Игра с тенью

Книга: Игра с тенью
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11

Глава 10

Разбирательство затянулось надолго. Лика рыдала, клялась, что не желала мне зла, потом требовала то поверенного, то Гиля, то избавить ее от очередной пиявки. Только когда в гостиную допустили Гиля и Алисию, из слов косвенной виновницы произошедшего удалось вычленить главное: как только я свалилась, Ниона с криками убежала прочь.
Предположительно, к Одингам, там все ее вещи.
Эта же мысль пришла в голову Роуду, и за беглянкой отправили троих мужчин в форме. Вроде даже слабенького мага вызвали.
Мы рассказали все, что могли, и стали пока не нужны, так что получили разрешение расходиться. Представители управления тоже засобирались в свою контору. Сано в очередной раз препирался с отцом, к счастью, делали они это не у меня над ухом. Впрочем, посидеть в одиночестве мне все равно не дали.
— Тень не объявилась? — улучив момент, когда рядом не было лишних ушей, шепотом спросил Дег.
Я покачала головой.
Возможно, и не объявится. Больше ни одна. Но я пока не в силах об этом думать.
— Плохо, — поморщился следователь и слегка сжал мое плечо. Мол, держись.
Ответом ему стала слабая улыбка. В такие моменты поддержка особенно важна, так что я решила пока не вычеркивать его из числа приятелей.
Дегейр уже успел отойти, когда я поймала на себе задумчивый взгляд Виктории. Оценивающий какой-то. Как если бы я была не жертвой, а обвиняемой. Хм. Неприятно. Похоже, как раз она поставила на мне крест. Или как раз сейчас подумывает это сделать.
Но почему? Догадалась, что я теперь бесполезна? Или еще что-то?
Я как раз придумывала, как бы это выяснить, но мне помешали.
— Как ты себя чувствуешь? — прозвучал участливый голос, а в следующую секунду диванчик просел под весом Алисии.
Быстрый взгляд метнулся в другой конец гостиной, где Гиль утешал рыдающую сестру, и я подозрительно осведомилась:
— С чего вдруг вы озаботились моим состоянием, вместо того чтобы утирать слезы Лике? — Да, грубовато. Но после всего случившегося и того, как поступили со мной Одинги, мне простительно.
Очевидно, покровительница бывшего жениха считала так же, потому что на ее губах возникла снисходительная улыбка.
— Она давно успокоилась и сейчас просто привлекает к себе внимание, — поразила наблюдательностью пожилая дама. — Ты же могла пострадать на самом деле.
Укол совести был слабый, но вполне ощутимый. Уголки моих губ виновато дрогнули.
— Жить буду. Просто испугалась сильно.
Ее улыбка стала теплее и, что важнее, отразилась в глазах.
— С самого начала я говорила Лике, что навязывать Гилю другую глупо, — покачала головой госпожа Рамонара. — Но она настырна, как ночной кошмар, а у бедного мальчика не хватает воли, чтобы приструнить сестру.
О! Неожиданные речи. Даже если учесть, что «бедному мальчику» уже хорошо за тридцать.
Стало любопытно:
— Вы настолько посвящены в их отношения? — Эти двое всегда были достаточно скрытными, даже я, живя с ними в одном доме, не сразу разобралась, что к чему.
Странная особа негромко рассмеялась.
— Гиль мне все-все рассказывает!
— Правда? — Поверить все еще было нелегко.
— Конечно, я же его психотерапевт, — важно кивнула пожилая дама, отчего ее высокая прическа забавно качнулась. — Душевный поверенный. В моей работе открытость пациента — обязательное условие.
Ясно, еще одно новое веяние. Никогда этого не понимала.
— Неужели люди охотно откровенничают? — Я бы точно не стала!
— Больше скажу, они еще и платят за это. — Вид у меня, наверное, был ошарашенный, потому что Алисия еще больше развеселилась. — И неплохо.
— Безумцы, — искренне выдохнула я.
Но должна признать, деятельность у нее интересная. Хотя хранить тайны богатейших семей города, еще и советы им наверняка давать, как по мне, слишком большая ответственность!
Поделиться внезапно возникшими соображениями помешал подошедший Сано.
— Все, можем отправляться домой.
Шумный вздох вырвался сам собой. Наконец эта безумная ночь закончится!
— Если захочешь поговорить, двери моего кабинета открыты для тебя. — Прямо скажем, Алисия выбрала странный способ попрощаться.
Может, она и не подразумевала ничего такого, но я углядела в ее словах попытку вторгнуться в личное и невольно напряглась.
— Благодарю, но я не из тех, кто делится сокровенным. — Между прочим, чистая правда!
— Просто имей в виду, — доброжелательно склонила голову пожилая дама. — Тебе досталось в последнее время.
Я кивнула, просто чтобы как-то прекратить разговор, и приготовилась встать, но… не сложилось. Прежде чем я успела хотя бы шевельнуться, Сано подхватил меня на руки и понес к выходу.
— Что ты делаешь?! — Получилось чересчур громко и пронзительно.
— Сказал же, мы едем домой, — невозмутимо сообщил мужчина.
Захотелось закатить глаза. С ним вообще можно нормально разговаривать?!
Раздражение на одного невыносимого типа отвлекало от совершенно других эмоций. Смущения, например. Все, мимо кого мы проходили, так смотрели…
— Я вполне способна передвигаться сама, — процедила сквозь зубы.
— Рад за тебя. — Сано чуточку улыбнулся и даже не подумал меня отпустить.

 

Мы сидели в автомобиле перед боковым входом в квартиры. Уже минут пять как подъехали, но отчего-то не торопились выходить. Сано отрешенно разглядывал темноту перед собой. Пустынная улица и тишина кругом умиротворяли. Или это все усталость? В любом случае, мне следовало еще кое-что сказать, пока мы не распрощались до утра.
— План с магазином и драгоценностями не сработал? — Начала я не с того.
— Как видишь. — Аржис чуть заметно пожал плечами. Указание на промах его ничуть не задело. — Если хочешь, можем проверить, но я почему-то не сомневаюсь, что все на месте.
Вот и я тоже.
А потому мотнула головой и, собрав волю в кулак, осторожно подобралась к главному:
— Я не хотела, чтобы так произошло с кулоном. — Освободившись от Одингов, я почувствовала себя настолько свободной, что признать вину, даже справедливо, оказалось проблемой. Приходилось бороться с собой. — Не следовало его брать.
Ну вот, я сказала это.
Но если он сейчас начнет ругать, припомню поцелуй, ложное общественное мнение, которое некоторые бесстыжие типы активно подпитывали, и все свои злоключения за последние дни!
— Похоже, он спас тебе жизнь. — Грубоватые пальцы подцепили остатки камня, повертели его и, словно нехотя, отпустили. — Все к лучшему.
— И ты не злишься? — Глупо и немного по-детски, но отчего-то мне вдруг стало это важно.
— Не на что, — успокоил меня Аржис. — Идем уже, иначе я прямо тут спать завалюсь.
И мне даже позволили самой подняться по лестнице, правда, всю дорогу я опиралась на сильную руку, так что это не было таким уж подвигом.
В квартире же меня поджидало новое испытание. Нет, за диваном не притаился злодей, даже враждебно настроенная тень из стены не выплыла. Я спокойно разделась, умылась и забралась под одеяло.
Закрыла глаза. Пожалуй, не стану включать будильник и позволю себе утром поваляться подольше. Я заслужила! У меня нервы, нет сил и синяк на ребрах. И куча вопросов в голове, но ими займусь уже завтра.
Если бы все было так просто и реальность хоть как-то соотносилась с принятыми решениями!
Страх пришел вместо сна. Усталость никуда не делать, я по-прежнему ощущала опустошенность и какую-то тяжесть в теле, будто его наполнили свинцом. Но вот отрешиться не могла.
Тишина. Она была знакомой и какой-то неестественной.
Будто из мира забрали что-то важное… Здесь, сейчас должно быть что-то, чего нет!
К неясному внутреннему страху вскоре добавилась вполне осязаемая дрожь. Несмотря на довольно теплую погоду и наличие одеяла, ступни замерзли.
Попытка закутаться поплотнее и заставить себя лежать с закрытыми глазами, дожидаясь сна, ничего не дала. Я вертелась, моргая, высматривая в темных углах неизвестно что, и в конце концов разнервничалась еще сильнее.
Так не пойдет! Надо успокоиться. Что бы там ни было, происходящее меня не касается. Вообще никак! Пойти на кухню и выпить теплого молока с ложечкой меда. Или принять ароматную ванну. Что-то из этого должно помочь уснуть.
Однако, выбравшись из-под одеяла, я торопливо зашагала совсем в другом направлении.
И минуту спустя уже давила плохо слушающимися пальцами на звонок у соседней двери.
Распахнулась она почти сразу.
— Ксилена? — Сано выглядел заспанным и оттого слегка растерянным.
Что стану говорить, когда он выйдет, я как-то не подумала и теперь просто отступила назад. Отвела взгляд, чтобы не смотреть ему в лицо… и буквально уткнулась в мускулистую грудь. Хорошо, мой новоиспеченный сосед хотя бы в пижамных штанах спал, а то было бы совсем неловко.
Шрамы — тонкий длинный на левой ключице и короткий, кривой на левом боку — надолго приковали мое внимание и лишили всех прочих мыслей. Наверное, он в разных переделках побывал…
— Что случилось? — прогрохотал над ухом грубоватый голос, после чего теплые ладони взяли меня за плечи и хорошенько встряхнули. — Ксилена, очнись! — Только бы он не догадался, что это я на него засмотрелась! — Ты видела тень? — все никак не мог угомониться Аржис.
— Нет, — с трудом выдавила я.
В горле пересохло, голос слушался с трудом.
— А что тогда?
Сано увлек меня к себе в квартиру.
— Я… не знаю, как объяснить, но… — Ох, как же это трудно!
Терпение явно не значилось среди добродетелей моего единственного союзника, потому что ждать, пока я подберу слова, он не желал.
— Уж объясни как-нибудь, иначе мы прямо сейчас ляжем спать. — Аржис привычно перешел к угрозам. — Вместе, чтоб тебе спокойнее было.
Мы?!
Вот только на этот раз шоковая терапия не подействовала.
— Кажется, кого-то убили. — Я плюнула на такое зряшное занятие, как поиск подходящих слов, и выдала все как есть.
Заметно было, что моему ночному собеседнику потребовались некоторые усилия, чтобы не позволить эмоциям проступить на лице. Оказывается, иногда выдержка отказывает даже ему.
— Что? — тем не менее Сано позволил себе понадеяться, будто неправильно понял.
— Скоро у нас будет очередная кукла, — подтвердила я и, рухнув в кресло, спрятала лицо в ладонях. — Я чувствую.
Рядом просвистел напряженный вздох.
— Уверена?
— Полностью. — Вставший в горле ком мешал говорить, и от этого голос звучал надломленно.
Не видела, скорее почувствовала, как Сано присел на подлокотник ненового уже кресла. Моих волос коснулась горячая ладонь. Движение вышло какое-то неловкое и оборвалось быстро. Видно, нечасто этому мужчине доводилось кого-нибудь утешать. Но мне действительно стало чуть легче. Помогло не столько прикосновение, сколько исходящее от сидящего рядом мужчины тепло.
Бывают в жизни моменты, когда просто необходимо почувствовать поддержку другого живого существа. Пусть и того, с кем еще недавно ты не желал иметь ничего общего.
На миг в голове вспыхнула мысль: явилась к нему посреди ночи, в халате, без косметики… и Сано не сказать чтобы сильно одет… Неправильно это как-то. Однако неловкость замедлила явиться, и я, преодолев разделяющие нас сантиметры, приткнулась макушкой к обнаженному плечу мужчины.
— Вдруг ей еще можно помочь? — все-таки поделилась тем, что беспокоило сильнее всего. — А я сижу здесь и ничего не делаю!
По щеке скатилась одинокая слезинка и зависла на подбородке.
Сильная рука обхватила меня за плечи. На этот раз движение вышло куда более уверенным. Но утешать меня Аржис и не думал. Он вообще из тех, кто словам предпочитает действия.
— Нужно больше информации, — задумчиво пробормотал он. — Мы не можем заявиться в управление и потребовать каких-то действий на основании того, что ты что-то почувствовала. Тем более что мы оба на плохом счету.
— Угу. — Я согласно всхлипнула.
Потому я и пришла к нему, а не позвонила Дегейру. Наверное.
— Можешь узнать, где несчастная девушка? — Хотел союзник от меня сразу и много.
Я энергично затрясла головой:
— Мои способности так никогда не работали.
Очередной резкий выдох. Висок обдало теплом.
— А тени? Они злопамятны? — Сано вцепился в новую ниточку. — Могут следить за своим убийцей?
— Случается такое. — Я осторожно попыталась обдумать его мысль. — Часто.
Мужчина воодушевленно кивнул, отчего отросшая за день щетина слегка царапнула кожу у меня на лбу.
— Отлично, — принялся составлять новый план он. — В таком случае нам срочно нужна тень. Зови!
Если бы все было так просто!
— Кажется, я уже объясняла, что не могу, — напомнила я, чувствуя, как внутри разливается едкая горечь.
— Признаться, я тогда подумал, что ты лжешь, — не стал скрывать он.
— Спасибо за доверие! — Нервы сегодня выдерживали испытания одно за другим, так что в моей реакции не было ничего сверхъестественного.
Сано даже ухом не повел на резкость.
— Надо ее найти? — рассуждал он в правильном направлении.
— Вроде того, — вяло кивнула я.
— Собирайся! — скомандовал мужчина и дернулся в сторону спальни, но я успела перехватить его за руку.
Досада от того, что теплое и такое надежное плечо куда-то ушло, затмевала даже страх, так что следующее признание далось мне не так уж и сложно:
— Бессмысленно. Не стоит никуда идти, все равно у нас ничего не получится. — Это прозвучало уныло и обреченно, но такова сейчас была правда.
Аржис притормозил и подозрительно воззрился на меня. Его брови сошлись над переносицей.
— По всему видно, что это не просто неуверенность. — Вывод он сделал правильный. — Ксилена, если тебе есть что сказать — рассказывай. Сейчас!
Признаваться было страшно, но раз уж я начала…
— Кажется, у меня дар пропал, — сообщила буднично, глядя в прикрытые тонким слоем ткани колени.
— Что?.. — Оригинальностью реакции Аржис не отличался.
— Я больше не вижу теней. Уже несколько дней.
В очередной раз вздохнув, мужчина вернулся на прежнее место. Посидели, помолчали. Детские переживания почти полностью затмило настоящее, и, лишившись способности говорить с привидениями, я, к собственному удивлению, вовсе не ощущала себя ущербной. Даже предательство тех, кого несколько лет считала семьей, переживалось не особенно остро. В конце концов, у меня есть куклы, магазин и… неожиданный союзник. Может быть даже друг. А остальное как-нибудь образуется.
Несчастной девушке, правда, помочь хотелось. И вообще всем им. Пожалуй, только это заставляло меня сожалеть об утраченном даре. Но что я могла поделать?
— Как же не вовремя, — пробормотал мужчина, снова обнимая.
Я согласно вздохнула.
— Прости…
— Тебе-то за что извиняться, — отмахнулся он.
А в следующий момент подхватил меня на руки и понес в направлении спальни. Что примечательно, отнюдь не моей.
— А… Э-э-э! — Я попыталась как-то озвучить свою несогласную позицию, но получилось не очень.
— Мы идем спать, — все же снизошел до объяснений этот деспот.
Толкнул ногой прикрытую дверь… Обозрев расправленную кровать, я вцепилась в мужчину крепче, словно у него же пыталась найти защиту от него самого. Только что еще и ногами не обвила! И то исключительно по той причине, что тогда бы сорочка задралась. Это было бы неловко…
— Спать?! — в ужасе повторила я.
— Все равно мы сейчас не можем ничего сделать. — Сано мыслил рационально.
Прав он, конечно. Мы не знаем, кто жертва, и не сможем вычислить, где все происходит. Теней я больше не вижу, таким образом единственная ниточка к убийце утрачена. А в управлении нам не поверят. В подобной ситуации даже слова дипломированного мага не имеют веса, что уж говорить обо мне.
Но просто так позволить ему уложить меня в постель я не могла!
— Вместе? — пискнула жалобно.
— Ну ты же боишься одна, — придавил меня аргументом этот хитрец, после чего все-таки засунул под одеяло.
Натянув одеяло до подбородка, я почувствовала себя увереннее. Жаль, ненадолго: мгновение спустя с другой стороны под одеяло залез и хозяин собственно одеяла, кровати и вообще всей квартиры.
Интересно, если я сейчас скажу, что хочу домой, он отпустит?
Пока я решала, как быть, Сано притянул меня к себе, обнял, окутав своим теплом, и подсунул под голову согнутую в локте руку.
Было удобно. И тепло. И веки вдруг стали тяжелые. Неловко тоже было, потому что моя попа прижималась к его бедру, а спиной я чувствовала участившееся дыхание и, кажется, могла слышать гулкие удары сердца. Ох-х-х… Хотелось сбежать и остаться одновременно. Но желание поступать «правильно» пока пересиливало.
— Может, я все-таки пойду?
В макушку мне тихо фыркнули.
— Лучше лежи спокойно. — Горячие стальные тиски даже не подумали разжаться. — Пожалуйста.
— Почему? — Знаю, глупость спросила.
— Ты меня соблазняешь, — доверительно прошептал Сано. — И знаешь, мне совсем не хочется с этим бороться.
Я застыла, одновременно сопротивляясь и страху и возбуждению, которое редкими горячими искрами вспыхивало под кожей. Слишком давно меня никто не обнимал, не касался… так… Наверняка дело в этом!
Потому что Сано Аржис точно не в моем вкусе! Мне нужен надежный, положительный. В конце концов, такой, от которого горожане не шарахаются.
Если бы еще мысли имели власть над телом…
Минут десять спустя дыхание лежащего рядом мужчины выровнялось. Я тихонько выдохнула и украдкой отметила, что его объятия остались такими же крепкими.
Странно было вот так с кем-то лежать. Я уже успела отвыкнуть. Но, надо отметить, с ним было тепло, удобно, мне нравился его резковатый запах, а комната почти точно копировала спальню в соседней квартире, так что была вполне привычной. Ну, со скидкой на то, что вещей здесь мало и они мужские.
Последняя мысль вызвала на губах улыбку.
Дурные предчувствия вместе со всеми страхами быстро улеглись, и я погрузилась в глубокий сон без сновидений.

 

Пахло кофе и свежей выпечкой. До того вкусно и дразняще, что эти запахи прокрались в сон, растревожили спящий аппетит, ну и меня заодно. Решив, что отдохнула достаточно и есть теперь хочу сильнее, чем нуждаюсь в отдыхе, я потянулась и разлепила глаза.
Еще вдруг подумала, что эта квартира мне нравится больше моей. У меня по утрам так замечательно не пахнет!
Правда, и нахальных деспотов в моих скромных владениях не водится…
— С пробуждением, куколка. — Сано сидел на краю кровати, а рядом с ним стоял поднос с двумя большими чашками, кофейником и свежими круассанами. Если нос меня не подводит, последние с клубникой.
Аккуратно придерживая одеяло, я села, сцедила в ладошку зевок и подсунула под спину подушку.
— Учитывая психа, который бродит по городу, такое обращение звучит пугающе. — Спать с ним — просто спать! — мне понравилось, а это значило куда больше, чем головокружительный поцелуй. Чтобы все это как-то уравновесить, хотелось задеть наглеца, который без спросу вломился в мою жизнь.
Очертить границы.
Впрочем, я не уверена, что Сано Аржис вообще признает это понятие.
Мои же границы и бастионы пали под натиском пододвинутого ближе подноса с завтраком.
— Прости, я не подумал, — повинился сосед. — А ты действительно похожа на красивую куклу. В хорошем смысле. Даже заспанная и кутающаяся в одеяло — совершенство.
Странный комплимент. Не особенно изысканный, совсем непохожий на лесть и какой-то… правдивый?
— Спасибо, — выдохнула я и облизала пересохшие губы.
Тем временем Сано наполнял кружки ароматным напитком.
— Оцени мое гостеприимство, — разрушил не то неловкость, не то волшебство момента он. — Помнится, ты в первый раз оставила меня спать в одиночестве на диване? Я же пустил тебя в кровать, грел, обнимал, еще и кофе сварил.
И за круассанами в кофейню спустился. Я заметила и действительно оценила.
Но почему мужчинам обязательно нужно выпячивать свои заслуги?
— Домогаться, опять же, не стал, — из чистой вредности поддела его я.
Сано придушенно крякнул.
— Ксилена, ты восхитительна! — И он искренен, вот что пугает.
— Но ты же понимаешь, что когда все закончится, оно действительно закончится? — Дрожащей рукой я поднесла кружку к губам и сделала осторожный глоток.
Горячо.
Умопомрачительно вкусно.
Лицо сидящего рядом мужчины сделалось непроницаемым.
— Обсудим это потом, — выдал он так, будто огласил уже принятое решение. — Какие планы на день?
Можно расслабиться, с опасной темы вроде сошли. Я откусила кусочек еще теплой выпечки и блаженно зажмурилась. Правда с клубникой.
— В магазине работы по горло. — Говорить с ним о повседневном было легко, создавалось ощущение, что этот человек уважает мое право заниматься любимым делом.
— Только не вздумай звонить Дегейру. — Прозвучавшая рекомендация заставила меня вздрогнуть.
Собиралась ведь. И как он меня раскусил?
— Почему? — спросила настороженно, сверля его взглядом.
— Так ты навлечешь на себя ненужные подозрения.
Хотела поспорить, но вспомнила беседу с Астером Роудом, больше напоминавшую допрос, и не стала.
Вот бы предчувствия меня обманули! Но сомнений в том, что минувшей ночью случилось что-то страшное, почему-то не было.
Доедали почти в полном молчании. Было слишком вкусно, чтобы отвлекаться на болтовню. Да и время… Я проспала, сегодня опять открою магазин на пару часов позже. Нехорошая традиция, надо с этим что-то делать. Под конец, когда мы разделались с выпечкой и просто потягивали уже не такой обжигающий кофе, Сано поделился собственными планами. Он собирался наведаться в городской архив и разжиться там информацией о возможных владельцах драгоценностей. Помнится, этот ход мы уже обсуждали. Как знать, вдруг отыщется ниточка, которая приведет к негодяю, пытавшемуся меня шантажировать?
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий