселялась в людей, и спину обжег холод. Мамочки… А если это была не тень вовсе? Не совсем тень? Не в привычном смысле. Вдруг Квитан с Тересой искали способ переместить сущность больной девушки в здоровое тело? Безумие, но…
Да нет же, это полная чушь!
Убийства тогда к чему?
Почти сумела разубедить себя и успокоиться, когда странности продолжились. Из ноздрей обморочной Тересы выплыло облачко белесого пара. Если бы мимика была мне доступна, я бы сейчас округлила глаза. То самое редкое чувство, когда оказываешься права, но радоваться этому совсем не хочется.
Облачко с каждым выдохом девушки все увеличивалось и, когда стало размером с ладонь, наконец отделилось от нее и медленно поплыло ко мне.
До одури хотелось вжаться в спинку стула и заскулить, но получалось только смотреть.
Если Сано собирается прийти мне на выручку, лучше бы ему поторопиться.
Однако секунды убегали, сущность, облюбовавшая мое тело, приближалась, а героев-спасителей не предвиделось. Только синие блики рассыпались по обмякшему телу напротив…
Интересно, мне будет больно?
Чтобы хоть немного отвлечься от панического ужаса, бьющегося внутри онемевшего тела, я постаралась сосредоточиться на отсветах и понять, откуда они. Так сразу не получилось… Что-то вертелось на краю сознания, но обретать ясные очертания догадка не желала.
События тем временем не стояли на месте. Приблизившись ко мне, «облачко», которое, подозреваю, правильнее именовать Тересой, замерло ненадолго, а потом со всей дури врезалось в грудь. И…
Ничего.
В смысле, вообще.
Ни боли, ни холода, ни давящего чувства. Ощущения даже отдаленно не напоминали то, что я пережила, когда в меня пытались вселиться в прошлый раз.
Радоваться или дергаться? Может, все дело в параличе?
Самостоятельно прийти к какому-либо выводу я не успела.
Синяя вспышка озарила кухню. Камень на кольце, якобы присланном Сано, пылью осыпался на стол, только оправа осталась. И почти сразу меня стало отпускать. Из горла вырвался мучительный стон — тело выходило из онемения и щекотно-болезненно ныло, ну как нога, которую отсидели. Разум вспомнил о важном: перед тем как разбили витрину, я надела кулон!
Камень был голубой, точно помню! Очень красивый.
Что примечательно, никакой дополнительной сущности в своем теле я не ощущала.
Какое везение…
Пальцы почти перестало колоть, наконец стало возможно пошевелить ими, и первое, что я сделала, — вытащила из-под платья кулон и внимательно всмотрелась в него. Сердце трепыхнулось и пропустило удар. Камень, который еще недавно казался мне невероятным, сейчас походил на полый кусок цветного стекла, дешевку. Впрочем, внутри было кое-что интересное.
Там билось, не имея ни единого шанса вырваться, печально знакомое «облачко», только теперь очень маленькое.
Взгляд устремился вперед, туда, где в кресле лежало мертвое тело. И губы сами собой сложились в счастливую улыбку.
— Кажется, кто-то перехитрил сам себя, — чуть слышно прошептала я.
Едва успела вернуть кулон на место, как услышала звук отпираемого замка. А вслед за ним прозвучал нетерпеливый голос:
— Ну как? Получилось?
Квитан. Как и следовало ожидать, он был заодно с дочерью.
На миг я похолодела, потом вспыхнула решимость. Самое трудное я сделала — выжила и осталась в буквальном смысле в себе. Так что же, не справлюсь с каким-то стариком?
— Да! — голос звучал громко и отчетливо, но в то же время слегка надломленно, самое то для девушки, только что пережившей сложный ритуал. — Да…
Подлый обманщик, пыхтя, ввалился в кухню и внимательно всмотрелся в меня.
Сердце перепуганно трепыхалось где-то в горле. Хоть бы ничего не понял!
И я не злобная, но как бы мне хотелось, чтобы Тереса сейчас все видела и слышала! Другого наказания ей и не надо.
— Ну и… как ощущения? — неуверенно спросил счастливый отец.
Не понял. Я украдкой выдохнула.
Хорошо, что тело из-за медленно сходящего онемения не могло дрожать, это бы выдало меня с потрохами.
— Невероятно. — Видимо, я тоже перенервничала, потому что улыбка получилась слишком широкой и какой-то полубезумной. Ну и ладно. А вот дальше пришлось импровизировать: — Наконец-то почувствовала себя живой.
— Слава всему! — выдохнул Квитан и порывисто прижал мою голову к своей груди.
В уголках его глаз блестели слезы.
Маленькой частице моего существа было жаль этого человека. Все же ему достаточно пришлось пережить. И я правда всей душой хотела помочь. До того, как они попытались сотворить со мной это…
Впрочем, я еще даже приблизительно не представляла, какую именно участь мне уготовили. Но жестокая реальность не преминула просветить.
— Эта вырубилась? — Порыв чувств прошел, и Квитан стал деловитым и собранным.
— Как видишь, — осторожно кивнула я. — Все прошло по плану.
Выпустив меня из объятий, Квитан окинул безразличным взглядом тело в кресле.
Сострадания к нему убавилось.
— Хорошо. Помнишь, что надо делать?
Я быстро кивнула.
Можно подумать, у меня был выбор!
Только бы выбраться отсюда… Внимание остановилось на вскипевшем чайнике. Хоть что-то. Придется защищаться — выплесну на мерзавца кипяток. Идея казалась симпатичной, и я, поднявшись, специально встала так, чтобы можно было до него дотянуться, но предосторожность оказалась излишней. Квитан не только ничего не заподозрил, но, как всякий заботливый родитель, принялся поучать дочь. А по факту — выдал себя с потрохами:
— Иди в магазин. Никто не должен ничего заподозрить. Я распущу слух, что отправил дочь к дальней родственнице в деревню, а через пару недель сообщу о ее смерти. Ты поддержишь меня в горе, в возникшую дружбу все поверят легко.
Снова кивнула. Но отступать к двери не спешила. Близость чайника внушала подобие чувства безопасности.
— И будь полюбезнее с Аржисом, — продолжал наставления Квитан. — Знаю, это трудно, но постарайся пересилить себя. Нужно заручиться его поддержкой, потому что если кто и может раскусить нас, то только он.
Вдох-выдох. Спокойно… Осталось совсем немного потерпеть.
— Хорошо, папа. Я все поняла.
— Вот и умница, — умиленно улыбнулся негодяй.
Можно было уже уходить, но что-то дернуло меня спросить:
— А с ней что? — кивнула на кресло.
Брови мужчины чуть приподнялись.
— Как и планировали. Сейчас позову Марену, пусть как хочет везет ее в этот свой храм. Главное, что она оттуда точно не выберется да и не протянет долго. И все будут довольны. Ты останешься жива, а ведьма вернет беглянку и заимеет со временем сильную наследницу.
Я слушала и холодела. Марена? Он сказал — Марена? Моя сестра? О древние боги, будь они неладны! Ясно теперь, почему от этого дела разило магией…
— И не жалко? — спросила с трудом слушающимися губами.
— Если ее оставить, она проговорится. И не факт, что кто-нибудь ей не поверит, — спокойно пожал плечами Квитан. — Все, иди. Нет времени на всякие глупости.
И пока он не сообразил, что в кресле труп, я развернулась и как могла быстро устремилась к выходу.
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий