Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Мы с Сано проводили блестящий черный автомобиль до выезда из города. Там мужчины вышли и еще минут пять обсуждали дела. Судя по тому, что мне удалось разобрать, Сано просил сразу же сообщить ему о результатах.
Разумная просьба. И насущная. Такая информация может нам пригодиться.
— Как его зовут? — спросила, когда мужчина вернулся на водительское сиденье.
Важно это не было, просто… хотелось о чем-то говорить.
— Сможешь запомнить, только когда доверие к тебе будет достаточным. — Облегчать мне задачу никто не собирался.
Странные они. Говорят какими-то полузагадками.
И магия…
Не просто же так ведьмы в отрезанном от мира селении живут, а колдунов, гадалок, даже иллюзионистов почти не осталось. Нет, их никто не истреблял и гонениям не подвергал. Просто с тех пор, как стали развиваться наука и техника, магия перестала быть модной. Как болеть или изменять. Если кто и баловался тайком, в этом не признавались. А поскольку дар — это особое движение души, то последствия не заставили себя долго ждать: даже в магических семьях стали появляться потомки без всяких способностей. Все чаще и чаще. Это привело к тому, что магические школы и академии, до того существовавшие в каждом мало-мальски крупном городе, стали закрывать за ненадобностью и непопулярностью. Так и получилось, что магия теперь вне закона. Академия осталась одна на несколько стран, маги — только в столице, и тех по пальцам одной руки можно пересчитать, и разрешенных к использованию заклинаний с каждым годом становится все меньше.
Вокруг, однако же, явно творится что-то магическое. Да взять хоть нападение на меня!
И что все это должно значить?
Чересчур напряженные раздумья привели к тому, что в висках стало покалывать.
— Не старайся, все равно ничего не поймешь. — Сано, казалось, видит меня насквозь. — Во всем этом не хватает какого-то важного кусочка, а без него о ясности картины можно даже не мечтать.
— Мотива, например. Хотя какой мотив у сумасшедшего?! — Я беспомощно посмотрела на мужчину за рулем.
Но Сано медленно покачал головой:
— Слишком умно для психа. Он нормальнее нас с тобой!
Нас… Нас!
Меня озарило.
— Проверить можно было бы не только судью, но и меня, — предложила, пока храбрость не ушла.
— Серьезно? — Сано отвлекся от дороги и бросил недоверчивый взгляд на меня. — Ксилена, это довольно неприятная процедура.
Его слова отозвались холодком по позвоночнику.
Однако сразу сдаваться я не собиралась!
— Соглашусь на что угодно, если это поможет найти мерзавца, — выдохнула искренне, затолкав страх в самые глубины души.
Взгляд Сано стал оценивающим, но уже в следующее мгновение вернулся к дороге.
— Хорошо, я передам.
Больше до самого магазина мы не разговаривали. Я то гадала, что же покажет проверка, то боролась с желанием связаться с Дегейром и выяснить, не произошло ли прошлой ночью чего нехорошего, то пыталась отрешиться от подобных мыслей и думать о куклах.
Получалось из рук вон плохо.
Поэтому, когда у входа в магазин обнаружился экипаж со знаками управления и Дегейр с Роудом в компании нескольких мужчин в форме, я испытала что-то сродни облегчению.
Чего точно не скажешь о моем спутнике.
— Все вынюхиваете? — Прежде чем ступить на мостовую, он неприязненно оглядел столпившихся у нарядной витрины мужчин.
И если Дегейр остался спокоен, то уголок рта его столичного коллеги нервно дернулся.
— Тебе не говорили, что действовать через голову начальства нехорошо? — прошипел Роуд, сжимая и разжимая кулаки. — В Эмшире контору представляю я. Ко мне ты должен был обратиться с информацией о судье и прошением о магической проверке!
— И ты бы разрешил? — меланхолично уточнил его сын.
Сдается мне, остальные присутствующие тут были явно лишние… Вон даже ребята из управления, обычно не отличающиеся щепетильностью, отступили на несколько шагов.
— Конечно же нет.
— Потому я к тебе и не пришел.
Их взгляды скрестились почти со звоном.
Минуту над улицей висела вибрирующая тишина.
— Если проверка не даст результатов, я потребую, чтобы ты вернул затраченные на нее средства, — мстительно прошипел Роуд.
— И чтобы сообщить мне об этом, тебе понадобилась столь обширная группа поддержки? — издевательски протянул его сын.
Странные у этих двоих все-таки отношения. Роуд защищал сына в нашу первую встречу, точно помню. И в то же время его неприязнь вполне искренняя. Печально, когда родные по крови люди ненавидят друг друга. Я почему-то вспомнила сестру. Глаза заволокла пелена слез.
Наверное, из-за нее я проглядела торжествующее выражение на лице Астера Роуда. А оно появилось там неспроста!
— Не льсти себе. — Улыбка у противного типа была змеиная. Да это и улыбкой-то не назовешь, так, оскал какой-то. — Мы здесь совершенно по иной причине.
— Помягче, пожалуйста, — тихо проговорил Дег, но я все равно услышала.
Зато Роуд его проигнорировал.
— Ксилена Гарав, вы подозреваетесь в убийстве Нионы Хельм и, возможно, еще двух убийствах, — с видимым удовольствием отчеканил он. — Прошу проследовать с нами!
Словно в каком-то сне я позволила сковать себе руки и забралась в заднюю, закрытую часть экипажа, с маленьким зарешеченным окошком.

 

«Проснуться» удалось только в кабинете следователей, когда обнаружила, что Сано вошел туда вместе со мной и никто так и не сумел его выдворить. Наверное, они пытались… А я так перепугалась, что с трудом воспринимала действительность и вообще не слышала слов.
Вдох-выдох.
Держи себя в руках, Ксилена! Нельзя им показывать страх.
— Не волнуйся, это стандартная процедура, — тронул меня за плечо Дегейр и попытался выдавить улыбку.
Он сильно нервничал, поэтому вместо улыбки получилась гримаса. Я же от его прикосновения только затряслась сильнее.
— Будешь оказывать подозреваемой ненужные знаки внимания — отправишься за дверь, — предостерегло его столичное начальство.
— Жестоко запугивать леди только потому, что она мой друг, — ровно отметил Сано и накрыл ладонью мои скованные руки. — Вина Ксилены не доказана. Ты не имел права вести ее сюда как преступницу.
Восхищаюсь я им все-таки. Даже мне уже хочется убить этого скользкого Роуда, а Сано терпит его всю жизнь… и ничего. Встречу еще раз его начальника с незапоминаемым именем — попрошу выдать Аржису медаль за терпение. Он заслужил.
— А ты заделался ее защитником? — ухмыльнулся никудышный отец.
— Образование и занимаемая должность дают мне на это право, — холодно отметил мой единственный союзник.
Виктория и Дегейр тише мышей сидели за своими столами и старались лишний раз даже не шевелиться.
— Отлично! — хлопнул в ладоши Роуд. — А вину этой… хм… леди мы сейчас докажем.
— Дерзай, — принял вызов Сано.
Я инстинктивно втянула голову в плечи. Кошмар какой-то! И как меня только угораздило во все это влезть?!
Правда, руки мне все же освободили, и я с минуту была всецело поглощена тем, что растирала покрасневшие запястья.
— Леди Гарав, правда, что вчера у вас произошла стычка с убитой? — взял быка за рога Роуд.
И мне было что ответить!
— Не только у меня. Она переругалась со всеми, включая поклонника. — Сано большим пальцем слегка погладил мою руку. Одобряет. — Или вы имеете в виду, что эта девица едва не убила меня?
Нападать я тоже умела. Как выяснилось.
— Сейчас не об этом, — глухо рыкнул столичный следователь.
Да как бы не так!
Рядом сидел тот, кому я доверяла, поэтому могла позволить себе говорить, что думаю.
— Кстати, вы выяснили, что именно произошло на празднике?
— Сказал же, сейчас не об этом! — рявкнул Роуд. — Вероятно, на вас воздействовали магией. Однако в Эмшире нет ресурсов, чтобы провести надлежащую экспертизу, а поскольку вы все-таки живы, я вообще не вижу смысла тратиться на нее. Тем более что напавшая мертва. И это ставит вас в невыгодное положение.
Заполнять возникшую паузу словами я не спешила.
Помолчала. Осознала.
— Хочу заметить, что эта девица убежала с праздника на пару часов раньше, чем уехали мы с Ксиленой, — все так же невозмутимо, даже немного отрешенно выговорил Сано, глядя куда-то сквозь отца.
— Я помню, — сухо отозвался Роуд. — Итак, леди, когда все закончилось, вы направились…
— Домой, — перебила я.
Хотелось, чтобы этот абсурдный допрос поскорее закончился.
— А живете вы одна. — Похоже, мысленно меня уже посадили в камеру и приговорили к пожизненному.
Ясно теперь, на что он собрался напирать.
Но тут он просчитался! Мне даже объяснять ничего не пришлось, Сано принял ведущую роль на себя.
— Тебе не повезло. — Он тоже разгадал планы противника. — Минувшую ночь мы с Ксиленой провели вместе.
Лицо Роуда на минуту закаменело.
Позади я расслышала хруст — Дегейр сломал карандаш.
Выдержав эффектную паузу, Сано продолжил:
— После случившегося она плохо себя чувствовала, и я забрал ее к себе. Мы легли с рассветом, так что я могу поручиться за ее непричастность к убийству. — Конечно, он немного слукавил, мы спали, но так оно звучало даже достовернее.
Получается, мы страхуем друг друга.
А что, мне нравится!
— Не сходится! — блеснул улыбкой Роуд. — Леди только что заявила, будто после праздника отправилась домой, а ты утверждаешь, что увез ее к себе… Так кто из вас лжет?
— Это почти одно и то же. Мы снимаем соседние квартиры с некоторых пор. — С неубиваемым спокойствием Сано окончательно разрушил версию оппонента. — А леди просто хорошо воспитана и дорожит своей репутацией.
— Ну-ну.
— Я готов повторить все это на магической проверке. Мы готовы.
Никто и не сомневался, что тратить на нас ценный ресурс Роуд не станет. Но из чистой вредности промурыжил еще несколько минут, пока определялся с планами.
— Или отпускай, или предъявляй новые доказательства, — в конце концов не выдержал Аржис.
— Тебя никто не держит, — с издевкой напомнил ему отец.
— Без нее я не уйду.
Сказано это было просто, почти равнодушно, но я еле сдержала улыбку. А еще почему-то подумала, что не просто доверяю этому мужчине, а доверяю безгранично. Надо же, а ведь еще сутки назад я собиралась как можно скорее выдворить его из своей жизни…
— Ладно, свободны. — Закаменевшее лицо не выражало ничего, но я догадывалась, чего стоило Роуду вот так просто взять и отпустить меня. — Но, леди Гарав, учтите, вам запрещено покидать город.
Тратить время на прощание я не стала и, получив разрешение, сразу же выпорхнула из кабинета. Рука об руку мы с Сано миновали узкий коридор, после чего мой защитник справился с тяжелой дверью, и в лицо пахнуло приятным летним ветерком. Кажется, я только сейчас начала дышать.
— Ты в порядке? — тронул меня за локоть Аржис.
Кивнув, я перешагнула порог и позволила двери грохнуть за своей спиной. Дежурные вздрогнули. Видимо, опять новенькие. Я же стремительно застучала каблуками по ступенькам и дальше, к выходу за пределы огороженной территории.
— Поверить не могу, что он хотел обвинить меня в ужасном преступлении только потому, что я общаюсь с тобой! — выдохнула, когда мы отошли достаточно далеко от посторонних ушей.
Обвинения, конечно, звучали правдоподобно, если не вдаваться в детали, но в истинной мотивации Роуда сомневаться не приходилось.
— Привыкай, — ухмыльнулся Сано, отпихнул репортера с блокнотом, который попытался подлезть ему под руку, и распахнул передо мной дверь автомобиля.
Забравшись внутрь, я почувствовала себя в безопасности. Надо же, кое-что в жизни довольно легко меняется!
— Но не бойся, я никому не дам тебя обидеть, — тихо сказал Сано, занимая водительское место, и завел автомобиль.
Расслышав в голосе мужчины непривычные бархатистые нотки, я плотно сжала губы, чтобы скрыть улыбку, и не стала отвечать.
В мастерской царила какая-то особенная тишина. Уютная. Правильная. Когда все и всё на своих местах.
Учитывая события последних суток, я была благодарна Сано за то, что он не оставил меня одну. Я бы дергалась, вслушивалась в несуществующие шорохи и не смогла бы нормально работать. А так мы пообедали, выпили по бокалу вина, немного пришли в себя и каждый занялся своим делом. Я — очередной куклой, а он принес из квартиры какие-то документы и стал их просматривать, изредка бросая задумчивые взгляды на меня.
Вот и хорошо. А завтра придет помощник, и находиться здесь будет уже не так страшно.
Надо же… Помнится, в присутствии Гиля у меня не очень получалось заниматься куклами. Он поминутно отвлекал то просто разговорами, то просьбами принести воды, взглянуть на картину, высказать мнение, позвать служанку… или же просто переключал мое внимание на другое. Хоть в доме Одингов мне и выделили место под мастерскую, никто не считал мое занятие чем-то важным и серьезным. Это чувствовалось в каждом движении, в каждом слове. Казалось, сама атмосфера пропитана пренебрежением.
С Сано было иначе, теперь я это поняла. Он даже страницами старался лишний раз не шуршать, чтобы не отвлекать меня.
Только когда я отложила вылепленную фигуру сохнуть, а сама потянулась и потерла глаза, он нарушил молчание:
— Когда появится помощник, ты сможешь работать в другом месте. Не обязательно ведь делать кукол именно здесь?
— Ну… да, — лениво согласилась я, еще не понимая, к чему он клонит. — А что?
— Пока ничего.
Прозвучало таинственно.
Но от того, чтобы накинуться на этого скрытника с вопросами, меня отвлек телефон.
Аржис встал и по-хозяйски направился к звенящему аппарату. И пока я проглатывала возглас возмущения от такого самоуправства, из торгового зала доносились отдельные фразы:
— Слушаю. Да… Понятно. Так я и думал. Угу… Угу… Ничего, я присмотрю за ней. Держите нас в курсе.
Не слишком информативно. Впрочем, достаточно, чтобы понять, кто звонил.
Вот только… почему сюда?
Услышав короткое «динь», возвещавшее о том, что трубка вернулась на положенное ей место, я встрепенулась и понеслась в торговый зал.
— Почему ты не сказал, что я тоже готова пройти проверку? Мы же договаривались! — Мысленно причиной «внезапной забывчивости» я уже посчитала заботу обо мне, и это было приятно, так что, когда Аржис изволил ответить, внутри сжалось что-то недовольное.
— В этом нет необходимости.
— Вот как? — Скрыть своего настроения я не смогла. Просто не успела об этом подумать.
Рядом с этим мужчиной почему-то не получалось что-то из себя изображать.
— Сейчас объясню, — сжалился он и кивнул на дверной проем, ведущий в мастерскую. — Только давай лучше сядем, так говорить удобнее.
Просить дважды меня не пришлось. Я легко могу быть милой и послушной, особенно если это мне самой нужно.
Однако же вместо того, чтобы утолить мое любопытство, Сано начал с вопроса:
— Скажи… может, это покажется странным, но… тебе известны случаи, чтобы тень вселилась в живого человека?
Надо заметить, вопрос был странный.
— Нет, — ответила после короткого замешательства. Но на всякий случай решила уточнить: — Но я как-то не интересовалась вопросом. Бред какой-то!
— Проверка показала, что имело место такое вот вселение. — Мои бурлящие эмоции Сано решил пока оставить без внимания. — Пришлось повозиться, все же это не магия. Но в нашей конторе служат, не побоюсь этого слова, гении, так что след все же нашли.
Я изо всех сил сжимала похолодевшими пальцами заболевшие виски.
— Выходит, наш злодей — тень?! — Поверить в такое было непросто.
Собеседник согласно кивнул.
Ладно, попробуем представить, что так оно и есть…
— Тогда мотив — жизнь, — неуверенно предположила я. — Но почему призрак не вселится в кого-нибудь и не угомонится? Никто бы и не узнал.
Довольно долго мы обсуждали эту гипотезу с разных сторон. Сано расспрашивал, что я вообще знаю о тенях. Оказалось, не так и много. Обычно они были испуганными, потерянными и хотели только покоя. Часто для этого надо было наказать убийцу, и вот здесь могла помочь я. Но иногда на улицах попадались другие тени. Они шли куда-нибудь, сидели на скамейках… даже ехали в поезде! И совсем не выглядели обеспокоенными или растерянными. И не выглядели новыми.
Выходит, им никто не помог и они привыкли в такой невидимой жизни?
Или их никто не убивал и они есть просто потому, что хотят быть?
— Завтра попробую выяснить что-нибудь по старым связям, — решил Аржис.
— Без дара я совершенно бесполезна! — Думала, что это осталось в мыслях, но нет, оказывается, я жаловалась вслух.
Направленный на меня взгляд стал каким-то уж очень внимательным.
— Кстати, об этом… В свете новых фактов я склонен считать, что тебе его заблокировали, чтобы ты не узнала лишнего, — поделился по-настоящему ценной информацией Аржис. — Ребята будут искать мага, у которого вдруг выпало из памяти хотя бы несколько часов. Как ты понимаешь, магов нужного уровня немного, так что завтра утром мы уже будем знать наверняка.
И мой дар вернут? Возможно…
Но хочу ли я этого?
Ох… Потом все обдумаю, когда пойму, реальны ли перспективы.
— Но что такого я могла выяснить? — Немаловажный вопрос!
— Думай. — Ответа он тоже не знал. — У этой тени наверняка имеются на тебя какие-то планы. И на меня тоже. Неспроста же все крутится вокруг нас.

 

Поздно вечером передо мной в полный рост встала проблема жилья. Притом с весьма неожиданной стороны.
Мы с Сано как раз поужинали и возвращались из ресторана. Поднялись по лестнице, оба достали ключи… Но едва я потянулась к замку, как меня придержали за локоть. Сано задумчиво оглядел одинаковые связки в своих и моих руках, пришел к какому-то там себе выводу, после чего глубокомысленно спросил:
— К тебе или ко мне?
Время уже не детское, пустая лестничная площадка, тусклая лампа… И мы двое… Вопрос мне почему-то не понравился.
— Ты к себе, а я — к себе! — ответила довольно резко.
Щеки пощипывало от выступившего румянца, но я надеялась, что при таком освещении его не видно.
— Исключительно из соображений безопасности. — Нет, он все же заметил!
— Чьей? — нервно дернулась я в сторону двери, но локоть оставался прочно зажат в тисках его пальцев.
Бережных, но сильных тисках. Они не причиняли боли, но держали крепко. И в какой-то момент мне вдруг подумалось… представилось, какими могли бы быть эти руки… на моем теле… Черт, Ксилена!!! Похоже, отсутствие личной жизни дурно сказывается на моем воображении.
— Твоей, разумеется, — тем временем Сано пытался меня убедить. — Я-то вполне способен о себе позаботиться.
Правда его, но… это слишком. Слишком близко. Не знаю, готова ли я. И что в голове у него.
— Я тоже!
— Не думаю.
Упрямые взгляды столкнулись.
Но если я лишь защищалась, противник предпочитал нападать:
— Сейчас допрепираешься до того, что я попрошу домовладельца отказать тебе в жилье. И спорить сразу станет не о чем.
— Не посмеешь! — мгновенно взвилась я.
— Хочешь проверить? — вкрадчиво предложил он.
Было в обманчиво ласковом тоне что-то такое, что я поежилась. Этот мужчина привык побеждать. Из него не только противник, но и союзник опасный!
А в следующий момент у меня подлым образом украли возможность самостоятельно принять решение. Просто пока я плутала в своих мыслях, Сано успел отпереть дверь. Преграды на пути больше не было, так что он взвалил меня на плечо и понес куда сам считал нужным. Я слабо вскрикнула, правой рукой вцепилась в мужчину, чтобы уж наверняка не упасть, левой придержала юбку, чтобы она точно не задралась, а когда он перешагнул порог, зачем-то толкнула ногой дверь.
Достаточно сильно. Дверь с грохотом захлопнулась.
Сано довольно фыркнул и погладил мое бедро.
— Видишь, как здорово у нас получается работать в команде, — пробормотал он, сгружая меня на диван.
— Если ты имеешь в виду мое желание тебя убить, то да, с этим у нас полный порядок! — прошипела гневно я, разглаживая юбку.
В глазах нависающего надо мной мужчины появился и тут же исчез какой-то странный блеск.
— Согласен, нам есть над чем работать, но в основном мы неплохо ладим, ведь так?
Попытка перевести сложившуюся ситуацию в шутку провалилась с треском. Я была слишком зла, чтобы оценить его тонкий юмор! Но накинуться на этого диктатора с упреками не вышло. Я просто не нашла, к чему придраться, помимо его самоуправства! Понятно, он защищает меня… Но у него нет на это права! Я так уж точно его не давала.
А Аржис даже не пытался хоть что-нибудь прояснить в наших странных отношениях…
Вот и сейчас. Пока я обиженно пыхтела, он присел на подлокотник дивана и извлек из нагрудного кармана что-то на цепочке. Как всякая женщина, побрякушки я люблю, а потому, заметив блеск, сразу же сфокусировала взгляд. И еле сдержала разочарованный стон. Это же тот кулон, спасший меня от магического воздействия! Вернее, то, что от него осталось.
Кожу обсыпали мурашки. Чувствую, все это неспроста…
— Зачем ты его сохранил? — спросила очень тихо.
— Разбрасываться подсказками я не привык. — Сано подцепил цепочку пальцем и протянул руку так, что остатки кулона с обломком камня и оплавившимся креплением оказались у меня перед носом. — А теперь смотри внимательно. Я не хотел тебя пугать, но, видно, ты иначе не понимаешь… Девчонка не была магом. Скорее всего, в нее тоже вселилась тень. А потом попыталась сменить тело.
Холод сковал меня. Но этого было мало: по мере того как сказанное доходило до разума, тело начинала бить сильная дрожь. Неконтролируемая.
Довольный произведенным эффектом, Сано убрал цепочку обратно в карман и погладил меня по волосам.
А потом вдруг сжал мое лицо в ладонях и нежно прижался губами к губам… Он и нежность. Не думала, что такое вообще возможно. Я замерла, затаила дыхание. Сначала от неожиданности, а потом… Мир исчез, скрылся в дымке мечтаний и надежд, выдернутых из самых сокровенных глубин сердца. Все страхи, опасности, предчувствия и подозрения исчезли. Остались только мы, целомудренный поцелуй, запах моих духов и его дорогого табака… и тепло ладоней у меня на щеках.
Я не шелохнулась, не ответила, но одновременно с этим отдала столько, сколько могла.
Было почти больно, когда все закончилось.
И пока я нервно облизывала губы и отодвигалась, не зная, как теперь себя с ним вести, Сано заговорил как ни в чем не бывало, продолжая незаконченный разговор:
— Драгоценности придется отдать.
Точно! Он рассказал о них начальству. Жаль… Эти мысли разогнали романтическую дымку, в голове просветлело.
— Понятно. — Я старалась говорить безразлично, но… не совсем получилось.
Что отозвалось снисходительной улыбкой на лице сидящего рядом мужчины.
— Если никто не заявит на них права, нам причитается семьдесят процентов, — попытался меня утешить Аржис.
Чтобы такая роскошь и никому не понадобилась? Даже я не верю в подобные чудеса.
Ладно, помечтали — и хватит. Пора подумать о насущном.
— Мне нужны мои вещи, — прозвучало немного враждебно, словно бы я заранее приготовилась спорить.
Однако на этот раз Сано проявил невиданную покладистость:
— Сходим за ними.
Мы уже шли к двери, когда я озадачилась еще одним вопросом.
— Почему ты со мной возишься? — Предположений было предостаточно, но хотелось услышать его вариант. — Разве заботиться об одном себе не проще?
И что я такого смешного сказала? Не понимаю, но мужчина почему-то развеселился.
— Проще, но все время быть одному тоже надоедает. — Прозвучало бы скучно и совершенно не романтично, если бы не его смех. Кажется, надо мной немного подтрунивали. — Возможно, я надеюсь, что к тому времени, когда все утрясется, ты сама уже не захочешь никуда уходить?
Я фыркнула, так и не сумев определить, какова доля шутки в его словах, и решительно вошла в свою квартиру.
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий